А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Псы над пропастью" (страница 15)

   – Комаровский – старший. Скажет, что делать.
   Еще троих солдат старший сержант взял себе. Конечно, восемь бойцов спецназа на четверых часовых – это перестраховка, как и использование снайпера в качестве страхующей девятой силы. Тем не менее лучше перестраховаться, чем недооценить противника. Слишком велика ответственность за жизни многих заложников. И, кроме спецназа ГРУ, в данном случае постоять за них и сохранить их жизни некому. А ведь среди заложников много женщин и несколько детей разного возраста, в основном дошкольного, потому что у школьников начался уже учебный год и родители не хотели отрывать детей от занятий.
   Снайперу взвода младшему сержанту Лопухину долго объяснять, что ему следует делать, не потребовалось. Лопухин сразу двинулся выбирать себе удобную позицию…
* * *
   Когда группа Матюшина уже готова была начать выдвижение, из темноты кустов за спиной вернулся к взводу командир – старший лейтенант Ослябя.
   – Докладывай ситуацию, – потребовал Виктор Юрьевич.
   Матюшин заметил, что с группой нет старшего прапорщика полиции, но задавать вопросы командиру не стал – если будет необходимость, командир сам поставит в известность, и просто доложил о проведенной им разведке и об уничтожении пары часовых на периметре. Командир, одобряя действия парня, кивнул и жестом отправил группу Матюшина к крыльцу:
   – Работайте. Где Лопухин?
   – На позиции поддержки.
   – Все правильно. Работайте. Я пока схожу посмотрю, что там за экран на стене.
   Без дальнейших разговоров Матюшин с тремя солдатами двинулся в сторону кустов перед корпусом столовой, а Ослябя, сделав знак пришедшим с ним младшему сержанту Задонскому и рядовому Новоселову, отправился к тыльной стороне того же корпуса, чтобы заглянуть в окна.
   Группа старшего сержанта выдвигалась осторожно, но при этом и стремительно. Все бойцы были опытными, все умели скрытно передвигаться, не выдавая себя противнику и при этом ясно видя все вокруг. Только на последних трех десятках метров, где кусты были на полметра ниже, стали двигаться ползком. И при этом почти не потеряли скорости.
   Командир же взвода настолько доверял своим солдатам и так был уверен в их подготовке, что ни сам не пожелал участвовать в атаке на крыльцо, ни даже смотреть за атакой не стал. Он сам обучал солдат взвода и знает, кто и на что способен.
   Приблизившись к крыльцу на расстояние пары метров, Матюшин стал искать наилучшие проходы через заросли. Таких проходов оказалось несколько, только все они были близко от земли. Это заставляло спецназовцев заползать в пространство между кустами и там вставать на четвереньки, чтобы из такого положения начинать атаку. Но это положение в некоторой степени даже удобнее для быстрого старта, чем из положения стоя. В стойку готовности для атаки встали все четверо. Старший сержант перевел дыхание, потом, посмотрев вперед, подобрал толстую сухую щепку и бросил ее сбоку от крыльца. Звук заставил часовых повернуть головы.
   Один из них сделал к боковым ступеням два шага, второй вообще подошел близко и наклонился, всматриваясь в темноте под стену, куда не попадал свет из окон.
   – Крыса, наверное. Столовой без крыс не бывает… – сказал часовой по-русски, но с сильным кавказским акцентом.
   – Мы в Сирии подвал, кишащий крысами, гранатами забросали, – сказал другой, и тоже по-русски, и тоже с акцентом, но несколько другим. – Подвал под гражданской больницей. Больные думали, землетрясение началось. Побежали выскакивать.
   Матюшин не удивился, что бандиты общаются между собой по-русски. В одной банде могут быть представители разных народов Северного Кавказа, и не только Северного, и не только Кавказа, и знать все языки одному человеку просто невозможно. Но русским в той или иной степени обычно владеют почти все. Потому так и общаются. С подобным старшему сержанту уже приходилось встречаться, и для русского человека такое общение бандитов между собой было на руку, поскольку имелась возможность понять разговор.
   Часовые повернулись спиной к группе Матюшина. Вторая пара вообще в их сторону уже не смотрела и рассматривала, похоже, только фонари. А после подобного рассматривания в темноту смотреть бесполезно – ничего не увидишь. В этот момент атака и началась. Спецназовцы стремительно бросились вперед, в первом скачке набирая скорость и отводя руку с лопаткой за спину, на втором шаге распрямились, а на третьем – уже наносили удары. С небольшим естественным опозданием пошла атака и с другой стороны на вторую пару часовых. Это опоздание было даже выгодным нападавшим, потому что вторая пара часовых отвлекалась на первую группу нападения и не сразу реагировала на тех, кто с другой стороны атакует. Каждому из бандитов досталось как минимум по два резких, всем весом тела нанесенных удара малой саперной лопаткой, хотя обычно всегда с избытком хватает одного. Но в прохладную ночь всем было полезно размять тело, потому и не стеснялись.
   Дверь оказалась закрытой изнутри, и заглянуть внутрь не получилось. Избегая слов, которые могли услышать даже через двойные двери, Матюшин сразу дал знать жестами, что следует сделать. Солдаты без церемоний стащили и сбросили с крыльца тела часовых. Оружие, чтобы не бряцало, подобрали еще раньше, и сразу оставили без затворов. Тем временем, обойдя здание по кругу, из-за угла сначала, видимо, выглянул, а потом и вышел Ослябя со своей группой. Шел быстро. При приближении к крыльцу сделал знак старшему сержанту, приложившему ухо к дверям. Матюшин сразу оказался около командира взвода.
   – Пожарная лестница… – произнес Ослябя шепотом.
   – Собирался пойти после часовых. Сначала пара с периметра, потом сразу крыльцо. Иначе на крыльце могли заволноваться из-за долгой задержки той пары.
   – Возьми Максима, проверь чердак. Я посмотрю в окно, как бандиты среагируют, если над головой возникнет шум…
   Матюшин шагнул вперед, младший сержант Задонский поспешил за ним…
* * *
   На кого рассчитываются пожарные лестницы при строительстве, старший сержант Матюшин не знал, хотя много раз задавал себе этот вопрос. И почему они всегда так высоко от земли, тоже непонятно. Настоящим пожарным эти лестницы едва ли бывают нужны, они приезжают на машинах со своими лестницами. Простой человек нормального роста не достанет до нижнего звена лестницы при всем старании. Возможно, высота рассчитана так, чтобы по лестнице не лазили мальчишки, но разве такая высота мальчишек остановит? Они быстро найдут доску, с помощью которой заберутся наверх. Это Коля Матюшин помнил с детства. Он тоже лазил по чердакам. Добежав до угла здания и повернув за него, старший сержант попятился на несколько шагов, разбежался и, сделав по стене два с половиной шага, прыгнул и легко зацепился за нижнюю ступень. Взбираться выше было уже несложно. Подтягиваться, как на турнике, Николай умел хорошо. Не было задержки и у младшего сержанта Задонского, который, просто воспользовавшись своим ростом, подпрыгнул, уцепился и полез вслед за замкомвзвода.
   Лестница была короткой. На краю крыши устроена площадка, сваренная из арматуры, от площадки до слухового окна путь лежал по двум доскам, оберегающим шифер от человеческих ног. Окно открылось легко, и задержка на несколько секунд перед проникновением на чердак была вызвана только необходимостью снять с плеч ремни автоматов. Ствол в такой обстановке должен всегда быть впереди разведчика. Фонарики с регуляторами луча света сразу же были поставлены на самое слабое накаливание ламп и рассеивание самого луча вширь. Такой свет не заметят в другом слуховом окне, если только не направишь луч напрямую на стекло. Да и то непонятно будет, что это за свет. А если фонарь не направлять в стекло, то его вообще не заметят. Конечно, включать фонари рискованно, потому что на чердаке легко устроить засаду. Но еще легче оступиться в темноте, и тогда снизу будет слышен шум над головой, который не может не привлечь внимания бандитов.
   Шли строго по балкам перекрытия, по соединяющим их балкам-перемычкам и по подстропильным балкам, чтобы под ногами не шуршал шлак, которым вместо теплоизоляции был засыпан чердачный пол. Туристическая база имела собственную котельную, и отходы из нее следовало как-то использовать. Вот шлак и использовали.
   Разделились сразу. Старший сержант взял на себя осмотр правой стороны, а младший сержант свернул влево. Искали входы внутрь здания. Но над обеденным залом таких входов не оказалось. И только два узких люка нашлось в самом конце чердака. Матюшин с Задонским попытались приподнять крышки каждый своего люка. У старшего сержанта даже получилось приподнять крышку на три-четыре сантиметра. Внизу в щель заглядывала темнота. Николай решился даже посветить фонариком, и увидел погнутую накладную скобу, на которой висел навесной замок. Снизу, конечно, можно такой замок сорвать одним нажатием монтировки, которую еще предстояло найти. Но сверху совершить такие действия невозможно. Люк был обит листовым железом, края которого уходили за нижний угол самого люка. Значит, и отогнуть железо лопаткой, чтобы добраться до гвоздей, держащих петлю, тоже невозможно. Этот выход с чердака был закрыт. Второй люк вообще был закрыт плотно. Видимо, снизу петля не была погнута и держалась плотно. Даже объединенные усилия старшего сержанта и младшего сержанта результата не дали. И спецназовцы уже решили разворачиваться, чтобы вернуться, когда услышали слабый скрип. Фонарики в их руках моментально погасли, а автоматные стволы поднялись в сторону источника звука. А звук шел со стороны слухового окна, в которое они сами вошли.
   В любом помещении, даже если там есть небольшие окна, не бывает полной темноты. Так же обстояло дело и на этом чердаке. Свет сквозь пыльные стекла шести слуховых окон, по три на каждом скате крыши, все же проникал. И свет нерегулируемых лучей двух сильных фонариков добавил освещенности даже там, куда эти лучи не доставали. Во взводе спецназа таких фонарей не держали. Значит, это были чужаки. И шли они к слуховому окну, расположенному недалеко от люков, то есть туда, откуда можно рассмотреть взвод спецназа ГРУ. В луче одного из фонарей на секунду промелькнула вставленная в тубу надствольная граната гранатомета РПГ-7. А когда новые посетители чердака приблизились и открыли окно, на фоне даже темно-синего неба можно было различить две фигуры, которые пристраивали в окне гранатомет и направляли его как раз в ту сторону, где сконцентрировались спецназовцы. Взвод был под угрозой. Одна осколочная граната РПГ-7 способна уничтожить его наполовину. Матюшин коснулся пальцами локтя Задонского и показал тому уже приготовленную лопатку. Задонский, в свою очередь, показал, что и он лопатку приготовил. Сложность ситуации состояла в том, чтобы тихо подойти и тихо ударить, чтобы внизу не услышали шума. Но кто эти люди? Если это бандиты, то почему они просто не подняли тревогу? Если это не бандиты, то почему они хотели стрелять туда, где сконцентрировался взвод спецназа? Ситуация была непонятной. Но и подойти к людям хотя бы на удар лопаткой невозможно. Шлак выдал бы самые осторожные шаги. Потому остановились на подстропильной балке, от которой легко оттолкнуться для нанесения удара. Однако до людей у слухового окна было около четырех метров, и достать их даже в прыжке проблематично.
   – Не торопись, подожди, когда старлей подойдет… – сказал один.
   – Его и жду. Сейчас должен появиться…
   Выстрел гранатомета мог прозвучать в любую секунду, медлить было нельзя, и потому Матюшин решился.
   – Положить оружие. При каждом резком движении мы стреляем. Рекомендую не суетиться. Оружие, я сказал, положить. На пол, на шлак…
   Люди не торопились выполнить приказ, и тогда старший сержант повторил. Голос его не вызывал сомнений в серьезности сказанного. Угроза прозвучала в словах однозначная и подействовала на людей. На шлак легли автоматы и поверх большая туба гранатомета.
   – Кто такие?
   – Мы из службы спасения туристической базы, – произнес голос. – А вы кто?
   – Быстро, посветили друг на друга, – не отвечая на вопрос, сурово приказал Задонский.
   Люди выполнили команду, недоумевая, кто держит их под прицелом своих автоматов. Они, похоже, понимали, что это не бандиты, напавшие на базу, но решиться на какие-то действия не могли. Решиться на действия – это значит вступить в схватку. А как вступишь в схватку, когда тебя держат под прицелом? Пуля не будет задавать вопросов, и летит она всегда по самому короткому пути. Времени на открытое сопротивление просто не было. Следовало момент ловить.
   – А теперь сделали по два коротких и медленных шага вперед… – продолжал распоряжаться младший сержант. И тут же подтолкнул своим локтем локоть старшего сержанта, призывая к вниманию.
   Спасатели послушно сделали по два коротких шага. И тут же Задонский нанес удар лопаткой. Старший сержант Матюшин среагировал и нанес свой удар второму. И оба сержанта одновременно шагнули вперед, подхватывая тела спасателей и аккуратно укладывая их на шлак. Кажется, все обошлось без большого шума, хотя шлак и трещал под ногами сначала спасателей, потом и спецназовцев. Звуки ударов лопатками были не настолько громкими, чтобы привлечь внимание. Но все же требовалось соблюдать осторожность, и потому, только уложив тела, оба сержанта тут же шагнули на балки.
   – Ты их знаешь? – кивнув на убитых, спросил Матюшин.
   – Я их вчера ночью караулил. Их бандиты освободили. Это те типы, которые на Сарматском плато расстреляли и ограбили туристов.
   – Почему они не подняли тревогу?
   – Наверное, хотели сами отличиться. Кроме того, поднять тревогу внизу – значит сразу и самим вступить в бой. А выстрелом отсюда они и половину взвода уложили бы, и тревогу бы подняли. И сами были бы в безопасности. У них еще третий был. Его уложили, когда Харунова брали.
   – А где Харунов?
   – Связанный лежит в своем номере. Наш мент его охраняет. Старший прапорщик. Шахмырза.
   – Уходим. Забирай оружие.
   Из автоматов привычно были извлечены только затворы. Гранатомет забрали целиком. Матюшин нажал кнопку сухарного механизма, сложил тубу пополам и забросил ремень за плечо, не желая занимать руки…
* * *
   – Склад оружия? – спросил старший лейтенант, встречая своих разведчиков под лестницей.
   Старший сержант Матюшин снял с плеча и передал командиру гранатомет.
   – Хотели взвод гранатой накрыть.
   Ослябя посмотрел на маркировку.
   – Осколочная. Много бед бы натворила. Бандиты? Знают о нас?
   – Не бандиты, – объяснил Задонский. – Спасатели наши. Побитые. Как их… Солтанмурад и Биймурза. Ждали, когда вы, товарищ старший лейтенант, к солдатам присоединитесь. Тут мы их и накрыли. Как внизу? Не среагировали?
   – Думаю, не слышали. Обошлось. Да вы и не сильно шумели. Но я не видел, чтобы кто-то голову поднял. Хотя большого обзора у меня не было. Ладно. Идем к крыльцу. Будем думать, как проникать в столовую.
   – Через кухню… – предложил замкомвзвода. – Единственный безопасный вариант. У вас отмычки с собой?
   – В рюкзаке. Вся связка.
   – Надо хотя бы одну дверь открыть.
   – Да. Это вариант. А то я хотел уже Шахмырзу звать, чтобы он на своем родном языке внутренних часовых на крыльцо вызвал. Хотя можно совместить одно с другим. Максим, смени-ка на посту старшего прапорщика. Пришли его на крыльцо, пусть там ждет меня.
   – Понял, товарищ старший лейтенант, – Задонский побежал в сторону вип-корпуса.
   Ослябя снял рюкзак и нашел там большое кольцо, на котором болтались разнообразные отмычки. Отмычки слабо звякнули, и Виктор Юрьевич сжал их в руке, убирая в карман.
   – Пойдем дверь выбирать.
   – С собой возьмем кого-нибудь?
   Командир взвода подумал и решил.
   – Да. Сбегай, возьми одно отделение и снайпера.
   Матюшин побежал за угол к взводу, а сам Ослябя деловито двинулся в сторону двери, через которую в кухню, судя по всему, загружали продукты. И выбрал он именно эту дверь не потому только, что она оказалась ближе от него. Эта дверь была более широкая, чем вторая, и могла вывести в кухню без промежуточных дверей, которые тоже следовало бы открывать. Вторая же дверь располагалась во внутреннем дворе кухни, была небольшой по размеру и вела на помойку. Наверное, повара и этой дверью тоже часто пользовались, но все же она вела, скорее всего, во внутренние помещения, которые могли быть дополнительно закрыты.
   Замок оказался стандартным и совсем несложным для умелых рук и легко поддался усилиям старшего лейтенанта. Отмычки долго подбирать не пришлось. Первая отжала пуансоны замка, вторая уже с третьего раза провернула язычок. Замок легко щелкнул сразу в трех направлениях – куда выходили его язычки. Дверь открылась как раз в тот момент, когда прибыло отделение солдат вместе со снайпером взвода. Но резко двигаться вперед Ослябя тоже не стал. Сделав находившимся сзади знак, требующий осторожности, Виктор Юрьевич первым шагнул в короткий коридор, за которым виделся второй коридор с приглушенным светом, идущим справа. Матюшин двинулся за ним, снайпер за старшим сержантом, солдаты – за снайпером. Оружие у всех было наготове, приклад прижат к плечу. Перед поворотом Ослябя остановился, оглянулся, потом присел, потому что ниже было темнее, и осторожно заглянул за угол. И только после этого выпрямился и смело шагнул во второй коридор. Его подчиненные двинулись за ним. Пошли вправо. Там находилась дверь с матовым стеклом. В двери тоже был замок. Посветив с близкого расстояния фонариком, Ослябя убедился, что дверь не закрыта. Ворваться в кухню можно было резко и сразу начать стрелять, но это вызвало бы и ответную стрельбу, и обязательную стрельбу по заложникам в обеденном зале. И Виктор Юрьевич остановился. Следовало искать другие пути.
   – Выходим… – последовала тихая команда.
   Вышли спецназовцы так же тихо, как и вошли…
* * *
   – Вот такая у нас сложность, – сказал Ослябя. – Ты говорил, что знаешь здесь каждую лисью нору…
   – Говорил, – согласился старший прапорщик полиции. – И действительно знаю…
   – А кухню тоже знаешь?
   – Так у меня же жена там работала раньше. Я к ней каждый день заходил. Конечно, знаю!
   – Есть возможность рассмотреть, кто на кухне находится?
   Шахмырза присел, взял кем-то брошенную рядом с урной спичку и стал чертить на сырой земле. Сначала начертил общий план кухни.
   – Может, там еще какие-то комнаты есть, я не знаю. Туда не совался… – обвел он пальцем круг над одним углом служебных помещений. – Скорее всего, какие-нибудь склады. Там глухие комнаты, без окон.
   – Бандитов они, наверное, интересовали в самом начале, пока голодные после похода были, но сейчас им там делать уже нечего, – согласился старший лейтенант. – И нам, похоже, тоже. Там же нет выхода в саму кухню?
   – Нет. Только в подсобки…
   – А откуда можно выйти? Про дверь я уже знаю. Есть еще возможность?
   Старший прапорщик ненадолго задумался.
   – Я вообще-то не знаю. Просто внимания на это не обращал. Не было надобности проникать. Но посмотреть, может быть, стоит.
   – Выкладывай, не тяни.
   – Соображаю… Не знаю, как туда попасть. Смотреть надо.
   – Смысл объясни. Вместе соображать будем.
   – В кухне, как и в обеденном зале, высокие потолки. А в подсобных помещениях низкие, обычные. Как они называются, забыл… Современные…
   – Подвесные, – подсказал Матюшин.
   – Точно. Подвесные. Как-то там все так сделано… Будто ниша под потолком. Помню, разговор был, чтобы там перекрытие побелить. Однако так и не собрались – все денег не хватало. Но там человек моего роста чуть пригнувшись пройдет. Только было бы по чему идти. Я не знаю. Подвесные потолки, они на что-то, наверное, подвешиваются…
   – Каркас к стенам крепится, – опять подсказал старший сержант. – А сверху черновой потолок. Обычно делают из необрезной доски. Оторвать нетрудно, – поддел лопаткой и плечом поднял. А дальше аккуратно по ним пройти можно. Есть же и потолочные балки, к которым доски прибиваются. Можно и по самим стенам двинуть – не сложно, не по канату…
   – Понятно. Будем смотреть, – сказал старший лейтенант. – Еще вопрос. В обеденном зале висит экран. Для чего?
   – Иногда кино показывают.
   – Будка киномеханика есть?
   – Есть. И три окошка в стене.
   – А вход? Вход в будку!
   – Металлическая лестница на стене. Там же, в обеденном зале.
   – Не войти… Жалко, ведь есть готовые амбразуры.
   – Там из будки есть вход в электрощитовую. Каморка электриков. У нас электрик по совместительству и киномехаником работает. Между каморками дверь.
   – А как войти в электрощитовую?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация