А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Букет дурман-травы" (страница 1)

   Татьяна Луганцева
   Букет дурман-травы

   © Т. Луганцева
   © ООО «Издательство АСТ»


* * *

   Глава 1

   «Все-таки на свете полно идиотов!» – подумала Астра, глядясь в зеркало и явно оставаясь не очень довольна собой.
   В жизни встречаются идиоты добрые и злые, очень глупые и терпимо глупые. А еще веселые, так сказать, «идиоты с огоньком». Это те, которым радостно везде и всегда, при любых обстоятельствах.
   Именно такими, прости господи, весельчаками и были родители Астры, царство им небесное. Ну кому бы еще пришло в голову назвать дочерей Астра, Георгина и Гортензия? Возможно, во всем виновата любовь родителей к цветам? Может быть… Но еще больше, чем цветы, они любили травку, точнее, марихуану. Вот в этом наркотическом угаре они и родили трех дочерей. И так вошли во вкус, что хотели и дальше рожать девочек, чтобы создать свой «сад» из «чудесных цветов». Ведь сколько еще «цветочных» имен можно было дать дочерям: Жасмин, Роза, Пиона, Лаванда…
   Но Всевышний прервал вереницу рождений красивых дочерей в этой семье – мать умерла при родах младшей дочери. Отец продержался недолго, пустившись после смерти жены во все тяжкие. И оказались бы девочки в детском доме, если бы не обладали с малолетства железной силой воли и огромным желанием не разлучаться друг с другом.
   Георгина как самая старшая заменила младшим сестрам мать и, как только ей исполнилось восемнадцать, оформила над ними опекунство. Так девочки остались одной семьей.
   Георгина не смогла выучиться, так как была вынуждена день и ночь работать. Она хваталась за все. Работала уборщицей в школе, мыла посуду в ночном кафе, торговала на рынке сигаретами, разгружала тяжелые ящики… В общем, ничем не гнушалась, лишь бы выучить своих сестренок. И те смогли получить приличное образование.
   Особенно преуспела в учебе Астра. Она была очень способной девочкой и училась с упоением, проявляя особый интерес к математике и физике. Георгина, приходившая в школу на родительские собрания, получала просто бальзам на душу, когда Астру хвалили и ставили в пример другим детям. В итоге она получила экономическое образование.
   А вот Гортензия с детства была совсем другой. Она вечно витала в облаках, ничем особо не интересовалась и очень плохо училась. Особенно ей не давались точные науки. Учительница по математике всегда ругалась:
   – Она абсолютный ноль в моем предмете! Она вообще ничего не соображает! Я бы должна оставить ее на второй год, но что толку?! Даже если она пять лет просидит в одном классе, это ничего не изменит!
   Ей ставили тройки и переводили дальше.
   К тому же Гортензия очень часто болела, она и родилась-то не совсем здоровой. Сестры догадывались, отчего это могло быть. Родители к моменту рождения младшей дочери уже так измотали свой организм, что не могли родить здорового ребенка, вот Гортензия и поплатилась за их грехи. Нет, ее нельзя было назвать сумасшедшей или ненормальной, но она была очень странной. Как будто вся в себе, в своих мыслях, в своем мире.
   Она со скрипом окончила среднюю школу, и сестры не знали, куда ее направить дальше. Единственным, что Гортензию хоть как-то интересовало, было рисование. Вот по этой стезе Гортензия и пошла. Она еле-еле набрала проходные баллы по диктанту и математике в художественное училище, зато ее рисунки вполне устроили преподавателей. Как было сказано: не бог весть что, но… способности явно есть.
   В общем, сидела Гортензия дома и писала картины маслом. Частенько она посещала один вернисаж в Москве, где такие же бедные художники, как она, пытались хотя бы недорого продать свои работы. Гортензия тоже продавала что-то из своего, но крайне редко, это даже не компенсировало затраты на кисти, краски, холсты и растворители.
   Так и дожила до тридцати лет – ни кола, ни двора, ни денег, ни семьи. Пару раз она начинала встречаться и даже жить с такими же странными и безденежными художниками, но ничем хорошим это не закончилось. Нельзя было строить семью, если ни один из членов этой семьи не работал.
   Георгина к тому времени от тяжелой физической работы заработала несколько межпозвонковых грыж и болезнь суставов и в сорок пять лет получила инвалидность третьей группы, рабочую, но с большими ограничениями! Бывали дни, когда она и с постели-то поднималась с трудом. Но никогда она не попрекала сестер, что положила на них свою жизнь, что не вышла замуж, не заимела собственных детей… Это был ее выбор, и такая жертвенность была присуща характеру Георгины. Если бы ей довелось начать жизнь сначала, она все равно поступила бы точно так же. Она никогда не смогла бы бросить своих сестренок.
   Как бы там ни было, но в один прекрасный день Астра поняла, что теперь только она может помочь своим сестрам и теперь ее очередь тянуть это бремя. И она все сделала для этого.
   В лихие девяностые, когда все росло словно «на дрожжах», Астра замутила свое дело – организовала ООО «Букет на все случаи жизни», свято веря, что трем женщинам с цветочными именами повезет только в цветочном бизнесе.
   Девушкой она была смышленой, ответственной и честной. И в бизнесе изначально поставила себе цель – быть честной и никогда не идти наперекор своей совести. Это было сложно, не всегда даже выполнимо, но Астра ни разу не свернула с намеченного пути. Даже перед государством она осталась честна, платила налоги и держала всю документацию в полном порядке, не подделала ни одной печати и ни одной подписи.
   Времена были тяжелые, нищета, разруха…. Казалось бы, не до цветов, когда жрать нечего. Но Астра упрямо шла к своей цели. В конце концов, и в тяжелые времена люди влюбляются и ходят на свидания, а какое же свидание без цветов?
   И Астра не прогадала. Когда людям требовались цветы, они сразу же вспоминали про ее маленький полуподвальный магазинчик и ехали туда со всех концов Москвы, а еще рассказывали друзьям и знакомым об этом месте. Цены Астра ставила вполне приемлемые. У нее всегда были в продаже цветы и подороже, и вполне бюджетные букеты. Были даже ромашки для студентов. И клиентов у нее было хоть отбавляй. А по праздникам образовывалась очередь из покупателей, люди заказывали букеты заранее. Поэтому медленно, но верно ее бизнес пошел в гору.
   Сама Астра тоже самосовершенствовалась. Окончила юридические курсы, чтобы быть подкованной и в этой области. Выучила на весьма достойном уровне английский и немецкий языки и отправилась в Голландию – страну тюльпанов. Россию за границей считали агрессивной страной бандюгов, и никто не хотел иметь с ней дело, особенно в бизнесе. Но Астра смогла произвести нужное впечатление. Один частный предприниматель согласился высылать ей цветы из Голландии в Москву самолетами. Астра была очень рада, что вышла на международный уровень, да и продукция у голландца была выше всяких похвал.
   Правда, на родине ей пришлось столкнуться с полным непониманием и бюрократизмом. Несколько раз ей никак не давали растаможить товар и отдавали его, когда уже все цветы в контейнерах завяли. Но поставщика Астра не подводила, расплачивалась с ним всегда полностью, без задержек, сама терпя убытки. Потом она уже научилась заводить нужные знакомства, платить кому надо и убытков больше не несла. А через пять лет выехала из своего подвала в огромный, просторный магазин рядом с метро «Проспект Мира». Астра с сестрами жила неподалеку и подбирала помещение так, чтобы им было удобно.
   Астра была коммуникативным человеком, умела разговаривать с людьми, умела им нравиться, хотя занятие бизнесом, конечно, внесло некоторые изменения в ее характер. Она стала нетерпима, стервозна, как выражались некоторые, и жестка в общении.
   У нее уже давно была возможность открыть несколько магазинов, но Астра решила: пусть будет один, но качественный. И магазин Астры в самом деле был шикарный – украшенный живыми цветами, фонтанами и клетками с птицами. Попугаи радовали глаз, а канарейки и соловьи – слух.
   Астра ввела такие дорогостоящие услуги, как оформление цветами свадеб, торжеств, юбилеев и даже телевизионной студии на одном из известных каналов. И почти все, кто у нее хоть раз что-то заказывал, возвращались, или приходили люди по рекомендации. Поэтому даже в условиях жесткой конкуренции, когда цветы продавались уже на каждом углу, клиентура Астры не только не уменьшилась, а, наоборот, расширилась.
   Астра не была безумно богатой женщиной, но вполне могла причислить себя к людям с хорошим достатком. Она могла позволить себе отдыхать по два-три раза в год, иметь импортный автомобиль и содержать свою семью.
   Обе сестры были сразу же пристроены в цветочный бизнес, и Астра никогда никого не обижала, честно деля доходы. Георгина, несмотря на слабое здоровье, наотрез отказалась сидеть дома и захотела тоже быть полезной для Астры.
   – У меня рабочая группа инвалидности! Я могу работать и хочу! – заявила она и села за кассу в их семейном магазине.
   На работу ее отвозили Астра или Гортензия, иногда она добиралась сама с помощью палочки.
   Гортензия же нашла себя в дизайне букетов и оформлении интерьеров. Ее букеты, просто шедевры, много раз занимали первые места на конкурсах флористики и расходились на ура. Гортензию наконец-таки заметили. Миллионеры зазывали ее к себе для украшения внутреннего убранства своих дворцов, крупные бутики обращались к ней за художественным решением интерьера магазинов и витрин… Гортензию ждал ошеломительный успех, которого ей так не хватало. Но она наотрез отказалась от всех предложений, четко решив остаться в бизнесе с сестрами.
   Конечно, в магазине работали и другие сотрудники, втроем сестрам было бы не справиться.
   Еще по молодости Астра, единственная из сестер, вышла замуж за Владимира Прохорова, в свое время известного циркового артиста, работающего в жанре воздушной гимнастики. Он был просто великолепен, сложен как бог, улыбка, шевелюра… Астра появилась в цирке с роскошным букетом красных роз, которые в то время нигде нельзя было найти. Цветы заказали на юбилей директора цирка. Букет директор оценил, взял у Астры визитку и разрешил ей поприсутствовать на представлении.
   Тогда-то Астра впервые и увидела Прохорова, порхающего под куполом, и сидела открыв рот, впрочем, как и все зрители. Владимир показался ей небожителем, красивым и бесстрашным. А когда он появился в ее подвальчике в заграничной одежде, благоухающий сногсшибательным парфюмом, у нее екнуло сердце.
   – Я позаимствовал визитку у нашего директора, увидев у него на столе роскошный букет. В наше смутное время таких роз днем с огнем не разыщешь!
   – Это были эксклюзивные цветы… Я их достала со склада, – зарделась, сама как красная роза, Астра.
   – А я вот хочу стать вашим постоянным клиентом, – сказал Владимир, строя глазки юной тогда еще цветочнице. – Вы не против?
   – Конечно, нет, – смутилась вконец Астра.
   – Каждую пятницу мне будут необходимы по три таких букета.
   – Каждую пятницу? Знаете, такие цветы, они…
   – Что, дорогая?
   – Вот-вот, они дорогие…
   – Кто? – не понимал Владимир.
   – Эти розы очень дорогие. Один букет стоит двадцать пять рублей, – пояснила Астра.
   По тем временам, когда среднемесячная зарплата составляла всего сто – сто двадцать рублей, это была на самом деле внушительная сумма.
   – Дорогая моя цветочница! – рассмеялся Владимир. – Милая девушка с огромными глазами-незабудками, я достаточно зарабатываю!
   И это тоже было правдой… Артисты кино, эстрады, цирка действительно получали много больше простых смертных.
   Прохоров в самом деле стал ее постоянным клиентом, вернее, самым ожидаемым и самым любимым клиентом. Владимир врывался к ним в подвал всегда с улыбкой, слегка подшофе и всегда с новым анекдотом. И Георгина, и еще совсем маленькая тогда Гортензия заметили, что Астра особо прихорашивается именно к пятнице и весь день нервничает.
   – Ты влюбилась! – констатировала старшая сестра. – Это прекрасно! Тебе пора устраивать личную жизнь!
   – Ты старшая! Тебе первой и устраивать! – Астра пыталась скрыть то, что Георгина «попала в точку».
   – Э… нет! Такой красавец не для меня! Ты у нас самая умная и красивая! Да и помоложе меня будешь.
   – Тили-тили тесто, жених и невеста! – веселилась Гортензия. – Дядя Вова красивый! Он словно принц!
   – А мне вот этот дядя Вова не очень нравится, – не согласилась с младшей сестренкой Георгина.
   – Почему? – спросила Астра.
   – Артист… Это может оказаться совсем не надежно, если хочешь знать мое мнение. К тому же алкоголем от него все время пахнет. Да и глаз горит… на женщин, я имею в виду, – пояснила свою позицию Георгина.
   Если бы Астра ее послушала… А она принялась его защищать:
   – Он красивый и галантный! И он не может быть алкоголиком, потому что у Владимира тяжелая работа! Ты бы видела его под куполом! А в пятницу человек имеет право расслабиться!
   – Эх, Астра! – вздохнула Георгина.
   То, что Владимир бабник, было очевидно. И эти букеты роз он приобретал именно для своих любовниц. За один-два дня он успевал посетить их всех, а еще кувыркался со своими многочисленными поклонницами и с цирковыми артистками. Через какое-то время он обратил внимание и на Астру, но не из-за того, что она ему сильно понравилась, а скорее по инерции… Да и не мог он не заметить, как у нее горят глаза на него и как она краснеет при его появлении, ему это льстило.
   Владимир приударил за Астрой, причем элементарно простым способом. К своим трем букетам он стал покупать еще один и дарить его Астре, каждый раз называя ее ласковыми «цветочными» именами, типа «ромашка ты моя милая» или «розочка ты моя сексуальная». Как тут не снесет крышу в двадцать с небольшим? Когда опыта общения с мужчинами нет, да еще и окружающие говорят, что вроде как пора уже замуж…
   Астра сдалась достаточно быстро. Для нее это было все, для него – ничего, вот ведь парадокс ситуации. Да и чем могла она поразить такого опытного ловеласа, как Владимир. Он и сам несколько растерялся от того, что Астра оказалась девственницей, и не нашелся сказать ничего лучшего, чем просто «прости». Хотя нет! Была еще одна фраза – типа того, как «не знаю, что на меня нашло… Мы, наверное, погорячились… Я не хочу потерять свою душечку-ромашечку как друга».
   После этого Прохоров благополучно уехал на гастроли. А Астра осталась с весьма новыми ощущениями в теле и в душе. Поняв, что она полная дура, Астра решила покончить с собой, и от шага в пропасть ее спасала только ответственность перед сестрами и бизнесом. Но Астра все равно чувствовала себя так, словно ее изваляли в дерьме. Она как-то сразу изменилась, потускнела и вроде как уменьшилась в размерах. Георгина, видя ее страдания, даже удержалась, чтобы не сказать ей: «Я же тебе говорила!»
   – Я даже не могу сказать, что меня использовали! – плакалась ей Астра. – Ведь все же было налицо! Ты в самом деле была права! И бабник, и позер… И кто я, чтобы заинтересовать его по-серьезному? Я повелась как последняя дура!
   Но на этом дело не закончилось… Этого одного раза, которого Астра очень хотела и ждала, ей хватило, чтобы забеременеть. Георгина была в шоке. От медицинского вмешательства Астра отказалась. Георгина здесь ей советовать не могла. Какое бы решение Астра ни приняла, везде были свои «но». Но вот в цирк Георгина пошла и сообщила Владимиру о положении сестры. Она считала, что он должен был это знать и отвечать за содеянное. Как и следовало ожидать, Владимир после полученной новости особого энтузиазма не проявил. Вернее, он даже воспринял эту новость с агрессией.
   – И что? Вашей девочке, как вы выражаетесь, не шестнадцать лет, а уже за двадцать. Я сделал доброе дело, лишил ее ненужного груза. Задержись она в девках еще лет до тридцати, так это было бы уже смешно. А что она у вас беременеет как кошка, так то ее и ваши проблемы. Мы не женаты, между нами ничего нет… Какой ребенок? Да за мной такие женщины ухаживают! Что мне ваша цветочница?!
   – Подонок! – подвела итог Георгина.
   И все же Вова появился снова в их цветочном магазине и имел наглость сказать Астре: «Приветик!» Она сидела уже полностью закрытая своим огромным животом. После «дружеской» беседы Владимир дал ей приличные деньги и попросил его не беспокоить и не портить его репутацию, чтобы ему и дальше беспрепятственно ездить за границу. Астра не хотела брать деньги, но он настоял.
   С таким вот подходом Астра в одночасье растеряла весь свой затянувшийся юношеский романтизм. Может, поэтому она и становилась все жестче и жестче… Понимала, что в этой жизни могла рассчитывать только на себя, ни от кого финансово не зависеть и не быть больше дурой.
   Владимир продолжал покупать у нее букеты для своих дам, Астра пережила и эту боль. Он не явился в роддом и никогда не интересовался сыном… Ответ был очень прост:
   – Я много гастролировал по стране и не знаю, сколько раз мог бы стать отцом, а может, и стал… И если бы я каждого усыновлял, меня бы на всех не хватило.
   На том и порешили.
   А когда сыну Астры исполнилось пять лет, Владимир разбился прямо во время представления и сломал себе позвоночник. Астре кто-то сказал об этом, что он лежит дома без ухода, всеми забытый и покинутый. Она приложила все силы, чтобы не реагировать на эту новость, пыталась ее проигнорировать, но не смогла…
   Сначала зашла к Прохорову, чтобы просто узнать, как дела и не нужна ли ему помощь, а потом не смогла бросить… Ей стало его жалко. Вся спесь, вся красота, весь его апломб куда-то делся. Перед ее глазами предстал сразу как-то постаревший и жалкий мужчина. И у Астры возник вопрос: где же все те женщины, которым он пачками носил цветы, все его многочисленные любовницы? Но она не стала его об этом расспрашивать, человек и так пострадал.
   – Зачем тебе это надо? – спросила ее старшая сестра. – По-моему, так он ответил за то, что сделал… За все приходит расплата.
   – Можно думать что угодно, но я не могу его бросить, – ответила Астра.
   – Почему?! Я не понимаю! – воскликнула Георгина.
   – Потому что у него никого нет! Вот он лежит один, и все! Ну как вот? Если не я, то никто!
   – Но ты-то ему тоже никто! Тебя он в свое время бросил!
   – Это не значит, что и я должна поступить так же… Люди разные. Да и если он помрет, где гарантия, что Костик не вырастет и не спросит меня, почему его папа умер и почему я ему не помогла? Вот ему мне будет трудно что-либо объяснить, – твердо заявила Астра.
   Сестры только рукой махнули. Астра уже выработала такой характер, что спорить с ней было бесполезно.
   Астра выходила Прохорова, поставила на костыли, а затем и на ноги. На работу в цирк Володя, естественно, вернуться не мог. Жизнь его рухнула в одночасье. А Астра к этому времени уже неплохо зарабатывала, и так как он полностью зависел от нее и его это полностью устраивало, то Вова сделал ей предложение. И Астра совершила вторую ошибку в жизни – согласилась стать его женой. Они расписались.
   Прожили они нормально лет пять в общей сложности. Владимир так на работу и не вышел, да и Астре не помогал. Но вот ребенок его любил… Вова восстановился, окреп, покупал лекарства, ходил на массаж и в фитнес на деньги Астры и в один прекрасный день принялся за старое – начал изменять жене. Причем Астра узнала об этом не сразу, ведь каждый думает в меру своей «испорченности». Сама она не была способна ни на какие подлости и предательства и не думала, что на это способна ее половина.
   Дома Владимир прикидывался, как ему плохо, как у него болит спина, какой он несчастный и живет-то только ради Астры с сыном. А когда она увидела его в действии, то есть в постели с молодой девушкой, как-то не показался он ей больным. Да и девица кричала на весь дом явно не от горя. Астра поняла, что не просто дура, а дура-дура-дура, потому что так вот наступить второй раз на одни и те же грабли… И все равно Астре было опять больно.
   Конечно, второй раз Астра его не простила, Вова уже не выглядел беспомощным… Она выгнала его, благо однокомнатная квартира в не очень хорошем состоянии у него имелась, то есть жить было где. А вот на что жить? Такая «кормушка» прикрылась… И Вова начал давить на свою жену психологически.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация