А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Осторожно – дети! Инструкция по применению" (страница 6)

   О чем может рассказать детский рисунок и как на это реагировать?

   Психологи в один голос твердят: палитра – зеркало души. То, что ребенок не может высказать словами, он выразит на бумаге, родителям нужно очень внимательно следить за творчеством малыша, чтобы разобраться в его чувствах. И конечно, важнее всего цвет, который использует ребенок. Имя психолога Макса Люшера знакомо каждой родительнице, ну, почти каждой. Именно его тесты используют при работе с детьми, определенные им символические значения цветов говорят о характере ребенка, психологическом типе личности и эмоциональном состоянии. Если ребенок использует пять-шесть цветов, это считается нормой развития. Если больше – он чувствительный, эмоциональный, творческая натура со всеми вытекающими последствиями. Если ребенок рисует черным – нужно бить тревогу. Если красным – тоже. Коричневый и серый – опять ничего хорошего. Да и синий с зеленым обещают проблемы.
   Да, психологи говорят, что сразу волноваться не следует. Поднимать панику стоит тогда, когда цвет используется постоянно на протяжении более двух недель. От себя хочу добавить, что, если ребенок рисует только синим цветом, стоит проверить, не высох ли красный фломастер. Или если трава вдруг стала серой, то, возможно, зеленый фломастер просто завалился за коробку с игрушками.

   Нина Павловна была «экстренной» бабушкой. Дочь с зятем часто летали в командировки и на это время единственную дочь Лизу подбрасывали ей.
   Она очень любила внучку, но совсем не знала, что с ней делать. Пятилетняя Лиза не играла в куклы, не составляла из листьев букеты, терпеть не могла рисовать и категорически отказывалась «прилично одеться» в платье. Зато обожала играть с мальчишками в мяч, рвала на горках и канатах джинсы, собирала в парке палки, ветки и тащила их в дом, не желая выбрасывать. С прогулки Лиза приходила в таком виде, что Нине Павловне приходилось останавливать внучку на крыльце и обметать веником, который ей выдала консьержка, чтобы не волочь грязь в подъезд. Лиза при этом уверенно ориентировалась в планшетнике, выходила в скайп, чтобы поговорить с мамой или папой, и иногда произносила такие слова, что Нина Павловна ее совсем не понимала.
   – Давай хоть косичку заплетем, – умоляла Лизу Нина Павловна, пытаясь сделать из внучки «хорошую девочку».
   – Нет! – кричала Лиза и прятала от бабушки расческу.
   – Ума не приложу, что с ней делать, – жаловалась Нина Павловна заглянувшей на чай соседке тете Свете. – Ты не знаешь, что такое «трэш»? Еще она говорит «виснуть». Это ведь не мат? Где она таких слов-то набралась?
   Лизонька! Детка, ну, возьми краски, карандаши, нарисуй для тети Светы что-нибудь, – попросила внучку Нина Павловна.
   Лиза тяжело вздохнула, сграбастала со стола три конфеты и ушла рисовать. Нина Павловна несколько раз заглядывала в комнату, где воцарилась подозрительная тишина, но Лиза действительно рисовала, а не распиливала на части стол, например.
   – Вот! Держи! – Девочка шмякнула на стол перед тетей Светой рисунок.
   Та ахнула, Нина Павловна всхлипнула и потянулась за валокордином. Лиза нарисовала трех женщин с длинными волосами. Причем волосы были не сзади, а спереди, на лице. То есть лиц не было вообще, только черные патлы. А у четвертой хотя и имелось лицо, но перекошенное настолько, что вызывало ужас. К тому же она была совсем лысая. Еще у женщин были длинные саблевидные ногти, которые они держали угрожающе растопыренными. Естественно, все выкрашено черным, кроме ногтей. Да, и на своих героинях Лизонька изобразила черные-черные платья, если это, конечно, были платья.
   – Фильм ужасов какой-то, – проговорила тетя Света. – Восставшие мертвецы. Или инопланетяне.
   – Что ты такое говоришь? – Нина Павловна разглядывала рисунок внучки в надежде найти там что-то светлое.
   – То и говорю. К врачу ее надо, – отозвалась тетя Света. – Я читала, что дети не должны рисовать черной краской. Это плохо, очень плохо. Вот у меня внучка домик рисует, травку, солнышко…
   – Но Лизонька веселая, у нее хороший аппетит, гуляли сегодня долго, – оправдывалась Нина Павловна.
   – При чем тут аппетит? Посмотри, какой кошмар! Срочно к врачу! – стояла на своем тетя Света.
   Нина Павловна записалась на прием к детскому психологу. Ничего хорошего из этого не вышло, конечно. В кабинете врача Лиза ерзала на стуле, без конца чесалась и вела себя странно – дрыгала ногами и сдирала с себя ботинки.
   – У нее тики? – уточнила врач.
   – Нет, не было. – Нина Павловна смотрела на свою внучку с нарастающей тревогой. Лиза уже подпрыгивала на стуле, ковыряла в носу, расчесывала голову и производила впечатление очень больной девочки.
   Нина Павловна показала психологу рисунок, и врач подтвердила – ничего хорошего, к тому же девочка ведет себя не вполне адекватно. С первого взгляда видно. Лизонька действительно отказалась составить рассказ по картинкам, ответить на вопрос, как зовут маму, папу, где она живет и какое сейчас время года, хотя Нина Павловна ей подсказывала громким шепотом. Бабушка объяснила, что родители Лизы часто уезжают в командировки, что у зятя – нестабильный рабочий график, иногда и по ночам работает, а уж кем – она не знает. А дочь карьеру делает. Врач кивала с таким лицом, что было понятно – очень нездоровая атмосфера в семье. Неудивительно, что у девочки проблемы.
   После визита к врачу Нина Павловна все-таки позвонила дочери и упавшим голосом спросила, не могла бы та вернуться пораньше. У Лизоньки большие проблемы, и она, Нина Павловна, с ними не справится. Девочке нужно лечение, комплексное.
   – Мам, я не могу вернуться! Через три дня прилечу! – сказала дочь. – Что с Лизкой? Ну, в нос ей закапай и сироп от кашля дай.
   – Если бы дело было в сиропе… – расстроилась окончательно Нина Павловна.
   Лиза, оказавшись дома и переодевшись, немедленно стала нормальной девочкой.
   – Лизонька, а почему ты чесалась у врача?
   – Колготки кололись, платье мне жмет, потому что мало. А в ботинках у меня вот что было! – Лиза сбегала в коридор и принесла новый ботинок, в котором торчала упаковочная бумага. Нина Павловна забыла вытащить, и Лиза так и ходила.
   Дочь вернулась из командировки и приехала забрать Лизу.
   – Что тут у вас?
   – Вот! – Нина Павловна со скорбным лицом положила на стол рисунок.
   – Хорор, – рассмеялась дочь. – А у этой тетки лицо как в «Крике» Эдварда Мунка! Лизка, ты гений!
   – Мы были у психолога. У Лизы – явные проблемы. – Нина Павловна не поняла ни слова – ни про хорор, ни про Мунка – и с ужасом смотрела теперь уже на дочь. – Соседка Света тоже так считает, а у нее внучка домики рисует и солнышко. Пока что Лизе прописали успокоительные. Но нужно сделать ЭЭГ, сдать анализы. Вот здесь все написано. Что ты улыбаешься?
   – Мам, какой психолог, какие анализы? Это же салон красоты!
   – Где? – Нина Павловна внимательно вглядывалась в рисунок.
   – Ну вот же! Видишь? Я брала туда Лизку, ей там ногти накрасили. Вот, женщины красят волосы и делают маникюр. В салоне действительно была одна женщина с такими ногтями. А вот эта сидит с краской на голове, в фольге, неужели не понятно? И накидки там черные. Лизка все правильно нарисовала. – Дочь уже хохотала.
   – Салон красоты? – Все еще не могла прийти в себя Нина Павловна.
   – Конечно. Это она для тебя старалась. Ты же хочешь из нее девочку сделать, принцессу, вот она тебе угодить хотела. Я только одного не могу понять – почему ты у Лизки не спросила, что она нарисовала?
   – Не догадалась, – призналась Нина Павловна. – Но почему она у врача на вопросы не отвечала?
   – Значит, вопросы были глупые! А у вас просто был мисандерстендинг. Да, Лиз?
   – Да! – радостно подтвердила девочка. – Мам, у меня тут все зависло.
   – Что у нас было? – ахнула Нина Павловна.
   – Не важно, мам, – ответила дочь, забирая у Лизы планшетник.
   Вечером Нина Павловна сидела с соседкой Светой на кухне. Рисунок Лизоньки стоял на подоконнике рядом с фиалкой, и Нина Павловна все время вздрагивала. Лиза подарила его бабушке и тете Свете. На долгую память. Так и написала печатными буквами: «Бабушки и тетисвети от Лизы».

   Традиционные родительские страхи. Как с ними бороться?

   Наверное, самый первый, самый главный родительский страх, который останавливает сердце практически каждой мамы, – дышит ребенок или нет. Моя знакомая вызвала «Скорую», потому что ей показалось, что малышка, спокойно спящая в кроватке, не дышит. И ни муж, ни бабушка не смогли ее переубедить. Даже врачам не сразу удалось успокоить безутешную мать. Дети умеют так спать – тихонько и неслышно. Я тоже щекотала свою маленькую дочь по щечке, чтобы убедиться в том, что она сопит. Мне кажется, это совершенно нормально и совсем не свидетельствует о повышенной тревожности мамы, как утверждают врачи. Хотя, конечно, будешь тут повышенно тревожной – ведь это твой маленький человечек, который свалился тебе с небес. Сначала ты боялась, что его не будет, потом боялась не выносить, потом боялась рожать, боялась взять на руки… Боялась, что не будет молока, что не возьмет грудь, что возьмет грудь, но не так, как надо, что появилась сыпь, что не ест, плачет или чересчур спокоен, что много спит, что мало спит, что не садится, что не ползет. И так далее… Теперь этот страх – на всю жизнь. И не важно, сколько дитятке лет.
   Я недавно увидела, что у моего сына торчит кость в грудной клетке. То есть мне показалось, что она торчит неправильно. И только ортопед меня успокоил: «Мальчик растет, кости растут. Ходите в бассейн».
   А у дочери я нашла чересчур торчащие лопатки – как крылышки. Они у нее ходуном ходили и выпирали так, словно она готова взлететь. Два дня я смотрела на эти лопатки с нескрываемым ужасом. Успокоилась только после того, как учительница по танцам, балерина, показала мне свои лопатки – такие же, торчащие крылышками. За это время я рассмотрела все лопатки, которые попались мне на глаза, и прочитала все, что нашла в Интернете про эти самые лопатки, а заодно и про грудную клетку у подростков.
   Еще один традиционный страх – потерять ребенка в людном месте. Сейчас многие мамы гуляют в специальных пальто-пуховиках, с отделением для младенца. Как кенгуру. Дизайнерские модели, очень красивые. Ребенок прижат к груди, и мамы спокойно болтают по телефону. Когда мои дети были младенцами, таких пальто еще не изобрели, и я боялась каждый божий день. Ведь даже коляске нельзя доверять – вдруг тормоз не сработает, и коляска покатится, вдруг перепутаешь от недосыпа и вцепишься в чужую коляску (такое тоже бывает, как с тележкой в супермаркете). И пусть наши мамы, то есть нынешние бабушки, твердят, что с ними такого уж точно не случалось. Это не так. Меня теряли на вокзале. Моего знакомого потеряли в детском саду – мальчик ушел через калитку и пошел домой, в саду ему надоело. По дороге встретил соседку, которая забрала его к себе, чтобы на морозе не стоял. В детском саду его хватились только к вечеру.
   Я теряла своего сына в квартире – он залез в стиральную машину. Когда сын подрос, я его «подписывала» – на куртке писала имя, фамилию и номер своего телефона. Одна моя знакомая вкладывала сыну во все карманы свои визитки. И это совсем не означало, что она отправляла его гулять одного или не следила за ним. Нет, она была домохозяйкой, сидела дома и визитки с домашним адресом и всеми контактами сделала специально. Просто панически боялась его потерять.
   Специалисты советуют выучить с ребенком домашний адрес, имена мамы и папы, фамилию, возраст.
   И это все мамы, поверьте, тоже делают. Только вот у нас в детском клубе недавно потерялся ребенок. Бабушка оставила его заниматься, а сама побежала в магазин и в аптеку. Ребенок вышел из класса, преподаватель, уверенная, что малыша ждет бабушка, не волновалась. Мальчика привела чужая бабушка, здраво рассудив, что, кроме детского клуба, других детских учреждений в округе нет.
   Так вот, этот мальчик, который представлялся официально – Петр Ильич, сказал, что папу зовут Ильич, маму – не знает, а бабушки у него и вовсе никогда не было. И живет он в другом городе. Хорошо, что родная бабушка успела купить в аптеке валокордин. Она никак не могла понять – почему родной внучок от нее отказался?
   Я до сих пор помню позор в очереди на паспортный контроль в аэропорту, когда пятилетний сын дергал меня за рукав и спрашивал: «Мам, я забыл, как тебя зовут? А папу?» Очередь волновалась и очень подозрительно на нас смотрела. Когда мы подошли к пограничнице, Василий заявил, что я – его тетя и он только что узнал, как меня зовут. Учил долго и не забыл! Очень радостно это рассказывал. Про папу, который стоял в соседней очереди, сын сказал, что тот был, а потом ушел. И только наличие всех документов, включая свидетельство о браке, позволило выпустить нас за границу. Но пограничница смотрела на меня с укоризной.
   Да, еще психологи советуют рассказывать детям сказку про Колобка и про сестрицу Аленушку и братца Иванушку, который не слушался. И вы думаете, мы не рассказываем? Еще как. Только у детей Колобок никак в голове не склеивается с тем, что убегать нельзя. Наоборот. И братец Иванушка тоже «не работает». Потому что это же круто – выпить водицы из лужицы и посмотреть, что будет!
   Я предпочитаю метод, который меня не подводил, – в людных местах носить ребенка на руках или держать его за руку так, чтобы не вырвался. Лучше я ему руку вывихну, но не отпущу. Вот в это я верю. И в магазинах лучше запихнуть его в тележку, из которой он сам точно не вылезет. Если бы было можно, я бы ребенка к себе скотчем примотала.

   Лариса сидела посреди комнаты с телефоном в руке, соображая, кому звонить. У нее дергался правый глаз и тряслись руки. Маме? Мужу? В милицию? Или в «Скорую»?
   Лариса потеряла дочь. В квартире. Как можно потерять четырехлетнего ребенка в обычной московской квартире? Она вышла на лестничную площадку и проверила общую дверь предбанника – та, как всегда, была не заперта. Лариса всегда оставляла дверь открытой, чтобы сын-школьник мог не звонить в дверь, не будить младшую сестру во время дневного сна. Чтобы муж тоже не звонил. Неужели дочка вышла из дома?
   «Ее украли», – подумала Лариса и на всякий случай проверила, на месте ли кошелек. Вот буквально вчера она шла из кухни в комнату и услышала, как в коридоре хлопнула общая дверь, и кто-то тихо стучит в их входную. На пороге стояла незнакомая молодая женщина.
   – Здравствуйте, – сказала Лариса.
   – Добрый день. А Дима дома? – Незнакомка улыбнулась, но напряженно.
   – Нет, – ответила Лариса, потому что Димы у нее в доме точно не было. Муж Саша был, Артем – старший сын был, Димы – нет.
   – Жаль, но странно, а вы кто? – спросила женщина.
   – Жена, – ответила Лариса.
   – Тогда понятно. – Женщина ушла, но через минуту вернулась, радостная. – Так у вас другая квартира! – сообщила она. – Я ошиблась этажом!
   – Ну и слава богу, – выдохнула Лариса, радуясь и за женщину, и за Диму, а заодно за себя. Значит, ее Саша не представляется другим женщинам Димой и не назначает им свидания.
   Но даже этот случай не научил Ларису запирать дверь. И вот теперь она стояла в коридоре и не знала, где ее дочь.
   – Даша! Дашуля! – позвала Лариса, не рассчитывая на ответ.
   Она уже по второму разу заглянула во все шкафы, отодвинула диван, зачем-то проверила верхние полки шкафов, где хранятся чемоданы и прочий хлам, но дочери нигде не было.
   – Мам, я Дашку потеряла. – Лариса трясущимися руками набрала номер и, уже набирая, поняла, что делает ошибку.
   – А голову свою ты не потеряла? – отрезала мама, учительница начальной школы, перекрикивая галдеж на перемене.
   – Мам, что делать? – всхлипнула Лариса.
   – Найди другого мужа! – прокричала мама.
   – Мам, при чем здесь Саша?
   – При том!
   Впрочем, так заканчивались все их разговоры.
   – Саш, я Дашку потеряла. Что делать? – Лариса набрала номер мужа.
   – Хорошо, конечно, как скажешь, – ответил Саша.
   – Мама сказала, чтобы я тебя поменяла, – всхлипнула Лариса.
   – Спасибо за звонок. Я вам обязательно перезвоню.
   – Саша!!!
   Лариса знала, что муж очень устает – он работал менеджером по продажам в автосалоне и, как считала Ларисина мама, «не отличался быстротой реакции». Откровенно говоря, она считала зятя тупым.
   Лариса позвонила в милицию.
   – У меня дочь пропала. Из квартиры. Вчера к нам женщина заходила, искала какого-то Диму, может, это она ее украла? Я подумала, что эта женщина – любовница моего мужа, но вроде нет. Я не знаю.
   – Приходите и пишите заявление, – ответили ей.
   Лариса посмотрела по сторонам, проверила кухонный шкаф с вилками и ложками и открыла холодильник. Она заглянула в мусорное ведро, в стиральную машину, еще раз отодвинула диван и нашла тапочки, которые считала давно потерянными, один синий и один черный мужской носок и футболку сына.
   – Даша, Дашуля! – позвала Лариса.
   Она вернулась на кухню, чтобы восстановить картину. Да, она уложила дочь спать и ушла варить суп. Потом зашла проверить, уснула ли Дашка – та ворочалась и спать не собиралась. Лариса переложила ее в родительскую спальню на большую кровать и ушла доваривать суп. Потом зашла проверить – Дашки в кровати не было.
   Лариса позвонила в «Скорую».
   – У меня ребенок пропал. Положила спать, и теперь ее нет. А еще глаз дергается, руки трясутся. И тошнота. Голова болит очень.
   – Температура есть? – строго спросили на том конце провода.
   – У меня? – Лариса пощупала лоб.
   – У ребенка!
   – Не знаю. Вроде не было.
   – Диктуйте адрес. Ждите.
   Лариса сделала так, как ей велели в «Скорой» – села на детский стульчик в коридоре и стала ждать.
   В дверь тихо постучали. На пороге стояла вчерашняя молодая женщина, искавшая Диму.
   – Ой, я опять дверью ошиблась! – обрадовалась та и придирчиво заглянула в зеркало, сделав губы куриной попкой.
   – А вы мою дочку не видели? – спросила у нее Лариса.
   – Нет. А что? – удивилась женщина.
   – Пропала, – выдохнула Лариса.
   – Ужас какой. Надо звонить куда-нибудь.
   – Уже позвонила. Сказали – ждать.
   – Это правильно, – согласилась женщина и опять уставилась в зеркало.
   – А Дима – это кто? – поинтересовалась Лариса.
   – Да никто! – сказала женщина расстроенно и присела на пуфик. – Думала, он нормальный, порядочный, а оказался… Все они одинаковые!
   – Да, одинаковые, – согласилась Лариса, вспомнив все обиды, накопленные за годы семейной жизни.
   В дверь опять постучали. На пороге стоял молодой врач, симпатичный и перепуганный.
   – Вызывали? Кто больной?
   – Я, наверное, – отозвалась Лариса.
   – А у меня давление с утра низкое. И вот тут, под ребрами, колет. Это невралгия? – Женщина, ищущая Диму, ткнула грудью во врача.
   Врач прописал Ларисе пустырник и валерьянку и начал мерить давление гостье. Та шумно дышала.
   Дверь открылась, на сей раз решительно и резко.
   – Я так и знала! – прокричала Ларисина мама поставленным голосом учительницы и строго посмотрела на молодого врача.
   Врач покраснел, оторвал взгляд от бюста незнакомки и начал мерить давление маме.
   Раздался условный стук «Спартак»-чемпион», и на пороге появился Саша.
   – Не дом, а проходной двор! – возмутилась мама, увидев зятя, и у нее немедленно подскочило давление, что зафиксировал прибор.
   – Что тут у вас случилось? – Саша уже пожалел, что приехал. В коридоре стояли теща, которая его терпеть не могла, незнакомая женщина, очень даже ничего себе, и жена, находившаяся в прострации.
   Ответа он не дождался.
   В дверь позвонили, не отрывая пальца от звонка, и на пороге появился старший сын Артем, волочивший тяжеленный рюкзак.
   – Здрасьте, – сказал Артем всем сразу и пошел в свою комнату.
   – Мальчик здоров? – вежливо уточнил врач, уворачиваясь от затуманенного взгляда женщины, ищущей Диму.
   – А где Даша? – спросила мама.
   – Я, наверное, пойду… – сказала незнакомка. – Доктор, мне нужна ваша консультация…
   – В аптеку не надо? – в надежде на бегство спросил Саша.
   – Я Дашку потеряла. Не знаю, где она. Всю квартиру облазила уже, – сказала Лариса и заплакала.
   Все закричали, забегали и начали отодвигать столы, стулья, диваны, открывать шкафы.
   Дашу нашел брат Артем.
   Он вышел из комнаты и громко сказал «ку-ку». Откуда-то издалека послышалось ответное «ку-ку».
   – Я ее в прятки научил играть, – пояснил Артем.
   Под крики «ку-ку» Даша была найдена в покрывале. Она скатилась с кровати и зависла между тумбочкой и стеной, как в гамаке. Сначала она спала, а потом играла в прятки так, как научил ее брат: молчать и не раскрываться до последнего.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация