А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Осторожно – дети! Инструкция по применению" (страница 18)

   Клоун Леша, или Любимые игрушки. Детские привязанности

   У каждого ребенка есть любимая игрушка. Настолько любимая, что она становится полноправным членом семьи. У меня в детстве была плюшевая кошка. Достаточно большая и, как я теперь могу оценить, страшноватая с виду. Черная, с белой грудью, угрожающе торчащими усами и недобрыми зелеными глазами. С кошкой я не расставалась – спала с ней, ела, носила в детский сад и поликлинику. Никто не мог разлучить меня с игрушкой, даже когда шерсть у нее полиняла и зияла проплешинами, половина усов отвалилась, а один глаз оторвался. Моей маме даже было стыдно со мной выходить на люди – у ребенка такая старая и ужасная игрушка. Неужели нельзя купить новую? Новые кошки, а также зайчики, мишки, белочки не помещались в ящике. Несколько раз мама предпринимала попытки подарить кошку детскому саду, «забыть» в поликлинике или на детской площадке. Но под мой рев и крик кошка возвращалась домой. Кстати, она у нас хранится до сих пор. В нее играл сначала сын, а потом дочь. Без трепета, однако с большим уважением. Кошка, которой я так и не дала имя, живет на шкафу, около батареи. Лежит себе спокойно и, думаю, достанется еще моим внукам.
   Дочка моей подруги лет до пяти ходила с детским одеялком, скорее пледиком. Плед был застиран до дыр, но дочка таскала его за собой повсюду. И никакие убеждения – ты уже большая, зачем он тебе нужен – не действовали. А до пледика эта малышка не расставалась с пеленкой, которую приходилось привязать к соске, чтобы не терялась. Она шла, а за ней всегда тянулась пеленка.
   Поскольку я и моя подруга – уже другое поколение мам, то мы очень беспокоились по поводу таких привязанностей. И конечно, читали на эту тему разнообразные статьи. Что нам говорят психологи? Что у ребенка – недостаток внимания и материнской любви. Что он испытывает стресс, который пытается компенсировать такой привязанностью к игрушке (пледу, одеялу, сумочке). Налицо явные проблемы психологического характера.
   Но тогда получается, что у нас вообще нет психически здоровых детей и в каждой семье – нездоровый климат. Потому что я видела куклу с оторванной рукой, лысую, в разорванном платье, которую маленькая девочка прижимала к груди и сажала ее за стол в ресторане на отдельный стул. И родители не спорили. Видела машинку, точнее, остов от машины – без колес, с облупившейся краской, с которой не расставался мальчик, обладатель внушительного игрушечного таксопарка. И пледики, в которые дети заворачиваются даже в несусветную жару, мне попадаются часто. И уточки (дельфинчики, поросята, тигрята и прочая живность), о которых можно только догадываться, что они уточки (и так далее), тоже встречаются на каждой детской площадке чуть ли не у каждого ребенка.
   Сима, например, одно время очень любила Смешариков. Они ей достались в наследство от старшего брата. После очередного занятия в детском клубе выяснилось, что одну из них, Нюшу, мы забыли на стуле в раздевалке. Сима горько плакала, надевала штаны, сапоги и рвалась спасать свою любимицу, отказываясь обедать и ложиться днем спать. Мне оставалось только сесть в машину и ехать назад. Нюша валялась в углу под стулом. Я схватила ее и поехала домой. Сима увидела Нюшу и зарыдала еще горче. До истерики.
   – Не надо! – закричала она.
   – Что «не надо»? Почему?
   Сима кинулась в комнату и принесла мне еще одну Нюшу.
   – Ну, будет у тебя две. Хочешь конфету дам? – Я пыталась успокоить дочку.
   – Нет!
   После пересчета всех Смешариков выяснилось, что потеряли мы Кар-Карыча, а не Нюшу. Сима успокаиваться никак не хотела. Я опять села в машину и поехала в детский клуб.
   – Вы Кар-Карыча тут не видели? – спросила я у охранника, в очередной раз облазив все закутки раздевалки.
   – Нет, – ответил тот. – Тут женщина между вами какую-то свинью искала.
   – Нюшу! А что значит «между вами»?
   – Она приехала после того, как вы ее забрали, и до того, как сейчас вернулись, – объяснил охранник.
   – Как зовут женщину? Вы телефон знаете? Адрес? Почему вы ничего не проверяете? Зачем вы вообще здесь сидите? – накинулась я на него.
   Вместе с администратором клуба и тремя педагогами мы пытались установить, как зовут ребенка, у которого в руках кто-то видел Нюшу. Получалось, что таких девочек было четыре. Вроде бы.
   – А почему вы мальчиков не считаете? – все еще обиженно спросил охранник. – Мальчиков тоже надо считать.
   – Давайте я вам дам список всех детей, которые были сегодня на занятиях. Будете обзванивать родителей. Только мы пропуски не отмечаем. Или хотите, заберите из зала снежинки и вот, у нас тут кукла есть… – предложила администратор.
   – Нет, буду звонить, – решила я.
   – Здравствуйте! – На пороге появилась взмыленная женщина. – Мне нужны телефоны всех родителей детей, которые сегодня утром были на занятиях!
   – Что-то случилось? – спросила администратор.
   – Случилось!!! – почти закричала мама, как будто речь шла о жизни и смерти.
   – Что? – ахнула администратор.
   – Несчастный случай!!!
   – Хорошо, подождите минутку. – Администратор пошла к компьютеру.
   Женщина села на стул, встала, опять села. Точно так же вела себя я.
   Администратор подготовила список в двух экземплярах – для женщины и для меня.
   Получив на руки списки, мы синхронно начали звонить.
   – Здравствуйте, я из детского клуба, скажите, вы сегодня были на занятиях? Да? А игрушку чужую не забирали случайно? – В один голос спросили мы у абонентов.
   – Нюша? – повернулась я к соседке.
   – Кар-Карыч? – откликнулась она.
   Мы торжественно достали из сумок игрушки, обменялись и обнялись на прощание.

   Все маленькие дети, без исключения, любят воздушные шарики. Они на них производят прямо-таки завораживающее впечатление. Моя Сима, например, следит, чтобы в доме были шарики всех цветов. И если лопается синий, то нужно срочно бежать восполнять коллекцию. В доме всегда праздник – шарики везде: над головой, под ногами. А тут ей в детском клубе подарили клоуна из воздушных шаров. Голова – один шар; руки, ноги, туловище – много маленьких шариков. Приз был торжественно вручен женщиной-охранником за примерное поведение и отличные достижения в танцах.
   – Слава богу, избавились наконец! – шепнула мне она с искренним восторгом. – Прямо заколдованный, прости господи! Кстати, его зовут Леша.
   – Кого? – не поняла я.
   – Так его же! Клоуна! Он даже отзывается. Я с ним тут по вечерам разговаривала…
   Конечно, я потребовала подробностей о заколдованном клоуне Леше, вспоминая, что эта милейшая женщина, меньше всего пригодная для охраны детского учреждения, смотрит на маленьком телевизоре битвы экстрасенсов и прочие магические сериалы.
   Историю она мне рассказывала жарким шепотом, чтобы «не услышали дети». Хотя дети тут же начали «греть уши», как сказала эта женщина-секьюрити. Клоун, ростом со взрослого человека, был подарен мальчику Никите на день рождения от мамы. Мама и подумать не могла, что это чудище окажется таких размеров и станет причиной ее невралгии.
   Выходя из ванной, она увидела фигуру, которая плыла на нее в темноте. К невралгии прибавился еще и цистит. Клоун двигался за ней по всей квартире, неведомыми силами отвязываясь от ручек дверей, шкафов и диванов. Каждый раз у мамы останавливалось сердце, а перед глазами пробегала вся жизнь. Она искренне надеялась, что клоун сдуется, но потом вспомнила, что согласилась на дополнительную услугу – накачать клоуна специальным гелем от сдувания.
   – Никитушка, давай отпустим клоуна? – просила мама сына.
   – Нет! – защищал мальчик своего любимца. Именно он назвал его Лешей, в честь лучшего друга.
   Спустя неделю материнское сердце не выдержало. Пока сын спал днем, она вышла на балкон и выпустила клоуна в небо, чуть не прослезившись от счастья. Леша медленно уплывал, как олимпийский мишка, помахивая рукой и улыбаясь во весь рот. Женщина только успела подумать, что ветер сегодня мог бы быть и посильнее, попорывистее, как клоун застыл в воздухе. Все-таки женский ум отличается от мужского. Мужчина бы не только прогноз погоды узнал, но и траекторию полета вычислил, а также учел бы сопутствующие факторы. И мог бы предположить, что клоун, выпущенный с девятого этажа, наверняка зацепится за электропровод, который тянулся от дома к соседней пятиэтажке, готовой к сносу. Леша зацепился руками и ногами за провод и висел на нем так, как висел Никита на детской площадке, держась за бревно. Только Никита падал под тяжестью собственной попы, а клоун Леша – нет. У него не было тяжелой попы.
   Естественно, в этот момент проснулся Никита и вышел на балкон узнать, что там делает мама. И увидел клоуна.
   – Леша-а-а-а! – закричал мальчик.
   Мама сказала, что Леша сам захотел полетать, и она к этому не имеет никакого отношения. Никита плакал и рвался за клоуном. Маме пришлось выйти на улицу и продемонстрировать сыну, что клоуна достать никак нельзя.
   – Надо ждать, пока сползет, – посоветовал подошедший дворник. – Потом с крыши пятиэтажки снимите.
   Мама делала испуганные глаза, давая понять, что никого ниоткуда снимать не надо, но Никита задрал голову и приготовился ждать спуска воздушного друга на крышу.
   Клоун Леша и вправду съезжал, но очень медленно. Прямо по сантиметру. Никиту не удавалось отвести домой. По тревоге – Никитиному реву – собрались дворники с окрестных улиц, начальница ЖЭКа, бабушки, собачники, консьержки, подростки с футбольного поля и прочие гуляющие люди. Все стояли, задрав головы, и бурно обсуждали, насколько продвинулся Леша из пункта А в пункт Б и сколько он еще продержится. Никита рыдал. Все были полны решимости помочь ребенку и несчастной матери достать клоуна с крыши. Думали, вызывать ли МЧС и пожарных или справляться собственными силами. Рядом с пятиэтажкой скопились лестницы-стремянки, веревки, и нашелся доброволец из числа собачников. Бывший альпинист. Он был готов спасать клоуна ради счастья всех детей во всем мире.
   У Никитиной мамы запел телефон. Звонил ее муж, который был в командировке.
   – У нас все хорошо, – сказала она, судорожно сглотнув, и передала трубку сыну.
   – Папа, у нас жил Леша, а потом он ушел погулять. И сейчас мы с мамой его возвращаем! – сообщил ребенок.
   Клоун Леша, а то, что он именно Леша, знал уже весь район, участвовавший в операции по спасению, был торжественно вручен счастливому Никите. Бывший альпинист сфотографировался с Никитой на память. Никитина мама даже сняла на телефон трех дворников в обнимку со спасенным клоуном Лешей. Собаки дружно лаяли, бабушки улыбались. Начальница ЖЭКа пообещала дворникам-героям премию.
   Поздно вечером в этот же день из командировки, на два дня раньше срока, приехал папа Никиты, который очень хотел узнать подробности про Лешу, который жил в его квартире. И почему жена с сыном его возвращают? И почему он, муж, узнает обо всем последний?
   Когда на него в темноте коридора стала надвигаться фигура, папа, конечно, чемодан выронил. Из спальни выбежала жена и долго объясняла про сюрприз ко дню рождения, цистит, невралгию и пятиэтажку. Всю ночь клоун Леша плавал в комнате над супружеской кроватью – Никита сам поселил клоуна в родительскую спальню, чтобы мама за ним проследила. Наутро папа потребовал изгнать Лешу из дома. Куда угодно, как угодно. С поправкой на силу ветра.
   Лешу подарили детскому клубу, в котором Никита занимался рисованием. Чтобы мальчик мог встречаться со своим любимцем дважды в неделю. Но Леша и там плохо себя вел – пугал по вечерам охранницу. Она его тоже привязывала за все места к разным предметам, но Леша отвязывался и плыл за своей новой хозяйкой по залам и коридорам. Охранница вздрагивала, крестилась и даже поставила свечку в ближайшей церкви – на всякий случай.
   И вот теперь клоуна Лешу подарили моей дочери. Я пережила все, что переживали Никитина мама и охранница. Леша сидел на диване, на стуле, заплывал в супружескую спальню, появлялся неожиданно в коридоре. Невралгия, цистит, мелькание картинок из прошлого, детские страхи – я получила все сполна. И когда дочка была у бабушки, я взяла Лешу за руку и вынесла из дома, не понадеявшись на законы гравитации и метеорологические условия. Я дошла с ним уже до помойки, как услышала крик: «Леша-а-а-а!» Ко мне бежал маленький мальчик.
   Надо сказать, что ни с Никитой, ни с его мамой я не была знакома. Не сталкивались. Так что можно представить, что я почувствовала, когда увидела ребенка, выдирающего из моих рук клоуна и бьющего мне по коленке.
   – Мы здесь никогда не гуляем. Случайно пошли этой дорогой, – причитала Никитина мама. – Почему именно в это время?
   – Леша, ты ко мне вернулся! Ты меня нашел! – радовался мальчик и обнимал воздушное чудище.
   – Прямо проклятие какое-то! – восклицала мама. – Я его убью! Точно! Проткну ножом!
   – Да, это единственный способ от него избавиться, – соглашалась я.
   На нас стали оглядываться прохожие.
   Мимо проходила девочка с бабушкой.
   – Никита, смотри, какая красивая девочка, пусть Леша у нее поживет? – кинулась к сыну мама.
   Никита оглядел девчушку, подошел и вручил ей подарок.
   – Спасибо! Это же так дорого! А за что? Праздник сегодня какой-то? – ахнула бабушка.
   Девчушка шла, за ней плыл клоун Леша.
   – Держи крепче, чтобы не улетел, – переживала бабушка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация