А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жизнеописание и духовное завещание великого учителя дзогчен Лонгчена Рабджама" (страница 1)

   Лонгчен Рабджам
   Жизнеописание и духовное завещание великого учителя дзогчен Лонгчена Рабджама


   Перевод с тибетского: Каширам,
   Перевод с английского М. Русаковой

   Редактор К. Кравчук

   Жизнеописание и духовное завещание великого учителя дзогчен Лонгчена Рабджама

   Рождение и ранние годы

   Лонгчен Рабджам родился в деревне Енца, в верхней долине Дра в Йору, восточной части Центрального Тибета. Его дед по отцовской линии, наставник Лопон Лхасунг, принадлежал к двадцать пятому поколению рода, происходящего от Гьялвы Чокьянга из Нгенлама. Последний был одним из первых семи тибетцев, выбранных для принятия монашеского посвящения, и практиком, реализовавшим Хаягриву. Лопон Лхасунг, реализовавший Дуцимена[1], дожил до 105 лет. Его сын, Лопон Тенпасунг, также стал наставником, реализовавшим одно из божеств, продолжив семейную традицию.
   Матерью Лонгченпы была Сонамгьен из рода Дро. Когда ее сын был зачат, ей приснился огромный лев, на лбу которого одновременно всходили луна и солнце, и образовавшаяся вращающаяся масса света вошла в ее тело и растворилась в нем. Во время беременности проявлялись и другие удивительные знаки. Мальчик родился на десятый день второго месяца лунного календаря в мужской год Земляной Обезьяны (1308–1309 гг.) в лунном доме Гьялва. Его назвали Дордже Гьялцен. В момент его рождения появилась гневная богиня лунного дома Ревати – черная женщина с обнаженными клыками и нахмуренными бровями, с мечом в руке. Посадив младенца на колени, она сказала: «Я буду его охранять!» Вернув его матери, богиня исчезла.
   Однажды Сонамгьен полола огород, в то время как сын лежал на земле. Внезапно начался град. Она вбежала в дом без ребенка, однако сразу же спохватилась и вернулась за ним. Не найдя его, она вернулась в дом вся в слезах. Тут вновь появилась богиня Ревати – она вышла из кладовки с ребенком на руках и стала ругать Сонамгьен: «Ты плохо обошлась с этим тулку!», и замахнулась мечом, будто хотела ударить женщину, прежде чем отдать ей ребенка. На протяжении всего детства Дордже Гьялцена богиня являлась именно в этой форме и вся чески оберегала его.
   Едва научившись говорить, ребенок стал очень четко описывать разные явления, будто вспоминая события прошлых жизней. Когда он был еще маленьким, его семья переехала в место недалеко от Кхамсум Метокдрол, рядом с монастырем Самье. Наделенный сильной верой, чуткостью и смышленостью, уже к пяти годам Дордже Гьялцен умел бегло читать и писать – он научился этому, когда ему просто показали все буквы. В семь лет с ним стал заниматься отец, давая ему посвящения, объяснительные комментарии, устные наставления, традиционные методы практик под названием Собрания Сугат и циклы учений, сфокусированные на Хаягриве, Ваджракилае, а также на мирных и гневных формах Гуру Ринпоче. Он изучал медицину, астрологию и другие дисциплины. В Цонгду в долине Драчи, девятилетний, он изучил Сутру праджняпарамиты в двадцати тысячах строфах и Совершенство мудрости в восьми тысячах строфах, прочитав эти тексты вслух по сто раз каждый и запомнив их наизусть. Когда ему было девять лет, умерла его мать.

   Дальнейшее обучение

   В 12 лет он был посвящен в монашество в монастыре Самье настоятелем Самдрупом Ринченом и наставником Кунга Озером. Ему дали имя Цултрим Лодро. Изучив винаю, он в возрасте 14 лет написал комментарий на эту тему и обрел репутацию знатока. В 16 лет Цултрим Лодро учился у наставника Ринчена Транш, получая от него посвящения и наставления по циклу ламдре, Шести йогам Наропы, божеству Ваджраварахи, линии Гхантапады божества Чакрасамвары и Махачакре Ваджрапани. С учителем Вангчуком Еше он изучал Калача кра – тантру и большинство других тантрических циклов учений сарма. От Заплунга Ринпоче он получил циклы учений цалпа, учения Гоцангпы о пути, ранние, средние и поздние передачи учений шидже Падампы Сангье и учения чод Мачик.
   В возрасте 19 лет Цултрим Лодро отправился в Неуток на нагорье Сангпу, где в основном обучался у великого наставника Ценгонпы, у распорядителя Чопала Гьялцена и у Шонну Ринчена. С этими тремя учителями он изучал Пять трактатос Майтреи, Собрание достоверного познания, Подробный комментарий на Собрание достоверного познания, а также все основные тексты и комментарии на тему праджняпарамиты и достоверного познания. Основательно изучив все это, он стал весьма эрудированным.
   С учителем Шонну Гьялпо он изучал работы Нагарджуны – Шесть собраний аргументации: Собрание изречений[2], Коренные строфы Мула-мадхъямака-карики, Шестьдесят строф аргументации, Семьдесят строф о пустоте, Летальное исследование и Опровержение аргументов, а также его Комментарий на Определяющее собрание окончательного и Восхваление дхармадхату. С Лотеном Пангло Ченпо он изучал детальные объяснения Семи писаний по достоверному познанию и объяснения класса глубоких сутр – таких, как В высшей степени величественное медитативное погружение, а также санскрит, поэтику, композицию, драму.
   Досконально изучив все это, он за три года полностью усвоил написанное и услышанное. Он ездил в шедры – центры, где изучались священные писания, и с легкостью овладел всем собранием коренных текстов. Он стал известен как великий знаток писаний и его стали называть самье Лунгмангпа.
   Во время своего обучения в Сангпу он практиковал стадии зарождения и завершения божеств, связанных с развитием возвышенного постижения, таких, как Ачала, Сарасвати и Ваджраварахи, и был благословлен возможностью лицезреть их воочию. В частности, однажды богиня Сарасвати поместила его себе на ладонь и на протяжении семи дней показывала четыре континента и Сумеру. Благодаря ей развилась сила его непревзойденного интеллекта.
   В Игривом наслаждении юности, гимне, восхваляющем богиню, он пишет:
   О Богиня удачи,
   Мое давнее устремление сегодня реализовалось!

   С тех пор он никогда не разлучался с Сарасвати, являвшейся ему в различных формах. Как он писал:

   Твои воплощения, в массе света,
   Белые, желтые, красные и зеленые…
   Иногда под сводами облаков.
   Твоя форма великолепна,
   Она многоцветна – белая, багряная, темно-синяя.
   Ты проявляешься в формах, играющих, двигающихся
   или неподвижных.

   С Шонну Дондрупом из Денбака он изучал Собрание тантр школы ньингма и глубокие наставления из Трактата по объединяющей сути, Сети магического проявления, а также другие учения. С Шонну Дордже он изучал Вступление на путь бодхисаттвы Шантидевы и Собрание практик, а также циклы учений кадампы. От некоторых кенпо он получил учения по Океану садхан, Океану дакинь, Океану даков, Сотне духовных историй, Текстуальной передаче винаи; обширные, средние по длине и сокращенные категории сутр, сутру Ваджрный резак, Краткие строфы совершенства мудрости, Сердце возвышенного постижения, Сутру совершенства возвышенного постижения в десяти тысячах строфах, Методы в ста пятидесяти строфах и другие тексты.
   С великим Кармапой Ранджунгом Дордже Лонгченпа изучал такие учения, как Шесть техник единения из цикла Калачакры, в том числе и вспомогательные методы для устранения препятствий, Шесть йог Наропы, Прямое введение в три каи, Традицию царя для формы Джинасагары авалокитешвары и тантры Гухьясамаджа, Сампута, Махамая и красной и черной форм Ямантаки.
   От учителя Лопона Ванг-гье он получил подробные учения по медитационным божествам, а также множество садхан и устных наставлений касательно тантр Будда Капала и Шатер дакини, божества Ваджрабхайравы традиции Ра Лоцавы, божества Курукуллы, а также Майтреи, шестнадцати архатов, Бхайшаджьягуру, цикл, касающийся тонкой энергии божества Джамбхалы, и пр.
   С Шуксеппой он изучал работы Сарахи: Три цикла дох, Три цикла учений для горного ретрита, Сто моментов взаимозависимости и др.
   Учитель Лопон Тонцул обучил его процессу очищения ртути по методу мудреца Шунгкье. Лама Джамьянгпа передал ему полный спектр наставлений относительно астрологических карт Калачакра-тантры, а также Двух глав, тантры Ваджрная вершина, Коренной тантры Манджушри, Ваджрного источника, Сборника таковости, тантры Сборник таковости для очищения нижних сфер, тантры Неизменное пространство-основа, тантры Всезнающий и Ясный смысл освящения.
   С сакьяпинским ламой Дампой Лонгченпа изучал Великое пробуждение мотивации, а также все наставления по Трем непрерывностям. От драгоценного учителя Тропупы он получил Ваджрную гирлянду и циклы божества-охранителя тантры Ваджрный шатер.
   С ламой Цонгдупой он изучал цикл Гуру Чованга Абсолютная тайна, Краткую квинтэссенцию цикла Махакаруники, цикл дзогчен Объединение всех будд в равностности, практику Кхрва Донгтрук, Гуру, Собрание тайн, практику божества-охранителя Ма-нинг Накпо и такие мирские тексты, как Сто учений по извлечению жизненной эссенции, Патра (практическое руководство для защитных мер против вторжения), Катапульта огня и воды и Средства для обеспечения великой силы. От Кангмарвы он получил учения по божествам-охранителям Цедаку Палапатре, Цаце Ньонпе, Цитте Марпо, гневной богине мамо Дуги Пудри и Дува Лунгшон, по Черной ступе (о семи не-буддийских божествах) и устные наставления для предотвращения или вызывания града. От Тингмы Санг-гье Драко ему были переданы такие учения, как Великое собрание сугат, практики Намчак Умро, Ваджракилаи, дакини Гухьяджняны, божества-охранителя Лекдена и божеств-охранителей Такшон и Сенгшон.
   Так Лонгченпа завершил свое обучение во всех областях знаний, существовавших в то время в Тибете. Он получил посвящения и разрешительные благословения тайной мантры школ ньингма и сарма, объяснения многих главных и второстепенных коренных текстов традиций сутры и тантры, а также усвоил такие мирские предметы, как грамматика, поэтика и астрология.

   Обучение под руководством Ригдзина Кумарадзы

   Во время пребывания Лонгченпы в Сангпу несколько монахов из Восточного Тибета семь раз выселяли его из его комнаты. Вынужденный покинуть Сангпу, он перед уходом оставил другу копию своей поэмы под названием «Опечаленный своими обстоятельствами» – работу, основанную на тибетском алфавите[3].
   Одетый лишь в самое необходимое – юбку и исподнюю рубаху – он направился к возвышенностям Верхнего Уру в Центральном Тибете, по дороге прося милостыню. Отдыхая как-то на лугу в нижней долине Ча, он встретил геше[4] Тонцула из Гьямы. Лонгченпа спросил у него, не знает ли он в Гьяме пещеру, связанную с именем Друптопы Чоклы. Геше ответил, что она на склоне одной из гор.
   Имея в запасе полную сумку ячменя, собранную на подаяния, Лонгченпа решил остановиться в той пещере на зиму. Тонцул вызвался сопровождать его.
   В деревне Гьяма Лонгченпа совершил ритуал для мертворожденного ребенка мирянина, практикующего тантру. Получив за это небольшое вознаграждение, он провел следующие восемь месяцев в пещере Чоклы в темном ретрите. На рассвете, в перерыве между медитациями, он объяснял геше Тонцулу учения по запредельному совершенству, все остальное время пребывая воднонаправленной медитативной погруженности.
   Спустя почти пять месяцев однажды утром, на рассвете, у Лонгченпы было медитативное переживание. Он обнаружил себя в долине с песчаными дюнами и водопадом. Над собой он увидел лошадь. На ней в кожаном седле с маленькими бубенцами восседала очаровательная девушка лет шестнадцати, одетая в парчовое платье, с усыпанной драгоценными камня ми короной и золотой вуалью. Он ухватился за подол платья наездницы и взмолился: «Благородная госпожа[5], прими меня под свое сострадательное покровительство»!
   Девушка сняла свою корону и надела ему на голову со словами: «Впредь я буду благословлять тебя и дарую сиддхи», а также предсказала встречу с Ригдзином Кумарадзой. После этого он два дня[6] находился в состоянии блаженства ясности неконцептуального осознавания.
   Завершив ретрит, Лонгченпа сто раз исполнил ритуал Сарвавид-Вайрочаны во благо своих родителей. Подумав, что такой ритуал определенно мог бы принести благословения и ему, Тонцул попросил у Лонгченпы посвящение, и тот согласился. На небольшой опушке рядом с родником Лонгченпа нарисовал цветным песком мандалу и даровал посвящение Тонцулу и тантрику-мирянину, а также примерно тридцати другим мужчинам и женщинам.
   Как и предсказала девушка, будучи двадцати семи лет от роду, Лонгченпа отправился в нагорье Яртокьям, ища встречи с Ригдзином Кумарадзой, – там в войлочных шатрах жил учитель и некоторые из его учеников. Увидев Кумарадзу, Лонгченпа осознал, что перед ним был сам Вималамитра. Гуру был очень доволен и сказал: «Прошлой ночью я видел во сне восхитительную птицу, как мне сказали, божественного происхождения. Она была окружена стаями из тысяч маленьких птиц. Они взяли мои тексты и разлетелись в разные стороны. Увидев тебя, я сразу понял, что ты станешь держателем моей линии духовных учений».
   В тот год весной и летом, пока Лонгченпа ожидал начала обучения у Кумарадзы, лагерь переезжал девять раз, из одной пустой долины в другую. В условиях жестокой нужды Лонгченпа был столь истощен, а его одежда так износилась, что его стали сторониться даже молодые монахи и сторожевые псы. Однажды вечером, накануне первого дня обучения, к нему пришли два распорядителя с большой корзиной и сказали: «Знаток писаний из Самье, где твой взнос за обучение? Учения начинаются завтра, и мы берем с каждого по семь мер ячменя».
   Лонгченпа ответил: «У меня нет даже одной меры, но гуру сказал мне, что я получу от него учения, поэтому я и остался».
   Со словами: «Если ты не можешь сделать взнос, кто покроет твою часть расходов?» распорядители ушли.
   Лонгченпа подумал: «Поскольку в предыдущих жизнях я не накопил достаточно заслуг, теперь мне будет отказано в учении из-за недостатка средств, несмотря на то что я так этого ждал и преодолевал такие трудности. Я должен уйти, но чтобы не смущать людей, уйду завтра с утра еще до их пробуждения в нижнюю часть долины».
   Встав до рассвета, он собрался было уже уходить, но тут к нему пришел человек и сказал: «Знаток писаний из Самье, гуру зовет тебя!»
   Лонгченпа подумал: «Я уже готов уйти, однако негоже не подчиняться гуру», и направился к Кумарадзе. Улыбаясь, гуру сказал ему: «Не волнуйся так! Садись и выпей чаю». Затем он послал за распорядителями и сказал им: «Я покрою его затраты на обучение, не беспокойте его этим. Я бы предпочел обучать его одного вместо всех собравшихся здесь слушать мои учения».
   Позже гуру сказал Лонгченпе: «Мне приснился сон, в котором я повстречал знатока писаний, который, как мне сказали, был Вималамитрой. Он сказал мне: „Этот парень, Дриме Озер, молится и стремится сохранить мои учения. Ты, Шонну Гьялпо, передашь ему сущностные наставления во всей их полноте. Он станет держателем твоих учений, включая дзогчен».
   На следующий год учитель и ученик вместе отправились на ледник Шампо. Там гуру даровал Лонгченпе множество посвящений и наставлений, в том числе учения высшей тайны: внешний, внутренний и тайный циклы подхода дзогчен абсолютной ясности; четыре тома глубоких сущностных наставлений; семнадцать тантр, таких, как Эхо звука – самую величественную из всех, вместе со 119 устными наставлениями. Он передал циклы садхан, посвящений и разрешительных благословений, вспомогательные ритуалы для активизации и традиционные методы, связанные с Экаджати – великой защитницей в обусловленном существовании, для Лекдена и его супруги, планетарного духа Рахулы, Ваджрасадху и других. Кумарадза наделил Лонгченпу полномочиями своего главного преемника. Охраняющие учения божества явились воочию и передали ему свои садханы, устные наставления и мантры. В частности, Рахула обещал ему, что никто из держателей его линии не пострадает от яда, и преподнес ему свой собственный символ в качестве амулета против заражения и отравления. Это была красная печать, известная как «печать планеты Раху», украшенная узором из десяти слогов силы из цикла Калачакры и надписью с именем Рахулы. Печать оставляла оттиск даже после сотни листов бумаги. Рахула также пообещал Лонгченпе служить ему и выполнять любые его приказы.
   Обучаясь у Ригдзина Кумарадзы, Лонгченпа находился в крайне суровых условиях. На два месяца у него уходило небольшое количество муки и двадцать одна ртутная пилюля размером с горошину. Все, что он имел, чтобы укрыться от лютых морозов и снегопада, – тряпичный мешок. Этот мешок использовался им также как матрас и одеяло. И в таких условиях он прослушал все духовные наставления Кумарадзы.
   Затем Лонгченпа отправился в нагорье Чимпу. На хребте Лундруп Ганг он в течение семи дней лицезрел форму Черной Ваджраварахи. Иногда у него были видения Гуру Дракпо[7] и формы божества Махоттары с двадцатью одной головой, в окружении сопровождающих ее сотен божеств. Дордже Юдронма[8] передала ему свои внешнюю, внутреннюю и тайную практики садхан, а Джамбхалой ему был дарован драгоценный камень.
   Во время пребывания в Гегонге у него было видение мирной формы Гуру Ринпоче. Лонгченпа также путешествовал в чистую сферу Кхечара, где испытал много удивительных переживаний. В одном из них он учил дхарме тамошних дакини. они осыпали его цветами благоприятствующих благословений, даруя разрешительное благословение учений ньингтиг. Какое-то время дакини сопровождали его, когда он покидал эту сферу. Он постоянно пребывал в подобных чистых видениях.
   В Ге-уре у него были видения световых тел – стоячих форм Красной Варахи, Ваджрасаттвы, Хаягривы, Тары и Амитаюса. затем, во время практики на кладбище, божества позволили воочию лицезреть свои формы и обязались поддерживать его просветляющие деяния. Среди них были темно-синяя форма Экаджати, с дубинкой в руке и верхом на волчице; планетарный мара Рахула; Ваджрасадху – божество-охранитель с четырьмя руками; Шанглон Дордже Дуддул и местные духи-охранители, усмиренные Падмасамбхавой и связанные им клятвой. он также обсуждал дхарму с дакини, как если бы они были людьми.
   Чтобы прояснить свое понимание, время от времени Лонг-ченпа навещал Ригдзина Кумарадзу радуя гуру подношениями практики дхармы: реализацией воззрения, продвижением в медитации и постижением всех познаваемых тем. Семь раз он подносил ему все, что имел на тот момент.
   Однажды Лонгченпа отправился в Лхасу, чтобы совершить подношение Джово в главном храме. Там у него было видение, как лучи света исходят из межбровья изображения Джово и растворяются в его собственном межбровье. Он также увидел вершину Грифов в Индии и страну Кхотан, и отчетливо вспомнил свои прошлые жизни в тех краях – там он был знатоком дхармы, – а также обретенную в то время обширную сферу познания, и испытал интенсивные переживания блаженства и ясности.
   В Кани Гоши само воплощение безвременного осознавания, Мачик Лапкьи Дронма, взяла его под свою опеку, передав ему учения чод.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация