А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайна Чёрного континента" (страница 14)

   Глава – 14

   Солнце ласково грело, Алексей закрыл глаза, и ему показалось, что всё это уже было в его жизни. Такая же тихая заводь, солнце, песок, чистая, прозрачная вода, а ещё всплыло слово рыбалка. Точно, рыбалка, они в детстве с ребятнёй убегали из шумного, пыльного города на реку и ловили рыбу, сначала только днём, а потом, как подросли то и с ночёвкой. Эти воспоминания навеяли покой и грусть, грусть по прошедшему беззаботному детству. Он настолько явно представил всё это, что даже увидел в воде поплавок, мерно покачивающийся на мелкой ряби. Вот этот поплавок задрожал, поплыл в сторону, а потом резко пошёл под воду. Алексей интуитивно бросился к берега, схватил удилище и подсёк. Вторая рука привычно опустилась на ручку катушки, и только теперь он понял, что у него в руках настоящая удочка. Он стоял, ничего не понимая.
   – Я, конечно, не знаю, где Вы господин Алексей взяли удочку, но, по-моему, нужно вываживать рыбу, – сказал очутившийся рядом Дарвин. – Мне кажется, там достаточно крупный экземпляр.
   Удилищё напряглось, изогнулось, леска натянулась как струна, а потом резко пошла в сторону к кустам и корягам.
   – Да тяните же, не дайте ей в коряги уйти, там точно оборвётся, – переживал парень.
   И Алексей начал понемногу сматывать леску на катушку, рыба неистово сопротивлялась, он подтягивал её удилищем, а потом отпускал и быстро наматывал леску, не давая ей провиснуть. Вот несколько раз мелькнул над водой приличного размера спинной плавник, пару раз даже показалась широкая спина. Он тянул, а полицейский уже забрёл по колено в воду и стоял в полной готовности подхватить добычу. Вот уже рыбина вскинулась возле самого берега, Дарвин сделал ещё пару шагов, и ловко подхватив её за жабры, вытащил на берег. Это был великолепный сазан, килограмма в три весом, в меру упитанный и с приличной порцией икры.
   – Ух, ты, вот это да, – восхитилась Валерия, до этого она молча стояла и наблюдала за усилиями мужчин. – Алекс, а откуда у тебя взялась удочка? Да и рыбина странная, в наших водах, я не видела, чтобы такие водились. Вообще здесь, кажется, уже давно вообще никакая не водится, вся рыба только искусственно выращивается.
   – Да, господин Алексей, скажите, откуда взялась эта удочка и эта рыба. Вы сидели на берегу, потом подхватились и неизвестно откуда вытащили вот это удилище, на котором уже был улов.
   – Да, я и сам не знаю, мне вспомнилось детство, как мы с пацанами ходили на рыбалку и тут я явственно увидел поплавок, потом поклёвку, схватил и подсёк. Вот и всё. Я сам в недоумении. А с другой стороны, какая разница. Рыба есть?
   – Есть ответили те хором.
   – Значит, будет великолепный обед, да и на ужин здесь хватит.
   – Логика у тебя железная.
   – Так кто сомневался, о, мне кажется, мы здесь с вами засиделись. Не так далеко мы ещё ушли от города, что бы быть в полной безопасности. Давайте собираться и двигать дальше.
   – Алекс, так одежда ещё не просохла.
   – Ничего, досохнет на нас. Собирай всё, а я пока разделаю и почищу рыбу.
   Он оделся, обул привычные сапоги, засунул за голенище кинжал, взял нож, рыбину и отошёл немного в сторону, туда, где заканчивалась заводь, и течение бы быстро смыло все следы. Разделка рыбина заняла приблизительно полчаса, в результате она была почищена, порезана на небольшие куски и аккуратно сложена в заранее приготовленный пакет. Алексей возвращался к лагерю, когда непонятная тревога остановила его. Там в лагере было, что-то не так. Он положил на землю пакет с разделанной рыбой, прильнул к земле, так, что бы под кустами просматривался пляж и заводь и начал осторожно подползать, стараясь не шуметь и не шевелить кусты.
   Первое, что бросилось в глаза, так это небольшой катер, стоявший у кромки воды, но и вся остальная картина не обещала ничего хорошего. Валерия и Дарвин стояли в центре пляжа спина к спине, с поднятыми руками, а вокруг них расположились четверо, при этом ещё двое шарили в их вещах, они перебрасывали друг другу оружие, и это было оружие Алексея и Валерии. Один, видимо главный во всей этой компании стоял ближе всего к тем кустам, откуда появился Алексей. Он стоял спиной к кустам и был страшно увлечён происходящим. Поигрывая оказавшимся у него в руках пистолетом, он направлял его, то на Валерию, то на Дарвина и давал указания своим товарищам. Раздумывать долго не пришлось, Алексей вытащил из-за голенища кинжал, тот почувствовав скорую схватку, потеплел, его руны налились и засветились багровым огнём. Алексей как уж, неслышно выполз из-под куста, одним молниеносным броском кинул своё тело вперёд, к противнику. Удар ногой сзади под колено, нога бравого вояки пошла на излом, Алексей подхватил его руку, в залом за спину и вот недвижимое тело в плотном захвате, а кинжал с сияющими рунами на лезвии дрожит у самого горла непрошеного гостя. Алексей насилу сдерживал порыв, казалось ожившего клинка, он не понимал, что происходит, но и убивать мальчишку, а это был именно мальчишка лет семнадцати, он не хотел.
   – Слушайте меня внимательно, – сказал он застывшим от неожиданности подросткам. – Медленно складываете всё туда, где взяли и убираетесь отсюда, тогда останетесь живыми…
   Договорить он не успел, один из подростков узнал его.
   – Пацаны, да это тот оборванец, что на нас напал третьего дня, мочи его, – с этими словами он вскинул пистолет и нажал на спусковой крючок.
   Сухой звук выстрела нарушил тишину речного берега. Алексей немного приподнял своего пленного, и пуля вошла ему в грудь. В следующее мгновение кинжал полетел в стрелявшего, вонзаясь тому в горло. Валерия не задумываясь, бросилась на песок, кувырок, великолепная подсечка и вот уже пистолет третьего нападавшего у неё в руках, а тот лежит, не двигаясь на песке. Четвёртый не стал ждать развязки событий и бросился к катеру, в который наперегонки, залазили ещё двое, но несколько метких выстрелов девушки и Алексея, подхватившего пистолет, остановили их у самого борта. Всё время этой короткой схватки, Дарвин упав на песок, и пролежал, не поднимая головы. Алексей обошёл всех, прощупал пульс, все шестеро были мертвы, потом вырвал кинжал из тела, протёр лезвие клинка свежей травой и засунул в голенищё.
   – Что вы наделали? – Воскликнул полицейский, поднявшись с песка и оглядев картину. – Вы всех их убили.
   – А ты, что думал, они тебя оставят в живых? Вот здесь на пустынном берегу, просто ограбят и оставят не тронутым? Да они пристрелили бы тебя первым, только бы узнали что ты мент, а у меня была альтернатива.
   – Какая?
   – Быть просто убитой, или сперва изнасилованной, мне не нравится ни первый ни тем более второй вариант.
   – Они же ещё совсем дети.
   – Ты что не в полиции служил, ты не знаешь как эти «дети» обходятся со своими жертвами? Нет, Дарвин у нас шансов выжить не было, но теперь у нас есть транспорт, и мы можем отправляться дальше, уходя от этого города.
   – Куда мы уйдём, я просто уверен, что наши морды нынче висят на каждом углу, и каждый второй будет готов сдать нас полиции.
   – А вот я в этом не уверен. – Вступил в разговор Алексей.
   – Почему?
   – Ты может и не заметил, но эти шестеро ни с какими событиями вас не связала, они не знали вас, а если бы наши, как ты сказал морды висели на каждом углу, то уж они вели бы себя совсем по-другому.
   – Но этот-то узнал тебя, – Дарвин указал на стрелявшего в Алексея.
   – Да, узнал. Но ты помнишь, что он сказал? Он не сказал, что это те, которых разыскивают, он сказал, смотрите это тот оборванец, который напал на нас третьего дня. Это значит, что они нас больше нигде не видели.
   – Наверное, Вы правы, господин Алексей.
   – Значит так, для начала давай переходи на «Ты». Оставь этот официальный тон, теперь мы с тобой просто одна команда, а во вторых помоги мне сбросить тела в воду, и пускай плывут вниз по течению, Лера грузи все вещи в катер, нам пора покидать эту «тихую» заводь. А вообще вы можете вдвоём мне объяснить, как эти шестеро умудрились застать вас врасплох?
   – Я не понимаю, откуда они взялись, я укладывала вещи, когда меня схватили сзади и бросили в центр, там уже стоял с поднятыми руками Дарвин.
   – Понятно, расслабились, всякую бдительность потеряли, ладно нет времени разбираться. Кто-нибудь из вас умеет управлять этой посудиной? – Спросил Алексей, он подошёл к катеру и закинул внутрь, через откинутый вверх большой люк сумку, потом залез туда сам и удивлено воскликнул, – Вот это да.
   Катер внутри был достаточно свободный, пять удобных кресел располагались в два ряда, перед одним из них находились приборы и рычаги управления, но не это удивило его, за вторым рядом сидений находился вполне вместительный багажный отсек. Так вот в этом самом отсеке, забившись в угол, так, чтобы её не было видно, сидела та самая девчонка, спутница, этих пацанов, которую он встречал с ними в самый первый день.
   – Господин не трогайте меня, – девчонку била крупная дрожь, она рыдала взахлёб, и молила не трогать её. – Это всё они, я им говорила, что не стоит здесь останавливаться, я им и в прошлый раз говорила, не останавливаться. Но они разве послушают девчонку?
   – Успокойся, детка, ни кто не хочет тебе зла, мы просто возьмём этот катер, как трофей, не мы же первыми напали, мы просто защищались.
   – Да, я видела, что вы защищались, но вы убили их всех, всех, вы и меня убьёте.
   – Нет, детка, мы не убийцы, мы просто защищали свои жизни, и если ты будешь вести себя мирно, то мы высадим тебя чуть позже и отпустим. Вылезай из багажного отсека и садись на сиденье. Мы не тронем тебя.
   Девушка немного успокоилась и перебралась на сиденье, к этому времени уже вся команда была на борту. Валерия заняла место за пультом управления, нажала пару кнопок, откинутый люк плавно с лёгким шипением опустился, закрывая проём. Потом заработали двигатели, тихо, почти неслышно, только сама машина наполнилась какой-то силой, мощью, в готовности нестись в неизвестность.
   – Командир, борт готов, команду на взлёт? – Спросила Лера.
   – Отлично, Дарвин, девчонка под твою ответственность, перебирайся назад, проверь, что бы у неё не было оружия и можем отправляться. Вперёд Лера, команда на взлёт получена.
   – Класс, – девушка сидела за пультом с таким вводом как будто она всю жизнь только и мечтала об этом, – всем пристегнуть ремни, мы отчаливаем.
   Катер мелко задрожал, тихонько приподнялся над водой, потом Валерия медленно вывели его из заводи и, вот следующего манёвра Алексей никак не ожидал. Она взялась за большой рычаг справа от своего кресла и резко потянула его на себя. Рычаг плавно переместился в крайнее заднее положение, а катер сорвался с места, его нос задрался и он, бешено набирая скорость, оторвавшись от воды, устремился круто вверх. Набрав высоту Валерия, заложила лихой вираж и взяла курс, в сторону от появившегося на горизонте города. От таких манёвров Алексея вдавило в кресло, и он почувствовал, как желудок проваливается куда-то очень глубоко, а всё его содержимое рвётся наружу. При этом лицо девушки просто сияло от такого удовольствия и счастья, что он даже не посмел сделать ей замечание.
   Валерия поднимала машину всё выше и выше, сначала земля развернулась во всём своём великолепии, если конечно так можно было отозваться об открывшемся перед Алексеем виде. Широкая река, лентой разрезала простор, редкие поля и лесочки, небольшие деревни и город, огромный источающий смрад в окружающий его мир. Он словно огромный нарыв, уже давно прорвавшийся и выбрасывающий из себя миллионы кубометров испражнений. Откуда пришло на ум такое сравнение, он не знал, но знал точно, что однажды слышал такое сравнение.
   По сторонам то в одну, то в другую сторону мотались подобные машины, на разных уровнях и различных размеров. Среди них встречались полицейские, при их виде Алексей напрягался, но эти стражи порядка не обращали на них никакого внимания, и со временем он успокоился. Но на всякий случай поинтересовался.
   – Как мы будем решать вопросы с полицией?
   – Пока не найдут трупы тех четверых, то нам ни кто не страшен, они не имеют права тормозить без оснований, – ответила Валерия, – эй ты, – обратилась она к девушке. – Это чей аэромобиль?
   – Этот?
   – Нет, вон то, что справа пролетел.
   – Я не знаю, – девушка проследила за пронёсшейся в стороне машине.
   – Ты, что совсем дура? – Возмутилась Валерия, – конечно этот.
   – Этот мой.
   – О, я поздравляю, нас хозяйка транспортного средства на борту, значит мы вообще в безопасности. А лето тебе сколько, что-то ты больно молодо выглядишь.
   – Мне шестнадцать. Мне ещё нельзя его водить, но папа купил и назначил водителя.
   – Это который из них был водителем?
   – Тот, что старше всех.
   – А, Алекс, это тот, которого ты в заложники взял, поэтому и не сработало, для этой золотой молодёжи водитель не человек.
   – Но мне показалось, что он ими командовал.
   – Нет, – возразила девушка, командовал нашей бригадой мой брат, это тот, что хотел у Вас в первый раз кошель отобрать, – а водитель он ещё и охранником у нас был.
   – Понятно. Что же это вы детки разбоем занялись, что не страшно, что в тюрьму попадёте?
   – Нет, не попадём, папа всё равно откупит.
   – Хорошее воспитание. А не думали над таким итогом, который произошёл сегодня.
   – Так кто мог нас тронуть? – Немного оживилась девушка.
   – Класс! У тебя логика железная. Ты что совсем ненормальная? – Спросила её Валерия.
   – Нет, просто у нас Папа.
   – Ага, а кто у нас Папа?
   – Папа у меня Премьер Министр. – Гордо ответила девчонка.
   – Вот чёрт! – Валерия от неожиданности даже бросила штурвал, отчего машина моментально клюнула носом, – вот это дела. Это значит, мы самого Премьера наследников лишили?
   – Да, и это вам просто так не пройдёт. Если мы к вечеру не вернёмся домой, нас начнут искать, и по маякам моментально вычислят, так что вам лучше вернуться и сдаться самим. Если вернёте меня домой, Папа ещё подумает, вешать вас или нет, но если не вернёте, то однозначно повесит.
   – Девочка, – остановил Алексей разошедшуюся наследницу местного трона, – я должен тебя успокоить, мы и так приговорены, нас должны были повесить два дня назад, но мы сбежали, так что можешь нам ничего не обещать. У нас просто нет другого выхода.
   – Постойте, оживилась та, вместо того, что бы успокоиться, так это вы те, что ушли от полиции в канализацию? Ух, ты. А Папа сказал, что вас там крысы сожрали. Он уверял в этом Гостя. Я сама слышала.
   – Интересно, а кто такой Гость? Что-то я о такой должности в нашем правительстве не слыхала.
   – Гость, это страшный человек, мне кажется он вообще не человек. То появляется ниоткуда, то вновь пропадает. Это он сказал, что вас нужно повесить, Папа сначала спросил зачем, и что вы сделали, но Гость так на него посмотрел, что Папа сразу замолчал и подписал Указ.
   – Девочка, – с интересом посмотрел на неё Алексей, – а ты, что тоже член правительства? Откуда тебе всё так подробно известно?
   – Нет, я не член правительства, просто я очень любопытная и у меня есть местечко, про него ни кто не знает, но там слышно всё, что делается у Папы в кабинете, я часто там сижу и слушаю. Я же должна быть в курсе, мне же потом Премьером быть, когда Папа уйдёт.
   – Да, ты так в этом уверена? – Удивилась Валерия.
   – Конечно.
   – А брат? Или он младший?
   – Нет, старший, но он тупой, у него нет тяги к Правлению, из него получится хороший солдат. Получился бы, – поправилась девчонка.
   – Солдат тоже не должен быть тупым, если конечно долго жить хочет, – поправил её Алексей. – Ну что друзья, какие будут идеи? – Обратился он к экипажу.
   – Уходим за облака и ускоряемся. Я предлагаю идти на восток, там сосредоточено сопротивление. Если доберёмся до них, есть вариант, что останемся живы. Если нет, то нас просто расстреляют, шансов спастись не будет.
   – Понятно, Дарвин ты что думаешь?
   – Мне кажется, нужно вернуться и сдаться, вернём девочку, нас амнистируют.
   – Тебя могут, – поправила его Лера, – нас нет.
   – Согласен с Лерой, да и у тебя Дарвин надежд не много. Поэтому принимаю решение, поднимайся и гони на полной, а там, будь, что будет. По крайней мере, пока она с нами, – Алексей кивнул на пленницу, – нас сбить не должны, попробуют договориться.
   – Тогда друзья веселимся, – улыбнулась Валерия и потянула на себя штурвал, одновременно добавляя мощности. – Приготовились, проходим звуковой барьер и уходим в стратосферу.
   – Это как, – спросил Алексей, – а впрочем, какая разница, делай, как знаешь.
   Машина рванулась вперёд и вверх, земля скрылась за облаками, их вновь вдавило в кресла, заложило уши, Алексей потряс головой, сквозь лобовые стёкла уже не было ничего видно, и в этот момент, они подсветились зеленоватым светом, по стеклу забегал луч, иногда в некоторых местах вспыхивая точками.
   – Это что? – спросил он Валерию.
   – Это? А, это локатор, точки, что вспыхивают это всё что движется на нашем эшелоне, воне, видишь, несколько машин идут группой, параллельным курсом, не иначе войска в сторону конфликта перебрасывают, а может смена идёт на рубежи сопротивления. А вон и транспорт, в обратку валит. Груз двести, радость матерям несёт.
   – Что за груз такой, и почему ты грустно о радости говоришь?
   – Груз двести это гробы, запаянные, их даже открыть не разрешать, потому, что чаще всего там просто одни кусочки от погибших. Что можно использовать, используют для восстановления раненых, а что остаётся, складывают в ящики, досыпают камней и отправляют на родину, получите родители своих сыновей да дочерей, хороните, и радуйтесь, что без вести не пропали.
   – Чему радоваться то? Если без вести пропал, может в плену, так его ещё освободить могут, вот и вернётся живой.
   – Я вот на тебя Алекс иной раз смотрю и не пойму, то ли ты претворяешься, то ли от дара по голове совсем разум потерял. Какой плен может быть у сопротивления? Если туда попал, значит Правителей предал, всё никого не волнует, жив ты там, или тебя уже давно нет. Как ты попал в плен, может ранен был или вообще без сознания. Всё ты враг народа и Правителей, значит родные не то, что пенсии не получат, их для ясности ещё и в зону отправят, рабы-то всегда нужны.
   Алексей надолго задумался, над словами Валерии. Потом спросил.
   – И я что служил здесь, на вот этих Правителей?
   – Да, служил, да ещё и в трёх компаниях активное участие принимал, не говоря уже о мелких конфликтах.
   – Нет, Лера, этого не может быть.
   – Может, Алекс, может. Просто ты забыл.
   – Да не забыл я! – Возмутился он, – да я не помню, что со мной было, да я потерял память, но я чувствую, что не мог служить в таком государстве, таким Правителям, что-то со мной не то случилось, извини, – и он вновь замолчал, теперь уже надолго. Но через некоторое время спросил. – Послушай, Лера, а почему та Крыса назвала меня не здешним, а тебя иной?
   – Это нужно было у Крысы и спросить.
   – Я спросил, но ты сама видела, что она не ответила, а просто ушла.
   – Нужно было вежливо спросить, или догнать и остановить.
   – Да, это хорошая идея. Только вот вышли бы мы после этого оттуда? Ты видела, как они с целым полчищем тараканов разделались.
   Совершенно случайно взгляд Алексея скользнул на заложницу, та сидела, глубоко вжавшись в кресло от страха, с широко раскрытыми глазами.
   – Ты чего?
   – Вы что с Крысами разговаривали?
   – Да, оказалось, что они разговаривают по-человечески, правда, дикция паршивая, но понять можно. А что, это новость? С Крысами не принято разговаривать? Слушай, что ты так на меня таращишься, я, что на человека перестал походить?
   – Нет, – промолвила девчонка, – не перестали.
   – Тогда в чём дело?
   – Не, не в чём.
   – Тогда успокойся. Лера, а помнишь, что ещё Крыса сказала?
   – Что? Я, честно говоря, не сильно вслушивалась в её бред.
   – Она ещё сказала, что от меня пахнет Драконами, что это значит, а ещё спросила, не вожу ли я с ними дружбу.
   – Ты что всерьёз воспринял весь лепет этого грызуна?
   – Ну не знаю…
   – Нет, Мещерупос, тебя действительно сильно по голове шандарахнули, мне кажется, ты даже немного рассудка лишился. Нужно тебя срочно лечить, чем мы и займёмся, как только опустимся на землю. – Валерия посмотрела на Алексея очень хитро, но тот не заметил этого взгляда, он снова погрузился в раздумья.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация