А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Петр Первый. Император Всероссийский" (страница 1)

   Анна Романова
   Петр Первый
   Император Всероссийский

   Глава 1
   Отрочество и воцарение Петра

   – Сдавайся, ирод! – победно закричал высокий мальчик и нацелил деревянную саблю на поверженного врага, роль коего исполнял его ровесник, который на данный момент был занят тем, что лежал в пыли и непримиримо сверкал из нее черными глазищами. Вокруг них столпился полк детей, вооруженных игрушечными карабинами, пистолями и знаменами.
   – Петр, добей его! – возбужденно загалдели мальчишки и наперебой заулюлюкали, насмехаясь над побежденным. Царевич Петр гордо огляделся. Его друзья, отпрыски знатных родов, обожали играть в «войну» так же, как и он, четырнадцатый наследник великого русского царя Алексея Михайловича Романова – с младых ногтей они росли вместе, впитывая в себя науку воинского дела. Петру очень недоставало внимания отца: еще маленьким его отдали на руки матери и нянек, а его мужским воспитанием занимался шотландец Менезиус, который и привил мальчику любовь к военщине.
   С детства царевич не нуждался ни в чем – он был окружен дорогими игрушками, вниманием кормилиц и роскошными вещами. Зимой Петр с удовольствием обкатывал ледяные горы, а летом объезжал столицу в забавной маленькой карете, которая была запряжена четверкой темно-рыжих лошадок и сопровождалась пятью потешными карликами.
   После смерти царя Алексея, любимого учителя мальчика отдалили от Петра, однако полученные навыки подрастающий царевич не забыл, продолжая играть с товарищами по детским забавам во взятие городов. Со временем их игры переросли в настоящее воинское обучение: деревянные пушки и ружья сменились настоящим оружием, мальчики учились военным приемам, рыли окопы, возводили укрепления и брали их штурмом. Мать Петра, Наталья Кирилловна Нарышкина, решила позаботиться об образовании сына, и к пятилетнему мальчику был приставлен дьяк, который должен был обучить царевича грамоте.
   Петр внезапно проявил немалые способности: он с легкостью учился чтению и правописанию, был чрезвычайно понятлив и обладал хорошей памятью. Его кумирами были такие выдающиеся деятели русской истории как царь Иван Грозный, Александр Невский и, конечно, его собственный отец, Алексей Романов. Царевич жадно впитывал знания из книг и картинок, которые служили больше для забавы, однако в них были изображены корабли, знаменитые здания мира, астрономические явления и прочие предметы, которые развивали детское воображение. С самого детства Петр мечтал о создании собственных городов, возведении прекрасных зданий, штурме неприступных крепостей и мореплавании – впрочем, последняя мечта пока казалась несбыточной: мальчик не умел плавать и панически боялся воды.
   Узнав об интересе сына к книгам, Наталья Кирилловна распорядилась выдать дьяку исторические книги и рукописи, изобилующие различными рисунками, которые пылились в дворцовой библиотеке. Специально для царевича мастера живописного дела из Оружейной палаты нарисовали новые иллюстрации, что привело Петра в восторг. Частенько мальчик злоупотреблял чтением, утомляясь от количества поглощенных книг – тогда добрый дьяк забирал у него литературу и рассказывал Петру о приведенных в ней картинках, пока тот внимательно слушал.
   Также дьяк обучал царевича церковной науке: ребенок был вынужден учить Часослов, Псалтырь и Евангелие, в результате чего впоследствии мог заткнуть за пояс многих священнослужителей.
   Жизнь Петра могла сложиться довольно безоблачно, поскольку Россией правил его брат – Федор Романов. Однако внезапно спокойной жизни мальчика в подмосковном селе пришел конец.
   По достижении десятилетнего возраста беззаботная жизнь юного Петра была безжалостно нарушена. Царь Федор, который никогда не отличался хорошим здоровьем, внезапно скончался. Его смерть совпала со Стрелецким бунтом, не в последнюю очередь спровоцированным сестрой Петра – Софьей Романовой, которая давно лелеяла планы на царский престол. Следующим царем должен был стать царевич Иван Алексеевич Романов – однако ввиду его общей болезненности решением Боярской думы престол унаследовал крепкий и здоровый Петр.
   Софья, которую не устраивало подобное развитие событий, с помощью стрельцов пустила слух, что царевич Иван убит. Вооруженные стрельцы захватили Кремль, однако царица Наталья Кирилловна не побоялась выйти к ним с Петром и живым Иваном, после чего толпа впала в замешательство. Возможно, на этом бунт бы и закончился, но князь Михаил Долгоруков начал обвинять стрельцов в различных грехах, после чего началось кровопролитие. Разъяренные мятежники подняли на копья самого князя и начали убивать близких родственников Петра у него на глазах. Такое нервное потрясение впоследствии и приведет царя к эпилептическим припадкам и проявлению крайней жестокости.
   Под давлением стрельцов царевна Софья была назначена регентшей, ввиду малолетства Петра. Ее указом юный царь был отправлен с матерью назад в село Преображенское, где мальчик лишился своего учителя-дьяка и прекратил обучение, все свободное время посвящая играм с товарищами.
   Спустя некоторое время Петр не на шутку увлекся судоходством: впервые увидев в амбаре небольшой иностранный бот, он всерьез занялся его реконструкцией и вскоре с помощью корабельного плотника и мастеров, спустил свое первое судно на воду озера. Изменился характер и его детских игр – юноша составил из охотников два собственных полка и начал с ними военные учения. Это сильно беспокоило Софью, которая понимала, что вскоре Петр достигнет своего совершеннолетия и власть ускользнет из ее рук. Не обрадовала ее и новость о том, что Наталья Кирилловна женила семнадцатилетнего Петра на Евдокии Лопухиной, дочери окольничего.
   Тем временем Петр осваивался в роли молодого супруга. Жена сначала пришлась ему по душе – юная, красивая, умом, правда не слишком богата, но это ничего. Однако осознав, что мать женила его лишь для того, чтобы обуздать своевольную и свободолюбивую натуру сына, впал в тоску и оставил жену дома, отправившись в Переяславль строить корабли.
   Евдокия вместе с Натальей Кирилловной писали ветреному царю трогательные письма, умоляя его вернуться в Москву, но Петр был непреклонен, отговариваясь от женщин наличием срочных дел. Так продолжалось до лета 1689 года…

   Глава 2
   Приход к власти

   – Снаряди в Кремль побольше своих людей! – Софья нервно вышагивала по своему кабинету. Начальник стрельцов исподлобья наблюдал за ней. В Москве намечался крестный ход, и регентша планировала убить сторонников Петра, распространив слух о том, что тот готовит этой ночью покушение на нее.
   Однако Софья не подозревала, что среди стрельцов были те, кто давно принял сторону Петра. От них царь и узнал о готовящемся заговоре. Отправив жену и мать в Троице-Сергиев монастырь, он направил Софье письмо, в котором требовал от нее прибытия туда начальников от всех полков, а также по десять рядовых. Регентша категорически отказалась выполнять веление царя, после чего тот прислал еще один приказ, которому повиновались уже царские полки, отправившиеся в монастырь. Лишившаяся поддержки Софья была вынуждена отправиться вслед за ними. Петр не пожалел сестру и заключил ее в Новодевичий монастырь, где она приняла постриг и стала монахиней.
   Первое время Петр, окончательно пришедший к власти, мало интересовался государственными делами, предоставив это дело Нарышкиным. Ему хотелось покорять новые горизонты, а не сидеть во дворце, управляя огромной страной. Была у него и еще одна проблема – жена Евдокия, докучающая ему своей наивной любовью со страшной силой. Супруги были в браке уже три года. За это время у Петра появилось три сына от Евдокии – Александр и Павел, которые умерли вскоре после рождения, а также Алексей, которого он сильно любил.
   Однажды друг царя, Франц Лефорт, пригласил уставшего Петра скоротать дождливую ночь в Немецкой слободе. Не успел тот сменить промокшую одежду и присесть на диван, как вдруг в гостиной появилась неземной красоты девушка.
   – Государь, разреши представить тебе Анну Монс, – Лефорт хитро подмигнул Петру, который во все глаза смотрел на эту красавицу в открытом платье. Девушка быстро сориентировалась и склонилась перед царем в глубоком реверансе.
   – Выпьете кофе, государь? – произнесла Анна грудным голосом, от которого Петр окончательно пропал.
   Ее слишком откровенное декольте буквально заворожило юношу, который ранее видел лишь русских девушек, одевающихся по старинным обычаям в закрытые плотные платья. Ночь Петр провел с Анной, которая влюбила в себя царя своей искушенностью и раскованностью. В доме немки он задержался не на ночь, и не на две – он стал проводить с ней все свое свободное время, игнорируя страдания Евдокии, которая рыдала дни напролет в кремлевском тереме, оплакивая свою несчастную любовь. Утешением женщины была лишь свекровь, Наталья Кирилловна, которая, впрочем, тихо возненавидела невестку за то, что та не сумела влюбить в себя Петра и удержать его от сумасбродных поступков.
   Петр же тем временем начал появляться с Анной на торжественных мероприятиях, твердо решив развестись с постылой супругой и жениться на своей фаворитке. Он понимал, что любовнице нужны от него только привилегии и роскошная жизнь, которую он в избытке предоставлял Анне, даруя ей драгоценности и поместья, однако считал для себя возможным заплатить такую плату за благосклонность красавицы-немки.
   – Ах, майн херц, какое невозможное чудо! – воскликнула Анна, принимая от Петра его собственный портрет из бриллиантов и других драгоценных камней.
   Царь с удовольствием смотрел на почти детский восторг своей фаворитки и ощущал, что может свернуть горы ради нее. Одной из таких гор была Евдокия. Петра бесила одна мысль о своей жене, которая всем своим существом символизировала для него не только камень на шее, но и все те презираемые им традиции древней Руси, что закоснели и давно изжили себя. В отличие от нее, Анна Монс разделяла точку зрения Петра касаемо России – она восхищалась прогрессивным Западом, дух которого, казалось, поселился в ее по-европейски обустроенном доме.
   – А что, Анхен, – говаривал частенько царь и мечтательно смотрел на любовницу, – кому, как не мне, выводить Русь-матушку из дремучего средневековья в современность?
   Анна же полностью поддерживала Петра в его устремлениях, незаметно манипулируя увлеченным мужчиной – ходили слухи, что государь велел сбрить боярам их окладистые бороды именно после того, как Монс высмеяла их старозаветность и дикость.
   В благодарность за поддержку и понимание Петр продолжал одаривать Анну роскошными подарками. Специально для нее был выстроен дворец, в котором была обустроена великолепная опочивальня, вызывавшая зависть и восторг у всех, кто удостаивался чести лицезреть ее.
   Впрочем, ни богатство, ни статус любимой царской фаворитки не помогали Анне Монс снискать любовь народа, который искренне сочувствовал заброшенной Евдокии и ненавидел «Монсиху», которая любила проехаться по Москве в шикарном экипаже, разодетая в шелка и бархат.
   Петр же стремился к женитьбе на любовнице, но на шее мертвым грузом висела несчастная Евдокия и мать, Наталья Кирилловна, которая умоляла сына не рушить брак. Все те первые четыре года, что Петр провел с Анной, Лопухина не прекращала писать ему длинные письма, в которых жаловалась на его невнимание к ней, законной супруге. Такие же письма Евдокия писала своим родственникам – впрочем, Петр перехватывал их и с наслаждением сжигал в камине. Он уже придумал, как избавиться от надоевшей жены – осталось только воплотить свой план в жизнь.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация