А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Единственная любовь Шерлока Холмса" (страница 8)

   Глава восьмая
   Падение в преисподнюю

   Ирэн считала сегодняшний план самым гениальным из всех, которые ей приходилось составлять и претворять в жизнь! – она разглядывала чертежи и мурлыкала модную шансонетку. Впрочем, все ее затеи – пожалуй, кроме романа с его богемским высочеством, – само совершенство…
   За ее спиной раздался скрежет отпираемого замка. Ирэн инстинктивно попыталась спрятаться за спинку кресла, наспех нахлобучивая форменную шапочку, и едва успела! В кабинет ввалилось сразу множество людей: полицейские в шлемах, морские офицеры в эполетах, важный усатый господин – председатель клуба, – за его спиной толпилось все возрастающее число любопытствующих.
   Остроносый джентльмен, похожий на хорька из-за светлых рыженьких усиков, сделал шаг к адмиралу и представился:
   – Инспектор Лейстред, Скотленд-Ярд! Джентльмены, прошу всех оставаться на местах! Департамент полиции получил информацию о предуготовляемом преступлении…
   – Адмирал отдыхает! – приосанился председатель. – Здесь, в этих стенах, мы не допускаем преступлений…
   Но Лейстред уже обнаружил, что сейф открыт, ухватил Ирэн за плечо и вытащил из убежища за спинкой кресла:
   – Придется разбудить адмирала! А ты, парень, что здесь делаешь?
   – Присматривал за песиком, сэр… – едва слышно прошептала Ирэн и стала осторожно, бочком, подвигаться к выходу.
   Один из офицеров обратился к адмиралу, но тот не шелохнулся, председатель с раздражением отстранил офицера и собственной рукой осторожно дотронулся до плеча почтенного члена клубного сообщества. Тело адмирала безвольно съехало на диван, председатель побледнел и отшатнулся.
   Лейстред бросился к адмиралу, приподнял веко и крикнул:
   – Здесь есть врач? Впрочем… – Он ловко приложил пальцы к жилке на шее. – Боюсь, мистеру Армбалту он уже не потребуется…
   Ирэн оглянулась и вскрикнула, прикусила пальцы, чтобы не разрыдаться, и хотела броситься к несчастному старику. Но над телом уже склонились подоспевшие медики, которых было немало среди членов клуба. Им оставалось только подтвердить слова полицейского, но они были бессильны назвать причину смерти без дополнительных изысканий. Морские офицеры устремились к сейфу, вытряхнули оттуда документы – папка с вытесненной золотом надписью «Неустрашимый» была пуста!
   – Прошу всех оставаться на местах и не покидать клуб без моего разрешения! – Лейстред поднял руку, призывая ко вниманию, и успел остановить официанта – вышколенный, невидимый и неслышимый, он собирал на поднос чашку, бокалы, бутылку виски. – Стоп! Ничего не трогать… Констебли, приступайте к осмотру помещения!
   – Устроить обыск в «Уайтс» – неслыханное самоуправство, мистер Лейстред. Я протелефонирую о вашей выходке министру внутренних дел…
   – Простите, сэр, речь идет о документах государственной важности! – шагнул вперед старший из морских офицеров. – Полиция действует в интересах адмиралтейства.
   Руки у Ирэн дрожали, она прислонилась к большому книжному шкафу, еще секунда, и она либо уронит корзину, либо сама рухнет под тяжестью случившегося.
   – Тем более. Здесь нечего расследовать. Предполагать воров в джентльменах – полный абсурд! – Председатель поправил безупречную перчатку, за локоть выволок Ирэн на середину комнаты и с ноткой брезгливости продолжал: – Достаточно обыскать этого… э… служащего. Он не из клубной прислуги, мы отбираем прислугу со всей пристрастностью. – Он был вынужден прервать свою филиппику, плотное кольцо любопытствующих расступилось, пропуская в кабинет мистера Нортона и еще одного джентльмена, лицо которого показалось Ирэн чем-то знакомым – точно такая же фамильная горбинка венчает переносицу мистера детектива.
   – Мистер Нортон? Мистер Холмс? Напоминаю, что находиться во внутренних помещениях клуба в верхней одежде воспрещено с 1798 года.
   – Но вы сами нас вызвали и просили прибыть без промедления…
   – Это не дает повода игнорировать правила! – Председатель поджал и без того тонкие, как нитка, губы.
   – К черту ваши правила! Кто только их установил? – Нортон стащил пальто и швырнул на пол. – Вы что, ослепли? Или правила позволяют обыскивать в клубе леди?
   Председатель выпустил локоть Ирэн с видом человека, обнаружившего, что вместо безобидного ужа он ухватил гремучую змею. Ирэн наверняка рухнула бы на пол, если бы Нортон не успел придвинуть ей кресло, ободряюще шепнул:
   – Уверяю, мисс Адлер, сейчас этот досадный инцидент разъяснится…
   – Досадный инцидент? – вознегодовал председатель, его лицо из бледного стало красным, затем пурпурным и, наконец, фиолетовым, как гребень индюка, вступившего в схватку. – Двести лет наш клуб был образцом! Подол женщины не касался его порога… Досадный инцидент – когда лорд Глэдли был убит ударом канделябра в висок, или когда сэр Аксли на пари проник сюда нагишом! Инцидент – когда кресла сперва прожигают сигарами, а потом устраивают пожар в библиотеке, совращают грумов или шельмуют в карты… Но это! – председатель умолк, не в силах подобрать подходящего слова.
   На выручку ему пришел мистер Уайльд. Литератор с мастерством подлинного артиста занял место в дверном проеме и эффектно зааплодировал:
   – Браво! Итак, женщины никогда не были виновницами перечисленных безобразий? Ergo[7], можно приравнять сегодняшнее происшествие к упомянутому «прецеденту сэра Аксли» – проникновение в клуб на пари?
   Ирэн тут же кивнула, ухватившись за эту спасительную ниточку:
   – Да-да! Я пробралась сюда на пари… Мы побились об заклад с… – она опасливо покосилась в сторону безжизненного тела, – с адмиралом Армбалтом! Как ужасно…
   В дурацкой курточке и штанишках выглядит она действительно ужасно.
   Ирэн всхлипнула.
   – Ужасно? Мистер Уайльд, я не могу выставить вас из клуба за пренебрежение моральными устоями общества, поэтому с большим облечением исключаю вас за организацию пари, не соответствующего правилам!
   – Прекрасно! Я поеду завтракать в клуб «Ватье». – Уайльд гостеприимно распахнул руки. – Кто со мной, джентльмены? Там дивная французская кухня, предрекаю, что «Ватье» снова войдет в большую моду! В Лондоне модно все то, что делаю я!
   – Действительно, мисс Адлер, поедемте отсюда… – Адвокат подал ей руку.
   – Но документы… – один из офицеров неуверенно попытался преградить им путь.
   – Не вижу никаких доказательств того, что документы вообще были в сейфе, – слова Нортона звучали весомо, и за каждым чувствовалась адвокатская хватка. – Идемте…
   Во время этой словесной перепалки мистер Холмс успел обменяться парой слов с медиками и полицейским инспектором, наклониться к телу, добрался до подноса с посудой, внимательно изучил содержимое чашки, покачал ее в руке, поднес к свету. Даже сунул внутрь палец, растер прилипшую к нему невесомую крупинку.
   – Боюсь, сегодняшний случай придется уподобить «прецеденту лорда Глэдли». Убийство – только не посредством канделябра, а посредством яда… – Он налил некоторое количество чая в блюдце и поставил его перед мокрым носиком щенка.
   Ирэн пришлось тут же оттащить малыша и подхватить на руки:
   – Ни в коем случае… ему… ему это навредит!
   – Что скажете, мистер Нортон? Лаборатория, которая всегда с нами! – ухмыльнулся инспектор Лейстред, указав на собачку, и сделал знак констеблю, – Отберите пробы. Мисс Адлер будет задержана по подозрению в убийстве адмирала Армбалта до судебного решения. Ее подвергнут допросу и обыску с соблюдением всех требований закона.
   Ирэн вскочила со стула и топнула ножкой – как всегда поступала в минуту душевных волнений:
   – Только что он был жив!
   – Все покойники минуту назад были живы. – Лейстред живенько отобрал у Ирэн щенка и защелкнул наручники. Запястья свело от холода, ледяная дрожь волной прокатилась по телу, Ирэн снова всхлипнула, простерла руки к корзине с песиком:
   – Тоббиас! Мой маленький Тобби… Мистер Нортон! – Она бросилась к адвокату: – Молю, не бросайте его! Позаботьтесь о моем несчастном питомце, отвезите его вместе с этим чудным тюфяком и корзиночкой в собачью гостиницу леди Абигэйл, иначе он не уснет на новом месте и будет скулить… Прошу вас! Я знаю, там о нем позаботятся…
   Сцена могла растрогать самые черствые сердца, даже в несгибаемом председателе клуба проскользнуло нечто общечеловеческое:
   – Мистер Холмс! Сэр Майкрофт, я приостанавливаю ваше членство в клубе за попытку жестокого обращения с животным, – вынес вердикт председатель и торжественно вручил корзину с собакой мистеру Нортону. – Убедительно прошу джентльменов, не являющихся членами клуба, покинуть здание! Кроме полицейских – лиц, исполняющих профессиональный долг, правила клуба рассматривают как прислугу…
   Нестройная процессия двинулась к выходу, возглавлял ее Лейстред. Его полицейские фактически тащили Ирэн под руки, рядом с ней шагал мистер Нортон с корзиной, в которой поскуливал напуганный щенок, следом чинно вышагивал лакей с пальто и цилиндром адвоката в руках.
   – Мисс Адлер, продержитесь до завтра! – наставлял он. – Завтра судья вынесет решение о вашей дальнейшей судьбе, гарантирую, что вас отпустят под залог! Инспектор, надеюсь, избавите леди от тряски в вашей полицейской колымаге?
   Плечи у Ирэн вздрагивали – полисмены, за исключением тех, что остались завершать обыск в клубе, устроились в повозке. Лейстред, не желавший уступать в галантности по отношению к леди прочим джентльменам, подозвал кэб и уселся в него рядом с Ирэн, наказал вознице следовать за полицейской повозкой.

   Ночь успела раствориться в утреннем тумане, как сахар в чайной чашке. Лондон нехотя просыпался: понурые лошадки тащили груженные продуктами тележки из пасторальных пригородов в лавки городских зеленщиков, угольные фургоны торопились доставить свой товар к очагам и каминам, источали отвратительные миазмы бочки с креозотом, с ними соперничали подводы с рыбой и мусорные фургоны, мешали проезду телеги с длинными досками – строительные леса вырастали из тумана то тут, то там. Джентльмены в цилиндрах с одинаковыми бесстрастными лицами подзывали кэбы, лондонцы попроще штурмовали конки или быстрым шагом направлялись к станциям подземки. Опасности ночи сменялись обычной деловой сутолокой, с непременными заторами на проезжей части, справиться с которыми было не под силу редким регулировщикам. Но их возница отличался завидным проворством, лавировал в потоке движения, частенько сворачивал в неприглядные переулки, чтобы объехать заторы.
   Не все маневры выходили удачными – они потеряли полицейских из вида, когда маленькая боковая улочка оказалась перегорожена фургоном, доставлявшим, если верить рекламной надписи, «Деликатесы для домашних любимцев».
   При других обстоятельствах Ирэн сочла бы встречу с таким фургоном добрым знаком, но не сегодня! Не полагаясь на возницу, мистер Лейстред высунулся наружу, крикнул сквозь туман:
   – Что за дьявольщина там приключилась?
   Его слова гулким эхом взлетели вверх, вместо ответа из туманного марева возник кулачище, размер которого приближался к размеру головы самого инспектора, – силуэт обладателя кулака-кувалды появился следом, закрыв собой половину обзора. С крыши кэба доносились скрежет, звук ударов, крики и брань – сотоварищи бандита колотили кэбмена, вымогая ночную выручку.
   Инспектор попытался перехватить огромную руку, как опытный борец, но добился только того, что детина снес дверцу кэба и выволок его на улицу, принялся осыпать ударами. Ирэн инстинктивно вжалась в самый уголок, но убежище казалось хрупким и ненадежным, когда появился еще один налетчик – судя по залихватски заломленной кепке и золотому зубу – главарь всей шайки, вооруженный стальным прутом. Он заглянул в пролом, мазанул по Ирэн мутным, похмельным взглядом, присвистнул и прогнусавил:
   – Эй, Кувалда, не бей шибко, смекаешь, за что нам обещали деньгу? Ты сперва вызнай у них, где дели дамочку!
   Пока громила повернул голову к оратору, инспектор ухитрился выхватить револьвер и сделал несколько выстрелов – Ирэн медленно сползала вниз, в надежде укрыться под сиденьем, раз ее инкогнито еще не раскрыто.
   Бойкая пуля, выпущенная из револьвера, как раз достигла цели, ранила мистера Кувалду, дюжий громила завалился назад на кэб, который заскрипел и перекосился под его тяжестью, уцелевшая дверь открылась и хлопнула на ветру. Ноги Ирэн сами собой скользнули на землю, она упала на колени в противную грязную жижу и сразу же вскочила, свалившийся с козел возница корчился и стонал в грязи, его лицо заливала кровь. Чуть поодаль инспектор Лейстред вступил в затяжной боксерский поединок сразу с двумя головорезами, главарь скакал вокруг них, размахивал прутом и подбадривал сподвижников криками. С соседней улицы уже доносились свистки полицейских и топот тяжелых форменных сапог.
   Ирэн попятилась, туман обнял ее за плечи, как будто хотел ободрить, прошептать – беги…беги…беги быстрее! Она сделала несколько шагов, придерживаясь руками за влажную шершавую стену. Внезапно стена оборвалась – в ней обнаружился проход на соседнюю улицу. Отчаянная женщина скользнула в него, оказалась на неширокой, но оживленной торговой улице и смешалась с толпой.

   Она прошагала несколько кварталов, страх и холод подгоняли ее, а руки в наручниках затекли, прятать их под куцей форменной крылаткой было неудобно, ей требовался отдых! Хотя бы самый коротенький. Она заметила стрелку, указывавшую вниз, на лестницу, из подземелья веяло теплом. Ирэн решилась спуститься в лондонскую подземку, открытую для всех желающих с пяти тридцати утра до самой полуночи. У окошка кассы бесконечной чередой змеилась очередь. Ирэн привалилась к стене – в кармане у нее позвякивало несколько шиллингов, но как их вытащить? Раньше все было проще – у нее были волосы, в волосах шпильки, а открыть замок на полицейских наручниках шпилькой не сможет только олух. Но сейчас…
   Пришлось внимательно смотреть под ноги, пару раз спуститься по лестнице, подобрать перепачканную шпильку, кое-как оттереть об штаны, чтобы взять в зубы, устроившись в самом темном и заплеванном закутке, ковыряться в замке под крылаткой практически вслепую. Результат вышел неожиданным – одна ее тонкая, изящная кисть просто выскользнула из наручника во время этих упражнений! Освободив вторую, Ирэн помчалась к кассе, отсчитала пенни и получила билет второго класса.
   Вручила его билетеру на входе и продолжила спускаться вниз, вниз, вниз – в душный, тяжелый воздух, в темноту и безысходность, в самое жерло преисподней.
   Темная утроба города слизывала маслянистый свет ламп, и тысячи людей копошились впотьмах в этом гигантском подземном муравейнике. Ирэн протиснулась сквозь плечи в засаленных робах и старых пальто – подземку выбирал большей частью рабочий люд. Поезда сменялись у платформы так быстро, будто бросались преследовать один другой, а затем исчезали в непроглядной темени тоннелей, соединявших Паддингтон и Фаррингдон-стрит. Локомотивы исправно обдавали пассажиров грохотом и угольной пылью. Звенели звонки, пыхтели паровые машины, надрывно орали кондукторы.
   Галдеж, всеобщая спешка и толкотня заставили Ирэн скорее прыгнуть в вагон – ей было все равно куда ехать, лишь бы приткнуться на узкую скамейку. Она положила руки на колени, голова, отяжелевшая после бессонной ночи, сразу же опустилась на руки. Теперь ее разыскивает вся полиция Лондона, возможно – военно-морская разведка или Британский королевский флот в полном составе. Кто-то нанял громил, чтобы ее похитить. Или даже убить! От мысли об этом неизвестном пальцы у Ирэн похолодели так, что пришлось подышать на них, как в лютый мороз, чтобы согреть. А еще есть люди вездесущего шталмейстера двора его Баварского высочества, которые каждый день развлекаются тем, что малюют в ее скромном пристанище новое число. Сегодня это будет «23». Время утекает, как вода сквозь пальцы. От номера в «Зеленой миле» она вынуждена была отказаться, когда ее экстравагантный приятель мистер Уайльд учинил там скандал из-за недостаточного количества льда, поданного с шампанским. Нет, милейший Оскар слишком непредсказуемый человек, чтобы обращаться к нему за помощью в бегах.
   Мистер Нортон? Ирэн горько вздохнула, вспоминая мужественные скулы и модные темные усики адвоката. Увы, надо признать, что мистер Нортон – слишком безупречный джентльмен – сразу же отведет ее в полицейский участок, а в остальном положится на подслеповатую британскую Фемиду и собственное адвокатское искусство.
   Выходит, ей совсем некуда идти, не во что переодеться и негде поесть. Она сгинет в темных лондонских подземельях, как сотни других бродяг, чьих имен и судеб никто не помнит. Ее веки медленно опустились, а сознание уплыло в горние выси – к богам солнца и света, которых славят дольмены кельтов и лондонские медиумы. Ирэн уснула.

   На конечной станции кондуктор растолкал всех задремавших пассажиров и вышвырнул из вагона. Ирэн поднялась со станции наверх, зевнула и потерла глаза кулачком, а потом оценила собственное отражение в ближайшем стекле – чуда не случилось. Хуже того – микроскопические точечки угольной пыли размазались по лицу, форменный костюмчик перепачкался, волосы засалились. Копоть и сквозняки сделали свое дело – теперь она шмыгала носом и хрипела без всяких актерских ухищрений, а носового платка в ее карманах не нашлось. Надо скорее выбираться из душной подземки, если она не хочет окончательно превратиться в уличного бродяжку.
   Район, прилегавший к станции, был ей незнаком, голова закружилась от света и свежего воздуха, в ушах зазвенело, захотелось есть. Напрасно она поддалась на уговоры мистера Уайльда, ратовавшего за полное перевоплощение в прислугу, и не взяла с собой кошелек! Беглянка вытряхнула из карманов и пересчитала наличность – ровно двадцать шиллингов. Считай, целый бумажный фунт, добавить еще шиллинг, и получится полноценная гинея. Немалое состояние, с точки зрения какого-нибудь побирушки. Можно позволить себе перекусить чем-нибудь вкусненьким. Она огляделась и поморщилась – у станции подземки толкались разносчики, нахваливая всякую сомнительную снедь, пришлось направиться к торговцу жареными каштанами.
   Рядом с жаровней торговца собралась целая ватага малолетних кокни. Мальчишки грели захолонувшие ладошки, толкались, болтали на своем диком наречии и курили подобранные на мостовой окурки. Судя по зажатому в зубах остатку сигары, председательствовал в этом своеобразном клубе, мало похожем на «Уайтс», юноша лет двенадцати в сползавшем на самые брови котелке и поношенном клетчатом пальтеце.
   Ирэн взяла кулечек с каштанами – мальчишки проводили покупку голодными глазами. Конечно, делиться с ними не следовало: такова натура нищебродов – покажи им пенни, украдут соверен! Но соверена у нее уже не осталось, приближалась ночь, а кто лучше таких ребятишек знает, в каких закутках озлобленного города можно укрыться от холода и полиции одновременно? Кроме того, в их болтовне Ирэн явственно разбирала слово «Бейкер-стрит», может, улица где-то поблизости?
   Пришлось вспомнить простенькие трюки, которым она выучилась у Сильвио. Импресарио дорожил своим цирковым прошлым и любил повторять, что устроится иллюзионистом в варьете, если дела пойдут совсем скверно. Ирэн приблизилась к компании и ловко извлекла пенни из-за уха самого младшего:
   – Держи, приятель!
   – Спасибо, мистер… – захлопал глазами мальчик.
   – Те, парень, в цирк податься надо! – захихикал щербатый парнишка с обсыпанной веснушками физиономией. – Я раз ходил наниматься в шапито, только там нужны ребята ростом поменьше и рожами пострашнее, изображать карликов да уродцев.
   – Дурень ты, Джингер! Зачем ему сдался твой цирк? – оглядел нового знакомого паренек с сигарой. – Он и так наворует себе полные карманы.
   Ирэн простецким жестом почесала затылок, вздохнула:
   – Много ли наворуешь, когда кругом шныряет полиция… Видно, стряслось что-то…
   – Точно! – солидно кивнул «председатель». – Убили какого-то важного шишку.
   – Убили и тебе доложились? – хмыкнула Ирэн.
   – Неее-а… – протянул «председатель» и выпустил колечко дыма. – Но мы всегда знаем, что и где стряслось. Один джентльмен подряжает нас на работу… – Он выдержал драматическую паузу и уточнил: – Частный сыщик. О как!
   – Так я вам и поверил! – скривилась Ирэн. – Врете небось.
   – Верить или нет – твое дело, – раззадорился паренек, вытащил из кармана мятый телеграфный бланк и расправил на коленке. – Читай сам, если ученый.
   «Мистеру Картрайту. Организуй наблюдение Парк-Лейн 427. Доклад лично. Ш. Х.»
   Адрес покойного мистер Адэра, вспомнила Ирэн. Значит, сыщик все еще занимается его делом. Она догадалась, что улица где-то неподалеку, и поинтересовалась:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация