А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Единственная любовь Шерлока Холмса" (страница 6)

   Глава шестая
   Пропавшая велосипедистка

   Горничная давно вернулась. Дом успели основательно проветрить, обгоревший стол и ковер с прожженными плешами убрали, но прислуга из опасения обходила пострадавшую комнату стороной. Синьор Сильвио легкими шагами кружил по опустевшей «китайской гостиной», размахивал списком клиентов галантерейной лавки и перечнем участников аукциона леди Абигэйл и сокрушался, что разобраться в хитросплетениях титулов, приставок и родственных отношений сэров и баронетов сможет только искушенный британец! Добрая дюжина фамилий начиналась с «W» и еще полдюжины имеют начальной букву «M».
   Попробуй разберись со всеми этими Милк– Wотерами!
   Вдвоем с Ирэн им не уследить за такой прорвой головорезов, здесь орудует целая мафия! Каморра! На Сицилии каморра сперва отрезает проштрафившимся палец, потом – уши, а напоследок разрубает тела несчастных, складывает куски в холщовый мешок и бросает в море. Синьору Сильвио очень не хочется узнать, как расправляются со своими противниками преступные кланы в Лондоне.
   Даже без причитаний импресарио было ясно, что им не ускользнуть от вездесущих соглядатаев без помощников. Ирэн направилась в кабинет – открыла письменный прибор, набросала несколько записок, запечатала в конверты и отправила с мальчишкой-посыльным из лавки по соседству. Черновики она тут же сожгла в камине – благо, вечер выдался прохладным.

   За завтраком они с Сильвио развернули путеводитель и принялись шумно обсуждать городские достопримечательности. Прежде всего приезжим следует посетить знаменитый Британский музей, потом – лондонский Тауэр.
   – Пора привыкать к тюремному воздуху! – мрачно заметил импресарио.
   Для длительной прогулки Ирэн оделась непривычно скромно: без пенящихся кружев, искусственных цветов и россыпей стекляруса. Из драгоценностей ограничилась часиками-кулоном на длинной цепочке. Выбрала совсем простую юбку, шлейф которой не надо было подбирать и пристегивать, затем набросила темное и прямое пальто-дипломат, похожее на школьный пенал. Горничная помогла ей приколоть шляпку с густой вуалеткой – чтобы защитить лицо от пыли, копоти, брызг грязи, которые Большой Лондон обрушивает на фланеров без разбора их пола и социального статуса, подала хозяйке меховую накидку и роскошную муфту.
   Сильвио ловко подбросил котелок, так что он перевернулся в воздухе, и поймал его. Через сорок минут экипаж доставил их к Британскому музею, когда часы поблизости начали отбивать полдень.
   Перед экскурсией Ирэн отправилась в дамскую комнату.
   Да-да! Даже здесь, самом центре Великой Британии, леди делают это!
   Они дают подружкам поносить свои чудесные наряды и сами одалживают чужие шляпки и муфты… Мисс Памела быстренько обменялась с Ирэн головными уборами. Она получила записку и охотно согласилась посодействовать певице – обвести вокруг пальца навязчивого поклонника. Именно так Ирэн объяснила прогрессивной девушке смысл маскарада в записке. На спортивные плечи Пэм перекочевало пальто и накидка Ирэн, а она сама натянула теплую куртку для велосипедных прогулок. Передача муфты и полуопущенная вуалетка завершили преображение.
   Мужчины замечают только общий силуэт, а женщины, напротив, исключительно яркие детали. Так что одетая с изысканной простотой дама издали казалась неотличимой от Ирэн, отправилась осматривать музей об руку с экспансивным итальянцем. А девушка в круглых очках и клетчатой кепи выскользнула из музея, так и не удостоившись чьего-либо внимания. Добралась до велосипеда – поспеть повсюду пешком в таком громадном городе, как Лондон, абсолютно немыслимо, и покатила в направлении Бейкер-стрит.

   Мисс Адлер не терпелось сделать мистеру Холмсу ответный подарок – в виде двух списков, обрывка промокательной бумаги, на котором она впервые обнаружила значок из четырех перекрещенных сабель, и леденящего кровь рассказа о вчерашнем поджоге. После такой щедрости она вправе будет рассчитывать на ответную откровенность и расспросит мистера сыщика, чем ему помог выпачканный углем платок и какие роковые тайны скрывала закладная книга клуба «Багатель».
   Еще вчера она отправила мистеру Холмсу телеграмму, с просьбой о срочной встрече в определенное время, но из осторожности подписалась именем добросердечной Пэм. Поэтому, взбежав по короткой лестничке, уверенно постучала молоточком в двери. Ей открыла почтенная дама с поджатыми губами, надменное выражение запечатлелось на ее лице глубокими морщинами. Строгое фиолетовое платье, отделанное черным, было скроено с таким турнюром, который вышел из моды лет десять назад.
   Она окинула молодую даму проницательным взглядом.
   – Могу я видеть мистера Холмса?
   – Мистера Холмса нет дома, – сухо ответила дама.
   – Но мне очень нужен его совет, – не успокаивалась Ирэн, юркнула в холл мимо домовладелицы. – Я вчера прислала телеграмму…
   Дама кивнула на груду нераспечатанных конвертов:
   – Мне нечем вам помочь! Скопилось много почты…
   – Мистер Холмс не ночевал дома? – заинтересовалась Ирэн.
   Лицо дамы стало еще строже, она проигнорировала вопрос:
   – Мистер Холмс редко пропускает ленч!
   – Тогда я его подожду…
   – В моем доме не принято впускать гостей в отсутствие жильца.
   – Но я приехала издалека и очень устала. – Ирэн покачнулась, сделала несколько неуверенных шагов в гостиную и картинно свалилась в кресло, простонала: – Мне дурно! Молю – чашку чая, чтобы я могла воспрянуть духом и добраться домой…
   Чувство долга перевесило в домовладелице антипатию, дама вышла из комнаты. Пока со стороны кухни доносились позвякивание фарфора и звуки бегущей воды, Ирэн вскочила и бесшумно, как сквозняк, скользнула по комнате – цилиндр мистера Уайльда, его трость в углу. Злополучный платок распят на изъеденном пятнами кислоты сосновом столике, среди химических горелок, змеевиков, пробирок и колб. На полках теснились альбомы с газетными подшивками, справочники из самых неожиданных областей знаний и даже скрипка в аккуратном футляре. Ирэн провела пальцем по слою пыли, пытаясь представить, как звучит инструмент в руках сыщика. А потом добралась до конторки – на ней в беспорядке были разбросаны записи – столбики чисел, исчерканные расчетами и буквами. Очевидно, мистер Холмс занимался расшифровкой. На одной страничке почерк отличался, а на бумаге было вытеснено название клуба «Багатель». Она окончательно уверилась, что смерть несчастного Адэра связана с черным бизнесом Милвертона, но не смогла бы объяснить своего знания посредством логики. Возможно, мистеру Холмсу это удастся? Она пристроила списки и клочок бумаги с меткой «W» так, чтобы сыщик заметил их с первого взгляда. Без малейшего колебания развернула листок, надписанный «Для д-ра Ватсона». Записка была совсем коротенькой:
   «Ушел за W, в лавку китайца. Все новости телеграфируйте на его адрес».
   Далее следовало название улицы и какой-то то ли лавки, то ли паноптикума.
   Ирэн была слишком взволнованна, чтобы его запомнить, и сунула листок в рукав – она увидала нечто более важное! Свой фотопортрет, вырезанный из французской газеты, и пожелтевшую афишу Варшавской Императорской оперы со своим именем – как мило! К ним была приколота карточка. Пришлось прищуриться, чтобы разобрать:
   «Раздел 4/3. Аферисты, международные».
   Что возомнил о себе этот «мистер ищейка»? Надо разыскать его и спросить прямо!
   На бегу она бросила домовладелице, застывшей с подносом в руках:
   – Не стоит, мне уже лучше!

   Даже в таком громадном городе, как Лондон, нет места, которое нельзя разыскать, если знать точный адрес. Ирэн окликнула свободного кэбмена, монетка, которую она подбросила в руке, сверкнула, как блесна рыболова, и спросила, где находится «Лавка чудес и редкостей старца Лао» и как туда добраться на велосипеде?
   Дюжий детина с красной физиономией пожал плечами:
   – Доехать можно, дело-то нехитрое – даже леди под силу. Знай крути педали и доедешь, если больше нечем заняться! Вот стоит ли туда ездить, другое дело…
   – Скверное место?
   – Скверное? Мэм, много в Лондоне есть мест и похуже. Но кабы меня просили, давали мне три гинеи или даже пять – не поехал бы. Не дело ездить, если неизвестно, вернешься или нет с поездки. Ладно, джентльмены – взяли моду шататься по притонам и портовым складам, чтобы пощекотать нервишки, а потом издать книжку рассказов. Но леди не пристало этого!
   – Обращаться в лавку старца Лао?
   – Книжки писать. Не дамское занятие. Такое мое мнение – нравится оно или нет…
   Ирэн помахала рукой разговорчивому кэбмену и покатила в указанном направлении. С каждым поворотом улицы становились уже, а сточные канавы шире. Помои неслись по ним бурными потоками. Грязь налипала на колеса, а ноздри штурмовали мерзкие запахи тухлых овощей, рыбных кишок и дешевого мыла. Поперек узких улочек на веревках были вывешены на просушку несчетные количества застиранных рубах и пожелтевших простыней. Мокрые полотнища хлопали на ветру, приходилось пробираться сквозь них, как через гигантские листья в тропических дебрях. Из дверей дешевых пивнушек разило перебродившим пивом и грошовым табаком. Точильщики с диким скрежетом вертели колеса своих адских машин, у бочонков с углями перебрасывались шутками и курили оборванцы, младенцы истошно вопили, пьянчуги дрыхли прямо в грязи, а злобные облезлые псы щерили пасти как дикие хищники. Копоть и грязь годами оседали на стенах здешних домов, превращая их в непроходимые серые лабиринты, которые сбивают путников с дороги и уводят прямиком в преисподнюю.
   Стоит оступиться, заблудиться, и уже никогда не выбраться из этого смрадного кошмара – Ирэн сделалось жутко. Она сильно утомилась и не представляла, как будет искать обратную дорогу к широким проспектам с газовыми фонарями, если ее экспедиция окончится провалом вместо встречи с мистером Холмсом. Эта мысль придала ей решимости, она еще быстрее закрутила педали – судя по адресу, она была почти у цели!
   Редкие прохожие отпускали вслед велосипедистке шуточки, она понимала меньше половины слов из их быстрой, странной болтовни. Но догадаться было несложно – простые лондонцы рассматривают суфражисток как частный случай помешательства! Какой-то мальчуган, обвитый кольцами шарфа, хотел швырнуть в нее камнем, но приятели остановили его:
   – Нет, Джимми, пусть едет! Чокнутые бабы заливают свинец в носки ботинок, чтобы сподручней метелить полицию, и нам достанется…
   Ирэн притормозила, спрыгнула с велосипеда – мальчишки кинулись врассыпную, как воробьи при виде вороны, но она все же успела ухватить оборвыша в шарфе:
   – А-а-а-а-а… – завопил мальчишка. – Я ничо не делал! Пусти…
   – Ну-ка веди меня в лавку старца Лао! Быстро!
   Жертва трепыхалась у нее в руках, исходя слезами и соплями:
   – Мэм, не пойду я туда, хоть прибейте… Там превращают детей в восковых уродцев, а кто пожирнее – вырезают печенку и отдают на корм крокодилу…
   Пришлось встряхнуть мальчишку еще раз:
   – Прекрати булькать и внятно объясни, где это жуткое место!
   – Езжай через двор, там за угол. Вывески нету, зато в окне страшнючая маска…
   Разглядывать маску она не стала, а просто толкнула дверь и втащила велосипед в пыльную, захламленную комнатушку. Восковые манекены, мумии и чучела стояли здесь вперемешку с надбитыми фарфоровыми плошками и стеклянными банками, где в мутной полупрозрачной субстанции болтались мерзкие мясные обрезки. Абсурдность картины подчеркивала модная дамская шляпка, украшенная цветами и чучелом маленькой птички, нахлобученная на медную фигуру многорукой индийской богини. В углу комнаты тлела японская жаровня, а рядом было накрыто клеткой корыто. В корыте лежал маленький крокодил! Крокодил медленно приоткрыл один глаз: Ирэн попятилась назад, невольно вскрикнула, сшибла велосипедом жестяные короба, они с грохотом покатились на пол.
   Из шума и пыли перед ней возникло согбенное создание: иссохшая старушонка с темным лицом, похожая на цирковую обезьянку. Ее седенькие волосенки были зачесаны назад и собраны в засаленную косичку размером с мышиный хвостик! В зубах старушонка сжимала трубочку, поэтому не разжимала зубов, даже когда говорила, и ее голос напоминал змеиное шипенье:
   – Шта ищет леди? Хощет продать?… залошить?…
   Она жадно погладила колесо велосипеда, но гостья замотала головой:
   – Я ищу джентльмена!
   – Для утехи? – фыркнула мерзкая старушенция, но Ирэн была не из тех, кого легко смутить, она просто запоздало задумалась – вряд ли мистер Холмс стал представляться настоящим именем в таком сомнительном месте, она попыталась описать предмет своих поисков доступно для старой карги:
   – Эффектный джентльмен, со спортивной фигурой, хорошо одет и курит трубку!
   – Все мои курят трубку… ищи своего там… – Старуха приподняла выцветший цветной коврик, прикрывавший дверной проем в стене, из которого потянуло отвратительным смрадом. Ирэн пришлось прикрыть нос и рот надушенным платочком, чтобы заглянуть в жуткую пещеру. Глаза привыкли к мраку, она смогла разглядеть, что в комнатушке с низким потолком прямо на полу, среди соломы, ветоши и засаленных тюфяков, тела – скрюченные, потные и полуголые «гости» старушонки курили самодельные трубочки с опиумом.
   Богомерзкую картину разнообразило единственное светлое пятно – шелковый жилет и дорогая рубаха мистера Уайльда казались белоснежными, а его свалявшиеся длинные волосы – золотыми. Он выглядел как ангел, сдавший в заклад крылья. Бросить литератора в таком плачевном состоянии она не могла, потом – кто кроме Оскара может лучше разобраться в хитросплетениях британских фамилий из двух списков? Придумать, как одной милой и сообразительной леди проникнуть в клуб «Уайтс»? В конце концов, не обязательно быть сыщиком, чтобы знать перепачканную пороками изнанку лондонского света! Ирэн здорово злилась на мистера Холмса – вольно или невольно, но он дважды не соизволил с ней встретиться.
   – Оскар! – позвала Ирэн. – Оскар, вы слышите меня?
   Он приподнял голову и обвел земной тлен мутным взглядом.
   Пришлось плотнее прижать платочек к носу и наклониться, чтобы подобраться поближе к писателю, проникающемуся красотой порока. Ирэн двигалась осторожно, чтобы не наступить на других курильщиков; ухватила его за руку, потянула изо всех сил:
   – Кто-нибудь! Помогите же мне!
   Ворох грязных тряпок ожил и зашевелился у нее под ногами.
   Из него высунулся всклокоченный оборванец, лицо покрыто пегой щетиной, глаза заплыли так, что не рассмотреть. Физиономия была настолько отвратительной, что ее стоило бы зарисовать в блокноте, чтобы потом использовать как модель для гримеров в театральных постановках. Оборванец протянул к ней заскорузлые пальцы, пытаясь ухватить за подол, и прогнусавил:
   – Мэм… Купите атлас – «Птицы Британии»…
   Ирэн снова вскрикнула и отскочила, но оборванец не унимался:
   – Самое редкое издание, какое можно найти за деньги, мэм! Девяносто пять иллюстраций, чучело птички – в подарок покупателю… – Он уселся, громко щелкнул пальцами, заорал: – Хозяин! Мистер Лао!
   В дверном проеме возник китаец, одетый и остриженный на европейский манер, Ирэн затруднилась бы определить его возраст – настолько гладким было его лицо с приклеенной улыбкой. «Почтенный Лао» – как он себя назвал – не испытывал затруднений с английским. Он изъял мистера Уайльда в крошечную комнатушку, судя по заляпанной чернилами конторке, служившую офисом его скромного предприятия:
   – Гость остался должен…
   В притонах и прочих сомнительных местах не стоит показывать деньги, если не хочешь валяться в сточной канаве с перерезанным горлом или расшибленным черепом. Ирэн решила, что часики-кулон вполне достойный выкуп, провела рукой по шее и ужаснулась – часов нет! Кошелька тоже. Их наверняка спер сопливый гаденыш. Осталось только гордо выпрямиться и заявить:
   – Хорошо, я заплачу вам пять фунтов – целых пять! – Она показал китайцу пятерню для наглядности. – Когда нас доставят в отель «Зеленая миля» (провинциального вида отель Ирэн приметила неподалеку от Брайони-Лодж, сняла там номер, где держала некоторые вещи и деньги на случай экстренного бегства из Британии).
   Китаец улыбнулся еще шире, стал похож на Шалтая-Болтая:
   – Лао не помогает в долг даже самым красивым женщинам.
   Мерзопакостная старушонка что-то прошипела на ухо «почтенному», он кивнул:
   – Можем принять в оплату имущество.
   – Пальто? Велосипед? – засомневалась Ирэн.
   – Ваши волосы… – вежливо ответил китаец, вышел из-за конторки и протянул руку к ее голове. – Хотя здесь слишком много за дрянного гостя. Лао – честный человек.
   – Предлагаете мне остричь половину головы? – негодовала Ирэн.
   – Предлагаю выбрать подарок… – любезно поклонился Лао и любовно погладил шкафчик со множеством ящичков, обозначенных иероглифами, – из моей аптеки.
   – Мое здоровье в порядке! – отрезала Ирэн.
   – Мудрые не делят душу и тело. Тибетские лекари следуют путем Дао, они врачуют душу. Здесь капли от тоски, от любовных неудач, пилюли, продлевающие молодость… – искушал ее китаец. Ирэн задумалась:
   – Найдется ли у вас, почтенный Лао, снадобье, которое помогает забыть?
   – Такое снадобье есть. Человек крепко засыпает на несколько часов, а потом не может вспомнить прошедший день… Отнимать память целиком – слишком опасно.
   – Суток достаточно. – Ирэн сняла шляпку и вытащила шпильки…
   Китаец еще не успел отмерить крошечной костяной ложечкой свой порошок, а она уже точно знала, что будет делать дальше.

   Когда Ирэн возвратилась на виллу Брайони-Лодж, там царил настоящий переполох. Синьору Сильвио пришлось отвезти милашку Пэм на какую-то акцию прямо в наряде Ирэн, пусть теперь не удивляется, если в газетах настрочат, что она поддерживает женское движение! Сам импресарио и аккомпаниатор страшно изнервничались, им трижды телефонировал дворецкий мистера Уайльда, осведомляясь, не загостился ли литератор в Брайони-Лодж. В довершение всего с визитом явился доктор Ватсон, по неизвестным причинам прибывающий в твердой уверенности, что мистер Холмс вот-вот появится здесь, и остался с твердым намерением дождаться сыщика.
   Но Ирэн только разводила руками, указала на новый шелковый тюрбан, украшенный перышками экзотической пичуги, и повторяла, что заглянула к шляпнице и совершенно забыла о времени! Сегодня ничто не могло испортить ей настроение. Ничто! Даже число «25», которое она обнаружила написанным на потолке собственной спальни.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация