А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Единственная любовь Шерлока Холмса" (страница 15)

   Глава пятнадцатая
   История болезни

   В отношении причин болезни мисс Адлер доктора, спешно призванные синьором Сильвио к постели певицы, сходились во мнении: потерю голоса вызвали расшатанные нервы вкупе с потрясениями, которые пережила молодая дама за последние дни.
   Но в методах лечения коллеги-медики расходились: доктор Крэмер советовал продолжительный и полный покой, а доктор Лоримерр – скорейшую и полную смену обстановки и климата.
   После консилиума Ирэн заперлась в будуаре и беззвучно заливалась слезами. Потом потребовала какао и с отвращением глотала свежие куриные желтки. Проверенные домашние рецепты не помогали. Отчаявшись, она прибегла к крайнему средству – выпила рюмку бренди, смешанного с настойкой шалфея, замотала горло шерстяным шарфом и стала просматривать разделы происшествий в газетах, чтобы хоть чем-то отвлечься от собственных несчастий!
   Начала она с утреннего выпуска «Кроникл», где теперь числилась внештатным корреспондентом милейшая девушка – мисс Пристли. В этом номере леди-хроникер поведала читателям о хаосе, царящем на лондонских улицах.
   На углу улиц Бентинк-стрит и Уэлбек-стрит парный фургон развил недопустимо высокую скорость и едва не сбил насмерть достопочтенного джентльмена, сотрудника министерства, одного из старейших членов клуба «Уайтс» – сэра Майкрофта Холмса. Быстрота реакции спасла экс-чемпиона Дерби – мистер Холмс успел отскочить на тротуар. Малейшее промедление обернулось бы смертью пешехода!
   При этом возница грузового фургона так и не удостоил пострадавшего вниманием, завернул за угол и мгновенно исчез. Констебль, дежуривший на перекрестке, не смог разобрать его номер. До каких пор власти Лондона будут выдавать лицензии на перевозки столь безответственным лицам? Когда, наконец, появится городская программа развития более безопасного автомобильного транспорта?

   Ирэн прикусила запястье – ведь вскрикнуть она не могла!
   Тут же набросала коротенькую записочку и отправила с горничной к мисс Пристли, строго-настрого запретив девушке садиться в первый и во второй кэб, который встретится, ни с кем не разговаривать по дороге и не вынимать записки из-за корсажа.
   Обессиленная этим несложным делом, она рухнула в кресло – однако к ленчу пришлось собраться с силами, набросить тальму и спуститься в гостиную. Ее прибыла навестить леди Абигэйл в сопровождении мистера Нортона.
   Именитая благотворительница тискала щеночка и приговаривала:
   – Ах ты, бедняжка Тобби, держи-ка сахарок! Смотри, что тебе привезла старая леди. Как же ты страдал, без корзиночки, без своей подушечки, бедный-бедный крошечка! Ну-ка, пойди прогуляйся с мистером Нортоном…
   Леди Абигэйл вверила корзину заботам прислуги, поводок щенка ткнула мистеру Нортону и вместе с хозяйкой проследовала к чайному столу:
   – У вас чудный пес! Знаете, дорогая Ирэн, мистер Нортон спас моих обездоленных питомцев. Он засудил ужасного человека из соседнего дома, который подал жалобу на лай наших подопечных. А сейчас мы едем из Нового Скотленд-Ярда, там он вырвал из рук полиции змею из моего питомника. Фигурально «вырвал», хочу сказать – посредством всяческой казуистики. Мой дорогой племянник Годфри – лучший юрист в Британии…
   Даже если бы Ирэн захотела вставить слово, ничего не вышло бы – ее шепот тонул в болтовне старой леди:
   – Вы очень бледны, дорогая! Вам надо непременно проконсультироваться с Еленой, с мадам Блаватской… – Леди Абигэйл склонилась к ее уху и понизила голос: – Представьте себе, ей был дан знак… Знак духовного свойства! Мистера Нортона ждет выдающаяся политическая карьера. Да. Ирэн, вы просто обязаны уговорить его баллотироваться в парламент, в палате общин должен появиться хотя бы один безупречный джентльмен! Разумеется, его поддержат определенные круги – друзья моего покойного мужа, все те, кто был так дружен с покойным адмиралом Армбалтом…
   – Я мало разбираюсь в политике… – Губы Ирэн шевелились совершенно беззвучно, тогда она догадалась вынуть крошечную сафьяновую книжечку с пристегнутым цепочкой грифелем и написала: «Поддержит ли его сэр Чизвит?»
   Узкий, раздвоенный подбородок леди Абигэйл вздрогнул от негодования:
   – Никоим образом! Мистер Чизвит не заслуживает звания «сэр» – он вечный оппозиционер. Мой покойный супруг любил повторять, что зрелому человеку оставаться в оппозиции непристойно. Впрочем, Чизвит любит эпатировать общество. Когда я только начала выезжать в свет, целый сезон только и судачили о его шокирующих связях… Потом он женился на американке. Богатой наследнице, дочери тамошнего угольного магната. Бойкая дамочка, но не нашего круга, и разразился настоящий скандал! – Леди Абигэйл перешла к моралите: – Да, я еще застала времена, когда брак лорда с американкой мог шокировать общество. Но сейчас другие взгляды. Посмотрите на мисс Пристли – родная внучка герцога Депткортского! – она разъезжает по городу на своем адском агрегате без кучера, без компаньонки, ведет колонку в газете, и это в порядке вещей.
   Хозяйка налила гостье новую чашку чая и пододвинула леди, чтобы как-то прервать ее монолог, отклонившийся в нежелательную для Ирэн сторону, воспользовалась передышкой и написала в блокнотике:
   «Сыновья лорда Чизвита – политики?»
   – Ирэн, вам следует чаще наведываться в Лондон! – рассмеялась светская дама. – Тогда вы знали бы, что старший отпрыск Чизвита, сын той американки, принял дела у своего деда и живет в Питсбурге, его младший брат – скульптор или что-то в этом роде. Мастерит что-то вульгарное, поэтому в большой моде у парижан. Главные надежды Чизвиту пришлось возложить на пасынка, лейтенанта Вудли. Юноше пророчили блестящее будущее, но его нынешние обстоятельства весьма плачевны…
   «Кто-то ненавидит старика Чизвита?» – написала Ирэн.
   Но урожденная леди только бровью повела:
   – Разумеется. Его ненавидит большая часть британцев, и заметьте – их лучшая часть! Его ненавидят все консервативные круги.
   Ирэн улыбнулась, все же кое-что она сегодня узнала: старшие братья лейтенанта Вудли вполне обеспеченные и состоявшиеся люди, лишенные политических амбиций. Вряд ли они ненавидели сводного брата настолько сильно, чтобы нанять для расправы с ним одержимого, вроде мистера Паука.
   Значит, ненавистников эпатажного лорда следует искать в других сферах.
   Она проводила гостей, заверила мистера Нортона, что будет беречь себя и не выйдет из дому на холод и ветер, во всяком случае, без теплой одежды! Ей уже много лучше.
   К ней вернулся если не голос, то хотя бы бодрость духа. Ирэн забралась на чердак и стала рыться в бессчетных сундуках и чемоданах.
   Совсем необязательно быть незаметной, чтобы скрыться от чужих глаз!
   К приезду Пэм Пристли она уже была наряжена на зависть полярным исследователям: в сапоги с меховыми отворотами, доху из оленьего меха и высокую лохматую шапку – эти одеяния синьор Сильвио приобрел еще в Варшаве, после взрыва в театральной гримерной. Импресарио всерьез опасался, что их обоих сошлют в ледяную, заснеженную Сайбириу, как всегда поступают с преступниками в России.
   Лицо она прикрыла высоким воротником, Пэм с усилием запихала приятельницу на сиденье своего самодвижущегося агрегата. Ни один нормальный британец не узнал бы утонченную оперную диву в этом неповоротливом нагромождении мехов. Вместе они отправились на улицу Пелл-Мелл, чтобы взять экстренное интервью у достопочтенного Майкрофта Холмса, пострадавшего в дорожном происшествии.

   Старший из братьев Холмс обосновался на улице Пелл-Мелл, в непосредственной близости от клубов, в которых любят коротать досуг джентльмены из общества. Он состоял в правлении многих из них, являлся неофициальным чемпионом по шахматам и маджонгу[17]. Даже его дом – солидное и основательное строение с дверями, окованными на странный манер, тяжелыми и весомыми, как аргументы в парламенте, – больше походил на клуб. В таких домах не бывает сквозняков, дымящих каминов, прислуги, нечистой на руку, и притаившихся на заднем дворе мусорных куч.
   Но, против ожидания, двери распахнул не лакей в ливрее, а слуга-китаец. В отличие от своего соотечественника мистера Лао, усвоившего европейский стиль, он был одет в подобие шелковой пижамы – привычное для этой нации сочетание долгополой куртки и свободных прямых брюк. Китаец сделал глубокий поклон – его волосы были туго стянуты на затылке и заплетены в косу.
   Он молча принял у леди верхнюю одежду и сопроводил их в кабинет мистера Холмса – по всей видимости, точную копию того кабинета, который чиновник занимал в министерстве иностранных дел Ее Величества. Здесь имелся не только телефонный, но и телеграфный аппарат! А число папок, аккуратно выстроившихся вдоль полок, не поддавалось исчислению. Ирэн бросила быстрый взгляд на столешницу – никакого документа, записки, конверта или хоть обрывка телеграфной ленты, указывающего на местопребывание Шерлока Холмса, она не обнаружила. В корзине для бумаг – пусто!
   Китаец снова глубоко поклонился и исчез без единого звука, в комнате воцарилась абсолютная и полная тишина.
   Пэм склонилась к самому уху приятельницы и шепнула, что хозяин кабинета – один из учредителей клуба «Диоген»; по слухам, в клубе гостям запрещалось вести какие-либо разговоры и производить шум, кроме как в помещении библиотеки. Мисс Адлер кивнула с пониманием – если это правда, ей здорово повезло! Безголосая певица – лучшая собеседница для человека, чье хобби – молчание.
   Дородный мистер Холмс появился в кабинете тоже абсолютно беззвучно и настолько внезапно, что Пэм вскрикнула от неожиданности, а Ирэн поспешила укрыться за плечом леди-хроникера в тени массивного шкафа. На выпуклом лбу чиновника красовался совершенно не сообразный ему по статусу пластырь.
   – Рад приветствовать, мисс Пристли! Пока вы добирались, чтобы написать об одном городском происшествии, ваш покорный слуга успел угодить во второе! Представьте себе, шел по Вирт-стрит, мимо дома, где производят ремонт крыши. С самого верха ветром сорвало изрядный кусок шифера. Только благодаря счастливой случайности, точнее – отменно сработанному цилиндру, я отделался всего лишь этой небольшой шишкой на лбу! Производить кровельные работы с такой халатностью – форменное безобразие! Вы сделаете полезное дело, если предупредите своих читателей о месте опасного ремонта.
   Мисс Пристли деловито записала адрес места происшествия в блокнот и уточнила:
   – Мистер Холмс, с вами часто происходят подобные несчастные случаи?
   – Нет, – отмахнулся чиновник. – Такое со мной впервые.
   – Вас насторожили эти происшествия?
   – В каком смысле?
   – Возможно, им предшествовали угрозы или странные, необъяснимые знаки?
   Мистер Холмс задумался, механическим движением поменял местами нож для бумаги и пресс-папье, с интересом взглянул на девушку:
   – Подумать только, мисс Пристли, коллеги считают меня одним из лучших международных аналитиков, но мне даже в голову не пришло установить связь между такими очевидными вещами! Действительно, утром на меня налетел какой-то красномордый детина и спросил, где ему найти сыщика Холмса.
   – И что вы ему ответили?
   – Вы достаточно прогрессивная леди, мисс Пристли, вам можно сказать не таясь, что я просто послал этого кретина ко всем чертям! Он же посмел пригрозить мне – буркнул: «Вы сильно пожалеете, мистер». – Мистер Холмс улыбнулся и сразу стал похож на младшего брата. – Да, любезная мисс, когда вам прискучит быть леди-хроникером, вы вполне можете стать леди-детективом и открыть сыскное агентство.
   – Только если мисс Адлер согласится составить мне компанию! Это была ее идея, – скромно ответила Пэм и за руку вывела Ирэн из тени в круг света.
   Мисс Адлер выпрямилась и откинула шарф, прикрывавший лицо, сэр Майкрофт грузно приподнялся ей навстречу, добротное кресло заскрипело и качнулось.
   – Мисс Адлер, я… испытываю неловкость за досадное происшествие в клубе… мне пришлось действовать в исключительных обстоятельствах, вы должны меня понять… – Он снова смешался, не решив, как себя вести после их вокзальной одиссеи, и счел за благо сменить тему: – Вчера я был на вашем концерте – это было великолепно! Шерлок очень обедняет себя, ограничиваясь симфоническим искусством. Знаете, мой брат терпеть не может оперу. Надеюсь, вчера вам доставили цветы…
   Ирэн взмахнула рукой, стала бормотать слова примирения и благодарности, но губы ее шевелились абсолютно беззвучно. Она имела вид рыбы, выброшенной на берег, пока Пэм не пришла ей на помощь:
   – Мисс Адлер хочет выразить вам признательность, просто у нее проблемы с голосом после вчерашнего концерта…

   Даже самый прозорливый медиум не смог бы предсказать того, что последовало за фразой, представлявшей собой обычное проявление вежливости.
   Мистер Холмс выбрался из-за стола, принялся прохаживаться по кабинету, обругал концертный зал, в котором выступала Ирэн, за крайне нездоровое сочетание духоты и сквозняков. Сообщил, что он сам избегнул катара легких только благодаря искусству Дэ. С самим Дэ они уже успели познакомиться – так называют китайца, встретившего гостей у двери. Его настоящее имя слишком непривычно для европейского уха, потому все зовут его просто Дэ. Он прибыл в Лондон из Шанхая вместе с мистером Холмсом, но скорее компаньон, чем слуга в его доме. Дэ – фантастический кулинар, дает уроки боевого искусства «барицу» его младшему брату, но самое главное – Дэ умелый лекарь и владеет секретами целительства посредством особой энергии и стальных игл.
   Его гостьи никогда не слышали о китайском искусстве изгонять любые хвори, вонзая острые стальные иглы в тайные, известные только посвященным точки тела? Ирэн бросила на приятельницу красноречивый взгляд, но было уже слишком поздно – мистер Холмс успел нажать кнопку электрического звонка, китаец мгновенно возник на пороге кабинета и стал шушукаться со своим господином. Чуткий слух Ирэн различал непривычные интонации и звуки чужого языка, но она не понимала ни слова, только поеживалась под маслянистым взглядом китайца.
   Сказать по правде, Ирэн предпочла бы чашку чая, поднос с которым внес в кабинет слуга вполне обычного вида, но напиток должен был скрасить одиночество Пэм. Саму же мисс Адлер китаец и мистер Холмс подхватили под руки, водворили в библиотеку и погрузили в глубокое мягкое кресло. Тщетно она пыталась объяснить, что считает подобную заботу чрезмерной, гостеприимный хозяин неверно истолковал ее жестикуляцию и принялся объяснять:
   – Лекарь Дэ не считает вашу болезнь следствием простуды. Мисс Адлер, вы принадлежите к стихии воды, но вода иссякла под действием какой-то темной энергии… Простите, я не настолько хорошо владею его диалектом, это все, что я понял. Он сможет восстановить баланс стихий в вашем организме, и голос вернется.
   Тем временем китаец развернул на маленьком столике кусок желтого шелка, в который были обернуты сверкающие иглы, зажег фитиль в фарфоровой плошке, наполненной ароматным маслом. От его мускулистого тела исходила незримая, но физически ощутимая энергия. В полутемной комнате непонятные приготовления казались Ирэн особенно зловещими, она дернулась всем телом вперед – от этого движения как будто скобка соскочила с горла, она прошептала – тихо, хрипло, но вполне явственно:
   – Нет… нет… нет… мне уже лучше… нет никакой нужды…
   Китаец прокалил иглу в язычке пламени, ухватил ее за руку и вонзил прямиком в руку чуть выше указательного пальца – Ирэн не почувствовала боли, но ей показалось, что ее кожа покрылась инеем, как зеленый листочек от заморозков.
   Ощущение парализовало ее, она молча наблюдала, как в руку впились еще несколько игл – по телу пронесся огненный вихрь, пальцы ее задрожали, боль тоненькой ниточкой протянулась от ногтя к локтю, затем дотянулась до ключицы, поднялась к горлу и растворилась под языком:
   – Ой! – звонко вскрикнула она. – А-а-а-а-а…
   Крик прозвучал отчаянно громко! Она облизнула губы, пропела гамму. Затем встала и тихонько напела фрагмент простенькой песенки и другой – из сложной арии:
   – Чудо! Чудо свершилось! – Вихрем счастья Ирэн пронеслась вокруг китайского целителя и наслаждалась хрустальными звуками собственного голоса. Она готова была кружиться и петь до самого утра прямо под сумрачными сводами библиотеки, но для начала ей следовало воспользоваться голосом для куда более приземленных нужд.
   Она остановилась прямо перед мистером Холмсом, чуть склонила голову – убедилась, что двери заперты и в комнате нет посторонних, посерьезнела:
   – Мистер Холмс, я пришла с тем же вопросом, что и ваш утренний знакомец. Мне срочно требуется разыскать вашего брата, дело идет о жизни и смерти – его жизни! И вашей тоже. Его необходимо предупредить…
   Старший брат только тяжело вздохнул и развел руками:
   – Мисс Адлер, вы переоцениваете нашу близость с Шерлоком. За те десять лет, которые прошли со дня смерти наших родителей, мы общались крайне мало. Я был крайне удивлен, когда Шерлок попросил устроить ему встречу в полицейском департаменте, но помог. И что произошло после? Полиция разыскивает его по обвинению в поджоге и убийстве Милвертона…
   – Особняк сгорел, все улики погибли! – запротестовала Ирэн.
   – Но оранжерея почти не пострадала. Там повсюду их следы, нашли платок Холмса, револьвер мистера Ватсона, перчатки, кажется, даже теннисную туфлю доктора!
   – Какая наглая ложь! Доктор не терял туфлю, все это подбросили, уверяю вас…
   – Кому понадобился такой спектакль? – Холмс-старший погрузил лицо в сложенные ладони, затем медленно поднял глаза на Ирэн. – Мисс Адлер, вы прекрасно знаете, мой брат был склонен к рискованным импровизациям. Милвертон – бесчестный человек, шельмовал в карты, бог знает, чем он еще занимался. Допускаю, что Шерлоком двигали благородные побуждения, поэтому не смог отказать ему в поддержке. Раздобыл для него билеты, подогнал карету в указанное место и более ни во что не вмешивался. Вы сами наблюдали, я исполнил все его пожелания самым добросовестным образом…
   – Скажите хотя бы, куда он направлялся?
   – Багаж просил отправить в Париж, железнодорожный билет в один конец, до Ньюхейвен. Я рассчитывал получить с континента телеграмму от него, но он молчит…
   – Что же делать?
   Ирэн опустилась в кресло и привычно постукивала ноготком по сережке в такт размышлениям, в этот момент оконное стекло со звоном рассыпалось, в комнату влетела горящая головня! Потом еще одна, ковер занялся…
   – Прочь от окна! Пригнитесь скорее! – крикнула Ирэн, с силой толкнула недоумевающего чиновника на пол, прошептала: – Там человек с духовым ружьем! Оно бьет гораздо дальше обычного… – Прямо над их головами просвистела пуля, впилась в стену и выгрызла кусок штукатурки, ледяной ветер наполнил комнату.
   Китаец сшиб лампу носком ноги, она погасла. Сорвал штору, набросил на разгоравшееся пламя, в комнате стало совсем темно. Красивым прыжком мистер Дэ преодолел комнату, схватил ружье, висевшее в простенке, выстрелил в окно.
   Тем временем мистер Холмс и Ирэн самым комическим образом ползли по полу на четвереньках и решились подняться на ноги только в соседней комнате.
   – Кто он?
   – Не знаю, я могу только догадываться… – Ирэн покачивалась от дыхания сквозняка, как цветок. – Хотя нет, не так. Он преподает в Тринити-колледже, его имя ничего вам не скажет. Но невозможно доказать его причастность ни к одному из убийств или к другим преступлениям. Доказать, как это делают в суде. Понимаете? Нет ни улик, ни мотивов – кажется, это так называется.

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация