А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Единственная любовь Шерлока Холмса" (страница 12)

   – Нет. Поэтому идеально подходит для меня…
   – Что-то многообещающе шуршит… Черт, что такое? Женское платье?
   – Я не могу напялить этот кошмар, – заартачилась Ирэн, разбирая нижние юбки. – Оно слишком велико! Ненавижу фиолетовый, а чепчик создан для престарелой каракатицы из благотворительного комитета! Холмс, как вы могли выбрать это платье! Вы, кто прислал мне такой изысканный букет. Орхидеи – нежные, оранжерейные цветы…
   Холмс смешался и пробормотал что-то неопределенное о простоте и непритязательности своих вкусов, а Ватсон наморщил лоб, подгоняя собственные мысли:
   – Шерлок, вам удалось заранее просчитать, что с нами будет дама? Конгениально!
   Только искреннее восхищение доктора Ватсона заставило Ирэн сдержать смех – она запоздало догадалась, что изначально платье предназначалось для него!
   – Но мы не сможем переодеться… – потупился доктор. – Здесь, во всяком случае…
   Пришлось колотить кулаком о стенку кареты, просить мистера Возницу направиться к ближайшей торговой галерее и обогнуть здание медленным шагом.
   За время этой конной прогулки Ирэн успела спрыгнуть, юркнуть в лавку попроще, переодеться там, заколов туалет булавками, кое-как протереть лицо и даже купить простенькую шаль, чтобы набросить сверху. Зрелище она собой представляла жалкое и утешалась только тем, что в карете, которая подобрала ее на выходе из галереи, царит сумрак. Несмотря на это, ее спутники сосредоточенно пытались разобрать строчки железнодорожного расписания:
   – После происшествия на Бейкер-стрит нам придется покинуть Британию. Мы пройдем по его преступной тропе, как по звериным следам – ведь хорошо известно, что хищник никогда не возвращается той же тропой. Мы двинемся через Ньюхейвен и Депт, Майкрофт отправил наш багаж прямиком в Париж, но мы двинемся в Страсбург, оттуда переберемся в Женеву, в самом крайнем случае найдем убежище в Швейцарских Альпах. Для этого нам необходимо отбыть на континент ближайшим скоростным экспрессом…
   – Но я не могу уехать из Англии! – нахмурилась Ирэн. – У меня здесь остается… много срочных дел! Вот так! Завтра концерт, весь мой гардероб – здесь, моя собака – здесь, моя горничная, мой импресарио, в конце концов, все они – здесь. Нет, я никуда не еду!
   – Этого не требуется, мисс Адлер. Больше того – вы подвергнете себя смертельному риску, если последуете за нами… – Холмс осторожно коснулся ее руки кончиками холодных пальцев. – Оставайтесь в Лондоне. Все обвинения с вас сняты, настоящий преступник отправился за решетку. Вам больше ничто не угрожает…
   Он поправил шаль, соскользнувшую с плеча его спутницы, пальцы Ирэн тут же сомкнулись на запястье сыщика крепко и уверенно – как наручник полицейского…

   Глава двенадцатая
   Издержки дедуктивного метода

   В эту роковую минуту сотни милых леди разрыдались бы от разочарования, десятки – влепили незадачливому вору пощечину. Но мисс Адлер уже достаточно хорошо овладела дедуктивным методом и ограничилась тем, что улыбнулась. Оттолкнула мистера Холмса подальше от себя, насколько позволяло тесное пространство кареты, и бережно провела рукой по изумрудному фермуару.
   Опасаясь потерять драгоценности во время бегства, она надела колье, браслет и даже кольцо еще в особняке, а футляр – очень милый, но не представляющий ценности, выбросила посреди оранжереи Милвертона. Во мраке подземелья, под перепачканной одеждой и перчатками скрывать сверкающие камни оказалось совсем не сложно.
   – Мистер Холмс, вы – никудышный преступник! – прошипела Ирэн. – Вы угодили бы в тюрьму после первой же кражи. Столько времени таскали за собой пустую коробку! – Она запнулась и облизнула пересохшие губы, несмотря на все усилия, ее голос звенел от негодования: – Фермуар – это прежде всего застежка. Сложная застежка, чтобы с ней справиться, надо знать один маленький секрет… Неужели заказчик забыл предупредить вас о такой мелочи?
   – Мисс Адлер, я всего лишь хотел помочь…
   – Хотели помочь его богемскому высочеству? Отдать слабую женщину во власть человеку, который превратил ее жизнь в кошмар? Сколько вам заплатили?
   – Это не вопрос денег – мы, мы все беспокоились о вас, мисс Адлер…
   Ирэн хотела громко, со всей силы топнуть ногой от возмущения, но теннисные туфли и мягкий половичок в карете будто сговорились лишить ее такого удовольствия:
   – Вильгельма беспокоят только две вещи: его пищеварение и его престол!
   – Боюсь, речь идет именно о престоле… – вмешался доктор Ватсон. – Мисс Адлер, в самом деле, что вы намерены делать с фермуаром?
   – Буду владеть им с наслаждением! Он с некоторых пор моя собственность…
   – Погодите, Джон, – перебил компаньона Холмс. – Вы как всегда неверно поняли! Мы, то есть я, хотели защитить мисс Адлер, которая не сознает опасности! Не понимает, кто ей угрожает…
   Дверца кареты распахнулась, внутрь с легким поклоном заглянул Майкрофт:
   – Как самый высокообразованный и высокооплачиваемый возница в Британии, напоминаю: господа, вам следует поторопиться, иначе вы пропустите поезд!
   Сторонний наблюдатель, оказавшийся в сутолоке у вокзала Виктория, не удостоил бы вниманием сухощавого патера, выскочившего из кареты в явном и недостойном его сана раздражении. Следом за ним, из той же кареты, вывалился слепой джентльмен в круглых очках с темными стеклами. Он был укутан во множество слоев разномастного тряпья, отчего походил на ожившую иллюстрацию к романам Диккенса.
   Слепой несколько раз споткнулся и схватил святого отца под руку, рассекая толпу, они устремились к перронам. Затем из кареты выскочила дама неопределенного возраста, придерживая шаль, последовала за колоритной парочкой, возница оставил карету и бросился за дамой. Сторонний наблюдатель поежился под громоздким черным пальто и заторопился по своим делам.
   – Постойте! Погодите… – Ирэн пришлось с усилием протискиваться через толпу, она нагнала сыщика и затараторила на ходу: – Что мне угрожает? Скажите…
   – Страшный человек, Ирэн, самый совершенный злодей, которого знала Британия. – Холмс взглянул на нее с высоты своего роста. – Сейчас я не знаю его имени, но он ненавидит меня, и скоро мы встретимся с ним лицом к лицу…
   – Как не знаете имени? – нетерпеливо перебила сыщика Ирэн. – Зачем тогда отправили за решетку беднягу Вудли?…
   Слепой джентльмен с поразительным для незрячего проворством забрался в вагон первого класса, выбрав купе с табличкой «заказано» на двери, и призывно махал своему спутнику. Дали звонок к отправлению – экспресс загудел, колеса окутало облаком пара, но патер все еще удерживал ладонь дамы в своей:
   – Вы сами, сами подсказали мне решение головоломки, когда прислали список заказов на вышитые платки…
   – Какие платки? Я ничего не понимаю…
   Поезд запыхтел, тронулся с места – устало и неохотно. Святой отец ловко запрыгнул в вагон, дама ускорила шаг, потом побежала по перрону – она пыталась не отстать, но напрасно – все слова потерялись в грохоте. Из толпы грянул выстрел – стекло в вагоне первого класса разлетелось в мелкую крошку, дама вскрикнула и оглянулась, бросилась в сторону и сразу затерялась в толпе.
   Незадачливый кучер вертел головой, не в силах решить, кого преследовать – стрелка или даму в шали. Вконец отчаявшись, он засвистел в полицейский свисток.
   К тому времени поезд уже давно скрылся из виду.
   Фасад «Приюта для безнадзорных животных», устроенного леди Абигэйл, был оформлен цветочными гирляндами и завитками в подражание стилю барокко, да так обильно, что больше напоминал пряничный домик. Трижды в сутки служащие в одинаковых форменных шапочках и накидках спускались по нарядному крыльцу, сжимая в руках поводки из добротной кожи. Согласно правилам, установленным леди Абигэйл, каждому питомцу полагалась утренняя, послеобеденная и вечерняя прогулки. В соответствии с этим же уложением каждый служащий прилежно выгуливал от трех до семи псов – в зависимости от размера животных.
   Собаки чинно прогуливались в крошечном садике, примыкавшем к приюту, и очень завидовали игривому белоснежному щенку, которому удалось заполучить для вечерних прогулок своего персонального джентльмена!
   Джентльмен представлялся щенку необычайно красивым – смуглое лицо, черные усики подкручены по моде, одет в солидное пальто с бобровым воротником, он помахивал легкой тросточкой, настолько аппетитной, что щенок только и мечтал, как бы ее изгрызть.
   Маршрут их прогулки тоже был особым – они выходили за ворота приюта, останавливались, чтобы купить газету, и направлялись в ближайший парк. На пути юному Тоббиасу попадалась масса искушений – водонапорный кран, ожиревшие голуби, два почтовых ящика, обнаглевшие коты и вызывающая афишная тумба. Но сегодня его неодолимо манила куча угля, которую сметливый пес заприметил на заднем дворе зеленщика. Он поднатужился, залаял особенно громко и поволок джентльмена за собой прямо к объекту вожделения.
   – Фу! Ты весь перепачкаешься! Фу! Сэр Тоббиас – рядом! Рядом!
   Но щенок, пренебрегая командами, ринулся в самый темный угол, принялся рыть уголь белоснежными лапками, оглядывался на джентльмена и радостно повизгивал.
   Адвокату Нортону пришлось отклониться от маршрута и взглянуть на находку.
   Он не поверил своим глазам, склонился, стащил перчатку, приложил пальцы к голубоватой жилке на шее и почувствовал ее теплое биение. Перед ним действительно была мисс Адлер – живая, но основательно перепачканная углем и пребывающая в странном оцепенении. Мистер Нортон подхватил безвольное тело на руки и отнес в здание приюта – тепло камина и глоток крепкого чая вернули бедняжке сознание раньше, чем успел приехать доктор. Память к певице возвращалась куда медленнее, чем сознание. Она смотрела на мир огромными, удивленными глазами и утверждала, что ничегошеньки не помнит! То есть помнит, но очень смутно…
   Помнит вполне отчетливо мистера Нортона, собаку – Тобби заметно подрос! Дальнейшее же всплывает в ее памяти туманно: что-то вроде ужина в клубе… огромный жуткий громила… Мисс Адлер терла лоб и подносила к точеному носику флакон с нюхательной солью, пытаясь пробудить память. Еще… она помнит… она помнит дивную, небесную музыку… Все! Больше ничего!
   Доктор покачал головой, несколько раз пересчитал пульс, прописал полный покой и успокоительное. Он уверял, что память быстро вернется к молодой женщине, но леди Абигэйл, по стечению обстоятельств навещавшая приют, с сомнением поджала губы:
   – Спрячьте ваши пилюли, доктор. Перед вами не обычная пациентка, эта молодая леди – медиум. Я уверена, все прошедшие дни она странствовала в горних мирах и вернулась сюда ради высокой миссии!

   Как приятно бывает оказаться в собственной постели – среди перин, грелок с теплой водой, шелковистых простыней и кружев. Ее небольшое представление удалось отлично – леди-медиум, утратившая память, имеет все шансы избежать полицейского допроса. Тем более грязь и пыль от древесного угля надежно скрыли следы копоти и запах гари, которыми пропитались волосы и одежда Ирэн во время пожара.
   Даже число «20», написанное прямо на простыне быстросохнущими чернилами, не могло поколебать ее прекрасного настроения. Ирэн потянулась и зевнула и – мистер Нортон был очень мил… настоящий рыцарь – прогуливал ее песика… и даже не подумал звать полицию… действительно, мистер Нортон очень, очень достойный мужчина… и нос у него с горбинкой – почти такой же, как у мистера Холмса… где сейчас Шерлок? …надо узнать имя… имя Паука… Ирэн уснула, спала как никогда крепко.

   Утром она прямиком направилась в кабинет, потребовала подать завтрак прямо туда, вызвала горничную и синьора Сильвио. Импресарио потирал марципановые ладошки: уже вчера он готов был отменять концерты, но не сделал этого из опасения, что его турнут из уютной виллы! А сегодня…
   С утра газетчики терзают его – предлагают до сотни фунтов за эксклюзивное интервью с леди-медиумом. Концерт ожидает полнейший аншлаг! Больше того, ловкие людишки втридорога перепродают билеты…
   Ирэн обворожительно улыбнулась зеркалу – пожалуй, беготня на свежем воздухе пошла ей на пользу: она очень посвежела! А может быть, это смесь копоти и древесного угля производит на кожу омолаживающее действие? Она обернулась к импресарио:
   – Надеюсь, у вас припасено несколько хороших мест на самый крайний случай? – Заинтригованный итальянец кивнул. – Отлично! Пошлите пару приглашений главе департамента уголовных расследований, другой – инспектору Лейстреду…
   Импресарио брезгливо скривился:
   – О, нет! В ваше отсутствие, душенька, эти господа дважды перерыли весь дом – от подвалов до чердака, арестовали повара со всей кухонной прислугой и продержали до самого утра – я остался без обеда, ужина и завтрака…
   – Недопустимая беспардонность! Извиняет мистера Лейстреда только то, что он спас мне жизнь. Да-да, иначе один громила размозжил бы мне башку…
   – Что-что?
   – Так говорит местная шпана. Иными словами, он раскроил бы мне череп.
   – Ужасно, – замахал руками экспансивный синьор. – Душенька, избавьте меня от кровавых подробностей! Кому еще отправить приглашение?
   – Его высочеству, Вильгельму, князю, фон и все-такое-прочее…
   – Сомневаюсь, что за последние полгода у него выросли крылья – он не успеет приехать в Лондон из своей богемской норы.
   – Увы… Он уже в Лондоне!
   – Святая Дева! – Импресарио схватился за сердце и вопросительно вскинул брови.
   – Любопытствуете, куда отправить? Дайте подумать… – Ирэн прикусила кончик пера, что-то прикинула. – Итак, я видела его в полумаске – значит, он путешествует инкогнито. Инкогнито – это значит, он остановился в императорском номере отеля «Лэнгхэм», под именем фон Крамма. Вильгельм не способен придумать ничего нового! Туда и отправьте… – Она повернулась к горничной: – Энни, скоренько найди в багаже мое изумрудно-зеленое платье. Возьми в помощь пару девушек, и спорите с него все банты, кружева и прочие изыски, до последней блестки, потом аккуратно отпаришь…
   – А дальше что?
   – Ничего! Вечером я буду в нем петь…
   Горничная ушла, всхлипывая, что хозяйка совсем хворая и на голову ослабла, а еще хочет петь – точно помрет после концерта, и бедолага Энни опять останется без места. Импресарио тоже выглядел обеспокоенным:
   – Милая девушка отчасти права – с платьем зряшная затея. Вас, моя несравненная Ирэн, – вас! – газетчики станут сравнивать с наглой писклявой девицей, которая тоже являлась на концерт без украшений…
   – Нет, мой любезный друг, этого не произойдет ни-ког-да… – Она примерила многострадальный фермуар, ослепив синьора Сильвио фейерверком зеленых искр.
   – Magnifique![11] – всплеснул руками импресарио.

   Концерт проходил с полным триумфом, уже в антракте букеты – один пышнее другого – теснились в гримерной и уютном будуаре примы, цветочные ароматы пропитали все вокруг негой и страстью. В этой прекрасной живой раме Ирэн возлежала на козетке, величественная, как античная богиня.
   Беззвучно открылись двери, и внесли изысканный букет орхидей!
   В букете не обнаружилось ни записки, ни малейшего другого намека на их отправителя, только прямоугольник плотной белой бумаги с вырезанными из газеты и наспех приклеенными цифрами «2» и «0».
   Ирэн отшвырнула карточку на столик, плотно уставленный гримерными принадлежностями. Подняла глаза на календарь – двадцать! – ровно столько дней оставалось до истечения срока, предоставленного ей шталмейстером богемского двора.

   Похоже, в холле у двери произошла некоторая заминка, наконец, створки дверей будуара распахнулись, в луче света появился крупный мужчина с длинным, выпяченным подбородком, свидетельствующим скорее об упрямстве, чем о сильной воле, его губы были по-детски пухлыми, а глаза прикрывали тяжелые веки. Одет гость был с избытком роскоши, который человек хорошего тона счел бы варварским – так, его плащ был подбит алым шелком, а меховая отделка украшала не только воротник, но и сапоги. На пряжках сапог, опаловой пряжке, скалывавшей плащ, красовался герб Богемии.
   Он отодвинул орхидеи и поставил на столик большой букет из свежих лилий.
   – Вот действительно королевские цветы… – залюбовалась певица.
   – Ирэн, вы неподражаемы! – вздохнул венценосный гость. – Всегда найдете, чем меня удивить! Вечно юное лицо, тонкий стан и эта ангельская улыбка… Но характер! У вас мозг волевого, жестокого мужчины… Опять взялись мучить меня…
   Ирэн склонила голову в легком поклоне:
   – Ваше высочество мне льстит…
   – Да, я льщу вам – у меня нет выбора. Я намереваюсь жениться…
   – Нет! – вскрикнула Ирэн. – Мы больше не будем к этому возвращаться. Я никогда-никогда не буду вашей женой!
   Его высочество сделал над собой усилие, набрал в грудь воздуха и выдохнул:
   – Намереваюсь жениться на другой женщине. На Клотильде Лотман фон Саксен-Менинген. Таким образом, мое генеалогическое древо пересечется с одним из древнейших домов Европы… Домом очень строгих правил, где блюдут формальности и ждут традиционных подарков…
   – Какое это имеет отношение ко мне? – Ирэн поправила фермуар. – Ах… Так это вы наняли детектива, чтобы меня обокрасть?
   – Нанял? Этот тип возомнил о себе невесть что! Выставил за двери – кого? Меня. Якобы я не вызвал у него доверия. Поэтому я пришел к вам! Прямо к вам – вы слишком великодушны, чтобы погубить мое несчастное княжество. – В руках его высочества появилась чековая книжка. – Я готов выплатить за изумруды разумную компенсацию…
   – В деньгах я не нуждаюсь, во всяком случае, в ваших! – Мисс Адлер выпрямилась, с надлежащей торжественностью расстегнула колье, затем сняла браслет, кольцо и театральным жестом протянула наследнику баварского престола. – Возвращаю их не из жалости к вам, а из сочувствия ко всему Богемскому королевству!
   Чувственные губы Вильгельма коснулись ее запястья:
   – Вы были бы лучшей королевой… прекрасной… великой королевой…
   Ирэн отдернула руку и спрятала ее за спину:
   – Теперь отзовите своих псов… Никто не смеет меня запугивать! – Она присовокупила к драгоценностям карточку с наклеенным числом «20», а ее щеки заполыхали справедливым гневом.
   – Запугивать вас? – с ноткой недоумения переспросил его высочество и повертел карточку в руках. – Отозвать кого? Псов!?!
   – Да! Запретите своему шталмейстеру отравлять мне жизнь!
   – Мой бедный шталмейстер утоп… Погиб в Венеции, после карнавала.
   Он коротко поклонился и вышел, не закрыв дверей. Ирэн пришлось сделать это самой. Она осталась в тишине и одиночестве, подошла к букету, вдохнула запах прели и тления, исходивший от орхидей, и задумалась…

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация