А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Третий удар. «Зверобой» из будущего" (страница 1)

   Федор Вихрев
   Третий удар. «Зверобой» из будущего

   © Вихрев Ф., 2012
   © ООО «Издательство «Яуза», 2012
   © ООО «Издательство «Эксмо», 2012

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
* * *

   Саня

   В середине пятого дня нашего пребывания в освобожденном Выборге (ну не поворачивается у меня язык называть город «Виипури»!) из Кронштадта прибыла по льду колонна грузовиков с едой и снарядами. Всего лишь четыре ЗИС-5 со средними санями, тонны на полторы груза. В охранении я заметил два БА-10 и полуторку со счетверенными «максимами» в кузове. К газону и броникам также были прицеплены сани, только малые, с нагрузкой килограмм по пятьсот-шестьсот. После разгрузки колонна, пополнившаяся почти всеми нашими ЗИСами и эстэзэшками, отправилась обратно. Кроме раненых, которых раньше также вывозили авиацией и аэросанями, мы отправили в этот раз всех захваченных пленных и не успевших эвакуироваться в начале войны советских граждан. После этого колонны по полсотни, а то и больше грузовиков стали приходить каждый день. Машины успевали за день доехать от Кронштадта до нас и вернуться. Ко всем ЗИС-5, -6 и -32 были прицеплены средние сани, к 36-м – еще и дополнительно малые. Гусеничные тягачи ходили отдельной колонной – они успевали за день только в одну сторону, зато за ними саней прицепляли гораздо больше. Постепенно прибывала стрелковая дивизия, которая и должна была теперь держать Выборг. Кроме ее подразделений, явно были дополнительные артиллерийские батареи и роты морской пехоты. Финны за это время несколько раз вяло пытались атаковать. Немцы, по данным разведчиков, копили силы. За все время на льду было три нападения, закончившихся уничтожением диверсантов – колонны всегда сопровождались бронеавтомобилями и ЗСУ.
   Видимо, финнам сильно надоели маячащие на льду колонны грузовиков и тягачей под прикрытием зениток и легких танков. А поскольку достать с воздуха или по земле у них не получалось, то к вопросу прерывания снабжения выборгской группировки они подошли кардинально – начавший таять лед решили сломать парой ледоколов под прикрытием броненосца «Вейнемяйнен». Правда, к этому времени стрелковая дивизия, бригада морской пехоты и два артполка полностью передислоцировались к нам, да и припасов навезли на две недели активных боев всей группировке, а движение, из-за уменьшения толщины льда, заметно снизилось. Караван ледоломщиков работал довольно далеко от берега, поэтому помешать ему мы не могли – трещины появлялись даже под гусеницами «тридцатьчетверок».
* * *
   Над головой с ревом пролетел очередной снаряд. Финский броненосец никак не мог пристреляться – уже два выстрела израсходовал на вырубку леса к северу от города, а третьим сделал хорошую полынью и раскидал ледяные глыбы примерно по полтонны весом вокруг прогулочного причала.
   – Слышь, майор, – обратился ко мне капитан третьего ранга, комбат-раз из бригады морской пехоты, в расположении батальона которого находилась позиция моей САУ, – это корыто, конечно, вряд ли стрелять умеет лучше нашего, но если не успокоить, то дня через два начнет попадать…
   – А какие у тебя предложения? Мне на лед не вылезти, провалюсь. Да и если б вылез, не факт, что пробью броню.
   – Ты книжки про Карибское море читал?
   – Абордаж? Ты здоров? «Чай по-адмиральски» вроде не по чину пить…
   – Да ладно тебе, майор! Рискнем? Я про тебя такое слышал, что немцы должны уже хорошие деньги за голову пообещать…
   – Ты б не распинался, а? Что конкретно предлагаешь?
   – Вон, рыбацкие лодки-долбленки стоят. Кошки и арканы сами сделаем. Рота добровольцев на захват, потом, если удачно, придумаем, как доставить или сюда, или в Кронштадт.
   – Я, конечно, безбашенный, но в воду лезть не хочу – март месяц на дворе!
   – Да не боись! Все будет пучком!
   В известность пока решили не ставить никого, кроме Мындро и комбрига морпехов. С наступлением темноты финны стрелять перестали. Кроме сводной роты самых боевитых матросов, меня и кап-три, на дело пошли три снайперских пары из группы Ники, которые ненадолго выбрались из своих рейдов, два десятка человек из разведподразделений бригады и три недавно вышедших из финского тыла группы осназа.
   На «рыбалку» пошли вечером. На всех добровольцах были маскхалаты, как заводские, так и самодельные.
   Километрах в двенадцати от берега мы и обнаружили пробитый во льду канал шириной метров двести, а на нем и сами корабли. Броненосец и два небольших ледокола. К сожалению, с первой идеей абордажа пришлось расстаться – слишком уж далеко от кромки льда стояла главная цель. С палубы по льду шарили лучи прожекторов. «Вейнемяйнен» возвышался в середине полыньи, по краям которой, на льду, находились посты.

   Ника

   – Букварь, ты думаешь, что делаешь? Взять на абордаж корабль? Зимой?
   – Ник, я попробую. А ты можешь не ходить…
   – Дурак, что ли? Куда вы без меня? М-да, было бы это хоть в мае – можно было бы рвануть, а сейчас вода холодновата… Так какой план?
   – Никакого…
   – Э?
   – Сама, когда в бункер полезла, – был план?
   – Ладно. Поняла. Была не права. Кто не рискует – тот сидит и пьет водку. Я с тобой!
   Махина корабля приближалась. Конечно, по сравнению с теми, которые я в свое время видела в Севастополе, – ничего особенного. Но с каждым шагом все лучше понимаешь авантюрность Саниного плана. Лучи прожекторов шарят вокруг корабля, ни на секунду не останавливаясь. Первыми надо гасить их – иначе никто не сможет даже подойти к кораблю. Значит, моя задача определена. Киваю своим снайперам. С глушителями погасить прожектора – плевое дело. Но вот вспышки никуда не деть. Главное, чтобы другие солдаты не пальнули сдуру.
   – Саня?
   Он кивает. Начали. И вдруг выстрел.
   – Мать! – Вот чего я всегда боялась! Вот таких идиотов! – Убью нахрен!
   Но поздно. Понеслось… Рявкнула пушка. Раз, другой.
   – Вперед!
   Морпехи взлетели на палубу, будто у них за спиной крылья.
   – Прикрывать! – остановила я своих, чтобы не влезли в рукопашную. Мы заняли надстройки, обеспечив тем самым себе насесты. На палубе творилось что-то невероятное. Так и хотелось спрыгнуть и помочь, но надо было не дать выстрелить второму и третьему кораблю. Шансов, что мы погасим все точки, – практически нет. Но постараться – обязаны. Гладкий приклад «Бура» греет щеку и чувствительно толкается в плечо. Совсем как Тэнгу. Давай, малыш, не подведи, пожалуйста.

   Акулич И.Ф.

   – Навались, братва! И смотрите, куда толкаете, не хватало еще на торосе опрокинуть!
   Осип Акулич (Иосиф по документам, но в таком варианте имя звучало слишком непривычно… В первые недели в армии не всегда соображал, кого это зовут. За что и получал «комплименты и подарки» от командира взвода) только вздохнул, наваливаясь плечом на колесо установленной на санях сорокапятки.
   – I навошта мы тут упiраемось, таварыш лейтенант? – спросил он командира расчета, который одной рукой упирался в орудийный щит и старался рассмотреть в ночной поземке неровности льда. Получалось это не очень, уже дважды орудие застревало в наносах и один раз чудом не опрокинулось, когда левый край саней наскочил на высокий заструг, а правый ухнул в какую-то ямку.
   – Акула, не бухти! Надо, значит! – раздался сзади голос артиллерийского сержанта Петра Данильченко.
   – Та не, я панимаю, што нада, – не панимаю толька, што нада.
   – Сержант, ты если бухтишь, – так хоть понятно выражайся! – не оборачиваясь бросил лейтенант.
   – Ну, нам нада фiна падразнiць цi нам яго нада насмяшыць? С саракапяткi по лiнкору далбаць – звону мно-о-о-га будзе. А толку мала…
   – Решили, что в случае, если наших заметят на подходе, когда уже назад поздно, – будем бить по зениткам «Вани-Мани», в упор только они и смогут достать… А ты меня уже достал, не отвлекай, будь человеком! – добавил лейтенант споткнувшись.
   «Што значыць – мама у фiлармонii настаунiчае, другi б так паслау…» – со смесью уважения и непонимания подумал сержант Акулич.
   – Эх, хорошо, что Б-4 не знайшлi у гэтым выпарi…
   – Слышь, акула болотная, – отозвался идущий сзади Петр, – на хрена тебе эта дура?!
   – Гэта ж як-нияк любiмая машынка нашего командзiра! – продолжал в меру сил развлекаться морпех, стараясь отвечать покороче, на выдохе, чтоб не сбить дыхание.
   – Это которого?! – Петр опасливо покосился на лейтенанта.
   – Да не, не вашага, а таго маера з Брыгады. Страсть у яго, кажуць, к этой штуке, шчэ с лета.
   – Кончай трепаться! – пресек лейтенант явное с его точки зрения нарушение субординации в виде шуточек над вышестоящим командиром.
   Бойцы торопливо курили в рукав, укрывшись за орудийным щитком и нагло злоупотребляя отсутствием лейтенанта. «Ваня-Маня», как последняя сволочь, покачивался в дрейфе у дальнего края канала, и что делать дальше – было совершенно непонятно. Выяснять эти непонятки и ушел лейтенант-артиллерист.
   – Так, планы поменялись. Большую дичь так просто не достанешь, будем брать ледокол. Есть мысль – захватить, раз уж рядом шастает, и уже с него лезть дальше. Возле орудия остаемся втроем, справимся. Остальные – в распоряжение морпехов. Сержант Акулич!
   – Я!
   – Проводишь бойцов к своим, они правее метрах в ста.
   – Есть!
   Осип бежал по палубе ледокола, выискивая противника. ППС висел на плече, придерживаемый левой рукой, в правой – пехотная лопатка (говорили, что заточить и использовать ее в рукопашной посоветовала снайперша из Бригады. Тоже интересно, молодая еще женщина, а капитан и Герой. И ТАКОЕ, говорят, с ножом вытворяет…). На лопатке прихватывало морозцем сгустки крови – какой-то финн не вовремя высунулся из надстройки, ну и получил по шее. Шустрые, как понос, но бестолковые на корабле бойцы спецгрупп НКВД зачем-то ломанулись «до кочегарки». «Эх, – подумал Акула, – нашто полезли?! Там ничего не слыхать с палубы, закрыли бы двери, ломом подперли… А так – побьють кочегаров, а уголек кидать нас поставят!»
   Мысль была прервана громким выстрелом совсем рядом, в ночной тишине показалось – та самая сорокапятка шарахнула. Правая рука потяжелела, лопатка, звякнув по палубе, выпала из разжавшихся пальцев. Сержант успел увидеть в узкой щели между котельным вентилятором и надстройкой смутно белеющее лицо, винтовку – и не задумываясь, из неудобного положения рубанул с левой руки очередью из ППС.
   «Мать тваю! Скончылася цiхая работа! – подумал морпех, запуская левую руку за пазуху и пытаясь нащупать рану. – Трэцця дырка за вайну, каб iм павылазiла!»
   …Командир морпехов, стоя на палубе, отдавал распоряжения своим бойцам:
   – Да, и кто-нибудь, снимите наконец эту тряпку долбаную! – он указал на финский флаг на мачте.
   – А что поднимать? – растерянно спросил из темноты кто-то неразличимый в черном бушлате.
   – Как что? Конечно… Вот же мать его етить! О, майор! У тебя случайно флага не завалялось? Парочки флагов… – уточнил кап-три, задумчиво глядя через плечо командира на ледокол.
   Бондаренко не менее растерянно глянул на морпеха:
   – Я думал, корабли – это по твоей части…
   Офицеры пару секунд растерянно смотрели друг на друга и… рассмеялись.
   – Ну, не обратно же отдавать по такому поводу! Найдем что-нибудь подходящее! – решил Букварь. – Да, и финские тоже на портянки не рвите, пригодятся. Не для музея, так хоть для отчета.
   – Стоп, на каждом корабле должен быть ящик с сигнальными флагами. Там же и флаги основных морских держав лежат, за какой-то надобностью, – вспомнил командир морпехов. – Только не спрашивай, на хрена, я все-таки не моряк, а пехота, хоть и морская. Правда вот, будет ли у финнов советский военно-морской?
   – Ничего, будет транспортный линкор Доброфлота. В самом крайнем случае – выберем самый большой и красный из сигнальных. Осталось только найти ящик с флагами на этом плавучем ящике.
* * *
   – Что, орлы, вернули стране имущество? – встретил Мындро вернувшихся в Круглую башню офицеров.
   – Как это «вернули»?!
   – Ледокол. Называется «Апу» – помощь.
   – Да уж, помог старичок, – откомментировал Букварь морпеху.
   – А до того, как его в 22-м финнам по договору отдали, – плавал у нас, под именем «Аванс»!
   – Дааа уж, поворот сюжета… Ну ничего, аванс вернули, неустойку содрали – осталось уволить к чертовой матери фиников с этой войны!
   – Ну, насчет неустойки это вы, товарищ майор, погорячились – одного «Вани-Мани» для полной компенсации маловато будет, ну да это не нам решать…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация