А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Красные генералы. За Державу больше не обидно!" (страница 1)

   Илья Бриз
   «Красные генералы». За Державу больше не обидно!

   Магия? Волшебство? Зачем, если есть технологии? Подняться до уровня богов и метать молнии из ладоней? Видеть сквозь любые препятствия? Перемещаться на любые расстояния, только пожелав об этом? Никаких проблем!
   А если все это дано маленькой группе обычных людей, живущих в соседнем квартале? Могущество? Еще какое! Власть? Еще чего?! Это же адский труд. Проще устроить военный переворот в Российской Федерации, сделав ставку на патриотов с большими звездами на погонах. Дать часть фантастических технологий своей державе? Почему бы и нет. Вот только Россия не одна на ставшей вдруг совсем маленькой Земле. Большая и вдруг ставшая сильной, но не одна. Хочешь не хочешь, а придется заняться делами всей планеты. Не бежать же от собственной цивилизации в звездные дали? Проще повернуть ход истории.
   Любая достаточно развитая технология неотличима от магии.
   Третий закон
Артура Чарльза Кларка
   Вашингтон (округ Колумбия), Пенсильвания-авеню, 1600, Белый дом – резиденция президента США. Приснопамятный Овальный кабинет. Чем в этом помещении только не занимались – от руководства страной до орального (а может быть, и не только орального) секса. Но вот такого унылого настроения здесь уже давно не было. На знаменитом столе «Резолют»[1] лежал свежераспечатанный доклад о событиях в Российской Федерации.
   – Практически без стрельбы захватить Кремль, Генеральный штаб, Дом Правительства на Краснопресненской набережной, ФСБ, ФСО, СВР и все основные столичные средства массовой информации? Всего-то силами двух воздушно-десантных бригад? Как такое может быть? Почему, черт побери, ни одна наша спецслужба меня не предупредила? – президент был не просто раздражен, он был возмущен. Из бюджета выделяются огромные деньги, а толку никакого.
   – И даже ни пятая мотострелковая бригада Московского военного округа – все, что осталось от их знаменитой Таманской дивизии, – ни четвертая отдельная танковая бригада – хорошо урезанная Кантемировская гвардейская танковая дивизия – не выступили на защиту легитимного правительства, – адмирал, председатель комитета начальников штабов, слыл знатоком русских вооруженных сил. Все-таки бывший основной вероятный противник Соединенных Штатов.
   – Если уж подготовка к перевороту осталась секретом для их собственной ФСБ, то мы тем более не могли получить никакой информации, – грустно констатировал директор ЦРУ.
   – Мои аналитики утверждают, что переворот произошел с подачи и при активном участии Красных полковников. Именно они каким-то образом усыпили всю вооруженную охрану основных властных объектов России и отключили локаторы ПВО Москвы. Иначе вертолеты этого Полонского с десантом и близко не смогли бы подлететь к их столице, – сообщил директор АНБ.
   – Опять Красные полковники, – сморщился президент, – надоело! – Удар кулаком по большой столешнице «Резолюта» отозвался глухим звуком благородной корабельной древесины. – Никто по-прежнему не может мне сказать ни кто они такие, ни где находятся.
   – На обратной стороне Луны. Обсерватории НАСА зафиксировали хоть и незначительное, но повышение концентрации свободных газов на поверхности. Также отмечены неоднократные взрывы. Обработка сигналов сейсмодатчиков имеющихся исследовательских аппаратов указывает на Море Кризисов. Но вы же знаете, что все наши попытки запустить к Луне новые аппараты, чтобы уточнить информацию или хотя бы посмотреть на скрытую от телескопов сторону спутника Земли, срываются, как правило, еще на этапе наземной подготовки перед стартом. Очевидно, что это диверсии, но определить, как это делается, мы, увы, не можем.
   – Ничего не хочу сейчас слышать об этих Красных полковниках, – президент, похоже, был близок к истерике, – в данный момент важнее понять, что происходит в России и как мы должны на это реагировать.
   – Мы, увы, можем судить только по официальному заявлению этих Полонского и Лазаренко и сообщениям корреспондентов. Президент Российской Федерации, премьер-министр, все правительство отстранены от руководства, арестованы и содержатся, как утверждают путчисты, в относительно комфортных условиях. Обе палаты Федерального собрания распущены. Военная администрация собирается выполнять все международные договоры. В обращении к населению основной упор сделан на невозможность дальнейшего курса бывшей власти. Нынешнее состояние России, когда держава находится на грани экономической катастрофы, на грани полной потери защитного военного потенциала, нетерпимо, – госсекретарь почти дословно цитировал обращение путчистов. – По их словам, существующая ситуация сравнима лишь с итогами сокрушительного поражения в жесточайшей войне…
   – Хватит! – оборвал говорившего президент. – Меня не интересуют прокламации. Что там у них реально происходит?
   Госсекретарь заткнулся на полуслове. Присутствующие переглядывались, но молчали.
   – Ну, – прервал затянувшуюся паузу директор ЦРУ, – население захвативших власть военных, вероятнее всего, поддержит – уровень реальных доходов ведь действительно упал. Но вот сами чиновники всех уровней – вряд ли.
   – Всех, даже скрытых противников, путчисты достаточно быстро заменят. При существовавшей там во все времена практике выдвигать только тех, на кого есть компромат, это не является существенной проблемой, – поправил директор АНБ.
   – Они реально могут поднять экономику, промышленность и армию? – спросил президент.
   – Россия – слишком богатая страна как территорией – не стоит забывать об этом, – так ресурсами и людьми. Сколько бы мы ни организовывали программ по эмиграции оттуда талантливой молодежи, там все равно хватает умных ученых, администраторов и бизнесменов. А наши попытки раздробить Российскую Федерацию в девяностых, увы, не принесли успеха, – с заметным сожалением отметил главный церэушник.
   Тихий стук, и одна из четырех дверей Овального кабинета, северо-восточная, ведущая в комнату секретарей, приоткрылась. Из-за фигуры рослого охранника выглянула секретарша, чем-то неуловимо похожая на небезызвестную Монику Левински, робко подошла и положила на знаменитый стол всего один лист бумаги.
   Президент посмотрел короткий текст документа и с раздражением швырнул его директору АНБ.
   – Докатились! Неизвестно кто запрещает самой сильной державе планеты даже высказывать свое мнение на происходящее в России.
   На факсе с приемными реквизитами Белого дома было всего одно предложение: «Вмешательство во внутренние дела Российской Федерации, выраженное хотя бы в официальном заявлении, будет караться вплоть до физической ликвидации». И короткая подпись двумя заглавными буквами: «К.П.».

   Глава 1

   Они стояли напротив друг друга: очень напряженный, заметно уставший высокий генерал-майор в полевой форме и чуть ниже среднего роста совершенно спокойный несколько вальяжный мужчина, от которого шел еле заметный запах дорогого алкоголя, в элегантном, но немного старомодном костюме-тройке.
   – Кто вы такой и как сюда проникли? – требовательно спросил генерал.
   – Вряд ли мое имя вам что-либо скажет, – улыбнулся гражданский, но затем все-таки представился: – Александр Юрьевич Сахно. Как попал в кремлевский президентский кабинет? – он чуть помедлил. – Примерно тем же способом, как однажды в вашем ноутбуке, Дмитрий Алексеевич, появились некие файлы.
   Генерал с заметным интересом еще раз внимательно посмотрел на гражданского, немного расслабился и сел в кресло у низенького столика.
   – Присаживайтесь, – указал он на место напротив, – и рассказывайте.
   Сахно непринужденно устроился, достал сигареты и, дождавшись разрешающего кивка, закурил.
   Председатель Военного совета про себя отметил относительно дешевые американские «Лаки страйк» и даже на первый взгляд очень дорогую турбозажигалку.
   – Собственно говоря, это меня интересуют как ваши ближайшие планы, так и общая стратегия нынешнего диктатора России.
   – Даже так? – удивился Полонский. На то, что собеседник назвал его диктатором, Дмитрий Алексеевич не обратил внимания. – Вы вообще ничего не хотите мне рассказать?
   – Во всяком случае – не сейчас, – подтвердил Александр Юрьевич. – Возможно, я смогу кое-что предложить. Но только после хотя бы краткого изложения ваших планов.
   Генерал задумался. Столько было мыслей на эту тему, а теперь, когда один из этих таинственных Красных полковников, о которых даже спецслужбы ничего достоверного не могли сообщить, сидел перед ним, он не знал, что сказать.
   – Это вы усыпили практически всю охрану в Кремле во время переворота?
   – Вам нужна была лишняя кровь? – немедленно ответил Сахно вопросом на вопрос, косвенно подтверждая свое участие.
   – Нет, конечно. Зачем вам мои планы? Собираетесь их корректировать?
   – Ни в коем случае. Максимум – что-то посоветовать и в чем-то помочь.
   – А сами войти в правительство и передать хотя бы часть ваших технологий? – генерал давно понял, что в основе всей деятельности Красных полковников лежат какие-то прорывные новейшие технологии и, как ни пафосно это звучит – обыкновенный патриотизм.
   – Ответ отрицательный. Вы же, Дмитрий Алексеевич, прекрасно понимаете, что современная система теоретически не в состоянии удержать секреты такого уровня. Разве что впоследствии, когда вы прочно встанете на ноги… Одно могу обещать совершенно точно – если мы вдруг тем или иным способом засыпемся – хотя теперь это вряд ли, – хмыкнул Сахно, – то даже в случае нашей гибели вы первый автоматически получите всю необходимую информацию.
   – Как? Каким образом?
   – Об этом несколько позже. Все-таки, ваши ближайшие планы? – продолжал настаивать на своем Александр Юрьевич.
   – Хоть как-то укрепить взятую на штык, – теперь уже генерал усмехнулся, – власть. Сейчас она несколько эфемерна. В большинстве регионов военный переворот пока признали только де-юре, но никак не фактически. Меня очень удивляет молчание за рубежом правительств сильнейших стран мира.
   – Они все получили предупреждение от моей организации не вмешиваться во внутренние дела России, – как-то вскользь, как само собой разумеющееся, упомянул Красный полковник.
   – Вы же этим откровенно показали, что находитесь на нашей стороне?!
   – И что? Любому мало-мальски грамотному аналитику это было понятно еще с первых шагов нашей работы. Одна акция по глушению нефтяных скважин в Саудовской Аравии чего стоит! А уж когда, – Сахно чуть замялся, но, жизнерадостно улыбнувшись, продолжил: – когда один из нас, только чтобы убедить девушку в своей любви, достал ей камешек с Луны, воспользовавшись скафандром с эмблемой Советского Союза на рукаве… Или когда на всех реакторах, производящих оружейный плутоний, начались сбои, а на российских АЭС этого не произошло…
   – В Израиле сбоев тоже не было, впрочем, как и в Индии, – перебил генерал.
   – Вы можете представить ситуацию, при которой эти страны нанесут ядерный удар по Российской Федерации?
   – Ваша база действительно находится на обратной стороне Луны?
   – И там тоже, – Александр Юрьевич замолчал, аккуратно загасил сигарету в пепельнице и вопросительно посмотрел на Полонского, давая понять, что он все-таки ждет ответа на свои вопросы.
   – На первом этапе я вообще не собираюсь ничего в стране менять. Существующее законодательство без существенных трансформаций вполне позволяет навести порядок как в федеральных делах, так и на местах. Достаточно будет максимально жестко преследовать любые проявления коррупции.
   Сахно благожелательно кивнул, не прерывая генерала и всем видом показывая свое согласие.
   – Постепенно поставить на ключевые позиции преданных Родине людей и только после этого начинать наводить в стране порядок.
   – А что вы понимаете под этим? – тут же подхватился Александр Юрьевич. С постулатом о необходимости выдвижения на руководящие посты честных людей он был согласен без каких-либо оговорок.
   – Нормальный уровень жизни населения и обороноспособность державы, – без запинки ответил Полонский.
   – То есть – экономика. Как?
   – Возврат всех основных полезных ресурсов государству, рациональное использование их, запрет вывоза капиталов с надлежащим контролем и еще раз реальная борьба с коррупцией. Все это поможет резко интенсифицировать предпринимательство и просто обязано вызвать рост производства и подъем экономики.
   – Первый и третий пункты не проходят. После вхождения России в ВТО[2] в конце две тысячи тринадцатого мы намертво связаны их законами. А вы на пресс-конференции сами обещали придерживаться международных соглашений, подписанных предыдущей властью.
   – Да, но наше законодательство… – генерал усмехнулся. – Оно настолько противоречиво, что просто не позволяет работать, соблюдая абсолютно все нормативные акты. Этим и воспользуемся – будем преследовать в первую очередь западных производителей на наших рынках. А новые законы с минимально возможной коррупционной емкостью будем принимать уже потом. ВТО? Понимаете, само вступление в эту организацию при существующей ситуации с экономикой и промышленностью было для нашей страны даже не ошибкой, а преступлением. Нас поманили новыми рынками, но лишили таможенной защиты от их высокотехнологичных производств. В странах с приличным правительством высокие ввозные пошлины служат для модернизации собственного производства, а у нас просто, что называется, попилили эти отнюдь не маленькие деньги. Теперь, с учетом чуть ли не семидесяти-восьмидесятипроцентной изношенности основных средств на большинстве российских заводов, конкуренции с Западом им никак не выдержать. Собственно, именно очередной этап крушения нашей промышленности мы в настоящее время и наблюдаем. Гражданское авиационное строительство уже стоит, военное… При таком мизерном количестве заказов от собственной армии… – Полонский махнул рукой, сделал паузу и добавил: – Про автомобильное производство вообще говорить не приходится. Конечно, наследство от предыдущей власти нам досталось очень тяжелое, но они там зря считают, что на России уже можно ставить крест и по их ценам качать отсюда ресурсы. Придется очень сильно напрячься, но мы справимся. Обязаны. Иначе бы и не затевали…
   Короткий стук, и в кабинете появился Лазаренко. Он вежливо кивнул Сахно и устало, но с удовольствием сообщил:
   – Подписали. Под объективами и в присутствии как наших, так и зарубежных журналистов. Не выдержали предъявления неоспоримых фактов своей не совсем законной деятельности. И где только ты всю эту информацию раздобыл? Включая видеоматериалы?
   Генерал вопросительно взглянул на Александра Юрьевича и, увидев немедленный поощряющий кивок, указал на него:
   – Знакомьтесь.
   Пожимая руку полковника, совершенно не понимающего, с кем здоровается, Сахно спросил:
   – Вас обоих можно поздравить?
   – Да. На основе подписанных бывшими высшими руководителями страны документов военная администрация теперь является легитимной. Во всяком случае – де-юре. Власть в регионах теперь не имеет отмазок, чтобы не выполнять наши распоряжения. Дима, – повернулся Лазаренко к генералу, – ты помнишь тот разговор, когда мы решились на все это? – Рука Юрия Анатольевича как-то неопределенно прошлась по обстановке президентского кабинета.
   – По рюмочке за успех? – Полонский еще чуть более расслабился, опять вопросительно посмотрел на Александра Юрьевича и согласился:
   – Но только по одной – впереди еще столько работы.
   А Сахно… В голове одновременно крутились мысли, что с кандидатурами руководителей военного переворота он не ошибся, и, с определенной долей сомнения – опять пить? В этот нескончаемо длинный день, давно перешедший в нескончаемую ночь, он уже вполне достаточно «принял на грудь», но совершенно по другому поводу. Успешный военный переворот? Есть значительно более важные события…
* * *
   В стране спровоцированный ими же военный переворот, а сама команда, четко отработав в нужный момент, была занята совершенно другими проблемами – Светке Гольдштейн приспичило рожать почему-то именно сейчас.
   Хотя сегодняшний лимит на удивления у Андрея Коробицына должен был бы уже давно исчерпаться, но поведение Красных полковников в настоящее время майора ФСБ, только что принявшего предложение войти в эту пока не совсем понятную организацию, все-таки изумляло. В столице такое делается, а они – мужская часть компании собралась в, как называли эту приличных размеров комнату без окон, малой гостиной – водку пьют.
   Перед глазами все еще был тот зал, чем-то походящий на центр управления космическими полетами, куда Андрей попал, сделав шаг в портал. Всего в десятке метров перед большими мониторами сидели вроде бы обычные люди и увлеченно работали, весело перекидываясь короткими замечаниями и привлекая внимание друг друга к изображениям на своих экранах. Высокий молодой парень, немного неровными движениями в правой руке – левая действовала безупречно, – но все равно очень быстро и азартно колотивший по компьютерной клавиатуре. Рядом еще чуть более высокий мужчина, чем-то неуловимо схожий с парнем. В центре помещения сидел в кресле невысокий черноволосый человек где-то возраста майора и не менее азартно работал мышкой, подавая команды братьям – Андрей понял, что это Кононовы.
   У отдельного пульта сидели пять женщин. Одна, очень стройная, с почти королевской грацией наводила мышкой перекрестье на людей на своем экране и указывала сидящей рядом совсем девчонке – в частых, но коротких взглядах той на Кононова-младшего явно была видна любовь. Девушка, внимательно всматриваясь сначала в монитор соседки, потом в свой, набирала что-то на клавиатуре и всего после нескольких нажатий, даже с каким-то азартом, хлопала пальцем по «энтеру». Человек на первом экране тут же мягко заваливался на пол. Соседняя пара – обе были беременны, но если у той, что моложе, размер живота указывал на уже явную близость срока, то вторая еще не очень скоро должна была родить – занималась точно такими же действиями. Еще одна женщина – и тоже красивая – довольно быстро, поглядывая на большой монитор с электронной картой города – Андрей по характерным схемам улиц немедленно опознал Москву, – по которой медленно, но как-то неудержимо ползли значки вертолетов, просматривала увеличенный квадрат карты перед винтокрылыми машинами, что-то набирала на клавиатуре, и значки объектов ПВО на большой карте гасли, как по мановению волшебной палочки.
   Майор не сразу понял, что общего было у всех увиденных им тогда через портал, но все-таки догадался – они не просто работали, они, это было видно невооруженным глазом, верили, что делают очень нужное дело. Эта их уверенность – она затягивала.
   – Мальчики, много не пейте, – весело сказала с очень сильным акцентом зашедшая в малую гостиную стройная женщина, устраиваясь рядом с Николаем Штолевым. – Там, – она неопределенно махнула рукой куда-то за спину, – все идет, как сказала Наташа, абсолютно нормально.
   Черноволосый худощавый мужчина, Виктор Гольдштейн, оказавшийся автором открытия, на котором и основывалось могущество Красных полковников, облегченно вздохнул.
   – Моя жена Катерина Бекетт, – представил Штолев явную иностранку. – А Наталья – супруга Саши, – кивок в сторону Сахно, который что-то успокаивающе говорил физику, – она у нас врач.
   – Николай, – майор наклонился к начальнику СБ, – в Москве переворот, а вас всех это уже как будто не особо интересует?
   – Каждый должен заниматься своим делом, – совершенно спокойно ответил Штолев. – С одной стороны – нам не разорваться. Полонский с Лазаренко сами отлично знают, что сейчас надо делать, и, я уверен, справятся. Все основное, зависящее от нашей команды, уже выполнено. А с другой… – улыбка у этого сильного человека в данный момент была такая радостная, – на свет рождается человек новой эры. Если мы сами и не успеем посмотреть на другие миры, то Витин сын – уж точно побывает у далеких звезд. Прорубить дорогу туда… С этого у нас все и начиналось. Понимаешь, Андрей, у каждого человека есть круг определенных интересов. Что-то волнует его больше, что-то – меньше. Сейчас, когда мы на все сто уверены, что у генерала получится… Тем более что увеличение семейства ожидается не только у Гольдштейнов…
   – Вам, вероятно, покажется это несколько странным, – вступила в разговор Екатерина, – но мы тут все, кроме Верочки – это дочь Саши Сахно, – беременны.
   Сумасшедший дом? На глубине полутора тысяч метров под Уралом? Именно так Штолев объяснил их местонахождение. Майор посмотрел на большой стол, буквально ломящийся изысканными закусками, горячими блюдами и качественной выпивкой на любой вкус – откуда все это? – наполнил до краев высокий хрустальный стакан водкой, приподнял его перед иностранкой, произнес короткий банальный тост «За ваше здоровье» и в несколько глотков опустошил стакан до дна, выпив сорокаградусный напиток, как минеральную воду…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация