А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Все против короля" (страница 12)

   Глава 10

   Частную клинику, где принимал психотерапевт Ольховский, я нашла довольно быстро. Алина назвала мне ее точный адрес. Напротив входа был небольшой скверик со скамеечками, в котором я и расположилась, дабы подождать даму, нуждающуюся в лечении словом. Лариса Кудринцева была пунктуальна. В том, что это именно она без пяти три вошла в клинику, сомневаться не приходилось. Это была невысокая, склонная к полноте дама лет пятидесяти, всеми силами старающаяся выглядеть моложе. Полупрозрачная блузка с рукавами-фонариками и обтягивающая юбка, доходящая лишь до колен, отвечали требованиям современной моды, но, увы, подчеркивали все возрастные недостатки Кудринцевой. Длинные распущенные волосы, окрашенные в тон неспелого персика, и яркий мерцающий макияж кричали о безвкусице, граничащей с вульгарностью.
   Теперь я понимала, почему наш генеральный никогда не выводил в свет свою законную супругу. Похоже, Кудринцевой так и не удалось полностью излечиться от психологического шока, спровоцированного аварией. Судя по рассказам, сознание Ларисы Львовны всячески пыталось найти замещение трагическим воспоминаниям, поэтому кидало ее из одной крайности в другую. Я решила использовать это обстоятельство и начать психологическую обработку семьи Кудринцевых именно с нее.
   Неожиданно ко мне на скамейку подсел какой-то нервный мужик лет тридцати пяти. Он оглядывался по сторонам, при этом шарил руками по всем своим многочисленным карманам, но, кажется, никого не высмотрел и ничего не нашел.
   – Девушка, простите, у вас закурить не найдется? – спросил он, придвигаясь ко мне поближе.
   – Нет, я не курю.
   – Жаль, – сказал он, приблизившись почти вплотную, и я едва не задохнулась от резкого неприятного запаха, исходящего от этого странного субъекта. На бомжа он похож не был, его одежда казалась мне вполне приличной, но у меня сложилось такое ощущение, что он не мылся несколько дней.
   – Мужчина, вам что, места в сквере мало? – возмутилась я. – Вы бы пересели на другую скамейку...
   – Тебе надо, ты и пересаживайся, – выпалил незнакомец на одном дыхании, закинул ногу на ногу, а руки раскинул по всей спинке скамейки.
   Этот наглец явно пытался выжить меня с моего места. Спорить с ним было бесполезно, я встала и пересела на соседнюю лавочку. Тот противненько ухмыльнулся и с видом триумфатора уселся посередине отвоеванной территории. Вскоре периферическим зрением я заметила, что мужик достал из кармана мобильник и стал нещадно теребить его в руках. Вероятно, он рассылал кому-то эсэмэски, но при этом периодически отрывал взгляд от трубки и хищно зыркал по сторонам. На меня он бросал самые недружелюбные взоры, но это не мешало мне с интересом листать новый глянцевый журнальчик и следить за входом в частную клинику.
   Стоило мне на пару минут увлечься одной статейкой, как вдруг обнаружилось, что странный тип исчез с соседней лавочки. Причем сделал он это так же неожиданно, как и появился. Чтобы не упустить из вида Кудринцеву, я убрала журнал в сумку. Через минуту-другую ожидаемая мною дама вышла на улицу. Она кокетливо поправила ниспадающие на плечи волосы, некрасиво одернула юбку и пошла в мою сторону. Я встала и неспешно направилась ей навстречу.
   – Лариса, – позвала я, когда мы поравнялись.
   – Да, я, – живо откликнулась та, остановившись. – Мы с вами знакомы?
   – Нет, я узнала ваше имя свыше, – сказала я измененным голосом. – Не удивляйтесь, я – контактер, получаю информацию оттуда...
   Я и моя собеседница, мы обе подняли глаза к небу так, будто ожидали увидеть там пророческие знаки. Уж не знаю, как Кудринцевой, но мне, кроме перистых облаков, на небе ничего не привиделось.
   – Вы – контактер? Но почему я до сих пор ничего о вас не слышала? Я знаю всех горовцев, имеющих дар, – в жирно подведенных глазах Ларисы горел огонь исступленной веры во все сверхъестественное. А на скуле сквозь толстый слой тонального крема пробивался синяк.
   – Я в вашем городе проездом, – глубоким звучным голосом сказала я. – Уже сегодня меня здесь не будет...
   – Да, но тогда мне действительно повезло, что мы вот так случайно тут с вами встретились, – восторженно говорила Лариса Львовна. – Вы посланы мне самой судьбой. Пожалуйста, загляните в мое будущее и подскажите, как поскорее найти путь к счастью. Я знаю, что оно ждет меня где-то там, впереди, но хотелось бы встретиться с ним быстрее.
   – Мне нечем вас порадовать. Впереди вас ждет не счастье, а напротив, беда, – спокойно сказала я.
   – Нет, – возразила Лариса и потрогала рукой синяк. – Мое настоящее – это беда.
   – Сочувствую, но вас, Лариса, и всю вашу семью в самом скором времени ждут многочисленные беды и напасти.
   – Чушь, – Кудринцева ошарашенно захлопала глазами. – Этого не может быть! Вы ошибаетесь. Мне уже предсказывали будущее, и не раз, в нем не было никаких несчастий, только радости... Я хотела уточнить у вас лишь только некоторые детали и сроки...
   – Лариса, вас обманывали, жалеючи, потому что вам уже много страданий довелось пережить в этом земном воплощении, но это только начало. Я вижу, я чувствую, что опасность сгущается вокруг всей вашей семьи, словно волна, которая вздымается, чтобы вот-вот с силой обрушиться на вас...
   Я употребила всю свою фантазию и актерское мастерство на то, чтобы внушить своей собеседнице страх перед будущим, а она мне не очень-то верила.
   – Простите, а вы точно видите сейчас мое будущее, а не прошлое? – осведомилась Кудринцева, совершенно не уязвленная моим мрачным предсказанием. – Моя семья уже погибла, осталась я одна...
   «Так, кажется, тетенька даже более больна на голову, чем можно было предположить, – подумала я. – Она абсолютно неадекватно воспринимает действительность, живет в придуманном мире, в котором больше нет места для трагедий. Ее супругу, наверное, это даже на руку. Пожалуй, надо вернуть дамочку к суровой действительности».
   – Да, в аварии действительно погибли ваш отец, сестра, младшая, – для пущей важности уточнила я, – потом ушла на небеса ваша мать, но у вас, Лариса, осталась семья. Это – муж, сын, дочь. Им всем угрожает смертельная опасность... Я вижу, как роковая сила наступает на них с всевозрастающей мощью...
   – На них? – с подозрительным равнодушием уточнила Кудринцева. – А я? Может, меня это все не коснется? Я ведь должна быть счастлива...
   На лице Ларисы была гримаса детской обиды, но это меня не смутило. Мой вердикт был тверд и неумолим:
   – Я вижу всех вас вместе в одной пучине...
   – Неужели я не могу спастись? – Лариса Львовна наконец-то прониклась всей серьезностью моего предсказания, но только относительно себя. Ладно, судьба мужа ее совершенно не волновала, но вот будущее детей должно было тревожить, однако не тревожило. – Скажите, я точно вместе с ними? Они ведь вычеркнули меня из своей жизни, все, даже дочка Марина...
   Я снова обратила свой взгляд ввысь. В голубом небе сияло солнце.
   – Да, вас всех ждет одна печальная участь, – изрекла я.
   – И ничего изменить нельзя? – трясущимися губами спросила Кудринцева.
   Я опять вскинула глаза к небу, постояла так какое-то время, будто считывала информацию с редких облачков, потом сказала:
   – Лариса, вы можете попытаться спасти себя и семью.
   – Но как? Что мне делать?
   – Вы должны передать мужу и детям все, о чем я вам уже говорила, предостерегите их, пусть знают наперед о грядущих несчастьях. И еще, – я вновь обратила взор к небу, – они непременно должны узнать от вас, что посланник рока взялся исполнить приказ таинственных сил. Да, Лариса, только ваша рука, ниспосланная провидением, может остановить беду. Предупредите семью, они должны это знать...
   – А я? Как же я? – повторяла Лариса Львовна, переминаясь с ноги на ногу. – Я больше не выдержу никаких несчастий. Понимаете, я ждала счастливой любви, а вы отняли у меня последнюю надежду... За что? Что я вам плохого сделала? Зачем вы меня остановили?
   – Такова зловещая прихоть рока, а я только посредник между ним и вами, – сказала я и пошла своей дорогой.
   Чувствовалось, Кудринцева стояла на месте и смотрела мне вслед, но я не боялась, что она опишет меня детям и мужу. Дело в том, что к этой встрече я заранее подготовилась – еще дома у Нечаевой надела темно-синий балахонистый пиджак, черный парик и сделала макияж, кардинально меняющий мою внешность. Мне очень пригодились для этого навыки, полученные на курсах стилиста, которые я несколько лет назад прилежно посещала. У Алинки, конечно, были вопросы насчет того, к чему эта конспирация, но я спросила ее о чайной церемонии, и она, забыв про свой вопрос, увлеклась вдохновенным рассказом...
   Я вышла из скверика и как бы невзначай посмотрела назад – Ларисы уже не было. Я пошла к своей машине, оставленной за углом, но какое-то недоброе предчувствие вдруг посетило меня. Объяснения ему не находилось. Пройдя несколько метров вдоль чугунной ограды сквера, я снова посмотрела назад и увидела того странного типа, который выжил меня со скамейки. Он выглядывал из-за толстого ствола тополя, как будто наблюдал за мной. «Вот идиот! Хорошо, хоть не помешал нашему разговору», – подумала я и пошла дальше.
   Вскоре в отражении витрины магазина я опять увидела того же мужика, следующего за мной буквально по пятам. Он явно за мной следил. Но с какой стати? Этот вопрос меня озадачил, и я даже прошла мимо своего «Мини Купера», дабы до конца соблюсти конспирацию. Если бы товарищ просто хотел со мной познакомиться, то вряд ли природная стеснительность помешала бы ему сделать это еще в сквере. Мужик явно был не из робкого десятка. В этом я убедилась, когда он согнал меня со скамейки. Теперь этот тип шел за мной следом. Что же у него на уме? Может, это вор или маньяк? Но почему именно я привлекла его внимание? Неужели это случайное стечение обстоятельств места и времени?
   Оттолкнувшись от этих обстоятельств, я вдруг пришла к неожиданному выводу – странный тип, следующий за мной вот уже два квартала, пас Кудринцеву, но когда увидел, что мы с ней разговариваем, то переключился на меня.
   Я попыталась понять, какой у него изначально мог быть интерес к Ларисе Львовне. Может, она ему нравилась, вот он и ходил за ней по пятам, будучи таким же недолеченным психом, как и его пассия? А при чем тогда я? При том, что подошла к Кудринцевой и о чем-то с ней заговорила, после чего у той напрочь улетучился заряд бодрости и оптимизма, полученный после посещения психоаналитика. Может, дяденька хочет меня за это наказать? Все может быть...
   Остановившись на автобусной остановке, я мельком взглянула назад, на преследователя. Тот попытался спрятаться за спину огромного верзилы, идущего впереди него. Пришлось сделать вид, что я его не заметила. Вскоре подошел автобус, следующий на железнодорожный вокзал. Это был очень напряженный маршрут, много народу вышло на остановке, но желающих зайти в автобус было еще больше. Я собиралась втиснуться в среднюю дверь, но вдруг заметила, что странный тип, преследующий меня, уверенно продвигается к задней. Я нарочито замешкалась, а его толпа буквально внесла в салон. Автобус тронулся, но без меня. Можно было сделать преследователю ручкой, но я проявила благоразумие и не стала откровенно злорадствовать. Напротив, создала видимость, что расстроена из-за того, что автобус не резиновый.
   Однако радоваться было нечему – мне еще предстояло вернуться к своей машине и незамеченной сесть в нее. Странный тип мог сойти на следующей остановке и попытаться перехватить меня на полпути. Вот уж никак не ожидала таких сложностей! Мне оставалось только одно – быстренько найти место, подходящее для того, чтобы привести свою внешность в естественное состояние. На другой стороне дороги было кафе. Вот там-то, в дамской комнате, я сняла просторный пиджак, зрительно увеличивающий мою фигуру, парик и смыла яркий макияж. После этого я вернулась к своей машине и поехала в бассейн.
* * *
   Домой я вернулась около восьми, после занятий аквааэробикой. Дед встретил меня с блаженной улыбкой на лице. Обычно он так светился, когда ему удавалось сорвать большой куш в покер или преферанс.
   – Как дела? – спросила я.
   – Знаешь, Полетт, а к нам заходил Вадик... Он вернул топорик и сказал, что торжество по случаю его новоселья состоится в субботу в семь вечера. Я вот подумал, давай подарим Вадиму Юрьевичу напольную вазу, которая так и не вписалась ни в одну из наших гостиных...
   – Как знаешь, Ариша, мне этот вазон не нужен. Можешь отнести его соседу. В кладовке место освободится.
   – Не понял. Ты хочешь сказать, что не составишь мне компанию? – улыбка моментально исчезла с дедова лица.
   – Да, ты меня правильно понял, я не смогу туда пойти, у меня куча других дел... Хочу заняться верховой ездой. В наше время просто неприлично не уметь держаться в седле...
   – Согласен, современная барышня должна это уметь, не все же за рулем сидеть, можно и на коне иногда поскакать, – дед явно пытался меня задеть. – Но, Полетт, надо соблюдать и правила приличия. Понимаешь, отказываться от приглашения без веской причины не совсем красиво, не по этикету... Потом, Вадим Юрьевич очень хочет тебя видеть у себя. По-моему, ты ему шибко понравилась...
   – А он мне не понравился, и я его видеть не хочу, – парировала я и, не дожидаясь продолжения крайне неприятного разговора, стала быстро подниматься по лестнице наверх.
   – Полетт, подожди, ты...
   – Ариша, я уже все сказала, и давай больше не будем возвращаться к этому вопросу.
   – Полина Андреевна, может, вы дадите немому слово сказать? – Официально-шутливое обращение деда произвело на меня впечатление, и я остановилась.
   – Хорошо, если ты хочешь об этом поговорить, то я сейчас переоденусь и спущусь.
   Я заранее знала: Ариша снова начнет разглагольствовать о том, что я уже взрослая девочка, что мне пора задуматься о замужестве, что ему хочется научить правнуков играть в пьяницу и дурака. У меня не было никакого желания растрачивать свои силы на словесную атаку, направленную на прародителя, но, похоже, сегодня этого было не избежать. Я всячески тянула время, но примерно через час дед, не дождавшись, сам постучался в мою спальню.
   – Входи! – крикнула я.
   – Полетт, – сказал Ариша, втискиваясь в кресло, – я понимаю, дед кажется тебе занудливым скучным стариком, которого совершенно неинтересно сопровождать на банкет. Но позволь мне, дорогая моя, привести тебе парочку аргументов в пользу завтрашнего мероприятия. Если ты и после этого откажешься пойти к Вадиму, я обещаю, что больше ни на чем не буду настаивать.
   – Хорошо, дедуля, я тебя внимательно слушаю, – сказала я, усевшись с ногами на диван и обняв подушку.
   – Я сегодня часа полтора общался с Вадимом. Знаешь, мы легко нашли с ним общий язык. Ты просила меня узнать, каким бизнесом он занимается...
   – Уточняю – я тебя об этом не просила. Просто сказала, что мы понятия не имеем, кто он по жизни.
   – Не цепляйся к словам. Впрочем, если тебе это неинтересно, я сразу перейду к другому вопросу...
   – Нет, отчего же? Мне очень даже интересно, кто наш новый сосед. Лера Гулькина слезно просила меня познакомить ее с кем-нибудь. Так вот, мне пришла в голову мысль, что эти двое могут подойти друг к другу...
   – Давно ли ты занялась сводничеством? – изумился дед.
   – А ты?
   – Гм, – дед проглотил мой встречный вопрос и сказал: – Вадим Юрьевич – владелец сети аптек «Доктор Ромашкин».
   – Ромашкин – это его фамилия? Или фирма названа от фонаря?
   – Да, Ромашкин – это его фамилия, и я не понимаю, что в этом смешного. Ладно, все это – предисловие, а главное – вот что... Вадим был женат, у него есть сын шести лет, Илюша, но бывшая супруга не разрешает им видеться. Расстались они некрасиво...
   – Ну и что здесь особо интересного? У нас в стране большое количество разводов, а муж-алиментщик меня не прельщает.
   – Какая у меня невоспитанная внучка! Я просил ее внимательно выслушать меня, а она все перебивает и перебивает. Кто ее только воспитывал! Наверное, один старый картежник... Видать, плохой из него получился воспитатель. Правильно говорят, что посеешь, то и пожнешь. – Дед замолчал, но, зная его, я поняла, что после такого длительного вступления он собирается сообщить мне действительно нечто очень важное. Ариша вдоволь поинтриговал меня, затем сообщил: – Вадик был женат на Рите Мешковой.
   – Что?
   – Да, дорогая моя, наш новый сосед бывший зять того Игоря Алексеевича, про которого я тебе рассказывал. Признаюсь тебе: моя реакция была точно такой же, как и твоя.
   – Дедуля, я пойду завтра на новоселье. Подожди, но ты сказал, что у тебя есть два аргумента. Какой второй?
   – Кроме нас, Вадим Юрьевич пригласил еще некоторых соседей, а также своих хороших знакомых, среди них – Петр Кныш.
   – А кто это?
   – Это один очень интересный господин. Я не имел чести быть ему представленным, но многое слышал о нем и знаю его в лицо. Мы с ним одновременно бываем в «Крестовом короле». Правда, Кныш играет там только в рулетку, а я, как ты понимаешь, предпочитаю интеллектуальные игры... Но самое интересное заключается в том, что этот Кныш является мастером спорта по верховой езде... Своего скакуна у него нет, но он частенько бывает на местной конюшне, учит всех желающих верховой езде...
   – Да, этот человек тоже может быть мне полезен. Дедуля, ты меня уговорил – я принимаю приглашение Ромашкина.
   – То-то же, – дед самодовольно улыбнулся. – Полетт, а как ты сегодня провела время? С Ларисой Львовной повидалась?
   – О да! – Я подробно пересказала Арише наш разговор, а потом поведала о странном типе, вздумавшем следить за мной. Это позволило взглянуть на ситуацию как бы со стороны, и меня осенила одна идея: – О черт! Как же это я сразу не догадалась!
   – О чем? – с тревогой в голосе осведомился дед.
   – От того мужика очень дурно пахло. Только теперь до меня дошло, что это был запах конюшни, этакой гремучей смеси навоза и лошадиного пота. Представляю, как люди в автобусе шарахнулись от него!
   – Полетт, подожди, что же это выходит? Некто, имеющий отношение к конюшне, следил за Ларисой Кудринцевой. Ты совершенно неожиданным образом вписалась в эту ситуацию, и он решил выяснить, кто ты такая... Так, так, так... Зная Игоря Мешкова, я не удивлюсь, если он задумал... – Дед замолчал, наверное, анализировал свою внезапную догадку.
   – Продолжай, – попросила я. – Впрочем, я уже и сама поняла, что ты хочешь сказать. Твои коллеги по игорному бизнесу подозревали Мешкова в том, что он убил Маститого. Потом ты говорил, что прежний владелец конюшни погиб при каких-то странных обстоятельствах...
   – Его отравили, – уточнил дед. – Деталей я не знаю.
   – Ладно, нам и так хватает информации для того, чтобы усомниться в законопослушности Мешкова. Давай рассуждать логически. Если теперь рабочий конюшни следит за супругой человека, за которого просто мечтает выйти замуж дочь Игоря Алексеевича, то вывод отсюда напрашивается сам собой.
   – Полетт, а ты уверена, что об этом мечтает Рита, а не ее отец?
   – Уверена. Дело в том, что у Алины Нечаевой есть бойфренд, страстный любитель лошадей, так вот он недавно случайно подслушал разговор Риты с отцом. Они со знанием дела рассуждали о том, что стоит Владимиру Дмитриевичу оказаться свободным, он сразу же сделает ей предложение... Дедуля, скажи, ты так же, как и я, подумал, что Мешковы планируют убить Ларису Львовну?
   – Сначала я подумал, что они ищут на нее какой-то компромат, чтобы выставить ее перед Владимиром Дмитриевичем не в лучшем свете и склонить его к разводу. Но развод – это раздел имущества, а Игорь Алексеевич за копейку удавится. К тому же Мешковы наверняка знают, что Лариса Львовна – женщина больная, и если Кудринцев до сих пор ее не оставил, значит, он и не сделает этого. Пораскинув мозгами, я подумал об убийстве, к примеру, замаскированном под несчастный случай. Если Владимир Дмитриевич станет вдовцом, то тогда есть шанс, что он женится на Рите. Во всяком случае, Мешковы будут работать над этим дальше...
   – Хотелось бы знать, как на самом деле Кудринцев к Рите относится, – всерьез озаботилась я. – Если он не видит ее своей будущей женой, то интриги Мешковых мне только на руку. Они усложнят ему жизнь, и мне даже выгодно подыграть на каком-то этапе Ритуле и ее папочке. А если Владимир Дмитриевич хочет связать свою жизнь с этой женщиной, то надо этому браку помешать, а Ларису Львовну взять под охрану.
   – Я думаю, если бы Кудринцев хотел снова жениться, то уже разошелся бы со своей супругой. Чувствуется, отношений там давно никаких нет, да и дети уже взрослые... Знаешь, Полетт, мне кажется, Владимиру Дмитриевичу удобно иметь статус женатого человека. Он им просто отгораживается от притязаний юных красоток...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация