А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Продается Таня. 20 лет" (страница 1)

   Бранко Миленкович
   Продается Таня. 20 лет

   Ispovest iz Harema
   © Branko Milenkovic, 2003
   © Cover image by Riemke Loning
   © Издание на русском языке, перевод на русский язык, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2011

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
* * *
   После окончания школы я поступила на юридический факультет, хотя мне хотелось учиться актерскому мастерству. В детстве я мечтала стать актрисой. Заходя в зал кинотеатра, когда гас свет, я видела себя на экране. Мне представлялось, что однажды мое имя развернется на весь экран в начале какого-нибудь фильма. Я слышала, что в Академию актерского мастерства, кино и телевидения очень сложно поступить, поэтому даже и не пыталась. Но все же во мне теплилась надежда, мне все время казалось, что в один прекрасный день каким-то чудом перед моей дверью появится кто-то и скажет: «Мы обратили на вас внимание в одном заведении и хотели бы, чтобы вы играли в нашем фильме». Типично детские фантазии. И еще я мечтала о деньгах, которые бы пришли вместе с фильмом и известностью, о красивой жизни, которая становится доступной благодаря деньгам, о путешествиях. Теперь я знаю: жизнь это что-то другое.
   Было лето 1991 года, все, кто мог, сбежали из Белграда, кто в Грецию, кто на Черногорское побережье. В конце июня я уехала с подругой в Будву и вернулась через семь дней, получив сообщение: меня ждала хорошая работа в бутике, расположенном в одном из элитных белградских отелей. Я вернулась в переполненном поезде, потная и уставшая, так что владелец бутика долго меня разглядывал, не веря, что перед ним та девушка, о которой ему говорил мой сосед Српан. Поезд опаздывал, и я сразу с вокзала отправилась на встречу. Предстала перед хозяином бутика в широком невзрачном платье, на лбу повязка, собиравшая засаленные волосы, на ногах шлепки. Неудивительно, что он был разочарован. И все-таки он сказал, чтобы я привела себя в порядок и зашла в понедельник.
   За выходные я как следует выспалась и в тот понедельник надела узкую мини-юбку и тонкую итальянскую маечку, в которой выпирали мои большие груди. Промытые волосы, пышные, как обычно, напоминали гриву. Когда я около одиннадцати часов появилась в дверях бутика, его хозяин, три дня назад смотревший на меня почти с отвращением, вытаращил глаза, повторяя как заведенный: не могу поверить, не могу поверить. Он сказал, что вместо обещанных трехсот марок в месяц я буду получать пятьсот, «а может, и немного больше, зависит от того, как ты себя покажешь на работе». Я знала, что это может означать, и мое предчувствие подтвердилось уже на следующий день, когда хозяин бутика, Зоки, открыто начал увиваться за мной. Он не был уродлив, но что-то в нем меня отталкивало. Я была совершенно равнодушна, и кофе, выпитый с этим мужчиной, каждый раз вставал поперек горла, но… с чем-то приходится мириться. Он проявлял терпение. Настаивал, чтобы я всегда присутствовала на его встречах с партнерами по бизнесу, где бы они ни проходили – в бутике или в городе. Думаю, что в мое отсутствие он выдавал меня перед ними за свою любовницу. Этим все и ограничивалось, если не считать намеренно долгие прикосновения, которыми меня встречал шеф Зоран. На большее он не осмеливался, наверное потому, что чувствовал мою оборонительную позицию по отношению к нему. Все же ему было важно, чтобы в бутике кроме двух других девушек была одна очень привлекательная, такая как я.
   Где-то в конце августа того же года произошло то, что изменило мою жизнь, а в дальнейшем – и все мои представления о ней. Я – молодая, яркая, очень привлекательная (по крайней мере, так говорят люди), но в какие-то моменты я чувствую, что жизнь кончена, все происшедшее за эти несколько лет, как огонь, спалило мое будущее.
   Я помню, как будто это было вчера. Около полудня прошел дождь, настоящий короткий летний дождь. Белград выглядел свежим, умытым. Я собиралась после четырех идти домой. В бутике никого не было, кроме меня и еще одной девушки, Майи. Прозвенел колокольчик у входной двери. Я собирала свою косметичку и не обратила внимания, кто вошел. Было слышно, как Майя сказала: «Добрый вечер», – и в ответ что-то, как будто иностранная речь. В зеркале я мельком увидела человека средних лет, темнокожего, с черными волосами. Он вызывающе смотрел на меня. Я обернулась и увидела этого господина, которого сразу записала в индусы или арабы. Продолжалось это долго. Майя разговаривала с другим посетителем, которому было не больше тридцати лет. Перед полкой с рубашками она пыталась объяснить ему что-то на английском языке, но исключительно скромные познания не позволяли поддержать даже простейшую беседу. Я вызвалась помочь. Посетитель был приятно удивлен. Он спросил меня, где я так выучила язык, не веря, что я никогда не жила ни в одном из больших европейских государств. Я действительно отлично владею английским. В разговор вмешался и тот темнокожий господин, из чего я сделала вывод, что они знакомые или приятели и пришли вместе.
   Они купили две рубашки, но медлили и не уходили из бутика. Когда я сказала, что иду домой, оба, почти в один голос, сказали, что хотят пригласить меня в кафе, отблагодарить за гостеприимство и терпение и как-то «оплатить» мое отличное знание английского языка. Мы прогулялись до веранды одного маленького кафе-бара. Там было всего несколько столиков, но нам не мешали ни шум, ни толчея. Они рассказали, что в Сербии уже девять дней, что они представляют одну успешную торговую фирму из Италии, которая владеет сетью универмагов и эксклюзивных бутиков по всей Европе и в нескольких арабских странах.
   Беседовать с ними было приятно, чего не скажешь о моих белградских знакомых, чьи россказни, сплетни и безделье мне уже порядком надоели. Оба эти господина держались безупречно, по-джентльменски, мне казалось, будто они являются частью того, о чем я мечтала: они пришли из моего воображаемого мира, простиравшегося куда-то далеко, мира с пальмами, солнцем, прозрачным морем и длинными песчаными пляжами. Мы сидели почти два часа, и, перед тем как расстаться, тот, что помоложе, пригласил меня на следующий день, если у меня найдется время, пообедать с ним в «Интерконтинентале». Я согласилась. Даже сейчас не смогла бы сказать, почему я не подумала о том, что завтра в это время я работаю и что речь идет об иностранцах. Я выпалила, что приеду около двух часов в Новый Белград, пусть они ждут меня там перед «Интерконтиненталем».
   В бутике не было Зорана, а Майя без лишних вопросов согласилась заменить меня на два-три часа. Я села в такси (помню, это было беотакси; шофер немного старше меня, с длинными волосами). Несколько раз он пытался завести разговор, но я была не расположена к беседе. На самом деле мне не хотелось общаться с этим парнем. Боже, если б тогда у меня была голова на плечах, если бы я смогла предчувствовать, что меня ждет, я бы попросила его свернуть направо к бывшему ЦК, отвезти меня к одному из плавучих ресторанов на Саве и мы, почти ровесники, пробыли бы там до вечера. Судьба распорядилась иначе. И представьте себе, когда мы проезжали по Бранкову мосту, на том спуске у светофора, на повороте на Земун, перед нами произошло ДТП, какая-то небольшая цепная авария. Мой таксист кое-как проскочил, потому что полиция еще не приехала. Сейчас я объясняю это как знак, предостережение какой-то высшей силы, что нужно вернуться, что не разумно следовать тем путем, по которому я пошла.
   Для меня тогда не было ничего важнее стремления в два часа быть перед «Интерконтиненталем». Все произошло так, как мы и договаривались. Они вдвоем ждали у входа. Тот, что постарше, даже не позволил мне заплатить за такси, быстро подошел и расплатился. Как я заметила, он дал в несколько раз больше, чем нужно. В ресторане я узнала, что араба зовут Хафез, а второго, который был американцем, Майкл. Я не помню, что мы ели, но хорошо помню, что пили мы французский коньяк, а потом какое-то португальское красное вино. Бокал-другой спиртного ничего особенного, кроме приятной легкости в голове и во всем теле, у меня никогда не вызывали. После мороженого Майкл завел речь, в которой главным объектом обсуждения была я. Мол, как жаль, что такая красивая и привлекательная девушка пропадает в стране, где уже начались межнациональные распри, что мое место в прогрессивном, богатом мире, где я буду жить лучше и красивее, что в Белграде (то есть в Югославии) у меня нет будущего, которого я заслуживаю, и все в том же духе. Я кивала головой, как последняя дурочка, пожимала плечами, соглашаясь, что у меня нет выбора.
   И тогда араб напрямую, без проволочек, предложил мне работу в их фирме. Он сказал, что для начала я получу в свое распоряжение один из элитных бутиков, «скорее всего, тот, что в Риме», а позднее смогу представлять их деловые интересы в Америке, на чей рынок они хотели бы пробиться. «У вас будет, – сказал араб, – пять тысяч долларов в месяц, оплачиваемая квартира, еда и машина в вашем распоряжении». Боже мой, не могу простить себе, как я тогда не спросила, почему именно мне они такое предлагают. Разве в этом их путешествии они не видели ни одной красивой, яркой девушки? И приехали именно в чертов Белград, чтобы забрать меня и переселить в рай! Я помолчала и попросила дать мне время подумать. И тут они меня окончательно заполучили. Если бы они сказали: вы должны сразу решить, – я бы отказалась, боже мой, сразу бы отказалась, но араб сказал, что они завтра уезжают, что он позвонит мне через три-четыре дня, и если я решусь, все остальное будет улажено.
   Я летела домой как на крыльях. Заснула в три часа ночи. В Белграде меня ничто не держало. Связь с Мирославом уже год держалась на плохом сексе и хождении по клубам и вечеринкам. Все казалось пустым, без любви, без глубоких чувств. С другой стороны, мысль, что я оставляю мать и отца, к которым была очень привязана, как будто невидимой рукой отталкивала от меня решение уйти в большой мир.
   Прошло семь дней после встречи – обеда в «Интерконтинентале». Я слегка остыла, а когда и через десять дней не было звонка от моих новых знакомых, Хафеза и Майкла, я решила, что они забыли обо всем уже через пару часов после отлета. Им было приятно в моем обществе, сейчас они где-то далеко, в обществе таких же молодых хорошеньких девушек, из их памяти выветрились и Белград, и я. Так я размышляла, уверяя себя, что лучше всего выбросить из головы это знакомство и продолжать жить по-старому. И тем не менее, как я ни старалась обо всем этом забыть, я не могла прожить и дня, чтобы не подумать хоть несколько раз о том, как было бы чудесно иметь работу, которую мне предложили эти двое. Думаю, уже на следующий день после их отъезда я была готова покинуть Белград, но что поделаешь – они не звонили.

   И вот однажды вечером (это была суббота) я вернулась домой немного раньше. Как только я села в кресло, открыла банку кока-колы и включила телевизор, зазвонил телефон. Я подумала: может, это Мирослав, с которым я не виделась семь дней, или моя подруга Светлана, с которой я провела этот вечер на веранде ресторана «Русский царь» и которая обещала мне сообщить, едут ли ее родители после выходных в Гроцку. Это могло означать, что субботу и воскресенье мы проведем одни в ее квартире. Будем валять дурака, слушать музыку, немного поболтаем о наших старых друзьях… Я подняла трубку и услышала по-английски: «Добрый вечер. Это Белград? Квартира номер… я говорю с…? Это Майкл». Уже забытый Майкл, бизнесмен, в чьих руках ключи от моего рая, стражник дверей, за которыми ждали мои сны.

   Я поднялась из кресла и стала машинально ходить по комнате. Майкл извинялся, что не звонил. Мол, они с Хафезом были в Канаде, думали обо мне, но хотели, по его словам, оставить мне побольше времени на размышление. Предложение, таким образом, все еще оставалось в силе. «И что вы решили?» – спросил Майкл. «Согласна», – выдохнула я, а у самой поджилки тряслись от волнения. «Тогда все в порядке, скажите мне только адрес и через день-два получите билет на самолет в Рим. Хорошо?.. Спокойной ночи». Я чуть не завизжала от радости, меня удержало только то, что в соседней комнате спали родители. Я прыгала по комнате, каталась по полу как полоумная. Боже, какая же я была дурочка!
   Прошла бессонная ночь, около восьми утра я позвонила Светлане и поделилась с ней новостью: приглашение наконец пришло. Она была рада за меня, но ей было жаль, что мы больше не сможем видеться. Я обещала, что постараюсь и для нее найти местечко, когда укреплю свои позиции. Подумайте, какой идиоткой я была. Я верила, что меня ждет солидная работа, что я даже смогу оказывать кому-то протекцию и покровительство!
   На четвертый день после телефонного разговора с Майклом в дверь нашей квартиры позвонили. Это была девушка, которая представилась сотрудницей турфирмы, она проверила мое имя и фамилию, после чего передала мне билет на самолет в Рим. Вечером того же дня мне опять позвонил Майкл, он удостоверился, что я получила билет, и потом мы оговорили остальные детали. Он сказал, что встретит меня в римском аэропорту. Я буквально светилась от счастья, восторг опьянил меня, и я начала сборы сразу же, хотя самолет вылетал только через сорок восемь часов. И только тогда я рассказала обо всем родителям. Мама заплакала, а папа только молчал. По его лицу было заметно, насколько он расстроен. Он едва сдерживал слезы. Наконец он поднялся из кресла и сказал: «Солнышко мое (так он звал меня с детства), тебе двадцать лет, может, ты и правильно рассудила. Мы тебе ничего не в состоянии здесь предложить, не можем даже на карманные расходы дать. Если ты так решила, Бог тебе в помощь». Я плакала. Послышался звонок в дверь. Это был мой старший брат Чеда. Он женился в 1990 году и переехал в Чукаричку долину. Они с женой жили у тещи. Когда я ему обо всем рассказала, он только покачал головой: «Можно подумать, поближе они кандидатур не смогли найти! Что-то мне не верится, что ты такая находка для торговли в бутике! Но как решишь, так и будет. Я лично не советую тебе ехать». Это все, что тогда сказал мне Чеда. Но мое решение было неколебимым. В день отъезда я поцеловала на прощание маму и папу, со мной простилась Светлана. На терминале JАT в Славии я села в автобус, который отправлялся на сурчинский аэродром. Все плакали. Во время полета я наслаждалась комфортом и представляла, что меня ждет впереди. Это перелет в лучшее будущее, думала я тогда. В голове возникали картинки как из глянцевого журнала: квартира в каком-нибудь элитном квартале, я на модном показе, я на светском ужине в роскошном ресторане… Дрожа от волнения, я сошла на землю Италии.
   На аэродроме меня действительно ждал Майкл. Однако, вместо того чтобы ехать в город, мы остались на аэродроме. Он объяснил мне, что мы срочно должны лететь в Объединенные Арабские Эмираты. По его словам, ему несколько часов назад сообщили, что там состоится какой-то совет директоров, на котором он должен присутствовать, к тому же и мне хорошо было бы поехать и познакомиться с владельцем компании. «Это редкий случай, настоящая удача для нового сотрудника, – сказал Майкл. – Естественно, через два дня мы возвращаемся в Италию». Мы подождали в ресторане аэродрома часа три или чуть дольше. Мы пообедали, побеседовали, а потом немного прогулялись. Пришло время отлета.
   Итак, я была в мире своих грез. Мы летим в ту страну, о которой я слышала десятки раз. Моя жизнь на широкую ногу началась.
   Перелет был намного короче, чем я ожидала. Когда я сошла с трапа самолета, была уже ночь. Жаркая ночь, с небом, полным звезд, и близкими огнями города. Майкл сразу сделался как-то странно напряженным, только улыбался, но искусственной, натянутой улыбкой. Он уверял, что город произведет на меня сильное впечатление. «А где мы, Майкл?» – спросила я в какой-то момент. «Ах да, извини, ты в Дубае». Перед зданием аэродрома нас ожидал огромный автомобиль. В нем было шесть дверей, и сиденье водителя было отделено перегородкой. Снаружи было не меньше тридцати градусов, несмотря на ночь, а когда мы сели в машину, уже через десять минут мне стало почти холодно. Кондиционер работал на полную мощность. Майкл предложил мне шампанское из мини-бара, размещавшегося посередине, у наших ног.
   Через тридцать минут машина затормозила перед великолепным дворцом. Я оглянулась по сторонам в поисках вывески с названием отеля, но ничего подобного не увидела. Майкл попросил меня подождать. Он вышел из машины и затерялся в зелени, которая росла по обе стороны дорожки, выложенной белым камнем. Ожидание затянулось, и тогда Майкл вернулся еще с одним человеком, арабом, но не тем, который был в Белграде. Я вышла из машины и по виду араба поняла, что моя внешность – густые светлые волосы, красное облегающее платье, зеленые глаза, и все это при росте сто семьдесят пять сантиметров, произвела на него неизгладимое впечатление. Он смотрел на меня дольше, чем полагается, а затем указал рукой на вход. Я несмело пошла по дорожке, за мной шел Майкл, а в конце – хозяин дома. Дорожка была выложена не обычным камнем, как мне показалось, а мрамором. В конце она расширялась и заканчивалась у фонтана перед самым входом в виллу. Близость воды давала ощущение свежести, так же как и запах моря, приносимый легким бризом. Я помню, как подумала в тот момент: «Что-то там делают мои в
   Белграде?»
   Мы ужинали в огромной комнате. Прислуга была исключительно мужского пола, по правде говоря, я не понимала, что за блюда нам подают. Майкл подсказывал мне, что и как брать со стола, ломившегося от блюд и фруктов. После ужина он предложил мне на выбор: прогуляться по саду у дворца или спать. Я выбрала второе. Мы попрощались с Майклом, и с тех пор я его никогда больше не видела. По лестнице, ведущей в комнату, где мы ужинали, я поднялась вслед за пожилым слугой на второй этаж. Мы остановились у большой двери округлой формы. Я вошла внутрь, там горел свет, а тот пожилой мужчина-слуга остался у входа. Он сказал на довольно плохом английском, чтобы я нажала на кнопку у голубого ночника, если мне вдруг что-нибудь понадобится.
   Я оказалась в апартаментах, состоящих из одной большой и одной маленькой комнаты, а также ванной, которая была больше средней однокомнатной квартиры. Я приняла душ и вышла на балкон. Дворец окружала зелень, хотя я была в стране, где вода дороже, чем нефть. Присутствие воды отмечалось повсюду – она была в фонтанах, небольших декоративных водопадах при входе, ее плеск доносился из парка, как будто поблизости текла река. Позже я выяснила, что около дворца находится целых три бассейна разной величины.
   Меня разбудили солнечные лучи, проникавшие в комнату.
   Ощущения времени не было, я понятия не имела ни какой сегодня день, ни который час. Я позвала прислугу и, когда в дверях появился молодой человек моего возраста, спросила про Майкла. Он только покачал головой. Я заказала завтрак и сказала, что мне нужно с кем-то поговорить. Он ушел, но вскоре вернулся с едой на подносе.
   После завтрака я спустилась вниз, собираясь прогуляться. На входе как из-под земли передо мной внезапно вырос громадный мужчина. Я сказала ему на английском, что хочу прогуляться, что я в гостях, упомянула Майкла. Но он только молчал, и когда я договорила, схватил меня за плечо почти грубо и вернул внутрь. Я подумала, что это какое-то недоразумение, и ждала, когда придет Майкл. Откуда-то из-за стены доносилась восточная музыка, она переносила в другой мир, в мир вне дворца, потому что это здание, хотя и построенное в восточном стиле, внутри было обустроено по-европейски. Только некоторые детали здесь напоминали о стране, в которой мы находимся.
   Я терпеливо ждала несколько часов. Наконец мне это надоело. Я довольно резко обратилась к одному из стражников (или владельцев – черт их знает, какую они играли роль). Он выслушал меня, кажется, понял, о чем я, и вскоре вышел. Он вернулся через десять минут. «Пожалуйста, следуйте за мной», – сказал он. И мы двинулись по полутемному коридору; пройдя около тридцати метров, остановились перед белой дверью и вошли в небольшую комнату овальной формы. В правой стороне сидел пожилой человек лет шестидесяти. Он вежливо поздоровался со мной, сказал, что он знал о моем прибытии и что ему жаль, что мне пришлось ждать. Я попросила позвать Майкла и Хафеза. Он только кивнул головой, затем подошел к столу и нажал кнопку на каком-то устройстве, установленном рядом с телефоном. Не прошло и минуты, как за моей спиной открылась дверь. Я обернулась и очень обрадовалась. Там стоял Хафез. Наконец, подумала я, хоть один из этих двоих.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация