А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Звезда по имени Стиг Ларссон" (страница 13)


   И тут Ларссон неожиданно оказывается на территории, обычно занятой Стивеном Кингом. Внезапно светловолосый гигант видит, как из темноты к нему подползает жуткое существо, похожее на большого ската со скорпионьим жалом. Создание чуждо этому миру. Блондин подбегает к машине и срывается с места. Создание пытается ударить жалом по автомобилю, но промахивается. (Этот эпизод связан со страхом блондина, упомянутым в седьмой главе.)
   Саландер изучает файлы «Миллениума». Одним из источников книги Свенссона является полицейский Гюльбрансен. Папка «Зала» разочаровывающе мала, в ней всего три документа: один об Ирине П., другой о Сандстрёме, третий о самом Зале. С середины девяностых это имя всплывало в девяти делах, связанных с наркотиками, оружием и проституцией. Зала нес ответственность и за смерть Ирины П. Впервые его имя возникает в 1996 году в деле об ограблении вагона, перевозившего ценности. Ниеминен, поставлявший оружие, был связан с нацистскими организациями вроде «Арийского братства» (на мгновение мы возвращаемся к экстремистским группировкам, которые разоблачал Ларссон).
   Пару часов Саландер сидит и курит (отношение к собственному здоровью у нее столь же безразличное, как и у ее создателя), понимая, что она должна найти Залу и раз и навсегда выяснить с ним отношения.
   Перед нами очередное маловероятное совпадение: в три ночи Блумквист, возвращаясь домой после вечеринки с коллегами, проходит мимо старой квартиры Саландер и замечает, как она выходит на улицу. К ней подкрадывается высокий мужчина с длинными волосами (Лундин). Она инстинктивно разворачивается и бьет его по лицу ключами, словно кастетом, после чего бежит вверх по лестнице. Лундин бросается за ней. Она швыряет острый камень и сильно ранит его. После этого случая Саландер решает наказать Бьюрмана, пославшего за ней «свирепого мачо». Эпизод погони описан четко и лаконично, в том стиле, которого мы ожидаем от Ларссона в такие моменты.

   Третья часть названа «Абсурдные уравнения», и надо сказать, эта терминология как нельзя лучше подходит для описания тех поразительных деталей, которые перед нами откроются.
   Блумквист в редакции «Миллениума» читает рукопись Свенссона; он прислал девять из двенадцати обещанных глав, и Блумквисту они нравятся. Он понимает, что книга вскроет коррупционную систему и станет «объявлением войны» (той, с которой был хорошо знаком журналист Ларссон).
   Читатель жаждет узнать, чем занимается жесткая героиня Ларссона, и автор подчиняется (темп повествования о Саландер можно назвать аллегро по сравнению с ларго Блумквиста). В девять часов того же вечера к Свенссону и Йоханссон приходит Лисбет Саландер. Свенссону она кажется подростком лет восемнадцати, и он отмечает ее холодную, черную, как у ворона, радужную оболочку. К удивлению и испугу пары, она читала книгу и диссертацию. Она хочет узнать, почему они задают вопросы об Александре Зала. Свенссон впервые слышит его имя, а значит, Саландер известно то, чего не знает он.
   Блумквист рассказывает своей сестре Аннике, адвокату по профессии, о драматическом появлении в его жизни Саландер и просит у нее консультации относительно книги Свенссона, поскольку Анника специализируется на насилии над женщинами. Та признается, что обижена – Блумквист не обратился к ней по делу Веннерстрёма, – но, когда брат извиняется, Анника отвечает, что с удовольствием посмотрит текст.
   Настало время напомнить читателю о том опасном мире, который окружает персонажей Стига Ларссона. Брат с сестрой приезжают к Свенссону; Блумквист слышит на лестнице шум и понимает – что-то случилось (Анника ждет в машине). У открытой двери толпятся соседи. Блумквист входит в квартиру и видит писателя, лежащего в луже собственной крови: его убили выстрелом в голову. Блумквист набирает «112», вызывая полицию и «скорую помощь». Миа Йоханссон лежит в спальне, застреленная в лицо; ее кровь разбрызгана по всем стенам комнаты. Они оба мертвы. Блумквист в ужасе. Он спускается по лестнице и видит на ступенях подвала кольт 45-го калибра.
   Прибывают трое полицейских: Магнуссон, Олссон и комиссар Мартенссон. Блумквист объясняет, что случилось, и говорит, что с тех пор, как соседи услышали выстрелы, прошло всего пять минут – убийца может до сих пор находиться поблизости. Он указывает им на дверь в подвал; та закрыта. Они входят в квартиру. Погибшим уже не помочь. Анника успокаивает брата, а полицейские начинают расследование.
   Блумквист думает, не связаны ли убийцы с книгой, публикация которой приближается? Возможно, Свенссон перешел дорогу людям, не желающим ее выхода в свет? Следует ли ее издавать? Должны ли они сказать полиции, над чем Свенссон работал? Блумквист решает, что нет: тогда им придется раскрыть свои источники, а они обещали этого не делать. Достоверность эпизода проистекает из того, что Ларссон описывает ситуацию, с которой был хорошо знаком.
   Критики Стига Ларссона отмечают перенасыщенность романов информацией о второстепенных героях: он создает подробные портреты людей, являющихся временными фигурами повествования (возможно, его вдохновил подход Фредерика Форсайта). К примеру, здесь можно вспомнить детальность описания прокурора Рихарда Экстрёма, узнавшего, что ему предстоит расследовать двойное убийство. Это худой, энергичный мужчина сорока двух лет с редеющими светлыми волосами и бородкой, всегда безупречно одетый и проработавший четыре года в департаменте юстиции. Полицейские неоднозначно относятся к его манере в стиле Джона Бирта сокращать персонал ради увеличения эффективности (Джон Бирт, некогда генеральный директор Би-би-си, использовал в своей компании аналогичную непопулярную практику снижения расходов). Экстрём звонит инспектору Яну Бублански (по прозвищу Констебль Бубла), у которого сейчас выходной, и просит его расследовать убийства. Бублански пятьдесят два года, за свою карьеру он расследовал семнадцать убийств и лишь однажды не смог найти преступника. Его уважают, хотя считают немного странным из-за еврейских корней. Он является членом общины сёдеров (выдуманной Ларссоном), но, если необходимо, работает и по субботам.
   В восемь утра Бублански встречается с Экстрёмом, и они обсуждают дело. Поскольку убитые – журналисты, случай наверняка привлечет большое внимание прессы. Экстрём выбирает Фасте, Андерссона и Хольмберга в команду Бублански, а сам Бублански приглашает Соню Мудиг. Соню Ларссон создал из того же материала, что и Саландер, хотя (в отличие от последней) она принадлежит к истеблишменту. Мудиг 39 лет, 12 из них она работает в отделе насильственных преступлений. Она точна, методична, а кроме того – и это очень важно, – обладает воображением. Она может развивать ассоциации, которые не обязательно выглядят логично, но в итоге способны привести к прорыву. Ларссон, любящий противопоставлять своим героям полицейских-идиотов, выводит в романе очередного горе-сыщика: Ханса Фасте – сорок семь лет, ветеран расследования жестоких преступлений, отягощенный непомерным эго и грубым юмором и раздражающий многих, особенно Бублански. Однако Фасте можно назвать наставником Андерссона, и они хорошо работают вместе.

   До сих пор читатель видел мастерское обращение с Интернетом лишь у Саландер, но теперь Ларссон показывает, что Блумквист в этом деле тоже не новичок. В редакции «Миллениума» журналист удаляет 134 документа, относящихся к защищенным источникам. Мы читаем о расследовании, вновь убеждаясь (если это нам еще требуется), что в описании полицейских процедур Ларссон проявляет то же мастерство, что и в создании образов главных героев книги. В десять утра Бублански звонит Леннарт Гранлунд из Национальной криминальной лаборатории: кольт 45-го калибра сделан в США в 1981 году. Это орудие убийства, и оно принадлежит Нильсу Эрику Бьюрману. Отпечатки на оружии определяют второго человека – Лисбет Саландер, родившуюся 30 апреля 1978 года; отпечатки ее пальцев взяли в полиции после нападения на мужчину на станции метро «Гамла стан» в 1995 году.
   Ларссон разворачивает перед нами два параллельных рассказа. Блумквист начинает работать над материалом Свенссона, разыскивая мотивы убийства, а Бублански с Мудиг отправляются в квартиру Бьюрмана в Уденплане и в его офис на площади Святого Эрика, не найдя его ни там ни там. Они звонят адвокату Хоканссону из соседнего офиса, и тот говорит, что два года назад Бьюрман серьезно заболел и теперь заходит в свой офис раз в два месяца. Хоканссон полагает, что у него, судя по внезапно постаревшему виду, рак. Полицейские идут в «Бургер Кинг», где Мудиг заказывает себе «хоппер», а Бублански – вегетарианский бургер. Интересно отметить привычные для Ларссона инверсии стереотипов мужского и женского (о которых он упоминал в своих электронных письмах с «определением целей»), а также любовь писателя к фастфуду.
   Бестактный Фасте сообщает коллегам информацию, которую он накопал о Саландер (читателю будет любопытно сравнить это с тем, что мы уже знаем): она психически больна, в начальной школе была склонна к насилию, позже занималась проституцией и вообще «настоящий шизик». Однако Ларссон напоминает нам о том, что в мире, ненавидящем женщин, есть мужчины, которые могут вести себя вполне достойно (то есть после сексуальных домогательств взять себя в руки и не повторять ошибок). Мы вновь возвращаемся к Арманскому. Бублански задает ему вопросы о Саландер, но тот сидит с бесстрастным выражением лица. Он говорит, что Саландер была его лучшей «исследовательницей» (то есть частным сыщиком). Бублански не знает, как совместить этот отзыв с «шизиком» из других материалов. Перед нами один из многочисленных примеров ошибочного суждения о героине со стороны тех, кто неправильно ее понимает.
   Хольмберг на месте преступления размышляет о невероятном количестве крови, оставшейся на полу после двух выстрелов. Его не интересуют детали, которые ищут здесь криминалисты, – он хочет знать, кто убийца и каков его мотив. Он обыскивает квартиру с расческой, а затем выбирает четыре книги: «Банкир мафии» Блумквиста (тема, которой Ларссон-журналист с удовольствием бы занялся), документальные книги о политике и книгу о терроризме. Кроме того, он обнаруживает много денег, так что мотив грабежа исключен.

   Бублански и Фасте встречаются с Экстрёмом в его офисе. Они не знают, кто такая Мириам Ву, но, судя по обнаруженному фетишистскому снаряжению, Фасте предполагает, что она «шлюха». В отчете социальной службы Саландер обвиняют в проституции, однако Бублански в этом не уверен. Экстрём думает, что, если диссертация Йоханссон «Из России с любовью» была посвящена торговле людьми и проституции, Миа могла выйти на контакт с Ву и Саландер, спровоцировав их на убийство. Бублански и Экстрём дают телевизионную пресс-конференцию, объяснив, что ищут женщину двадцати шести лет по подозрению в тройном убийстве – Бьюрман также найден мертвым, убитый своими безжалостными партнерами. Бублански, не согласный с раскрытием имени Саландер, неохотно зачитывает ее описание. Государственная машина движется не в том направлении, делая своей мишенью невиновного человека и защищая виноватого, что можно назвать лейтмотивом журналистской деятельности автора.
   В девять вечера Соня Мудиг все еще находится в квартире Бьюрмана, так ничего и не найдя. Хотя Саландер – очевидный подозреваемый, Бублански не может совместить «умственно отсталую психопатку» из полицейских отчетов с «опытным исследователем», которого уважают Арманский и Блумквист. Гуннар Самуэльссон из криминалистического отдела переворачивает тело на носилки и обнаруживает татуировку, сделанную Саландер: «Я садистская свинья, подонок и насильник». Мудиг говорит, что они нашли мотив.
   Мы возвращаемся к погруженному в размышления Блумквисту. Он не спал 36 часов, в его сознании застыли страшные образы двойного убийства. Он приходит к выводу, что верить полицейским, считающим Саландер убийцей, не следует. В конце концов, он обязан ей жизнью, а читатель помнит, что настоящие герои трилогии «Миллениум» никогда не принимают вещи такими, какими они кажутся.
   Блумквист и Эрикссон крепят на стену список подозреваемых, составленный на основе книги Свенссона. Это мужчины – сутенеры или клиенты. Из 37 человек 30 можно найти. Но для публикации «Миллениум» должен провести независимое опознание, доказав, что это те самые люди, кем, по мнению автора, они являются. Будь Свенссон жив, они могли бы опубликовать все и позволить ему самостоятельно разбираться с возражениями. Регулярно возникающая проблематика исследовательской журналистики становится наиболее важна именно во второй книге трилогии, внося вклад в присущую ей строгость (которая в других книгах цикла иногда отходит на второй план ради менее достоверного сюжета).
   Бублански организует встречу Мудиг и Фасте с доктором Петером Телеборьяном, главным психиатром клиники Святого Стефана в Уппсале. Между Фасте и Мудиг – неприкрытая вражда; они словно плохой коп и хороший коп. Телеборьян, невысокий мужчина с маленькой бородкой, в очках в стальной оправе, чей облик отражает нечто мальчишеское, – один из лучших психиатров Швеции, специализирующийся на психопатах и психопатическом поведении (общее место романов Ларссона). Он убежден, что Саландер следует поместить в психиатрическую клинику. Подростком она была одной из пациенток Телеборьяна, и отчасти он нес ответственность за то, что по достижении восемнадцати лет Саландер оказалась под надзором опекуна (факт, который позже станет важным).
   Саландер попала в клинику, когда ей не исполнилось и тринадцати. По его словам, она была «подвержена психотическим состояниям, навязчивым идеям и паранойе». Она проявляла жестокость по отношению к одноклассникам, учителям и знакомым, но никогда – по отношению к незнакомцам. Поэтому Телеборьян убежден, что если Дага и Мию действительно убила Саландер, она должна была их знать. Семнадцатилетней она напала в метро на незнакомца, но лишь потому, что он к ней приставал: это одно из первых посягательств на Саландер, которой в этом смысле очень не везет. Когда она чувствует угрозу, то реагирует с жестокостью, что можно назвать отличительной чертой всего цикла. Из-за нежелания участвовать в любой терапии врачи так и не поставили ей диагноз.
   Идут многочисленные расследования: Бублански полагает, что почти решил задачу; Арманский обеспокоен происходящим с Саландер; Блумквист активно ищет другого подозреваемого. Мудиг считает, что татуировка на животе Бьюрмана и порнографические фотографии в компьютере указывают на то, что он изнасиловал Саландер, и это могло стать мотивом для убийства. Теория Фасте заключается в том, что Саландер и Ву занимались садомазохистскими эскорт-услугами, а Бьюрман был их клиентом, но что-то пошло не так, и, когда Свенссон начал угрожать разоблачением торговли людьми вкупе с их садомазохистским бизнесом, Саландер его убила.
   Многочисленные материалы, компрометирующие героиню Ларссона, усиливают напряженность сюжета, и во втором романе такое управление динамикой повествования достигает едва ли не совершенства.
   Блумквист возвращается домой, включает компьютер и обнаруживает, что в нем побывала Саландер, прочтя предназначенное ей письмо и ответив единственным словом: «Зала». Он подозревает, что она где-то рядом, возможно в Сёдермальме, и чувствует себя так, будто она за ним следит. Он пишет второе письмо, желая получить побольше информации: «Кто такой Зала?» Ответ приходит немедленно: «Ты журналист. Вот и узнай».
   Блумквист получает от Саландер зашифрованный документ о «прокуроре Э.», который сливает прессе информацию, но помалкивает «о старом полицейском расследовании». Он не понимает, что она имеет в виду, и просит поделиться конкретными фактами. Она отвечает, что подумает, и это первый признак восстановления теплых отношений между героями с тех самых пор, как Лисбет покинула Блумквиста, – прием весьма умный, поскольку автор отлично понимал, что читатели будут ждать этого момента и он понравится больше, если возникнет не сразу.

   Мог ли Ларссон использовать «Экспо» в качестве оружия, учитывая тактику его героя? Когда Блумквист угрожает разоблачить в «Миллениуме» насильника, полицейского Бьёрка, тот просит о сострадании, и журналист спрашивает, где было его сострадание, когда он насиловал несовершеннолетних девушек. Уходя, он задает ему последний вопрос, напоминая детектива Коломбо (сыщик из одноименного телесериала всегда задавал в конце самый важный вопрос): слышал ли он о человеке по имени Зала? Результат драматичен: после секундного замешательства Бьёрк приходит в ужас. Откуда Блумквист знает о Залаченко? (Впервые мы слышим полное имя этого человека.) Полицейский спрашивает, что он получит взамен. Если Бьёрк приведет журналиста к Зале, уберет ли Блумквист его имя из репортажа? Тот соглашается.
   В романе появляется множество сюжетных линий, и теперь Ларссон стремится к большей концентрации повествования (и внимания читателей), сжимая ход событий. Хедстрём, остановившийся на Центральной станции, чтобы выпить кофе в кафе «Джордж», пребывает в тоске. Он искренне желает Саландер смерти и принимает в штыки мнение Бублански и Мудиг (которая, по его мнению, крутит с Бублански роман), считающих, что она может быть невиновна. Он с уважением относится к Фасте, полагая его единственным, кто говорит то, что думает. Блумквист едет в Тумбе к судье в отставке, и мы видим очередной пример подрыва традиционной морали, когда наши ожидания вдруг не оправдываются. Судья с готовностью подтверждает, что встречался с проститутками и вообще поддерживает их «уважаемую профессию». Блумквист вычеркивает шесть человек из списка подозреваемых. В десять вечера, когда он возвращается домой, ему звонит Эрикссон и говорит, что вернулась Ву. Блумквист собирается встретиться с ней прямо сейчас.

   В четвертой части (которую Ларссон назвал «В стиле Терминатора», снова отсылая читателя к популярной культуре) мы видим события с точки зрения Саландер. Первую неделю охоты она проводит в новой квартире в Фискаргатан с выключенным мобильным телефоном и вытащенной из него сим-картой. Она с удивлением следит за СМИ и раздражена опубликованной паспортной фотографией, поскольку там, как ей кажется, она выглядит глупо. На всеобщее обозрение вытащены ее медицинские данные, которые считаются закрытыми, однако сейчас публика имеет возможность прочесть обо всем, в том числе и о нападении на пассажира, безработного Карла Эверта Норгрена, который приставал к ней в метро.
   (Следует подумать, почему Саландер изображается как жертва постоянных сексуальных домогательств. Может ли быть так, что она сама, специально или неосознанно, выбрала для себя роль жертвы? Ответ феминисток на мнение престарелых судей, будто бы женщины провоцируют сексуальный интерес своей одеждой – справедливое возмущение, но все же Ларссон заставляет нас задуматься, почему его героиня притягивает к себе всевозможных насильников и подлецов? Если ответ не кроется в сюжете, Ларссон должен объяснить, почему Лисбет порождает вокруг себя такой хаос.)
   Она повисла на поручне и ударила безработного ногами в лицо; одеваясь как панк, Саландер не имела ни малейшего шанса скрыться в толпе, и ее схватил другой пассажир. Она проклинает свое телосложение и пол – никто бы не напал на нее, будь она мужчиной. (Возможно, Ларссон здесь не слишком искренен.)
   Однако высокопоставленная свидетельница, член парламента от центристской партии, видела, как Норгрен пытался приставать к Саландер; у него уже было два приговора за сексуальное насилие (очередной пример скотского поведения мужчин в книгах Ларссона), и дело Саландер было закрыто. Однако ее все же признали недееспособной и назначили опекуна.
   В газетах Саландер изображается либо как подверженная психозу шизофреничка и параноик, либо как жестокая, неуравновешенная умственно отсталая. Ее дружба с лесбиянкой Мириам Ву породила настоящий фурор. Участие Ву в провокационных садомазохистских выступлениях на гей-парадах (и публикация ее фотографий топлес) только усилило шумиху, вызванную последними событиями. Диссертация Мии Йоханссон, посвященная секс-торговле, могла стать мотивом для ее убийства, поскольку, как считал департамент социального обеспечения, Саландер была проституткой. Затем обнаружилась ее связь с группой «Персты дьявола», и пресса вновь отреагировала бурно. Саландер называли сумасшедшей лесбиянкой, принадлежавшей к сатанинскому культу с пропагандой садомазохизма и ненависти к человечеству – особенно к мужчинам, – имевшему международные связи (поэтому Саландер и уезжала за границу).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация