А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Звезда по имени Стиг Ларссон" (страница 10)


   Журналист продолжает расследование, обыскивая дом Готтфрида, и мы находим очередные упоминания любимых детективов Ларссона. Автор ссылается на роман Микки Спиллейна «Целуй меня насмерть» и описывает классические обложки Бертиля Хегланда, художника, не известного британским и американским читателям. Кроме того, он называет еще одну знаменитую серию детективов – романы Энид Блайтон из цикла «Знаменитая пятерка», а также книги Астрид Лингдрен, в том числе «Пеппи Длинныйчулок», которая, как нам известно, имеет косвенное отношение к трилогии. Он обнаруживает конфирмационную Библию Харриет Вангер и думает, не пыталась ли она представить это место (в период своих религиозных размышлений) чем-то вроде монастырской кельи. Вскоре Сесилия говорит, что их отношения стали слишком сложными, и просит на время оставить ее в покое.
   К этому моменту читатель начинает проявлять нетерпение, однако Ларссон сдерживает развитие сюжета вплоть до шестнадцатой главы, когда дело Харриет Вангер наконец сдвигается с мертвой точки, поскольку Блумквист сумел объединить новые аспекты тайны. Важную роль в этом сыграла последняя фотография Харриет, сделанная во время парада на детском празднике. Широкоугольный объектив снял переднюю часть одной из платформ с клоунами и другими персонажами. Харриет, однако, смотрела в другую сторону, и Блумквист исследует это место под лупой. Он приносит фотографию в здание, откуда она была сделана, и видит, что там находится магазин. Он спрашивает владельца, можно ли ему посмотреть, что видно в том направлении, куда смотрела Харриет, и обнаруживает «новые факты». Блумквист понимает, что цепь событий, приведшая к исчезновению девушки, началась раньше, когда она увидела что-то или кого-то и встревожилась. Ларссон вновь выдает информацию небольшими порциями, постепенно увеличивая ее объем.
   Вскоре Блумквист спрашивает Вангера, связана ли его семья с газетой «Курьер Хедестада», и просит разрешения воспользоваться архивом фотографий за 1966 год. После длительных исследований в архиве он обнаруживает, что Харриет смотрит на размытое лицо женщины, чьи черты невозможно распознать. Он изучает ее рост по отношению к окну. Выясняется, что он составляет около 170 сантиметров. Факты указывают на двадцатилетнюю Сесилию Вангер. Теперь Блумквист убежден, что Харриет видела нечто шокировавшее ее и пыталась поговорить об этом с Вангером, но их разговору не суждено было состояться. В тот день она исчезла навсегда. Классическая детективная загадка.
   К Блумквисту подходит Харальд Вангер, говоря, что «его шлюхи нет дома». Блумквист резко парирует – между прочим, этот отталкивающий человек говорит о собственной дочери, – но из разговора с Вангером узнает, что за Сесилией тянется удивительная история сексуальных отношений: ее любовником был Питер Самуэльссон, финансовый помощник в корпорации «Вангер». Этот человек является причиной раздражительной неприязни Харальда к своей дочери, поскольку был евреем, что лишь подчеркивает отрицательность персонажа Харальда (по крайней мере, Ларссон ждет от нас именно такого восприятия).
   Вернувшись к свидетельствам и материалам, касающимся Харриет, он обнаруживает несколько кровожадных цитат из Библии (включая Левит: «Если дочь священника осквернит себя блудодеянием, то она бесчестит отца своего: огнем должно сжечь ее»). Цитаты из Библии в детективах всегда означают что-то плохое. Скорость, с которой Блумквист совершает открытия, начинает нарастать, и читатель, к своему удовольствию, оказывается на неизведанной территории. Новый партнер «Миллениума» (и работодатель Блумквиста) Хенрик Вангер попадает в больницу с инфарктом. Адвокат Фруде говорит Блумквисту, что старик жив, но находится в реанимации. Фруде заверяет, что условия его контракта остаются неизменными. Блумквист предполагает, что убийство Ребекки Якобссон в 1949 году может быть как-то связано с исчезновением Харриет – она записала ее инициалы в своем ежедневнике вместе с цитатами из Ветхого Завета об огненных жертвоприношениях.
   Сожженная Ребекка Якобссон работала в корпорации «Вангер». Фруде спрашивает, есть ли здесь связь с Харриет, но это Блумквист еще не выяснил. Он решает проследить историю фотографии и понять, что же в тот день увидела Харриет, но для этого ему требуется помощник, специалист по поиску информации. Мы прочитали почти триста страниц романа, и именно в этот момент Фруде произносит фразу, в конечном итоге сводящую двух главных героев вместе: «Вообще-то я знаю одного компетентного исследователя… Она занималась изучением ваших личных обстоятельств».
   Блумквист настаивает на том, чтобы получить отчет, составленный о нем Лисбет Саландер, и это чтение становится для него странным и неприятным опытом. Как журналист, он отмечает, что Саландер «первоклассный изыскатель», но информацию, которую она обнаружила, можно было получить, только войдя в его компьютер. Он произносит вслух: «Вы гнусный хакер».

   Пройдет некоторое время, прежде чем Ларссон позволит читателю вернуться в компанию Лисбет Саландер, и, когда он это сделает, нас вновь ожидает удивительный поворот. Она лежит в постели с женщиной по имени Мимми и размышляет о своей сексуальности. Очевидно, Саландер никогда не считала себя лесбиянкой или даже бисексуалкой, поскольку отрицает любые ярлыки (хотя это отрицание не разделяет ее создатель). Ее проблема с мужчинами заключалась в том, чтобы найти человека, соответствующего ее сексуальным потребностям, но который не будет «подлецом» в дальнейшем – крайне редкое сочетание.
   Кто-то звонит в дверь; на пороге стоит человек, который дружески ее приветствует. Это Блумквист с бейглами к завтраку – он хорошо изучил ее предпочтения. Саландер кричит, что не знает, кто он такой, однако журналист отвечает, что она знает его лучше многих; более того, он в курсе, как у нее это получается, он знает ее тайну. Саландер говорит, что ему надо обращаться к ее начальнику, но Блумквист уже виделся с Арманским. После этого он отправляет ее в душ. Так встречаются два главных героя трилогии «Миллениум».
   Далее мы читаем удивительный разговор, полный интересных деталей: например, Блумквист испытывает отвращение к беспорядку, в котором живет Саландер. Обращает на себя внимание динамика взаимоотношений между персонажами: рассматривая Саландер глазами Блумквиста (поскольку он более открытый, «нормальный» герой), мы удивлены ее реакцией, ибо знаем, что ответы Лисбет могут, как говорят американцы, «разворачиваться на 180 градусов». Блумквист спрашивает о ее работе и сообщает, что ему требуется серьезный изыскатель для задания, порученного Вангером. Официально это исторические исследования, однако Блумквист признается, что ищет убийцу.
   Журналист рассказывает ей подробности дела Вангера, добавляя, что инициалы Р. Я. из ежедневника он отнес к Ребекке Якобссон. Саландер спрашивает, считает ли он остальные имена из списка жертвами убийств, и Блумквист отвечает: возможно, они ищут убийцу, действовавшего в пятидесятые – шестидесятые годы и каким-то образом связанного с Харриет Вангер. Саландер соглашается помочь, однако Блумквист должен подписать контракт с ее начальником Арманским. Вернувшись на остров, Блумквист понимает, что в его домике кто-то побывал.
   Саландер размышляет о встрече с журналистом. Конечно, он привел ее в замешательство, и она реагирует на него так же, как и на многих мужчин, в прошлом становившихся хозяевами положения. Но он пришел не для того, чтобы ее шантажировать, а чтобы просить о помощи. Она может согласиться или отказаться. Впрочем, союз между ними предрешен: Ларссон знает, что именно этого ожидают от него читатели.
   Мартин Вангер рассказывает Блумквисту, что Сесилия не хочет продолжения расследования. Когда Вангер уходит, Блумквист наливает себе выпить и берет роман Вэл Макдермид (еще одно упоминание писательницы, оказавшей влияние на прозу Ларссона). Пытаясь определить машину с номерами АС, он приближается к разгадке. Саландер, специалист в методологии, выясняет личности тех, кто мог погибнуть от руки неизвестного убийцы. Она обнаруживает женщину по имени Магда (одно из имен в списке), жестоко убитую в апреле 1960 года. Ее подвергли грубому сексуальному насилию и закололи вилами; одно из животных на ферме, где произошло убийство, имело аналогичные раны.
   Подозрения пали на соседа, молодого человека, обвиненного в гомосексуальном преступлении, однако Саландер не понимает, зачем мужчине с репутацией гомосексуалиста убивать женщину на сексуальной почве. Главные герои снимают с тайны все больше покровов, и Блумквист говорит Фруде, что уже не так уверен в причастности Сесилии к тайне Харриет, подозревая теперь эмоционально холодную Изабеллу. В какой-то момент на остров Хедебю приезжает Саландер, и нам напоминают, что роман начинается с убийства, совершенного в замкнутом пространстве, как у Агаты Кристи. Такое начало послужило точкой отсчета для событий, где правила классического английского детектива оказались разрушены и уничтожены. Теперь самый необычный персонаж романа прибывает в ключевое для развития сюжета место. Жаря для Саландер отбивную из молодой баранины, Блумквист периодически разглядывает татуировки на ее спине. Очередной намек на то, какие отношения вскоре возникнут между ними.
   Она сообщает, что нашла людей, соответствующих именам в списке. После первой девушки, Ребекки Якобс сон, была убита проститутка, которую связали, изнасиловали и задушили засунутой в горло гигиенической прокладкой. Блумквист находит стих из Левита, гласящий: «Если кто ляжет с женою во время болезни кровоочищения и откроет наготу ее, то он обнажил истечения ее, и она открыла течение кровей своих: оба они да будут истреблены из народа своего». Блумквист и Саландер понимают, что, составляя свой список, Харриет Вангер следовала библейским цитатам. Приводятся и другие примеры, где для жертв убийств находятся библейские аллюзии. С характерной для него изобретательностью Ларссон позволяет героям обнаружить связь между именами жертв (и ответить на некоторые сложные вопросы). Обратив внимание на еврейские имена погибших, они замечают, что семейство Вангер известно своим ярым антисемитизмом. Блумквист вспоминает, как Харальд Вангер стоял на дороге и кричал, что его дочь – шлюха.
   Журналист говорит Саландер: по его мнению, она выполнила работу, которая от нее требовалась. Однако Лисбет отвечает: «Я еще не закончила». Она не меньше Блумквиста поглощена поисками злодея и хочет разгадать тайну. Перед нами возникает классический детективный троп: конец расследования – не конец истории. Кроме того, Саландер делает важное замечание, связанное с главной темой Ларссона и оригинальным шведским названием книги: «Это не сумасшедший маньяк, который неправильно толкует Библию. Это обыкновенный ублюдок, который ненавидит женщин».
   В главе 21, сталкивая своих героев с различными угрозами и препятствиями, Ларссон описывает грубые нападки на Блумквиста как на журналиста, но того больше беспокоит информация, полученная благодаря фотографии: размытая фигура на заднем плане – не женщина. Это мужчина шести футов ростом с длинными светлыми волосами. Несмотря на все компьютерные программы, ни Блумквист, ни Саландер не могут распознать его лица. Расследование продвигается, и вскоре мы узнаем мысли Лисбет, которые Ларссон изображает гораздо более увлекательно, чем размышления своих героев-мужчин (возможно, здесь присутствует перекличка с еще одной знаковой фигурой шведского искусства – Ингмаром Бергманом, который больше сочувствовал женским персонажам своих фильмов, чем мужским). Она сбита с толку тем, насколько глубоко новый знакомый проник в тайны ее личности, и хотя Саландер относится к Блумквисту скорее неплохо, такая ситуация ей не нравится.

   Саландер решает сделать то, что слегка напоминает воплощение мечтаний самого автора (хотя и читатель может этого желать). Она приходит в комнату, где Блумквист читает роман Сары Парецки (очередное упоминание вдохновлявших Ларссона писателей). Она стоит в дверях, обернувшись простыней, затем подходит к кровати, берет из его рук книгу и целует в губы. Он не возражает; она склоняется и кусает его сосок. Блумквист отстраняется, чтобы видеть ее лицо, и говорит, что это не самая лучшая идея, поскольку они работают вместе. Саландер отвечает: «Я хочу заняться с тобой сексом. И у меня не будет проблем работать с тобой, но возникнет куча сложностей, если ты меня прогонишь». Блумквист говорит, что у него нет презерватива. «К черту», – отвечает она.
   В знаменитом детективном цикле Питера О’Доннелла о двух профессионалах – сильной, волевой женщине Модести Блейз и ее помощнике Вилли Гарвине, – автор не позволял герою и героине спать друг с другом, считая, что это испортит динамику их отношений. Читателя можно простить, если он аналогичным образом думает о Ларссоне, но автор точно знает, что делает, и эта динамика изменится еще не раз. Однако роман не о приятных сексуальных отношениях, а о насилии; вскоре после свидания они обнаруживают на пороге дома тело кошки, которое, по мнению Блумквиста, оставил тот, кто знает, что за работу они выполняют и какого прогресса достигли. Саландер говорит, что отправляется в Стокгольм купить кое-какие приборы. Она демонстрирует более высокую готовность к жестоким нападениям и адекватному ответу на них, чем ее партнер журналист.
   Автор возвращает нас к Отто Фальку, пастору острова, которому в год исчезновения Харриет Вангер было 36 лет. Теперь ему за семьдесят, и он моложе больного Хенрика Вангера, однако его разум помутился, и он обитает в доме престарелых. Когда к нему приходит Блумквист, Фальк отвечает, что Харриет должна была читать определенные фрагменты Писания и нуждалась в руководстве. По его словам, девушка искала запретную истину и была не слишком хорошей христианкой, после чего вновь погружается в беспамятство. Религиозные рассуждения (практически у любого писателя детективов, кроме разве что Джеймса Ли Берка) непременно означают нечто отрицательное и лицемерное.
   Пока Блумквист и Саландер пытаются найти связь Библии с апокрифами, другой ключевой персонаж, Арманский, тревожится за Саландер, считая ее идеальной жертвой, которая где-то очень далеко следит за безумным убийцей. Блумквист тщетно пытается связаться с Сесилией Вангер. Словно в подтверждение того, что пара приближается к разгадке, в гуляющего по полю Блумквиста стреляют. Он падает на землю, заползает в кусты, после чего возвращается домой, где видит Саландер и говорит, что выглядит хуже, чем чувствует себя на самом деле (его лицо покрыто запекшейся кровью). Наказав ей оставаться дома, Блумквист отправляется к Сесилии Вангер и задает несколько вопросов: где она была, когда в него стреляли? Почему в день исчезновения Харриет она открыла в ее комнате окно? Сесилия согласна ответить, но говорит, что на фотографии изображена не она.
   Тем временем Саландер устанавливает вокруг дома аппаратуру слежения, поскольку их жизни угрожает опасность. По ее мнению, Харриет знала о серийном убийце, и этот человек был ей знаком. Среди персонажей, которых они обсуждают, насчитывается по меньшей мере 24 возможных подозреваемых, однако большая их часть не здесь (кроме Харальда Вангера, которому 93 года и который вряд ли был тем умелым стрелком, что напал на Блумквиста). На фотографиях Сесилия Вангер запечатлена во время разговора с пастором и одним из братьев Вангеров – Грегором. В руке у того камера. Складывается впечатление, будто некоторые члены семьи сговорились покрывать серийного убийцу, которым мог оказаться один из пожилых Вангеров. Но для чего нужна убитая кошка, явный намек? Сейчас, когда скорость происходящего стремительно нарастает и читатель сознает, что последняя часть даст ответы на все вопросы, Ларссон описывает разговор Блумквиста и Саландер, где последняя называет себя выродком. Это доказывает, что писатель прекрасно понимает всю важность характеристики героев, необходимой не меньше, чем увлекательное развитие сюжета.
   Пара отправляется к Фруде, поначалу встревоженному видом раненого Блумквиста. Они объясняют, что безумный убийца, вероятно, понял, насколько близко они подобрались к истине, и теперь они хотят взглянуть на архивы корпорации. Блумквист идет к Александру Вангеру, который передает ему коробку с множеством фотографий. Фотографии доказывают связь семьи со шведской нацистской партией (вновь свидетельствуя о специфических интересах Ларссона), однако в этом эпизоде появляется деталь, непозволительная в классических детективах, – двойник. Ларссон, конечно, знал о неписаном законе криминального жанра, согласно которому таких обманов быть не должно, но ему нравится нарушать правила. На многих снимках изображена не Сесилия Вангер, а другая, очень похожая на нее, девушка. У Сесилии есть сестра Анита, которая на два года ее моложе и живет в Лондоне. Вслед за этим они определяют личность таинственного молодого человека на фотографиях. Это Мартин Вангер.
   Мартин, необщительный ребенок, в тот злополучный день оказался на острове и был встречен самим Вангером вместе с остальными. Но если он был на острове, как он мог оказаться на снимках, сделанных по ту сторону моста? Саландер отмечает, что Готтфрид Вангер находился в районе совершения по меньшей мере пяти из восьми убийств. Проблема в том, что Готтфрид, напившись, утонул еще в шестидесятых, до совершения последнего убийства. В кромешной тьме Блумквист направляется к дому Харальда Вангера.

   Но встречает он не Харальда, а Мартина, стоящего в темноте. Журналист говорит, что у него есть вопросы. Мартин отвечает: «Я понимаю», протягивает ему ключ от двери, и Блумквист открывает ее. Здесь уместно вспомнить, что романисты вроде Джеймса Паттерсона переводят читателей к новой главе, выбирая завлекательное предложение, после которого им не захочется откладывать книгу. Ларссон делает то же самое с помощью фразы: «Блумквист открыл дверь в ад». Писатель вступает на территорию жестокости, населенную писателями вроде Вэл Макдермид, чьими романами он восхищался. Когда такими приемами пользуются авторы-мужчины, это вызывает много критики, но ее не меньше, если к ним обращаются писательницы вроде Макдермид (или мужчины с правильными феминистическими взглядами, как Ларссон).
   Блумквист попадает в самые настоящие пыточные застенки. Слева висят цепи и металлические петли, вделанные в потолок и в пол; рядом стол, к которому (как предполагает читатель) привязывали несчастных жертв, подвергавшихся невероятным мучениям. Кроме того, здесь находится много оборудования для видеосъемки. Это полноценная студия видеозаписи. Теперь читатель наверняка вспомнит Лисбет Саландер и то, как она разбирается с возникающими на ее пути угрозами. Блумквисту приказывают лечь на пол лицом вниз. Он отказывается. Мартин отвечает: «Хорошо… Тогда я прострелю тебе коленную чашечку». Блумквист вынужден подчиниться.
   Он размышляет, как ему быть в этой кошмарной ситуации. Мартин начинает бить его и пинать ногами, а журналист пытается защитить голову, принимая удары на мягкие части тела. Через полчаса такой пытки Вангер оборачивает шею Блумквиста цепью и приковывает к кольцу в полу. Блумквист спрашивает, зачем нужно это избиение, и безжалостный Мартин отвечает, что ему следовало вернуться в Стокгольм и заниматься своим журналом. Мучитель спрашивает Блумквиста, как тот его выследил («Ты и твоя анорексичка, которую ты в это втянул»), и Блумквист шокирует своего тюремщика, рассказывая об убийствах, совершенных, по его мнению, Мартином. Также он пытается блефовать, говоря, что все кончено и о случившемся знает слишком много людей. Тогда Вангер делает ответный ход: Лисбет Саландер не спасет его; он точно знает, где она находится, а ночной сторож сообщит, когда она уйдет из архива.
   Неожиданное окончание третьей части не позволяет читателю отложить книгу и сделать перерыв, прежде чем приступить к четвертой, названной «Враждебное поглощение». Вновь мы видим эпиграф, повествующий о жестоком обращении с женщинами, где говорится: «92 % женщин в Швеции, подвергавшихся сексуальному насилию, не сообщали в полицию о последнем случае насилия». Четвертая часть начинается с того же места, на котором закончилась предыдущая: Блумквист прикован к полу его мучителем Мартином Вангером. Ларссон словно догадывается, что мы не ожидаем от него скорого окончания эпизода. Блумквист спрашивает убийцу: зачем и как он это делает, зачем ему эта комната пыток? Мартин говорит, что это легко, а женщины, которых никто не ищет – иммигрантки, проститутки из России, – исчезают постоянно. К своему ужасу, Блумквист понимает: убийства совершались не в прошлом, они происходят до сих пор, и он оказался одним из звеньев этой цепи.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация