А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Угги. Моя жизнь" (страница 1)

   Венди Холден
   Угги. Моя жизнь

   Wendy Holden
   UGGIE: MY STORY

   © Copyright 2012 by Omar von Muller
   © Скворцова В.В., перевод на русский язык, 2014
   © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо»», 2014
   Я ассоциирую себя с Рин-Тин-Тином.
   В конце Великой Депрессии людям нужно было чем-то взбодриться.
   И они полюбили собаку.
Ширли Темпл
   Посвящается Риз,
   моей любви, моему свету
   Исполненная восторга и интуиции, актерская игра превращается в мастерство.
   В противном случае она – лишь товар.
Михаил Чехов
   Люди были взволнованы. Тонкий нюх и острое зрение подсказывали мне – что-то происходит. Странички на Facebook и Twitter не умолкают. Дома все часами прихорашиваются. Мама Мерси вернулась из салона красоты, папа Омар побрился. Что удивительно – дважды. Запахи мыла, пены для бритья, духов и лака для волос пропитали все вокруг, и я с трудом их различал. Дождавшись, когда мои когти и шерсть приведут в порядок, я вскочил на скейтборд и несколько раз обогнул бассейн, чтобы немного встряхнуться. Внюхиваясь в пропитанный ароматами воздух, почуял белку. Она что-то бормотала, карабкаясь по телефонному кабелю над нашим двором. Разъяренный вторжением, я бросил скейтборд и принялся лаять – до тех пор, пока не заболела глотка. Как ни старались дрессировщики, я так и не избавился от сильнейшего отвращения к белкам, птицам, кошкам и даже зебрам. Но об этом чуть позже. Я уже слишком стар, чтобы мчаться, преследуя хищного зверя. Впрочем, как и любого другого. Целых шестьдесят лет (по человеческим меркам) я отработал, снимаясь в рекламных роликах, кинофильмах, в передачах о животных и фотосессиях. Моя карьера близится к завершению. Косточки уже поскрипывают, лапки дрожат, Папе даже пришлось отстранить меня от воднолыжного спорта. Это поражение. Я так любил стремительно рассекать водную гладь!
   По гороскопу я Водолей. Родился в феврале 2002 года. Мои родители – джек-рассел-терьеры. Моего старого приятеля зовут Гордо, он американский бульдог. Мы любим вместе смотреть астрологический телеканал. В одной передаче рассказывали, что мы, рожденные под знаками воздушной стихии, по своей природе уникальны, наша жизнь полна загадок. Мы преданны, искренни, изобретательны и неповторимы. К сожалению, в своем стремлении к уникальности мы иногда перегибаем палку.
   Это все про меня.
   У меня немного воспоминаний о времени, когда я был щенком. Кажется, отца видел лишь раз. Растерянный, он прибежал, чтобы обнюхать меня и моих братьев и сестер, расползающихся в разные стороны. Мама была нежной и заботливой. Запах парного молока до сих пор напоминает мне о ней. Нас очень рано разлучили: я был продан первому же незнакомцу, который всем остальным из выводка предпочел меня.
   Я стою под палящим калифорнийским солнцем с только что уложенной феном шерстью и мечтаю нырнуть в прохладный бассейн, чтобы прогнать печальные воспоминания. Но меня ждет другое. На мне галстук-бабочка, изготовленный специально для меня мастерами именитого дома «Chopard». На бабочке золотая кость в восемнадцать карат, там выгравировано мое имя. Это украшение за 60 тысяч долларов мое лишь на один вечер. Скоро его продадут на благотворительном аукционе как пожертвование для организации, занимающейся спасением животных.
   Я в галстуке – бабочке за 60 тысяч долларов

   Конечно, я признателен мастерской «Chopard» и прекрасно сознаю значимость этого подарка, но ужасно хочется хоть чуть-чуть расслабить сдавливающий шею черный атлас. Я никогда не любил носить одежду, как это делают люди. Я не испытываю в этом необходимости, поскольку, находясь в прекрасной форме, могу не стесняться обнаженности. Хотя, должен признаться, встречал нескольких шарпеев, которые чувствовали себя вполне комфортно укутанными с ног до головы по последнему писку моды, и несколько датских догов, которые чувствовали себя особенно элегантными в бандаже для атлетов (думаю, вы понимаете, о чем я). Так или иначе, я – сторонник естественности.
   Единственное исключение – «Собачья пальмовая ветвь» – упругий кожаный ошейник с выгравированной надписью, специальный приз собачьего жюри. Им меня удостоила группа международных кинокритиков в 2011 году. Приз учредили по аналогии с «Пальмовой ветвью», которую принято вручать людям на Каннском кинофестивале во Франции. Однажды я побываю во Франции… Пробегусь по знаменитому бульвару Круазетт и, пользуясь случаем, оставлю там пару незамысловатых посланий.
   «Пальмовая собака», как обычно называют этот приз, – моя первая и потому самая ценная награда. Даже Лесси не была ее удостоена, хотя, откровенно говоря, в то время еще не придумали, как награждать четвероногих актеров.
   Запыхавшийся, я лежу возле бассейна и пытаюсь настроиться на роль, которую предстоит сыграть этим вечером. В последний раз я ел уже больше часа назад, и в животе заурчало. Это верный признак, что скоро услышу знакомое: «Свет! Камера! Мотор!».
   В действительности же мне нечего возразить, ведь это моя стихия.
   Особое наслаждение я испытываю, показывая, что значит играть на одном дыхании. Следую подсказкам Омара и играю свою роль, выкладываясь по полной – так, чтобы «сорвать куш», как он любит говорить. Режиссеры любят со мной работать, ведь за меня приходится волноваться меньше всего. Бывает, иногда что-то не получается и приходится начинать заново, но, как правило, виной тому ошибки людей.
   В животе снова заурчало, но все так поглощены парнем по имени Оскар, что не обращают на меня ни малейшего внимания. Впервые слышу об этом типе и обязательно задам хорошую трепку, если у него в кармане не найдется сосиски. Мой финальный выход хорошо бы отметить таким призом, который не отчистить от ковровой дорожки, какой бы красной она ни была.
   Впрочем, еще больше вдохновляет надежда встретиться с моей любимой мисс Уизерспун, которая может почтить своим присутствием этот торжественный вечер. В Голливуде ни для кого не секрет, что во время съемок фильма «Воды слонам!» между нами установилась удивительная связь. Главную мужскую роль в фильме сыграл первый сердцеед киноленты «Сумерки» Роберт Паттинсон. Я никогда не понимал причин суеты вокруг мистера П (или Рпаттза, как его зовут фанаты). Каждый день двери киностудии штурмовали толпы выкрикивающих его имя женщин, хотя это вялое двуногое вряд ли было способно потягаться со мной даже в езде на скейтборде.
   Шанс расцеловать мисс Уизерспун в фирменном стиле Угги! Вот ради чего стоит потрудиться!
   В астрологии считается, что импульсивные Овны (под этим знаком родилась мисс У.) – идеальные партнеры для прохладных по натуре Водолеев. И правда, нас потянуло друг к другу. Было ощущение, словно сами звезды создали нас друг для друга и предрекли нам вечную любовь. Каждый раз, когда я оказывался на ее орбите, она встречала меня такой лучезарной улыбкой, на фоне которой даже кусочек пепперони выглядел менее манящим.
   Все, что писали про нас в газетах, – возмутительная ложь. Каким бы сильным ни был соблазн, я ни разу не позволил себе опорочить даже ножку мисс Уизерспун. Помню ее в сияющем бикини, скачущей на лошади без седла, но и в такие мгновения я оставался джентльменом и безропотно сопровождал ее – мою Леди из Луизианы.
   После того как последний фильм с моим участием, «Артист», стал пользоваться успехом, моей благосклонности пытались добиться такие шикарные женщины, как Шарлиз Терон, Тильда Суинтон, Кэти Перри. Но мое сердце терьера осталось верным лишь одной голливудской красотке.
   Я печально вздохнул, положил голову на лапы и погрузился в воспоминания.
   Ох, Риз, почему же ты меня не позвала?
   Актерская игра подобна обнаженной женщине – она стоит спиной к зрителю, а затем медленно поворачивается.
Розалинд Расселл
   Папа Омар не спеша вышел во двор и подозвал меня. На нем был смокинг, который в последнее время ему часто приходится надевать. В надежде на одобрение и в знак своей исключительной преданности и любви я мигом вскочил на лапы. Поощрение не заставило себя ждать – через мгновение я жадно поглощал кусочки бекона, а Папа Омар почесывал меня за ухом. Его руки пахли гелем после бритья, но я терпел. Я благодарен своей Счастливой Собачьей Звезде за те девять лет, что мы провели вместе. Омар хороший человек. Больше всего я благодарен ему за то, что он не позволил отправить меня в собачий приют. Я никогда не видел этого жуткого места, где бесследно исчезают беспокойные щенки вроде меня, но знаю, что такие места есть.
   Мой предыдущий хозяин решил отделаться от меня после того, как я попытался избавить свет от одного скверного кота. Подробности позже, а пока в свое оправдание скажу, что, как и другие юные щенки, оставшиеся без авторитетного отцовского руководства, я постоянно попадал в передряги. Я был слишком молод, чтобы различать добро и зло.
   Мою шкурку спас счастливый случай: Омар узнал о моей судьбе от приятельницы. «Джек-рассел-терьеры – лучшие, – сказал он. – Попробую привить этому псу хорошие манеры».
   Человек, планировавший избавиться от меня, вряд ли догадывался тогда, сколько я могу стоить. «Он убивает кошек, целыми днями гавкает и носится за птицами и автомобилями», – не забыл он предупредить Омара. Последнее он произнес с таким выражением, словно это было чем-то особенно ужасным.
   Вот тогда и проявилась необыкновенная проницательность Омара: «Угги кажется сумасшедшим только оттого, что слишком умен», – так мой новый хозяин объяснил, что значит быть человечным. С тех пор нам не нужны слова, мы и без них прекрасно друг друга понимаем, и я предан человеку с настоящим собачьим сердцем.
   Я блаженствую. Мы с Омаром сидим возле бассейна, он гладит мою шерстку. Скоро наша встреча с «Оскаром». Я приподнял уши, чтобы прислушаться к адресованной мне смеси ненужных слов, которую люди называют речью. Гнусавый колумбийский акцент делает речь Папы еще более экзотичной. Когда он пытается говорить быстро, то даже мама Мерси, привыкшая к ритмичной флоридской речи, не всегда понимает его. Мне же удается понять практически все.
   «Сегодня большой день, приятель, – сказал Папа с такой ослепительной улыбкой, которая могла бы осветить целую съемочную площадку. – Он больше Золотого глобуса». Хозяин радовался своим воспоминаниям: «Угг, дружище, помнишь, как ты положил лапу поверх той премии? Потрясающе! Ты сделал так, как обычно делают люди!».
   Я гордо поднял голову и услышал еще несколько хорошо знакомых фраз: «Хороший мальчик», «Послушный», «Жди», «Камеры» и «Собачьи папарацци». Конечно, больше всего я рассчитывал услышать свое любимое «Сосиски!», а, не услышав, решил, что он просто забыл сказать.
   Я приветливо завилял хвостом, когда Папа упомянул Жана. Так звали моего партнера по фильму «Артист». За время съемок мы здорово подружились. Резвились на заднем дворе его роскошного дома в Лос-Анджелесе. Это распространенная практика: актерам нужно познакомиться до того, как начнутся съемки, чтобы страсти разгорелись прежде, чем заработают камеры.
   За те дни мне предстояло познакомить Жана с моими основными навыками, чему я очень радовался. Но и сам я узнал нечто важное для себя. Как и я, парижанин начинал свою карьеру с комедий и кабаре. Тем не менее, он успел сняться в одном фильме о собаках под названием «Человек и его собака». Его партнером по фильму также был джек-рассел-терьер, хоть и не такой титулованный, как я. Но! – его партнер тоже был французом, поэтому до знакомства со мной Жан плохо понимал английский.
   Не описать мой восторг, когда часы пробили полночь! Предстояло снова встретиться с Жаном! Большой черный лимузин остановился возле нашего дома. Водитель лениво надавил на клаксон. Необыкновенно ухоженная, из дома вышла Мама. Она пахла как гардения в летнюю ночь. Мой нос судорожно задергался.
   Они с Папой поцеловали на ночь мою шестилетнюю «сестричку» Терри, которая спала, свернувшись калачиком в окружении своих любимых мягких игрушек. Мама оставила няне номер своего мобильника, и они с Папой погладили на ночь собак.
   Дэш (каскадер, он дублировал меня в «Артисте» и всех остальных фильмах) уже спал в своей корзине и едва пошевелил лапой в ответ. Джампи – талантливый колли – специализировался на экстремально высоких прыжках, рисовании в свободном стиле и ловле высоких мячей в бейсболе. Сонный, он приподнял голову и подмигнул мне на прощание (да-да, действительно подмигнул!). Джулио – английский бульдог с бесчисленными складками кожи и вечно вопрошающим взглядом – увлекался математикой. Он еле слышно просипел «До свидания!». Гордо – мой лучший друг после Омара – встал с кровати и заботливо поправил влажным языком несколько непослушных волосков, выбившихся из моей прически.
   Огромный пес Попье лежал, раскинувшись на кровати, что было вполне по-американски, как и он сам, и смерил меня угрожающим взглядом. Этот американский бульдог был в три раза крупнее меня и вонял, как скунс. Впрочем, это ничуть не мешало нашему соседству, которое раньше нередко сопровождалось шумными играми. Так было до тех пор, пока он не выклянчил симпатий моей любимой мисс У. Это произошло на съемках «Воды слонам!». Даже скромная роль Попье в этом фильме не помешала ему завоевать сердце моей любимой женщины. «Угги, здравствуй! Попье здесь?» – мурлыкала Риз каждый раз, когда мы с Омаром приезжали на съемки очередной сцены, и, если слышала «нет», ее лицо тут же тускнело.
   Не знаю, как этому громиле с дурно пахнущей пастью удалось околдовать звезду моего фильма. Вероятно, всему виной то, что я играл в том фильме суку, но я все равно его не простил: он увел у меня из-под носа эту южную красавицу.
   На счету Попье более пяти ролей, он прочно утвердился в амплуа хваткого борца и профессионального ныряльщика. Его кинематографический опыт действительно был богаче моего, но это не мешало мне стократно превосходить его в коммерческих делах. Я много снимался в рекламе. Благодаря куражу и особой харизме мне удавалось рекламировать что угодно, от автомобилей до пива. К примеру, в последнем ролике я рекламировал сидр торговой марки «Саванна Драй» и продемонстрировал высший пилотаж в скейтбординге.
   Попье был хорош, но не более того. Было заметно, что этот трехгодовалый увалень устал от моего громкого успеха и решил перевести свет прожекторов на себя. Когда подошла его очередь прощаться на ночь с Мамой и Папой, он, явно переигрывая, продемонстрировал такую жгучую печаль, что его морда показалась мне еще более дряблой, чем обычно.
   Мне не раз говорили, что я принадлежу к знатному роду собак, которых издревле разводят в Англии специально для охоты на лис. Вспомнив о высоком происхождении, я с демонстративной гордостью и напыщенностью прошествовал мимо кровати Попье к ожидавшему меня лимузину. Попье немного выждал, а затем, развернув свою тушу, испустил такой зловонный запах, что мой нос сморщился от отвращения.
   Я был страшно зол. Впрочем, судя по испущенной им вони, это чувство было взаимным.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация