А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кинжал в постели" (страница 14)

   Глава 13

   Стрельников открыл глаза, тут же сощурился от яркого солнца, заливающего комнату. С хрустом потянулся и блаженно заулыбался.
   Господи, счастье-то какое! Радости-то сколько от осознания, что никто сейчас не появится в дверном проеме в тесной ночной сорочке, задравшейся на животе. Не завалится рядом, не станет дышать жарко на ухо запахом только что съеденной яичницы.
   Жанки нет! Ее больше нет в его жизни! Ее больше нет вообще! Ур-ра-а…
   Грех, конечно, попытался он нахмуриться. Грех радоваться гибели человека, с которым прожил столько лет. Но не радоваться он не мог. Его просто распирало от счастья, от ощущения, что никому он теперь не подотчетен. Что может делать что захочет. Куда хочет идти, ехать, лететь. Есть или не есть. Пить или нет. Любить кого пожелает. Ур-ра-а-а…
   Стрельников скинул с себя одеяло. С удовлетворенной улыбкой осмотрел поджарое загорелое тело. Вчера, был грех, сгонял в солярий. Летом из-за этой коровы отдохнуть толком не удалось. И не загорел совсем. На пляж она идти стеснялась, людей много. И он ее понимал. Был бы таким же жирным и безобразным, тоже стеснялся бы. Поэтому вчера позволил себе чуть поджариться. Получилось неплохо. Сегодня тоже надо выкроить минут десять, закрепить, так сказать, успех. Его юная цыпочка все еще отлично себя вела, даже узнав о его вдовстве. Умная или хитрая? Или в самом деле любит его?
   А, ему не все равно, любит она его или нет? Раньше, при Жанке, комплексовал. Хотелось, чтобы о нем кто-то пекся. Теперь нет. Теперь все, что хотел, это насладиться свободой. Никаких оков! Никаких обязательств! Он пока побудет в одиночестве, да.
   Михаил встал, походил по квартире. Красивой, просторной. Сколько сразу стало места здесь без Жанки. Эта корова, кажется, способна была сжевать все пространство вокруг него. Она его забивала всякой ерундой: болтовней своей, придирками, подозрениями. Он задыхался, ему было тесно. Теперь – красота!
   Он вошел в ванную, тут же по привычке глянул на полку над раковиной. Пусто! Ни ее зубной щетки, ни ее банок с кремом, ни ватных шариков. Неужели он дожил, господи!!!
   С удовольствием простояв под душем минут двадцать, он побрился, замотался полотенцем и пошел готовить себе завтрак. Он вдруг обнаружил, что ему нравится это делать! Он взбивал яйца, разбавлял их молоком, выливал все в сковородку и наблюдал, затаив дыхание, как вздувается под стеклянной крышкой пышный омлет. С таким же наслаждением наблюдал за кофейной пенкой, медленно ползущей из турки. И тосты мазал джемом, будто стену шпаклевал.
   Через десять минут стол был накрыт к завтраку на одну (Ур-ра-а!) персону. Михаил вернулся в спальню, натянул домашние тонкие штаны прямо на голое тело. Отнес полотенце в ванную и повесил на сушилку. Он любил порядок. Раньше разбрасывал вещи все больше Жанке назло. Она бесилась, орала, совала ему в лицо разбросанные носки, футболки, полотенца. Теперь ему бесить было некого, и он все убирал за собой.
   Михаил сел за стол, взял в руки вилку и нож и приступил к завтраку. Потом вспомнил, что забыл включить телевизор. А время было как раз для местных новостей. Ткнул пальцем в кнопку пульта. Уставился на некрасивое лицо дикторши, возникшей через мгновение. Но слушал вполуха. Открытие выставки детского творчества его не волновало. Аварийный участок дороги в соседнем микрорайоне он старательно всегда объезжал. Досрочные выборы кого-то там куда-то там его тоже мало тревожили. А вот криминальный блок привлек его внимание. И стоило ему его прослушать, как о завтраке было забыто.
   Интересное кино! Кому это приспичило укокошить эту глупую бабу, что вытащила с зоны Серегу?! Неужели он?! Оп-па! Сначала Жанка, теперь эта?! Уж не маньяком ли заделался его бывший друг в тюрьме? Уж не сорвало ли ему крышу от воздуха свободы? Надо же…
   Михаил глянул в черное кофейное озерцо в чашке. Кофе остыл, но пахнул все равно восхитительно. Он отхлебнул раз-другой. Задумался.
   А ведь еще одно убийство женщины, состоявшей в дружеских отношениях с Боголюбовым, ему как раз на руку. Теперь этот сизый следак от него отстанет навсегда. Снимет с него наружное наблюдение и отстанет. Миша ведь заметил за собой слежку. Прямо в день похорон и заметил этого чернявого малого с глупыми глазами и лохматой кудрявой башкой. Тот особо и не прятался. И даже, кажется, один раз подмигнул ему. Идиот! Думал напугать? Хрен он станет бояться! Он никого не убивал. И убивать не собирался. Если Жанка там что-то придумала и ему выболтала, это ее проблемы. Он никого убивать не собирался. Он об этом и следаку сказал. Пускай проверяет. Это его работа.
   А вот Сереге, кажется, не повезло окончательно.
   И хорошо! И здорово! Теперь-то он уж точно за дивидендами не сунется.
   Миша допил кофе, собрал посуду, поставил ее в раковину и снова с хрустом потянулся. Надо было чем-то себя занять в выходной день. Он заслужил отдых. Можно было цыпу вытащить куда-нибудь за город. Или слетать куда-нибудь с ней на пару дней. Где еще очень жарко и теплый морской прибой. Но нет, не станет он никого никуда тащить. Он и один слетает, так ведь?
   Он сел в гостиной на диване, поставил ноутбук на коленки и начал искать подходящие предложения в Интернете. Нашлось много чего! Но он выбрал подешевле. Расточительным никогда не был, не будет и теперь. Теперь, когда вся жизнь у него впереди. Счастливая жизнь!
   – Вылет сегодня вечером, – пропищала молоденькая операторша, когда он созвонился с агентством и подтвердил свое согласие. – При условии перевода денег в течение получаса.
   – Не вопрос!
   – Не опаздывайте и… не опаздывайте!
   – Хорошо.
   Стрельников перевел деньги, захлопнул ноутбук и полез на антресоли в коридоре за дорожным саквояжем. Не успел он смахнуть с него пыль, как в домофон позвонили.
   – Да? Кто? – удивленно спросил он, вытаращившись на домофон.
   Он точно никого не ждал в гости. Тут же подумал, что к нему нагрянул тот самый отвратительный следователь, от свидания с которым у него сводило желудок. И вспотел. Только зря душ принимал, подумал он с раздражением. Вытер по очереди влажные ладони о штаны.
   – Кто? – переспросил он, слабея коленками.
   – Открывай. – приказным тоном потребовал кто-то знакомый, но не узнаваемый.
   – А кто это?!
   Стрельников переполошился. Кто это мог быть?! В голове мерцало что-то, а вспоминаться не хотелось.
   – Серега это, Миш. Боголюбов. Открывай.
   О господи!!!
   Если бы сейчас прогремел оглушительный раскат грома и посреди его просторной прихожей возникла вдруг погибшая Жанка, он переполошился бы меньше. Он же знал, что она умерла. Чего пугаться-то?
   А вот Боголюбов, сволота, был жив. Он выжил в зоне. Выживать у него получалось как-то и здесь. С чего это он вдруг на свободе, а?! Он же главный подозреваемый в деле. Он же был, был в офисе тем вечером. Он сам его видел возле окна. И самолично сдал следаку. Чего его выпустили-то?!
   Эх, зря все же Жанка не воплотила свою опасную идею! Не успела, дура. Надо было сначала довести все до логического конца, а потом уже издыхать!
   – Входи, – каркнул он и нажал кнопку на домофоне.
   Тут же отпер дверь и приоткрыл ее на сантиметр. И встал у зеркала, отрабатывать приветливую улыбку. Ничего не выходило. Мгновенно пересохший рот не желал складываться так, как надо. Глаза смотрели зло и настороженно. Черт его знает, с чем он идет к нему. Вдруг эта кобыла что-нибудь наплела ему перед смертью?!
   – Привет, дружище! – распахнул руки для приветствия Стрельников и пошел навстречу Сергею.
   Но тот неожиданно уклонился и лишь коротко кивнул. И даже руки не протянул для пожатия, урка поганая!
   – Как знаешь, – криво ухмыльнулся Стрельников. – Что, даже и не пройдешь?
   Они стояли в метре друг от друга, когда-то крепко дружившие, доверявшие друг другу, прощавшие все промахи. Теперь это были два совершенно чужих человека.
   Боголюбов рассматривал Стрельникова, отмечая про себя, что заматерел дружище, оброс достатком, выхолен до блеска, как породистый конь. Стрельников рассматривал Боголюбова, отмечая не без зависти, что в вытянувшихся джинсах, дешевой куртке, с небритой мятой рожей и седым ежиком коротко стриженных волос тот еще сексуальнее, чем в дорогущем костюме и туфлях ручной работы.
   Мачо тюремный, чуть не фыркнул он со злостью. Кому он нужен?! Была одна ухажерка, да по телику сообщают, что накрылась она.
   – Пройду, – коротко кивнул Сергей и, не разуваясь, прошел в кухню.
   Стрельников с раздражением посмотрел на грязные следы, оставленные чужими ботинками, и надел домашние тапки. Хотя очень любил ходить по теплому полу босиком, очень.
   Боголюбов уже хозяйничал. Заливал воду в турку, шарил по полкам, доставал коробку с молотым кофе, сахарницу, ореховое печенье.
   Расхозяйничался, понимаешь! Может, он и не стал бы ему предлагать ничего! Может, просто выслушал бы и выставил вон. Ничто их теперь не связывает, ничто. Кроме разве что…
   Вспомнив, как погибшая баба верещала ему по телефону про долги перед Боголюбовым, Миша снова вспотел. Уж не за этим ли тот здесь?! Уж не за денежками ли пожаловал?!
   – Чего трусишь, Мишаня? – вдруг резко обернулся на него от плиты Сергей. – Убивать не стану, не ссы. Ты присядь, Мишаня. Присядь.
   – А чего мне ссать то? Я никого не убивал, – отозвался тот грубо, но за стол полез. В самый дальний от Боголюбова угол полез.
   И как только расселся и поднял глаза на бывшего друга, так сразу понял, что ляпнул что-то лишнее. А что? Про убийство заикнулся? И чё? С убийцей, между прочим, говорит сейчас.
   – Не убивал, говоришь? – хмыкнул тот, нацеживая себе кофейную чашку из его, между прочим, турки.
   – Не убивал!
   – А кто убивал?
   Сергей хлебнул раз-другой, чмокнул удовлетворенно. Кофе он любил. Ведрами раньше хлестал. Особенно когда они засиживались за работой и расчетами допоздна. В тюряге-то, поди, таким кофе не баловали. Этот сортовой Стрельникову везли напрямую из-за границы. Был у него поставщик, был.
   – Классный кофе. Молоток, вкус у тебя по-прежнему замечательный, – вдруг похвалил его Сергей, заставив друга немного расслабиться.
   – Да, в магазине такой не купишь. Чего стоишь-то? Садись к столу. Может, организовать чё-нить, а, Серега? – суетливо дернулся Стрельников. – Я живо! Водочка там, рыбка, мясцо… Или вискарик уважаешь, а?
   – Не надо ничего.
   Боголюбов все же присел к столу. И уставился на него, как удав. Долго смотрел, тяжело, не мигая. У него аж под резинкой штанов зачесалось.
   – Чего ты? – нервно дернулся Михаил и кивнул на турку. – Доливай еще, остынет.
   – Ты не ответил на вопрос, Мишаня. – Кофе тот все же вылил из турки, не побрезговав и гущей.
   – На какой вопрос?
   – Кто убивал?
   – В смысле?!
   Уже и под мышками чесалось, и под лопатками. Ну, просто падай на пол и чешись о плитку, как животное. Это у него аллергия на Серегу, смекнул он сразу. Это он с собой эту чесотку принес.
   Какое было утро! Как начинался этот день! С радости и ощущения безграничного счастья. И тут приперся этот хрен из прошлого, и началось! Все скомкал, все изгадил.
   – Ты сказал, что не боишься, потому что никого не убивал, – терпеливо, как дурачку, начал объяснять Серега. – Так?
   – Так! – Он нервно дернул шеей, говорить с собой, как с идиотом, он хрен позволит. Поэтому с вызовом спросил: – И что дальше?
   – А ты кого конкретно имеешь в виду, Мишаня? Про которого убиенного речь?
   – В смысле?! – еще громче и наглее отозвался Стрельников.
   – Еще раз так скажешь…
   Боголюбов привстал и так изогнулся, что вдруг навис над ним, и его рука уже лежала на затылке Михаила, крепко лежала, не двигаясь и ему не позволяя шевельнуться.
   – Еще раз так прокукарекаешь, я тебе шею сломаю, гнида, – спокойно, без чувств совершенно произнес его бывший друг и даже по шее погладил большим и указательным пальцами. – Отвечай!
   – Что отвечать?
   Он сразу осип и едва не обмочился, честное слово. А что? Кто знает, что у этого уголовника на уме?! Может, он в маньяка превратился?!
   – Кого имел в виду, Мишаня?
   – Жанку! – выпалил Михаил и вздрогнул раз, второй, третий, ровно столько постукивал костяшкой пальца ему по позвонку дружище. – Я ее не убивал! Чего мне бояться?! Тебе надо бояться, тебя я видел!
   – Ага, – удовлетворенно протянул Боголюбов, руку с затылка его убрал и на стул снова опустился. – Ты, стало быть, паскуда, меня мусорам сдал?
   – А чё я должен был?! На себя твою вину брать??? – вытаращился на него Стрельников и шеей покрутил, свело аж до лопаток. – Ты ваще, Серега, на зоне своей мозгом тронулся?! Меня спросили, я ответил! Охранник подтвердил.
   – Ага… Хочу тебя разочаровать, – страшно улыбнулся Боголюбов. – Охранник также подтвердил, что Жанка твоя была жива, когда я уходил. Она позвонила ему, когда я уже был на выходе. Так-то, дружище… А вот ты!
   – А что я??? Что я???
   – Ты мог вернуться тем же путем, которым выходил. Через черный ход. Никто тебя не видел, никто не подтвердит…
   – А вот хрен тебе!!! – выкинул неосторожно руку с кукишем Стрельников и тут же схлопотал звонкую пощечину, от которой, казалось, мозг взорвался. Он сжался, затих, но все же успел проскулить, – Меня тоже видели! Я не мог! И не царапала меня эта гадина!
   – Кого же она царапала? – кивнул, соглашаясь, Боголюбов.
   – Я не знаю! – с обидой крикнул Миша. – Иди и своих приятелей мусоров спрашивай! Им, может, известно!
   – Может, ты заказал ее, а? Дождался моего возвращения. Уговорил ее встретиться со мной и убил, чтобы и от Жанки избавиться, и меня подставить? Что скажешь?!
   И тут Стрельникова как затошнит. Чуть не вырвало прямо на стол. Еле сглотнул.
   Подумать и охренеть! Теми же самыми словами говорила пару дней назад с ним та баба, которую убили. Почти слово в слово! Они что, сговорились его с ума свести?!
   – Мне ведь надо деньги выплачивать, так?
   Стрельников промолчал, сжавшись до размеров подростка. На Серегу смотреть он боялся. И Серегу самого боялся тоже. Он уж и деньгами готов был с ним поделиться, лишь бы тот оставил его в покое.
   – А платить не хотелось. Даже Жанка сказала, что ты озверел совсем и помешался от жадности. И что ни за что не станешь платить мне.
   – Что-о-о??? Эта корова так сказала??? – Он резко вскинул голову и глянул ошарашенно на ухмыляющегося Серегу. – Она так сказала???
   – Именно.
   – Да эта тварь, если хочешь, сама все и затеяла! Это она, а не я, не хотела тебе выплачивать! Это она начала шустрить с тем уродом. И о встрече с тобой я вообще не знал. Она планировала ее на следующий вечер, вот так! Понял ты, придурок!
   Он выдохся, обмяк и, осознав, что наговорил лишнего, захныкал.
   – Я не виноват, Серега! Это все она, корова! Я вообще не при делах! Мне вообще дела не было до нее!!!
   – Заткнись, – коротко приказал тот, задумчиво рассматривая кофейную гущу на дне своей чашки. – Ишь ты, как тут все витиевато… Стало быть, Жанночка решила меня заказать? Соврешь, задушу!
   – Да, – кивнул Стрельников и испуганно обхватил свою шею руками. – Она пришла ко мне и давай молотить, что тебе денег много за эти годы причитается. Что отдавать, мол, жалко. Что ты ни хрена не делал, лишь чуть вложился, а мы пахали. Короче, мозг мне утюжила, утюжила, а потом говорит, что ты на свободу вышел. Я…
   – Ты перепугался, конечно?
   – Я?! Чего мне пугаться-то?! Я все равно таких денег не смогу сейчас из дела выдернуть. Так… Платил бы тебе долг в виде зарплаты ежемесячно. Чтобы без урона для дела… – Эта мысль, родившаяся только что, вдруг пришлась ему по вкусу. И он даже нашел в себе силы улыбнуться. – Тебя бы такое устроило, Серега?
   Боголюбов почти прослушал его лепет о причитающихся ему дивидендах. Его волновало кое-что другое.
   – С каким уродом, говоришь, она шустрила-то?
   – Что?! – вздрогнул всем телом Стрельников и уставил на бывшего друга тоскливый взгляд.
   – Ты сказал, что Жанка не хотела мне платить и поэтому принялась шустрить с каким-то уродом. Ты так сказал! – чеканя каждое слово, проговорил Сергей, желваки у него на скулах играли. – Не юли, Миша!!! Не заставляй меня делать тебе больно! Ну!
   – Она искала кого-то, кто… Короче, она хотела тебя заказать, Серега. – Его голос на последних словах сорвался на фальцет. Глаза наполнились слезами. – Может, и нашла, не знаю!
   – А ты?
   Боголюбов почти не удивился. Жанка вела себя странно при встрече. Зачем-то подвела его к окну, продержала там довольно продолжительное время. И каждая фраза ее казалась ему скользкой и двусмысленной.
   – Ты что, Миша?!
   – Я?! Я, как видишь, жив и здоров. Стало быть, не при делах! – выпалил он со странным оживлением. – А эта дура полезла куда-то, вот ее и того!
   – Что того?
   Сергей глянул поверх головы бывшего друга, тут же подумав, что, если бы именно в этот момент сработала гильотина, он бы не дрогнул ни единым нервом. И позволил бы снести дурную башку предателя.
   – Жанку убили, наверное, за то, что она в поисках наемного убийцы кому-то наступила на хвост, – разглагольствовал между тем Стрельников, к нему возвращалось самообладание, мир снова заиграл радужными красками. – Она же дура была, жена моя покойная. Вот и…
   – Кого она нашла? – оборвал его Сергей и глянул так, что у Стрельникова остановилось на мгновение сердце. А потом и вовсе упало куда-то, когда Серега рявкнул во все горло: – Кто он???
   Стрельников втянул голову в плечи, всхлипнул, потом проблеял:
   – Брат убитого тобой мужика.
   – Понятно…
   Боголюбов вспомнил, как Жанна доверительно шептала ему, неосторожно прижимаясь плотным телом к его боку, что ему желает отомстить брат убитого им человека. Чтобы он стерегся, и все такое.
   – Серега, я тут ни при чем, поверь! – поднял на него испуганные глаза Стрельников. – Она все затеяла! А я ее останавливал, точно останавливал! Потом разговор меж нами заглох, я подумал, что она остепенилась. Не вникал, короче.
   – Думаешь, он ее убил? – не дослушав его испуганный лепет, перебил Боголюбов.
   Смотреть на бывшего друга было тошно. Не вникал он! Пустил все на самотек в надежде на лучший для себя исход, вот так было дело. Хотел чужими руками освободиться от кредитора. А может, и от жены? Может, он в сговоре с убийцей?
   – Да ты что, Серега??? – зашипел на него Стрельников. – Я, конечно, не сильно убивался по Жанке, врать не стану. Но греха такого на мне нет! Терпел ее столько лет и еще бы терпел, клянусь!
   Мишка не врал. Это он по его роже противной смазливой понял с трясущейся нижней губой. Мишка не врал, не убивал он Жанку, кишка у него тонка. Трус он. Мелкий жадный трус…
   Но нервы помотать ему все же стоило. Хотя бы в отместку за то, что он сдал его полиции.
   – Ладно, с Жанкой проехали, – кивнул Боголюбов, поигрывая чайной ложечкой в пустой чашке. – А за что ты так с Верещагиной?
   – А?! – Поднявшийся было с места Миша тяжело уронил себя на стул. – А кто это?!
   – Эта та женщина, что вытащила меня с зоны. И с которой у тебя пару дней назад состоялся очень интересный разговор.
   – К-какой разговор? – Он вдруг начал заикаться, дергать шеей и краснеть лицом.
   «Не парализовало бы!» – перепугался Боголюбов.
   – Хочешь послушать? – Он достал из кармана куртки мобильник Алики. – Ну?
   – Не надо, – просипел Миша и принялся ловить ртом воздух. Потом попросил едва слышно: – Дай воды!
   Боголюбов напоил его водой из своей чашки, сполоснув ее. Стрельников долго сидел с закрытыми глазами, привалившись спиной к спинке стула. Тяжело дышал и прижимал трясущиеся руки к сердцу. Потом, когда понял, что бывший друг не проникся к нему сочувствием, со вздохом открыл глаза.
   – Что ты хочешь?
   – В смысле? Видишь, я уже тебя цитирую, – недобро ухмыльнулся Сергей.
   – Что ты хочешь в обмен на эту запись?
   – Для начала я хочу объяснений. Откуда ты узнал про нее?
   – Жанка рассказала, – Миша тяжело заворочался на своем месте, охнул, сморщился, плотнее прижав руки к сердцу. – Она рассказала, что тебя вытащила с зоны баба, у которой муж погиб при идентичных обстоятельствах. Ну… Как твой сын.
   – Я понял! Она-то откуда узнала?
   – О-о-о, эта жаба все и про всех всегда знала! – выпалил он с неожиданной силой, никак не вяжущейся с его немочью. Понял, что переиграл, тут же охнул и понизил голос. – У нее подруга живет с тобой в одном доме. Она видела из окна, как тебя в день освобождения забирала какая-то баба на тачке. Записала номера. А пробить их – Жанке было плюнуть сложнее. Навела справки. Ну и…
   – Зачем она тебе позвонила в тот вечер?
   – Кто?!
   – Верещагина! Хватит тупить, Миша! – прикрикнул на него Боголюбов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация