А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Загадка театральной премьеры" (страница 1)

   Антон Иванов, Анна Устинова
   Загадка театральной премьеры

   Глава 1
   Лешка Пашков пребывает в полном недоумении

   – Да говорю же тебе! – воскликнул Пашков. – Я сам ничего не понимаю. Поэтому и решил с тобой посоветоваться.
   – Тогда сперва объясни, что тебе непонятно, – отозвался Олег.
   – Мне пока все непонятно, – ответил Лешка.
   – Честно сказать, мне тоже, – усмехнулся Олег. – Давай объясни как следует.
   – Я слышал голоса, – объявил Пашков и умолк.
   Олег невольно улыбнулся.
   – Между прочим, ничего смешного, – снова заговорил Лешка.
   – А я и не смеюсь, – уже совершенно серьезно ответил Олег. – Чего тебе эти голоса сказали?
   – Они не говорили, а пели, – внес некоторую ясность Лешка.
   – Так это, наверное, у соседей радио или там телевизор, – предположил друг.
   – При чем тут радио или телевизор! – возмутился Лешка. – Русским языком тебе говорят: это было совсем не такое пение.
   – А какое? – решил уточнить Олег.
   – Совсем другое, – откликнулся Лешка.
   – Может, тебе приснилось? – с надеждой произнес Олег. – Ты когда это пение слышал?
   – Вчера, – сказал Лешка.
   – Ночью? – задал новый вопрос Олег.
   – Нет, днем, – ответил Пашков. – В пять часов. Точнее, в семнадцать ноль-ноль.
   – А Сашок тоже слышал? – поинтересовался Олег.
   – Не слышал, – покачал головой Лешка. – Я один сидел дома.
   – Понятно, – не сводил Олег глаз с Пашкова. – Значит, ты просто сидел, а потом услышал странное пение?
   – Вообще-то я занимался, – начал объяснять Лешка. – Задачки по физике делал.
   – Тогда ясно, – снова не смог сдержать улыбки Олег. – Наверное, ты просто заснул над задачами. Вот у тебя кто-то во сне и пел.
   – И не думал засыпать, – возразил Пашков. – В отличие от некоторых я люблю физику. Мне интересно.
   – Черт с ней, с физикой, – перебил Олег. – Давай ближе к делу. Значит, ты делал задачи…
   – Ну, – подтвердил Пашков. – Три уже были сделаны. Я как раз взялся за последнюю. Только условие записал, тут и началось…
   – Да что началось-то? – уже хотелось скорей добраться до сути Олегу.
   – Я сперва вообще ничего не понял, – пожал плечами Пашков. – Просто мне вдруг как-то жутко сделалось. Прямо мороз по коже.
   – То есть? – переспросил Олег.
   – Без то есть, – угрюмо изрек Лешка. – Это, знаешь ли, объяснить очень трудно. Я бы даже сказал, невозможно. Просто сидел, делал физику, и вдруг мороз по коже.
   – Интересно, – покачал головой Олег.
   – Это, может, тебе интересно, а мне тогда было совсем неинтересно, – внес ясность Пашков.
   – Ну а потом что случилось? – продолжал расспросы Олег.
   – Потом они запели, – угрюмо произнес Лешка.
   – Они? – внимательно посмотрел на него Олег. – Значит, у тебя там пел не один человек?
   – Точно, – подтвердил Пашков. – Только, по-моему, это были не люди.
   – Почему ты так думаешь? – не понял Олег.
   – Да голоса какие-то нечеловеческие, – пояснил Лешка.
   – А сколько их было? – поинтересовался Олег.
   – Не знаю, – задумался Пашков. – Но, по-моему, трое.
   – А голоса-то мужские или женские?
   – Ну, вообще-то они довольно высокие, – медленно проговорил Пашков. – Хотя и не очень. Говорю же тебе: людей это мало напоминает. Если бы просто какие-нибудь три тетки пели, я бы не испугался. А это был такой жуткий хор… – И Лешка снова умолк.
   – А что они хоть пели-то? – хотелось выяснить Олегу.
   – Не знаю, – пожал плечами Пашков. – Я ни одного слова не разобрал. Прямо как во сне. Тебе что-то говорят, а ты не врубаешься.
   – Слушай, Лешка. Может, тебе и впрямь все это приснилось? – с надеждой спросил Олег.
   – Я же не чокнутый, чтобы по поводу своих снов советоваться! – послышалась обида в голосе Лешки.
   – Да ладно тебе, – хлопнул его по плечу Олег. – Я просто так, на всякий случай спросил. Значит, слова у песни были какие-то непонятные?
   Лешка кивнул.
   – Совсем непонятные.
   – Слушай, а откуда они доносились? – осведомился Олег.
   – Да ниоткуда, – внес еще одну ошеломляющую деталь Лешка.
   – То есть как ниоткуда? – снял и снова водрузил на нос очки Олег. – Ты же, Лешка, все-таки слышал пение?
   – Слышал, – подтвердил Лешка. – Оно у меня прямо будто в мозгу возникло.
   Олег какое-то время молча разглядывал друга. Затем с тревогой произнес:
   – А ты, Лешка, в последнее время случайно никаких лекарств не принимал?
   – Лекарств? – изумился тот. – У меня же здоровье как у слона. Даже насморка в последние два года не было.
   – Ну, я думал, может, какая-нибудь аллергия, – смутился Олег. – Знаешь, бывают такие лекарства с побочными эффектами…
   – Это от которых у людей глюки делаются? – с обидой в голосе спросил Лешка. – Успокойся, я такого не принимаю.
   – Может, вы с Сашком вчера какой-нибудь очередной химический эксперимент проводили? – выдвинул новую версию Олег. – Вот и надышались вредными парами.
   – Ты на что намекаешь? – окончательно обиделся Лешка.
   – Ни на что, – смутился Олег. – Я просто хотел проверить. Вы же с братаном Сашком вечно какие-нибудь эксперименты проводите. Могли случайно и надышаться.
   – Не могли, – отрезал Пашков. – У нас с Сашком всегда четкий расчет и полная техника безопасности.
   – Ну, положим, опыты ваши иногда выходят из-под контроля, – словно бы вскользь отметил Олег.
   – От случайностей никто не застрахован, – с большим чувством собственного достоинства отвечал Лешка.
   – Вот именно, – улыбнулся Олег. – Значит, вы с Сашком вчера все-таки что-то производили?
   – Да ни фига мы не производили! – заорал Лешка. – Где он, Сашок-то? Он у меня совершенно от рук отбился. Третий день уже со своими до позднего вечера пропадает.
   – С Санькой и Ромой, что ли? – спросил Олег.
   Это были одноклассники Лешкиного младшего брата-погодка Сашка.
   – Именно, – кивнул Лешка. – Чего-то они задумали. Я пробовал выяснить, но Сашок молчит, как партизан на допросе.
   – Значит, Санька ему ничего говорить не велела, – предположил Олег.
   – Я тоже так думаю, – согласился Лешка. – Но это – личное дело Сашка. Меня сейчас больше голоса волнуют.
   – Меня тоже, – кивнул Олег. – Значит, ты совершенно уверен, что вчера не мог ничего нанюхаться?
   – Слушай, – заходили желваки по лицу Пашкова. – Не буди во мне зверя. Ты сам, Олег, прикинь. Если бы я, к примеру, и впрямь чего-нибудь нанюхался, то на фига бы сейчас спрашивал у тебя совета?
   – В общем-то, да, – показались его рассуждения логичными Олегу. – Тебе бы и без меня было понятно, что это не песня, а элементарные глюки.
   – Наконец-то, – с облегчением выдохнул Пашков. – А у меня вчера была настоящая песня с непонятными словами.
   – Нда-а, – задумчиво протянул Олег. – Может, это твои соседи все-таки развлекались? Или, например, с улицы донеслось из какой-нибудь машины.
   Олег вспомнил, что под его собственными окнами постоянно останавливаются машины, владельцы которых отчего-то считают своим долгом врубить на полную мощность магнитофон.
   – Какие машины! Какие соседи! – воскликнул Пашков. – Я ведь тебе уже объяснял. У меня было такое чувство, словно кто-то ко мне в башку сначала магнитофон засунул, а потом там врубил на полную громкость.
   – И долго у тебя в голове этот концерт продолжался? – спросил Олег.
   – Не знаю, – растерянно произнес Лешка. – Я так обалдел, что теперь ничего определенного даже сказать не могу.
   – Ну хоть приблизительно, – настаивал Олег.
   – Может, несколько минут, а может, и полчаса, – пробормотал Лешка.
   – А ты-то что в это время делал? – пытался составить хоть какое-то представление о происшествии мальчик в очках.
   – Сидел, – глупо ухмыльнулся Пашков.
   – Просто сидел, и все? – сильнее прежнего удивился Олег.
   – Наверное, да, – растерянно произнес Пашков. – Хотя вообще я не очень-то помню. Сперва мне вдруг стало страшно, затем запели, а потом я мало что помню. То есть время будто остановилось.
   – А что дальше-то было? – не отставал от друга Олег.
   – Потом бабка вернулась, – наконец смог сказать что-то членораздельное Лешка.
   – А она никакого пения не слышала? – полюбопытствовал Олег.
   – Так она как пришла, песня и кончилась, – сказал Лешка. – А я пошел чай пить. Бабка пирожные с собой притащила.
   – Та-ак, та-ак, – протянул мальчик в очках. – Может, это работа Сашка?
   – Сашка-а? – уставился на него Лешка. – Так его ведь не было дома.
   – Вот именно, – ничуть не смутился Олег. – Вдруг он со своими друзьями тебя наколоть решил.
   – Сашок не способен на такую подлость, – уверенно заявил Лешка. – А потом я ведь тебе, Олег, уже сто раз повторял: это были нечеловеческие голоса.
   – Эх, Лешка, – посетовал Олег. – Жаль, ты не догадался это на магнитофон записать.
   – И впрямь, – горестно вытянулось лицо у Пашкова. – Дурак я, конечно! – хлопнул он себя по лбу. – Ведь музыкальный центр совсем рядом стоял. И кассета внутри болталась. Только кнопку нажми.
   – Вот именно, – подхватил Олег. – Теперь не пришлось бы гадать, что и откуда.
   – Теперь все равно момент упущен, – сильней прежнего огорчился Лешка. – Хотя вообще-то я думаю, – вдруг осенило его, – что, если эти голоса…
   Он осекся, подбирая слова.
   – Что эти голоса? – поторопил Олег.
   – Ну, если они действительно у меня прямо в голове звучали, – продолжал Пашков, – то все равно бы на пленку не записались.
   – Тогда мы хотя бы проверили, прав ты или нет, – сказал Олег.
   – Вот когда у тебя в голове такая песня зазвучит, я посмотрю, сообразишь ты ее записать или нет, – огрызнулся Пашков.
   – Да не злись ты, – вновь хлопнул его по плечу Олег. – Я просто хочу установить истину.
   – Я тоже хочу, – согласился Лешка. – Но пока у нас с тобой что-то плохо получается.
   – Похвастаться нечем, – кивнул Олег.
   – И что теперь делать? – уставился на него Лешка.
   – Ждать, – был краток мальчик в очках.
   – Чего ждать? – не дошло до Пашкова.
   – Пока снова не запоют, – объяснил Олег. – Без этого мы не установим истины.
   – А ты уверен, что они запоют? – сомневался Лешка.
   – Ну, если это и впрямь потусторонние голоса и тебе кто-нибудь посылает сигнал с того света, то должны запеть, – на полном серьезе произнес Олег. – Ты же пока ничего не понял.
   – С какого того света? – возопил Лешка. – Кому я там нужен?
   – Вот это нам и придется теперь выяснять, – постарался как можно спокойнее произнести Олег.
   – Ты серьезно? – побледнел Пашков.
   – К сожалению, да, – снял и снова надел очки Олег. – Наверное, тебя, Лешка, о чем-то оттуда предупреждали. Если, конечно, это не проделки Сашка и «группы резерва».
   – Сашок ни при чем, – в который раз повторил Лешка.
   – При чем или ни при чем, разберемся, – не спешил с выводами Олег. – Но если это шуточки Сашка, он наверняка тоже повторит попытку.
   – Тебя не поймешь, – развел руками Лешка. – Если с того света, то пение повторится, и если Сашок…
   – Повторится в любом случае, – подтвердил Олег.
   – Как же мы тогда истину установим? – спросил Лешка.
   – С помощью магнитофона, – принялся объяснять Олег. – Если это проделки Сашка, то пение запишется, а если поют и впрямь только у тебя в голове, то пленка ничего не зафиксирует.
   – А почем я знаю, вдруг они в следующий раз запоют у меня в голове, когда я, к примеру, буду идти по улице. Как мне тогда прикажешь их записывать? – озадаченно спросил Лешка.
   – Я думаю, это маловероятно, – сказал мальчик в очках. – А что, если тебе попробовать создать схожие условия?
   – Ах, им еще условия создавать! – послышалось негодование в Лешкином голосе.
   – Дело, конечно, твое, – усмехнулся Олег. – Можешь не создавать. Но тогда мы скорее всего вряд ли что-нибудь выясним.
   – Нет уж, лучше я создам! – Лешкин пытливый ум никак не мог смириться с тем, чтобы оставить подобную тайну без объяснений.
   – Тогда возвращайся сейчас домой, садись за стол и начинай учить физику, – порекомендовал Олег.
   – Да я уже вчера все выучил, – воскликнул Лешка.
   – Тогда принимайся за химию, – нашел выход Олег. – Тут, насколько я понимаю, главное, чтобы ты был на чем-нибудь сильно сосредоточен.
   – Точно, – несколько раз кивнул коротко стриженной головой Пашков. – Мне как раз перед тем, как запели, очень трудная задача попалась.
   – Вот видишь, – был рад, что его догадка подтверждается, Олег. – И еще, наверное, тебе надо остаться в квартире совершенно одному.
   – Куда же я бабку-то дену? – растерялся Лешка. – Она сегодня, по-моему, не собиралась выходить из дома.
   – Тогда жди до завтра, – не видел иного выхода Олег.
   – Я до завтра не вытерплю, – воскликнул Пашков. – Мне нужно скорее узнать.
   – Тогда думай, как бабку из дома выманить, – сказал Олег.
   – Придется ей что-нибудь наплести, – медленно начал Пашков. – Знаю! – растянулся у него рот до ушей. – Скажу, что ее вызывают в собес. Мол, у нее с пенсионными документами что-то там не в порядке.
   – Как это не в порядке? – спросил Олег.
   – Ну потеряли одну важную бумажку, – уже был готов план у Пашкова. – Кстати, такое в прошлом году действительно было. Так что бабка даже не удивится.
   – Пока в собес не придет, – усмехнулся Олег.
   – Так пока там все выяснится и бабка домой вернется, у меня уже всё споют, – невозмутимо проговорил Пашков. – Ну, прогуляется, пообщается. Ничего страшного. Пожилым людям полезно двигаться.
   Олег молчал. Бабушка братьев Пашковых была настоящей страдалицей и часто оказывалась вольной или невольной жертвой смелых экспериментов Лешки и Сашка.
   – Может, все-таки подождать, пока она сама куда-нибудь уйдет? – попытался воззвать к благоразумию друга Олег.
   – Да не могу я ждать в такой ситуации, – убежденно изрек Лешка. – Вдруг мне и впрямь посылают какой-то важный сигнал с того света?
   – Вообще-то оттуда по пустякам сигналы не подают, – вынужден был согласиться Олег.
   – Ну! – в раже возопил Лешка. – А я из-за какой-то бабки пропущу важную информацию! Подумаешь, не может она лишний раз до своего собеса дойти! Тем более что сегодня нет ни дождя ни снега.
   – Делай как знаешь. В конце концов, это твоя бабка и отдуваться потом перед ней тебе, – сдался Олег. Ему тоже не терпелось узнать, что же в действительности произошло вчера с Лешкой.
   – Тогда я пошел.
   И Пашков принялся натягивать куртку. Пес такса Олега по кличке Вульф спрыгнул с дивана, чтобы проводить гостя.
   – Если действительно запоют, ты мне сразу звони, – попросил Олег.
   – Ежу понятно, – уже вышел на лестничную площадку Лешка. – Слушай, – вдруг осенило его. – А может, это предупреждают не только меня, но и всех?
   – Кого всех? – опешил Олег.
   – Всю Компанию с Большой Спасской, – уточнил Лешка.
   – А почему бы и нет.
   – Вот именно, – заблестели глаза у Пашкова. – Кто-то из параллельного мира дает нам знать…
   – Вот только о чем? – перебил Олег.
   – Боюсь, что ни о чем хорошем, – охватила тревога Лешку.
   – А вдруг с кем-нибудь из наших беда? – передалось его состояние Олегу.
   – Да мы их только что в школе видели, – успокоил Лешка.
   – С тех пор уже час прошел, – ответил Олег.
   – А пели вообще уже сутки назад, – отозвался Пашков. – Значит, по идее, если что-нибудь плохое и намечалось, то уже проехало.
   – Или еще не доехало, – продолжал волноваться Олег. – Вот что, Лешка. Ты беги скорей домой и постарайся создать подходящие условия. А я сейчас по-быстрому обзвоню ребят.
   – Ладно, – двинулся к лифту Пашков. – Попробую. Только, Олег, – умоляюще поглядел он на друга. – Ты пока никому из наших про пение не рассказывай. Вдруг это все-таки и впрямь Сашок.
   – Не расскажу, – пообещал Олег.
   Вернувшись в квартиру, он немедленно созвонился с пятью одноклассниками – Темычем, Женькой, Таней, Катей и Машкой. У них вроде бы все обстояло нормально. Тогда Олег стал ждать Лешкиного звонка. Пашков, однако, отзванивать не торопился.
   Покормив Вульфа, Олег сел за уроки. Прошло еще два часа. От Лешки по-прежнему не было ни слуху ни духу. Тогда Олег сам набрал номер Пашковых.
   – Алло, – тут же послышался Лешкин голос.
   – Ты как там? – спросил Олег.
   – Учу химию, – коротко отозвался Пашков. – Я только сейчас бабку спровадил.
   – Только сейчас? – удивился Олег.
   – Ну, – уныло откликнулся Лешка. – Она в собес решила просто позвонить. Ну, ей там и сказали…
   – Можешь не продолжать, – усмехнулся Олег. Он и без Лешкиных объяснений догадывался, что могли сказать в собесе бабушке Пашкова.
   – Хорошо еще, она подумала, будто меня кто-то наколол по телефону, – устало вздохнул Лешка.
   – Как же ты ее спровадил? – поинтересовался друг.
   – Она сама спровадилась. В магазин пошла. У нее там, на кухне, чего-то закончилось. Наверное, скоро вернется.
   – Ты условия подходящие создал? – осведомился Олег.
   – Я-то создал, – с осуждением произнес Пашков. – А вот ты мне мешаешь.
   – Про магнитофон не забудь, – счел своим долгом напомнить Олег.
   – Учи ученого.
   И Лешка повесил трубку. Олегу ничего не оставалось, как снова ждать. Пашков объявился через час.
   – Ну? – в нетерпении воскликнул Олег.
   – Ничем не могу обрадовать, – сказал Лешка. – Больше не пели. Одна польза, что химию как следует выучил.
   – Может, тебе все-таки вчера показалось? – забрезжила надежда у Олега.
   – Ни фига, – возразил Пашков. – Я ведь не чокнутый.
   – Советую тебе на всякий пожарный Сашка как следует прощупать, – не оставляли подозрения Олега.
   – Это мы можем, – сказал Пашков.
   – Полагаю, что это он со своими друзьями, – теперь почти не сомневался Олег.
   – Может, ты и прав, – неожиданно согласился Лешка.
   – Почти уверен, что прав, – повторил Олег.
   – Ну, тогда я Сашку устрою, – угрожающе произнес Лешка.
   – Твое дело, – не стал вмешиваться в отношения братьев Олег. – Только рекомендую сперва убедиться на все сто процентов, что это и впрямь Сашок.
   – Убедюсь. То есть убежусь. Или убеждусь, – совсем запутался Лешка. – Слушай, Олег, как правильно-то, а?
   – Убегусь, – засмеялся Олег.
   – Издеваться над человеком легче всего, – не разделил его веселого настроения Лешка.
   – Ой, извини, – по-прежнему хохотал Олег. – У тебя же вчера в башке хором пели…
   – Зря я тебе рассказал, – обозлился Лешка.
   – Да ладно тебе, – примиряюще проговорил Олег. – Правильно будет: убежусь.
   – Давно бы так, – проворчал Пашков. – Ладно. До завтра…
   На следующее утро Компания с Большой Спасской встретилась, как обычно, во дворе у Олега. Его дом стоял совсем рядом с родной две тысячи первой школой, где в десятом «Б» классе и учились семеро друзей. Три года назад они самостоятельно расследовали самое настоящее преступление. Затем еще одно и еще…[1] Как с ужасом повторяли их любимый классный руководитель Андрей Станиславович и его фронтовой друг по Афганистану, а ныне майор милиции Владимир Иванович Василенко, «эти семеро словно притягивают к себе криминал». Правы они были или нет, но Компания с Большой Спасской всего неделю назад блестяще завершила свое восемнадцатое по счету расследование. Вот почему Олег и Лешка так вчера встревожились. Богатый опыт подсказывал обоим мальчикам, что таинственный хор мог и впрямь быть каким-то предзнаменованием. Впрочем, Олег не исключал, что всему виной – богатое Лешкино воображение. Тем более что таинственные голоса больше в голове у Пашкова не звучали.
   – Ну? – едва выйдя из подъезда, обратился Олег к Пашкову.
   Лешка мигом прижал палец к губам и покосился на стоящую рядом пухлую Машу Школьникову, в которую уже давно был влюблен.
   – Что это с тобой, Ребенок? – не укрылись его маневры от девочки.
   – Да это я, Машка, просто так, – покраснел Пашков.
   – Кажется, у Олежки с Лешенькой от нас появились секретики, – иронично сощурилась стройная темноволосая Катя.
   – Какие секретики? – навис над Пашковым долговязый Женька. – Говори быстро.
   – Отстань, – пихнул его Пашков. – Никаких у нас нет секретов, – показывая украдкой кулак Олегу, добавил он.
   – Отстаньте от человека, – проворчал маленький щуплый Темыч.
   – Правозащитник ты наш, – поглядела на него сверху вниз Катя.
   Темыч надулся и обиженно засопел. Катя над ним подтрунивала еще в младшей группе детского сада.
   – Микроспора у нас не правозащитник, а будущий писатель, – хохотнула Машка.
   Темыч и впрямь готовился после одиннадцатого класса поступать в литературный институт и уже вынашивал замысел «большой серьезной книги», которая прославит его не только на родине, но и далеко за ее пределами.
   – Так что у нас там за секретики? – снова пристала Катя к Пашкову.
   – Отвяжись от него, – завел свое Темыч.
   – Обойдемся как-нибудь без твоих советов, – ответила Катя.
   – Прекратите, – вмешался Олег, которому вечно приходилось разнимать эту «сладкую парочку».
   – И вообще уже пора в школу, – тихо произнесла светловолосая голубоглазая Таня.
   Все семеро направились вниз по Портняжному переулку, где за железным забором стояло старое четырехэтажное здание из красного кирпича. У самого входа в школу Пашков, пропустив вперед остальных, задержал Олега.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация