А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Часы пробили смерть" (страница 1)

   Джейн Андервуд
   Часы пробили смерть

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   Объятая ужасом, Патриция наблюдала за зеленоватой мерцающей вуалью, внезапно начавшей спускаться с огромной головы призрака, постепенно, дюйм за дюймом, обнажая гигантского размера череп. Его пустые черные глазницы уставились на девушку, словно пытаясь заглянуть в самую глубину ее души. Или это была попытка загипнотизировать ее? Крик ужаса застрял у Патриции в горле. Потеряв самообладание, с покрывшейся липким холодным потом кожей, девушка наблюдала этот дьявольский спектакль: по мере того, как зеленоватая вуаль сползала все ниже и ниже, огромный призрак все отчетливее приобретал очертания гигантского серебристого скелета. Патриции хотелось завопить от ужаса, но ее голосовые связки были парализованы, и из горла вырвался только нечленораздельный клокочущий звук! В отчаянии она попыталась закрыть лицо руками, чтобы не видеть этого устрашающего зрелища, но по-прежнему оказалась не в силах пошевелить даже пальцем – ни одна клеточка тела больше не подчинялась ей! Жизнь словно покинула ее тело!!

   Единственная дочь лорда Генри Маклауда – юная Патриция – недавно вернулась домой в Шотландию, с успехом закончив обучение в элитной швейцарской школе для девочек. В своем интеллектуальном багаже она привезла владение иностранными языками – французским, немецким, итальянским, латынью и древнегреческим, а также неплохие знания по истории, литературе, естественным и точным наукам. Учение давалось ей легко и даже доставляло удовольствие.
   Патриции Маклауд нравилось в школе: атмосфера в ней была дружелюбная, а педагоги и воспитатели – умны и профессиональны. От природы обладая уживчивым характером и получив дома прекрасное воспитание, Патриция легко ладила с ученицами школы и особенно тесно сдружилась с Эммой Бергхауз из Германии. Одноклассницы прозвали их «белой розой» и «алой розой»: обе девочки были красивые и стройные, но Патриция – блондинка, а Эмма – рыжая. Часто ночами закадычные подруги, забравшись в одну постель и закутавшись в пушистые шерстяные одеяла, шептались, вспоминая о счастливых детских годах в родительском доме, делясь друг с другом радостями и печалями и строя грандиозные планы на будущее.
   Несмотря на весьма строгие школьные правила, Эмма завела знакомство с местным парнем, довольно быстро превратившееся в классический любовный роман с его тайными свиданиями, жаркими поцелуями и страстными клятвами. Патриция с замиранием сердца слушала излияния подруги, прикрывала ее во время неразрешенных отлучек и делилась кашемировыми пуловерами из своего гардероба.
   В свободные дни Патриция отправлялась вместе с другими школьницами в симпатичный соседний городок. Они смотрели в местном кинотеатре трогательные мелодрамы, пили ароматный кофе и объедались свежеиспеченными пирожными в уютных маленьких кафе… и напропалую флиртовали с рослыми местными парнями. Однако Патриция всегда наотрез отказывалась от таких знакомств: не из-за боязни совершить нечто недозволенное и не потому, что ее девичье сердце еще не проснулось. Напротив! Сердце Патриции умело биться учащенно, но пока оно надежно хранило свою тайну…
   После возвращения на родину, в шотландский Хайленд, любимым местом Патриции в родовом замке Гайфилд стала огромная, обшитая дубовыми панелями библиотека. Ежедневно она проводила в ее стенах по нескольку часов, читая и просматривая книги, многие из которых были настоящими раритетами. Похоже, она дала себе зарок перечитать весь библиотечный фонд. Во всяком случае, довольные родители любознательной дочери думали именно так. Однако на самом деле повышенный интерес Патриции к чтению был вызван совершенно иными причинами…
   На полках из темного дуба, доходящих до самого потолка, стояло невероятное количество бесценных книг, при одном взгляде на которые у любого букиниста сердце бы выскочило из груди. И Патриция полностью отдавала себе отчет в том, каким бесценным сокровищем являются эти фолианты и что когда-нибудь она станет обладательницей всего этого сказочного богатства! Но, разумеется, юная леди надеялась, что этому суждено случиться только в самом отдаленном будущем – она горячо любила своих родителей и желала им как можно более долгой жизни.
   В библиотеке Патриция сначала упорно искала, но так и не смогла найти важные для нее сведения из многотомной семейной хроники. Потерпев фиаско, девушка решила обратиться к богатой мировой литературе. Но, несмотря на многочасовое ежедневное чтение, ей удалось осилить лишь мизерную часть обширного фонда фамильной библиотеки. Стало ясно, что пройдут недели, а то и месяцы прилежной работы, прежде чем она обнаружит нужную ей информацию.
   Особенно острый интерес у юной шотландской аристократки вызывала галантная литература, и прежде всего произведения, воспевающие великую земную любовь. И в этом очаровательная леди ничем не отличалась от других девушек ее возраста!
   Как это всегда бывает, родители Патриции – лорд и леди Маклауд – не имели ни малейшего представления об истинных причинах внезапно возникшей у любимой дочери всепоглощающей страсти к чтению. Патриция с радостью призналась бы им в том, что составляет боль ее сердца, но страх удерживал ее… Она была уверена, что родители, отпрыски старинных аристократических семей, никогда не поймут ее и будут твердо стоять на ее пути к счастью… Но юная леди не теряла надежду, помня девиз их прославленного клана – «Я горю, но не сгораю!».
   Клан Маклаудов вел свое начало с эпохи Средневековья, и все владельцы замка Гайфилд последовательно внесли свой вклад в приумножение семейного состояния и, в частности, в расширение собрания хорошо известной даже за пределами Шотландии уникальной библиотеки. Здесь были не только опубликованные литературные произведения всемирно известных авторов и труды знаменитых ученых. В библиотеке хранились папки с секретными записями исследований анонимных алхимиков, астрономов и медиков, тайно занимавшихся запрещенными церковью науками, а также экзотические рукописи и книги, содержащие колдовские тайные знания, весьма популярные в привилегированных кругах в Средние века и в новое время.
   Патриция мечтала познакомиться с этими загадочными материалами, но они, как и все старинные рукописные книги – инкунабулы, хранились отдельно в специальных, запертых на ключ шкафах, и чтобы получить к ним доступ, нужно было привести родителям чрезвычайно веские аргументы.
   Каждый раз, входя в библиотеку, Патриция пугалась ее огромных размеров. Но девушка даже представить себе не могла, что бояться надо вовсе не пространства, а чего-то совсем другого – того, что непостижимо разумом, но приближается все неотвратимей…
* * *
   Стояло чудесное осеннее утро, вероятно, уже последнее перед надвигающейся суровой зимой, которая вскоре должна была привычно укрыть леса и горы Хайленда слоем пушистого снега и ломкой коркой льда.
   Несмотря на солнечную погоду, Патриция снова направилась в библиотеку и, роясь в толстенных фолиантах, внезапно обнаружила французский любовный роман с экзотическим восточным колоритом и немалой долей эротики. Из любопытства юная леди начала читать, и очень быстро жаркие гаремные страсти, бушевавшие на страницах романа, полностью захватили ее. Прежде ей представлялось, что униженные рабыни-наложницы, обязанные подчиняться мужчине во всем, выполнять любые прихоти и на коленях вползать в покои повелителя, полностью утрачивали человеческое достоинство и способность чувствовать и мыслить. Но теперь она с трепетом и изрядной долей удивления узнала о хитроумных многоходовых женских интригах, требовавших не только недюжинного ума уровня шахматного гроссмейстера, но и глубочайшего знания человеческой природы. И Патриция почувствовала невольное восхищение этими удивительными женщинами: низведенные жестокими порядками до положения бездушных вещей, они умудрялись не только выживать, но и добиваться высокого положения. Умные, храбрые и коварные, они ловко дергали за веревочки, умело манипулируя не только самодовольными надутыми пашами, но и самим могущественным падишахом.
   Патриция проглатывала страницу за страницей: роман стал для нее учебником жизни. Она искренне надеялась найти в нем рецепт решения ее собственной болезненной проблемы…
   С головой погруженная в чтение юная леди вдруг удивленно подняла глаза от книги: ей послышалась странная незнакомая мелодия. Патриция прислушалась: мелодия звучала все громче и громче. Девушка нехотя отложила книгу в сторону, обвела глазами помещение библиотеки, но ничего необычного не заметила. Странная меланхолическая музыка доносилась из дальней части библиотеки, с которой Патриция еще не успела ознакомиться. Звуки напоминали нехитрую мелодию, которую играли их старинные часы с боем. Забавно, но мистическую историю с участием похожих часов она недавно вычитала в одном из галантных романов восемнадцатого века.
   Странно взволнованная юная леди с раздражением отложила книгу и робко направилась в дальнюю часть библиотеки, решив двигаться по направлению звука, чтобы быстро распутать внезапно возникшую загадку и снова вернуться к чтению, прерванному на волнующей эротической сцене с участием главной героини и красавца янычара.
   Но едва лишь Патриция сделала пару шагов в нужном направлении, как мелодия зазвучала отвратительным диссонансом, и девушка застыла в оцепенении. Фальшивые звуки были такими громкими и пронзительными, что казалось, барабанные перепонки не выдержат и лопнут. Патриция слушала эту омерзительную, отзывавшуюся эхом, словно в туннеле, какофонию, пока звуки постепенно не начали стихать и, наконец, совсем умолкли. Смолкло и эхо. Девушке потребовалось сделать над собой колоссальное усилие, чтобы не поддаться внезапно охватившему ее чувству безмерного страха и со всех ног не убежать из библиотеки. Но гордая дочь Шотландии не могла позволить страху одержать над ней верх. А кроме того, нелишним было бы выяснить причины произошедшего.
   «Обязательно переговорю сегодня с Джеймсом!» – решила про себя юная леди. Старый дворецкий Джеймс прожил в замке Гайфилд всю свою долгую жизнь и знал его как свои пять пальцев. Конечно же, он найдет объяснение всему этому!
   Патриция уже решила было, что все уладилось и можно вернуться к увлекательному роману, как вдруг услышала чьи-то отчаянные рыдания. Они раздавались совсем близко: какой-то несчастный плакал навзрыд. Нужно было немедленно оказать помощь плачущему человеку! Патриция растерянно обвела глазами огромный библиотечный зал с высоким сводчатым потолком. Но никого не увидела! Да и не могла увидеть, ведь все время она оставалась в библиотеке одна!
   Однако отчаянные рыдания не утихали. Напротив, они даже усилились. Пропустить их мимо ушей было невозможно.
   «Может быть, кто-нибудь притаился в дальнем углу, чтобы, оставаясь незамеченным, дать волю горестным чувствам?» – подумала Патриция и прислушалась еще напряженнее: громкие рыдания раздавались совсем рядом с ней.
   – Простите, могу я вам чем-нибудь помочь? – громко произнесла вслух юная леди и, не раздумывая дальше, решительно двинулась на звук плача, при этом она почувствовала, что воздух как-то странно загустел и каждый шаг дается ей с трудом.
   Патриция тщательно обследовала все помещения библиотеки, но никого не обнаружила. Плачущий оставался невидимкой, но рыдания его не только не стихали, но становились все громче и громче, так что игнорировать их уже никак не получалось. Девушка нервничала, ей было искренне жаль несчастного, пребывающего в отчаянии человека, явно нуждающегося в помощи и утешении. Однако где же он? Почему не отзывается?
   «А вдруг это расстроенные нервы сыграли со мной злую шутку? – подумала Патриция и остановилась в растерянности. – Может, никаких рыданий в помине не было и они мне только послышались? А я всего лишь несчастная жертва экзотической литературы, которой повсюду мерещатся любовные страдания и горькие слезы покинутых любовников?»
   – Ну, что за чушь! – вырвалось у девушки, она громко вдохнула и энергично замотала головой, желая прогнать из головы нелепые мысли.
   Патриция в последний раз бросила беглый взгляд по сторонам хорошо знакомого длинного зала – она все еще надеялась обнаружить плачущего человека. Но не увидела ни намека на живое человеческое существо – в огромной библиотеке старинного замка она была одна-одинешенька!
   Однако в глубине души девушка знала: она действительно слышала рыдания! Они не были ни галлюцинацией, ни плодом больного воображения – здесь, совсем рядом, кто-то горько плакал! Патриция Маклауд была современной девушкой. Крепко стоя на земле обеими ногами, она все же не была готова просто так отмахнуться от непонятного ей мистического явления. Ей было решительно не по нутру, что в их библиотеке происходят странные необъяснимые вещи.
   Патриция снова напряженно прислушалась. Но все звуки смолкли, как по команде. Будто их и вовсе не было! Ни малейшего намека! Прекратились даже отчаянные рыдания!
   – И что теперь? – громко произнесла девушка вслух. – Забыть этот рев, будто бы его и не было? Ну не могла же я так жестоко обмануться? Неужели все мои пять чувств так ловко обвели меня вокруг пальца?
   Юная леди ощущала себя смущенной и растерянной, радуясь, что никто ее сейчас не видит и нет свидетелей ее позора. Она привычным жестом заправила за уши густые светлые волосы и мысленно сказала себе: «Не дури! Дело в том, что в последнее время ты слишком много читаешь. Помнишь, что тебе говорила практичная Эмма: книги – это одно, а жизнь – совершенно другое! Не нужно принимать так близко к сердцу все эти романтичные истории с их неземной любовью, кипучими страстями и неразгаданными тайнами. А то утратишь здоровое чувство реальности! А может быть, уже утратила? Ну нет! Этому не бывать!»
   Патриция решила переключиться на что-нибудь другое. И в этот самый момент снова раздались громкие отчаянные рыдания. На этот раз они звучали столь отчетливо, что ни о каких слуховых галлюцинациях не могло быть и речи! Совсем рядом с ней какой-то несчастный горько плакал навзрыд.
   – Я не ошиблась! – вскричала Патриция радостно. – Вовсе я не сумасшедшая! Здесь рядом со мной глубоко несчастный человек – мужчина или женщина – находится на грани полного отчаяния! И он мужественно пытается справиться со своим неутешным горем и прекратить слезы.
   Доброе сердце Патриции взяло верх над сомнениями: ей непреодолимо захотелось утешить несчастного, помочь ему, насколько это было возможно. Девушка снова напряженно огляделась вокруг, но, как и прежде, не увидела ни души. Однако громкие рыдания не то чтобы не умолкали ни на секунду, а с каждым шагом Патриции становились все громче, и она решила, что приближается к плачущему человеку, но так никого и не обнаружила!
   – Черт возьми, где же вы? Отзовитесь! И почему вы так горько плачете? Отвечайте же, почему?
* * *
   Патриция чувствовала себя не в своей тарелке, но ее искреннее желание вызволить человека из беды, помочь и утешить было сильнее неловкости, простительной в столь необъяснимой ситуации. Она храбро делала шаг за шагом и чем ближе подходила к дальней части библиотеки, тем отчетливее слышала горькие рыдания. Абсолютно уверенная в правильности своих действий девушка решила, что это кто-то из персонала спрятался от посторонних глаз в дальнем углу библиотеки, чтобы дать волю своему неутешному горю и безмерному отчаянию.
   Но странным образом поиски Патриции снова оказались безрезультатными: она тщательно обшарила все уголки библиотеки, но так никого и не обнаружила. И внезапно почувствовала, что эта мистическая история странно зацепила ее: она подумала, что все же не стоит разбираться в одиночку, а лучше посвятить в это дело старого дворецкого Джеймса и, в случае надобности, возложить благотворительную миссию на его надежные плечи.
   Размышляя над этой спасительной идеей, Патриция вдруг ощутила какое-то движение воздуха, словно в нескольких метрах от нее воздух уплотнился, став похожим на завесу тумана. И прежде чем девушка успела удивиться увиденному, туманная завеса начала формироваться в длинную многометровую зеленоватую вуаль, мерцающую холодным блеском. Вуаль трепало легким потоком воздуха и относило все выше и выше – к самому потолку библиотеки.
   С изумлением и неприязнью следя глазами за этим фантастическим явлением, Патриция не отважилась откровенно признаться себе, что видит нечто Необъяснимое, о существовании которого она не подозревала всего несколько минут назад.
   Достигнув максимальной высоты, зеленоватая вуаль начала снижаться, летя прямо в сторону Патриции. Первоначальное изумление и инстинктивная неприязнь, охватившие девушку, переросли в леденящий страх: этот странный колдовской спектакль таил в себе очевидную угрозу для нее.
   «А что если эта мерзкая полоска ткани обовьется вокруг моей шеи и задушит меня?» – мгновенно пронеслось в голове у девушки, по спине побежали противные мурашки, а руки невольно потянулись к шее, словно желая защитить ее. Но ей так и не удалось закрыть шею руками – они безвольно повисли вдоль тела, словно плети. Патриция сделала отчаянную попытку поднять руки, но они не поддавались – их притягивало к телу, словно мощным магнитом. Девушку охватила настоящая паника – неужели ее руки внезапно парализовало?
   Патриция отвернулась от страшного, мерцающего зеленоватым блеском видения и попыталась было бежать из библиотеки под защиту дворецкого Джеймса или отца, но не смогла сделать ни шага – ее ноги словно приросли к полу!
   Что же все это означает?
   Безуспешно пытаясь оторвать ноги от пола, Патриция с ужасом почувствовала, что все ее тело начало каменеть. Она уже не могла пошевелить даже пальцем. Ее дыхание стало поверхностным и прерывистым, она начала задыхаться, будучи не в состоянии сделать глубокий вдох. Девушка попробовала позвать на помощь, однако ни один звук не сорвался с ее губ.
   «О Господи! Я же стала совершенно беспомощной, и мне придется покориться жестокой судьбе – сейчас какое-нибудь страшное безжалостное чудовище набросится на меня! – пронеслось в мозгу у охваченной ужасом девушки. В следующую секунду она попыталась ухватиться за спасительную соломинку: – А может быть, я просто случайно заснула над книгой и мне приснился страшный сон?»
   Увы, к несчастью, этот жуткий кошмар вовсе не был сном! Все происходило в реальности, и не было ни малейшей надежды на счастливое пробуждение!
   Колдовской спектакль только начался, а каким будет финал, ей не дано было знать…
* * *
   Даже самый чудовищный фильм ужасов не смог бы испугать Патрицию сильнее: она чувствовала себя одинокой, беспомощной и покоренной.
   Странная зеленоватая вуаль, не останавливаясь, подлетела к девушке и несколько раз обвилась вокруг ее тела, оставив свободными только голову и шею. А юная леди стояла потрясенная, не в силах шелохнуться. Дыхание вернулось к ней, насколько это вообще было возможным при туго сжатой грудной клетке. Полностью обездвиженная, Патриция чувствовала себя древнеегипетской мумией, спеленатой льняными бинтами. Скованное леденящим ужасом сердце девушки почти не билось, она была не в силах не то что убежать, но даже пошевелиться. Позвать на помощь она тоже не могла – голос больше не слушался ее!
   Внезапно мозг пронзила мысль: «Вот и закончена жизнь! Мне не удастся избежать мучительной смерти. Спасения в последнюю минуту, как в кино, не будет! Нечего и надеяться!» Девушку охватила паника – конечно же, перед смертью ей предстоит вынести нечто чудовищное!
   Но вопреки очевидной безысходности ее положения, Патрицию не оставляла мысль о путях спасения из этого жестокого колдовского плена: «А что если я с шумом упаду на пол? Может быть, это прервет страшный мистический спектакль?» Патриция попыталась согнуть колени. Безуспешно! Она стала абсолютно беспомощной. Похоже, ей все же придется покориться своей горькой судьбе! Что бы с ней сейчас ни произошло, она не в состоянии оказать ни малейшего сопротивления! «Ради всего святого! Почему никто не приходит спасти меня из этого кошмарного плена?» – отчаянно стучало в голове у Патриции.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация