А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Баффер" (страница 9)

   9

   Я прислушался, стоя на пороге комнаты, боясь даже подойти к двери. Звонят, не вышибают… хотя в подъезде почти не осталось деревянных дверей, а даже простую металлическую выламывать задолбаешься. Может, невидимость, полет и спрыгнуть с балкона? Могут засечь шевеление занавесок.
   Еще прислушавшись, я с облегчением вздохнул. Звонили и к моим соседям, а потом кто-то долго и громогласно выматерился. О, этот голос я помню!
   К открывающейся двери обернулся коренастый, такой же небритый, как и я, мужик в классических штанах с пузырями на коленях и майке-алкоголичке.
   – Михалыч, епть, ну хоть один живой человек, бля!
   – Привет, Дим. Что случилось?
   – Ты не спишь? А, мать, ты ж у нас вообще не спишь. Врубай телик.
   – Телевизор? Что там?
   – Мать не спала, включила какой-нибудь фильмец посмотреть, а там по всем программам одно. Послала всем рассказать.
   Мать моего ровесника Димы была местной общественницей, уже лет тридцать, как в дом поселилась. Это у нее я хранил, на всякий случай, комплект ключей и флакон с таблетками, тетка больная, скандальная, но честная.
   – Бля, пидарасы поголовно, два этажа пробежал, звоню им в квартиры, так ведь хер кто откроет! Ты первый отозвался, затихарились, суки! А если бы авария какая, пожар? Так бы и подохли… Михалыч, телик-то включи. Э, а ты не с приступом сейчас? Может, «Скорую» вызвать? Бледный, как вампир!
   – Н-нет, спасибо, Дим, я только таблетку съел, минуты две, и полегчает.
   – Смотри, здоровье штука такая. Давай еще таблеток пожуй… И дебильник включи, посмотри, мы уже объявление два раза видели, мать сразу засобиралась соседей предупреждать.
   – Она как?
   – Нормально. Жужжит, что надо бежать занимать очередь в магазин. Ну да, как раз в комендантский час, офуеть как умно!
   – Комендантский час?!
   – Михалыч, хорош сиськи мять, врубай ящик, увидишь.
   Он повернулся к дверям, позвонил, потом пару раз ударил кулаком. Видимо, услышав наши голоса и не найдя ничего опасного, наконец отозвался один из соседей, через цепочку пожелавший узнать, что творится, и Дима громогласно начал ему объяснять, что за мудаки подобрались в соседях нынче.
   Нет, надо отсюда валить. Во всем доме положиться можно на Диму с матерью да еще на одного-двух человек, остальные не пошевелятся, пока им не объяснят, не убедят, не успокоят и не пообещают. Лучше одному, чем в такой компании. Хотя где ж других найти, люди как люди. Принято сейчас так.
   Прикрыв дверь, я быстро пробежал в комнату, споткнувшись по дороге о коробки, и включил телевизор.
   – …вводится режим чрезвычайного положения. Пожалуйста, оставайтесь в домах, ожидайте дальнейшей информации, оповестите соседей. На территории области введен комендантский час, не покидайте домов до шести утра, патрули имеют право применить оружие без предупреждения. Опасность заражения состоит в массовых сложных галлюцинациях…
   Я слушал, кивая про себя. Ну да, этого и следовало ожидать. Значит, изменения глобальные, и больше сил умалчивать нету. А раз глобальные, то…
   В дверь опять позвонили. Я дернулся открывать, потом дернулся убрать сумки, наконец нашел компромисс – накинул на сложенное барахло одеяло, к издырявленной стене придвинул стул с висящей на спинке курткой, и после этого пошел в прихожую. Если спросит, отговорюсь, что это заказы с вечера взял, вот даже тележка моя рабочая стоит.
   В дверях образовался Дмитрий, протиснулся мимо меня, толкнув плечом, тут же пошел на кухню, где налил воды из чайника и в три глотка выпил. Чашку аккуратно сполоснул под краном и поставил на стол. Он, на самом деле, довольно деликатный человек.
   – Звиздец, Михалыч. Этот народ не победить, они на драку вообще не придут.
   – Наверное, уже слышали про эпидемию? Боятся.
   Сосед выругался особенно витиевато. И ведь не моряк ни разу, типичный горожанин.
   – Вот же твари, врут и не краснеют! У шурина в поселке от этих «галлюцинаций» три дома развалилось, словно кто из пушки выстрелил!
   – Может, баллон взорвался?
   – Какой, на…, баллон?! Я что, баллонов не взрывал? Три дома как ветром сдуло – шарах, и нету. Думали, что долбанутый этот, из крайнего, снаряд с полигона притащил, так ни взрыва, ни огня, ничего. Сквозняком, бля, три дома как солому унесло!
   – А «долбанутый»?
   – Его задавило. Двух человек обломками поранило, чудик этот дохлый под развалинами, в щель под плитой увидели, а приехал только участковый через два часа, в больницу сказал самим добираться! Что творится, Михалыч?!
   Да уж, ты не поверишь, что творится.
   Я на мгновение представил, как в тот момент, когда я первый раз подумал о применении магии, я выбираю не «ледяную стрелу», а «огненную глыбу», шар огня размером в метр, способный оставлять после себя пылающую отметину на цели. Огонь разбивается о стену, поджигая все вокруг, отрезая возможность выйти из комнаты, разбрызгивая по сторонам пятна мгновенно разгорающегося пламени… В поселке мог быть какой-нибудь «псионик», для проверки выбравший «толчок силой», а может быть, маг воздуха, с «порывом ветра» или «воздушной стеной». Вложил в удар всю силу, представил самый мощный эффект, чтобы уж наверняка увидеть результат. Снес три дома и сам умер под развалинами, магия от обрушивающейся стены без приказа не спасет.
   – Дим, а когда это было?
   – На выходные. Три дня уже как, четвертый. А что?
   – Да так. Подумать надо. Что эпидемия – это врут, конечно.
   – Михалыч, может, валить надо?
   – Тебе есть куда?
   – Ну… у нас на Урале родня. Или вот к шурину, сто тридцать кэмэ все-таки, Верка с дитем там сейчас.
   – И что ты там будешь делать? Свою типографию с собой заберешь? Или ты пахать умеешь? Впереди зима.
   Сосед умолк, похоже, он только сейчас начал планировать дальнейшее. Мать его и то подготовлена, она сразу о магазине подумала.
   – Михалыч, может, ларек подломить, пока народ не чухнулся?
   Гхм. Вот и этот о магазине подумал.
   – Дим, ты вчера в ларьке видел, что оставалось? Чипсов набрать хочешь? Так вон картона насуши, у них питательность примерно одинаковая. И не забывай, что комендантский час уже введен. Приедет задроченный вызовами патруль и пристрелят на месте за пакетик ирисок.
   – Это да, эти могут. И че ж делать?
   Мне бы кто сказал.
   – Спать иди. А с утра мать слушай, вместе сходите, вдруг что купите полезного. Одну ее не оставляй.
   – Значит, надолго эта херня, думаешь?
   Пришлось пожать плечами. Сосед в ответ покивал головой. В телевизоре опять завели по новой: «Не покидайте дома до истечения комендантского часа. При обнаружении признаков болезни – немедленно сообщайте по телефону ноль три…»
   Интересно, в самом деле медики будут ездить? Сейчас у всех такой мандраж пойдет, даже здоровые болячек в себе найдут, а некоторые и в самом деле заболеют от нервов. А стоит приехать на вызов за «больными» военной машине, пусть даже с наскоро намалеванными красными крестами, и доверие к властям вообще исчезнет.
   Я протиснулся мимо ожидающего ответа соседа, снял трубку городского телефона. Набрал номер аптеки, но после четвертой цифры в трубке щелкнуло, соединение сбросило автоматически. Понятно, работают только «ноли», информацией обмениваться не дадут.
   – Радиоточка у вас есть?
   – Мать сразу включила. Та же фигня, что и по телику.
   – Ясно. А мобилка? Я свою вчера посеял…
   Он вытащил из кармана старую «Нокию», защелкал кнопками.
   – Нет связи… бля, Михалыч, а это уже пипец. Нет, ну ты подумай, а?
   Когда тут подумать, времени нет совсем. Я столько книг о разного калибра катастрофах прочел, и то на панику тянет, что же будут делать те, кто о таком только по фильмам знает?
   Бежать. Паниковать. Искать виноватых.
   Че-ерт. Может, ну его на хрен? Врата «отлипнут» через пять часов, в восемь утра. Взять пакет с таблетками и воротами в Гнединск, там народа меньше. Понятно, почему за мной все еще не пришли – отключают серверы неделю, и уже три дня назад личный состав был так занят, что на ЧП с трупом в деревне приехать смог только участковый. Этак меня найдут через неделю, не раньше. Если к тому времени вообще останутся организованные структуры…
   Почему ж все молчали? Менты? Спасатели? Те же курьеры, чего только не наслушаешься, ожидая, пока заказ собирают, так что же, никто ничего никому? Но за генераторами народ кинулся, цена взлетела вчетверо, и я один из последних в торговом зале брал, самый дохленький.
   Как надо было напрячься властям, чтобы не допустить распространения слухов и паники? А ведь это не только у нас, это и за границей происходит. Значит, мировая закулиса, способная координировать действия правительств, все-таки существует?
   Нащупав блистер, выдавил одну таблетку, кинул в рот, покатал на языке сладковатое драже и проглотил.
   Миром правит закулиса, значит? А вот хрен, миром правит выгода. Казалось бы, чего проще – сделать у опасных таблеток неприятный вкус и запах, чтобы те, кому они не нужны, не проглотили опасную «витаминку»? Но это будет неприятно потребителю, так что травитесь, детишки, травитесь.
   Значит, мои предположения верны. ЭТО – по всему миру, в массовых масштабах и уже неконтролируемо. Сначала просто фильтровали информацию, отрубая данные и прижимая журналистов, наверняка пускали встречные слухи, типа утечек газов-галлюциногенов… черт, какая хорошая идея, а? Кинул сынок в стенку огненный шар? Так это вы больны, срочно лечиться, пока он не начал вас всех учить летать прямо из окна! Кто-то поверит сразу, а кто-то так и будет сомневаться, ведь мало ли что в бреду привидится? Я вот третий день не могу поверить, хотя уж по-всякому магию попробовал и сквозь врата проходил. Осторожных людей много. Хотя кто-то будет бегать по городу и магичить… это же галлюцинация, сон наяву, какой спрос с больного человека?
   Для таких хитрожопых патрули с приказом все необычное расстреливать издали. Смогут ли? Не так просто в живого человека выстрелить, особенно если думаешь, что он больной. Но когда половина состава первых патрулей, самые нерешительные, вымрут, то выжившие станут хорошими командирами групп из новых, только подошедших частей.
   Все логично, государственная машина не обращает внимания на количество «щепок», не для того создана.
   Какой следующий шаг? Начнут искать колдунов с привлечением всего государственного аппарата. Найденных вербовать, как-то контролировать или уничтожать. После долгих исследований. Нет, некогда, исследовать можно и лояльных, всех потенциально вредных и с невосторженным образом мыслей пустят под нож. Сначала выживание, а потом удовлетворение потребностей.
   Глубоко вздохнув, я посмотрел на часы.
   Четыре утра. За окном еще темно. Окна у меня во двор, и не так уж и мало в здании напротив горящих окон, значит, поутру все кинутся «успевать». Успеть купить, успеть ухватить, успеть выжить. Успеть уехать из «обреченного города» на дачу, где целый ящик тушенки с истекающим сроком годности и два мешка неперебранной мелкой картошки. К шести утра, окончанию комендантского часа, я должен завершить все, связанное с библиотекой и новым схроном, иначе увязну.
   Закрыв глаза, я «вслушался» в эффекты. Сначала, словно я не ту кнопку нажал, проявился список заученного, и только потом высветилось понимание того, что сейчас на мне намагичено.
   А ничего, собственно, пока разговаривал с соседом да думал, все и развеялось.
   В игре-то были подсветки, оповещения, а в жизни самому нужно думать.
   Невидимость. Пять штук индивидуальных, одна групповая, которую, к сожалению, на чужого на наложишь. Групповые заклинания можно только на свою группу кастовать, а как в реальной жизни определить, кто есть кто? Значит, у меня пять «инвизов», около получаса запоминания. Это жизнь, выходить на улицу с активным «мемом» я не хочу, опасно. Самое мое полезное заклинание – это не «оцепенение» и не «пылевая буря», а «невидимость», и хотя бы пара должна быть наготове. Избежать поединка – значит победить.
   Подгреб поближе тяжелую коробку с генератором, нервно попинав ее ногой, когда зацепилась за угол ковра, направил на нее палец.
   – «Ибо видимое временно, а невидимое вечно».
   Коробка пошла прозрачными переливами, словно броня «Охотника» из фильма, и растаяла в воздухе. Вот же дурак, а если не найду теперь?! Осторожно протянув руку, я нащупал… да, вот. Под рукой слабо виднелось что-то стеклянистое, напоминающее и прозрачный куб льда, и все ту же броню инопланетянина. Убрал руку – пустое место. Подцепив край крышки, откинул ее в сторону.
   Угу, содержимое невидимым не стало. Выглядит… потусторонне. Словно дыра в воздухе, а в дыре коробку кто-то приладил. Очень, очень хорошо! То, что надо!
   Три заклинания я потратил на то, чтобы сделать невидимыми две сумки и тележку, затем набросал в висящие в воздухе дыры все, что надо вывозить в первую очередь.
   Так, теперь дальше.
   Нож? Или пистолет?
   Отобранный у бандита «макаров» лежал под диваном, в детском еще тайничке, где я прятал «секретные» вещи, типа солдатиков и выменянных фантиков от иностранной жвачки.
   Повозившись, вытащил магазин, спохватился, передернул затвор, покатившийся по полу патрон пришлось ловить, выщелкнул остальные из обоймы. Итак, четыре патронаи старенький, с потертостями, «пэ-эм». Грязненький, кстати, но чистить его я не буду. Это пусть оружейные маньяки кидаются чистить и апгрейдить любой попавшийся им в руки ствол, мне и так сойдет.
   Нож. Пистолет.
   Нет, все-таки нож. Что у меня есть?
   Охотничий, отцовский, номерной, еще советский. Простой ножик, ничего выдающегося. Мультитул, подаренный подружкой, одно время сильно желавшей стать замужней дамой. Настоящий Летерман китайской работы, что как бы показывало качество ее чувств. Один полупоходный, финка с лезвием сантиметров пятнадцать. И россыпь простых кухонных.
   Поколебавшись, выбрал финку.
   После наложения невидимости лежавший на ковре нож повторил все эволюции коробки и растаял в воздухе, пришлось нащупывать, что стоило мне легкой царапины на большом пальце. Порез навел на мысль, которую я из легкой трусости решил отложить.
   Стоило ножу оказаться в руке, как он… проявился? Нет. Я держал что-то изо льда или воздуха, прозрачное, но при этом вполне ощутимое. Положил на колено – все так же смутно, но видно. Уронил на пол – нож исчез.
   Все как в игре, черт побери! Невидимые предметы можно экипировать и носить, даже не видя их, но, уроненные на землю, они пропадают, если нет «детекта». Снова нащупав финку, я зажал в руке покрепче и произнес:
   – «Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным».
   Вещь «воплотилась». Только что это был прозрачный силуэт, а вот уже вполне обычная финка, просто чуть-чуть тающие очертания, как сквозь ломкий целлофан смотрю.
   Ну, с этим разобрался.
   Только встав, я спохватился, что ножен-то у финки и нету. Первое, что пришло в голову, показалось разумным, и я примотал нож двумя витками пластыря к лодыжке. Это на крайний случай, пусть там будет.
   «Толкнуло» ощущением восстановления заклинания.
   Итак.
   Нагнувшись к выдолбленной стене, я посмотрел на камень «дом». По идее это самостоятельный предмет… а по уму это часть дома. Если я скастую невидимость на дом, он исчезнет? Не должен, все же не предмет, а часть локации… даже более того – полноценная игровая зона. Не должен.
   Опять глубоко вздохнув (я так от гипервентиляции сознание потеряю!), указал пальцем на рунный рисунок, зажмурился и произнес заклинание.
   Открывал глаза с осторожностью, боясь увидеть под собой метрах в трех соседей, но обошлось. Рисунок и впрямь получил «туманные» очертания и, значит, был невидим. Теперь при обыске могут и пропустить… если только у «тех ребят» нет способов видеть сквозь магию и нет специалистов соответствующего профиля в группе захвата.
   Стена.
   Как же там оно звучит? А, да:
   – «Укрепи сталь Божьим перстом». – Вот будет смешно, если укрепится только сталь.
   Нет. Легкая вспышка, и, как в игре, «вы полностью восстановили стену».
   Исчезли отметки от ударов «магических стрел», куда-то скрылась выскобленная ниша с рисунком камня. Даже обои восстановились, причем не до конца и не отличались по цвету от окружающих.
   Камень – дом?
   Есть в списке. Да, он хоть и там, в стене, на глубине в два сантиметра, под волшебным образом появившимися обоями и штукатуркой, но есть.
   Я с ума сойду от этой долбаной игровой логики.
   Палец чуть саднило.
   Порез, такой удобный случай, чтобы проверить, а нельзя ли лечить… нет – исправить мое тело? «Починить» его, ведь заклинание имеется? Одно, и оно сейчас восстанавливается. А у меня еще масса дел. Да и разочаровываться перед полным испытаний днем не хочется. Не получится, знаю ведь.
   Обкаст. В зеркале все так же мелькали эффекты заклинаний, а я накладывал на себя все доступное, но не светящееся для обычных людей. Если по городу ходят те, кто видит сквозь магию, то в потемках невидимку будет трудно отличить от обычного человека, а вот «окружен огненной аурой» – это заметно, тем более что и невидимые персонажи в игре по ауре определялись.
   Встав перед дверью, я машинально бросил взгляд на пальцы, вздохнул, зажмурился и вышел на лестничную площадку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация