А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Баффер" (страница 48)

   Заложники, заложники… а на «совещание» собрал полковник тех, кто бьет по площадям. Город пытаются спасти, это да, но тех, кто под куполом, списали сразу. Все тридцать тысяч. Лина может все Коломенское спалить секунд за двадцать, Златоглазу вообще только очочки снять да прищуриться… меня выдернули, вероятно, лишь из-за массового оцепенения, чтобы цели не разбегались. Много красивых и пафосных слов, а на деле «убьем всех, кто угрожает!».
   Пока я шел на свою позицию, в голове мелькали мысли, по большей части неприятные.
   Сила-то, если подумать, у Сергеева только одна, мракоборцы. Те, кого он подобрал, обучил, поставил в строй. Те, кто верен и идет за ним. А мы, маги, всего лишь… кто мы ему? Зачем?
   Почему приехала Лина? Осторожная, злобная, не упустившая ни одного шанса Лина, единоличная глава Ставропольской гильдии, уничтожившая всех конкурентов на первом же собрании городской гильдии. Потребовала активных действий по защите людей, Совет проголосовал против… и она сожгла их всех. А потом с вертолета выжгла тридцатикилометровую полосу на самом проблемном участке, от горизонта до горизонта. Горячая девушка, говорят, там что-то личное, но Лина после того случая полгода прожила, от всех отбиваясь, и вдруг она бросила свой город и сорвалась сюда? Гендальф, тихий бородатый старичок, смывший около десятка приморских городов в море, со всеми жителями – и он спасает далекую, ненужную ему Москву? Златоглаз – понятно, слишком уж близко живет, и Ведьмак, любитель подраться, но Шаман? Вот уж кто не любит проблем, так что же он тут делает? И зачем тут я? Быть может, и Сергеев вызвал меня лишь затем, чтобы показать настоящую силу врага? Тогда понятно, зачем столько сильных магов – вон, Монах-то на самом деле простой игрун-притворяшка, а все его подвиги – это Шеф, надо прибить на чужой территории, пока до вас не добрался.
   Таня вывела меня к обычной панельной многоэтажке, вошла в подъезд. Воняло, лифт, при шестнадцати этажах, не работал, и все равно было видно, что люди здесь живут. Жили, сейчас-то дома очистили, несмотря на сопротивление. Понятно, что сопротивляются эвакуации, кому в лагерь хочется, пусть даже и беженцев? Там еще хуже, чем здесь. Нет уж, каждый цепляется за тот обрывок жизни, что у него остался. Для кого-то это надежнее ошейника и цепи. Для кого-то – путь к могиле.
   На крыше нас окликнули, Таня вполголоса, словно кто-то мог услышать, отозвалась. Длинный дом был развернут фасадом к парку, сейчас целиком укрытому куполом.
   Встав у края, еще раз всмотрелся в туман, клубящийся метрах в семистах, но так ничего нового и не увидел. Немного тянуло туда, как тянет, когда стоишь на высоте. Только я и вправду стою на высоте. Может, прыгнуть? Пусть старший сержант Таня понервничает, пока я плавно вниз, в темный двор опускаться буду. Хотя ну его, потом опять подниматься придется.
   Час до спадения купола. Если сергеевские мудрецы ничего не напутали, что вряд ли. Не только Сергеев нас сюда собрал, было бы желание у Шефа, наверняка бы смог тот устроить все это в глухой тайге, заложников бы порталами перевел да спокойно провернул свое непонятное мероприятие. Но он поставил на самом людном месте приманку.
   Глядя на светлеющее небо, я прошептал:
   – «Распростираются вечерние тени».
   Вокруг взвихрился потревоженный сумрак, Таня ойкнула, но ничего не сказала, даже не отошла.
   Мем? Норма, чуть меньше часа. Эффекты? Полный набор, плюс «мантия теней», не бог весть что, но дополнительная защита от магии не помешает. Наверное, есть все-таки смысл еще и «призматическую ауру» использовать, тут дело будет решать не оружие – магия.
   Я стоял, оглядывая смутно знакомые окрестности. Вон в том квартале жил парнишка, заказывавший раз в неделю доставку витаминов, просто чтобы поболтать с курьером, у нас его все знали. Месяцев пять заказывал, потом перестал. А вон там дрянная столовка, где вдруг начали готовить изумительный суп. Через два месяца так же внезапно перестали. Наверное, повара сманили в дорогой ресторан.
   Москва. Шесть с половиной миллионов жителей, примерно десять тысяч магов. Десять тысяч!
   А сюда пришли меньше сотни. Пусть даже только один на пять десятков может называться полноценным магом, но десять тысяч ударов простейших начальных заклинаний смели бы любого противника. Или нет?
   – Им что, в самом деле наплевать?
   Таня поняла.
   – Большинству да. Мы договорились с семнадцатью из полусотни гильдий, еще с тремя у мракоборцев постоянные договора. Но они драться не хотят, почти все сейчас патрулируют или помогают армейцам проводить эвакуацию.
   – Полковник жаловался, что есть активное сопротивление?
   – У нас уже были потери. Даже у армейцев были, а они при каждом случае сопротивления подтаскивают танки и уничтожают всех. В мэрии воют.
   – Что, им людей жалко?
   – Нет, асфальт. И так дороги плохие, а после танков вообще кошмар что творится.
   Я покивал. Людей много, пока еще, о них выть не будут.
   – Прости, а почему ты так не любишь слова «шпилька»? Что-то личное?
   Девушка вдруг хихикнула.
   – Бейджик не видели? – Она продемонстрировала мне пластиковый прямоугольник.
   – Ну, Осокина, Татьяна Игоревна. Сотрудник третьего отдела… м-м, это охрана, кажется?
   – Да. Наши, как узнали, что у меня способности псайкерского типа, сразу насчет Тано шутки строить стали.
   Пришлось изобразить недоумение.
   – Вы мультики не любите? Асока Тано, ученица Анакина Скайуокера.
   – Это Дарта Вейдера, что ль?
   – Его. Джедаев у нас много, у них способности подходящие, но такое совпадение с именем только у меня.
   Надеюсь, что не с характером, а то мультяшного аналога не зря так прозывали.
   – Интересно. Скажите, Таня, а у вас джедайского чутья не прорезалось?
   Она пожала плечами.
   – Нет такого заклинания. Толчок силой, подъем, молнии – стандарт.
   – Понятно.
   – Что-то случилось?
   – Да так… хотелось бы узнать у людей со способностями к познанию, нет ли у них каких-либо предчувствий? Или стороннего воздействия? Шепота там, голосов?
   Серьезно посмотрев на меня, девушка невольно подняла руку к рации.
   – Вы что-то знаете? Вы ведь владеете еще и информационной магией?
   – Типа того. Поменьше, чем тот же Ведьмак и уж точно слабее Шамана… только у меня со вчерашнего утра хреновое предчувствие.
   Погладив пластик рации пальцем, она опустила руку.
   – У многих так. Мы делаем все, что можем. Люди, техника – сюда стянули столько, сколько никогда не собирали!
   – И бомбу ядерную кинут?
   – И бомбу. – Она была серьезна. Хреново. Даже если это обнадеживание молодых красивых сержантов.
   – Ну-ну.
   Она вдруг с жаром начала объяснять, что даже силами одного артполка все Коломенское можно перепахать на десять метров вглубь за считаные минуты, что лучшие из мракоборцев и армейских магов уже наготове, а я думал, что Сергеев совсем не дурак, но все равно тащит и тащит сюда людей, машины, орудия, магов, бойцов – всех, кого только можно. Значит? Что это значит?
   Покивав Тане, соглашаясь, еще раз посмотрел на туманный, слабо светящийся в сумерках летней ночи купол. Можно бы опознание применить, да только не успеет оно восстановиться до начала атаки, если она вообще начнется, а в бою может пригодиться. Моя постоянная «где я»-выручалочка не работала. Нет, дом, округу, вообще все она показывала замечательно, уже голова гудела, но вот эта стена и все, что за ней, словно не существовали. Раздражало непонимание происходящего, недостаток информации. Не нравилось то, что пришлось оставить детей в деревне, бесила неясность моей роли в предстоящих событиях и выводило из себя Танино «вы», при обращении ко мне, словно я не на десять, максимум двенадцать лет ее старше.
   И совсем добивало понимание, что это все вторично, что на самом деле меня трясет от проявившегося вчера предзнания.
   Я меняюсь? Или Эта Хрень подбрасывает новые сюрпризы? Что появилось такого вчера утром?
   Туманный купол над Альбионом.
   Что там, под ним? Удалось вызвать кого-то из демонов? Или не демона – бога? Туман-туман, седая пелена, что там, за ним? Тридцать тысяч людей, говорил Сергеев, они ж там как сельди в бочке, наверное? И еще тысячи две сектантов. Сколько из них маги? Шеф – конструктор заклинаний, но ведь магию невозможно изменять? Мы с ним нарушаем правила, он создает магию, а я пользуюсь умением, словно заклинанием, при этом уже почти научившись им управлять. По крайней мере, полгода назад весь день ходил с гудящей головой после одного вопроса – где я? Месяц уже мог спокойно переносить десяток применений подряд.
   А сейчас…
   «Где я» – крыша.
   «Где я» – верхние два этажа.
   «Где я» – весь дом.
   – Что-то случилось? – В голосе Тани была тревога.
   – Нет, все нормально.
   Она не поверила, но настаивать не стала, молча стоя рядом со мной у парапета. Во дворе светили фонари, кто-то стучал по металлу, иногда в колодце стен взлетали чьи-то голоса. Люди буднично готовились к бою.
   – А это что за БТРы? Тоже в атаку пойдут?
   – Это БМП, а не БТР. – В голосе девушки слышалось превосходство.
   – Мне пофиг, я человек гражданский. Большая башня и пушка – танк, маленькая башня и пулемет – БМП. А все остальное – это ваши солдафонские причуды.
   – Я, между прочим, тоже гражданская! Но разбираюсь же?
   – Ты, Таня, молодая, активная, детская любознательность еще не выветрилась.
   Она тихо зашипела и, только когда я мельком на нее посмотрел, поняла, что подначиваю, и фыркнула.
   Пнув непонятно как оказавшуюся тут картонку, я опустился на нее и прижался к прохладной стенке.
   Заложники.
   Когда кто-то наставил на тебя ствол и грозится убить жутким, мучительным способом, если ты не выполнишь его требований, то лучше сразу броситься. На врага, в атаку или убегать. Может быть, ты убьешь его, может, он пристрелит тебя в спину; в любом случае шанс на долгую и нехорошую смерть снижается. Мы сейчас заложники того, что происходит там, под куполом. Убегать я не стал, придется драться.
   Демоны? Пока это были более-менее неприятные, без сомнения, магические, иначе с такой анатомией не выжить, но твари. И если тварь будет иметь не сознание, но полноценный разум, то что она учудит? Вряд ли начнет даровать всем силу и радость, скорее полезет жрать, потому что слишком тварь, хоть и разумная.
   У двери послышались голоса, на крышу вышли человек десять, в том числе три, судя по аурам, мага.
   – Представляешь, Михалыч, у меня попытались документы проверить!
   Златоглаз весело щурился, сразу углядев меня в этих потемках. Ну да, это для меня темно, для него-то…
   – И где трупы?
   – Почему – трупы? Они еще живы… кажется.
   Я наклонил голову, показывая, что услышал, но продолжать разговор не стал. Вытащив из кармана несколько листков, Златоглаз протянул мне, а потом пошел вдоль крыши, словно изучая. Чего тут смотреть, крыша как крыша.
   Рядом опустился разбойного вида бородач из его сопровождения, неожиданно дружелюбно представился:
   – Норд. Я из Скайрима.
   – Михалыч. Москвич. Если не секрет – вы с модами играли?
   – С модами. – Он довольно кивнул. – Со всеми, которые смог найти. Двести двадцать четыре мода в сборке!
   Я покивал понимающе.
   – И сколько раз сборку запустить удалось?
   Он заржал и ответил:
   – Ровно один! Я так радовался, что даже не играл толком, только по городу бродил.
   Интересно, а могут ли быть сильные эмоции фактором инициации игруна?
   У сидевшего у стены напротив бойца заметно дрожали руки. Даже больше, чем у меня.
   – Хм, помнится, там был мод с заклинанием раздевания.
   – Ага! Только я им не пользовался ни разу, у меня еще и мод на всех женских персонажей голышом стоял, а мужиков раздевать не айс!
   С показным восторгом я понизил голос:
   – Так это что, ты сейчас товарища сержанта, – я оглянулся на медленно закипающую Таню, – в натуральном виде обозреваешь?
   Норд, подхватив шутку, с сожалением покачал головой:
   – Увы. В жизни все суровее. Только сквозь верхнюю одежду.
   – Ух ты! И какого цвета…
   Мне вдруг прилетело по затылку.
   – Михалыч! Вы чего себе позволяете?!
   Почесав ушибленное место, я огляделся вокруг на тихонько хихикающих бойцов, виновато извинился:
   – Прости, Таня. Я просто прикидываю боевые возможности заклинания на раздевание. Вот выходит на нас демон, а Норд щелк пальцами, и у демона вся шкура снятая лежит. Ему холодно, не по себе как-то, и он начинает отступать. Вот тут-то мы его и ага!
   – Угу!
   – И эге-ге!
   Бойцов заклинание раздевания заинтересовало, на Норда посыпались шуточки, которые он, похоже, слышал уже не первый десяток раз, но тем не менее отвечал весело. Пока мракоборцы развлекались, я развернул листки, врученные Златоглазом, и наконец ознакомился с предполагаемым сценарием событий. Убирая канцеляризмы и армейские обороты, все можно было изложить в нескольких фразах, но, видно, дух бюрократии неистребим, и растянули на двенадцать страниц. По падении купола артиллерийский удар, вероятность удачи не больше тридцати процентов. Авиация отработает примерно в это же время, максимум плюс две минуты. Интересно, кто от армейцев все это координирует? В операцию вовлечено только бронетехники полсотни единиц, плюс авиация, плюс примерно полк мотопехоты в оцеплении, плюс мракоборцы и сотни две магов. Жесть, всех этих людей заставить выложиться в строгом соответствии с планом, строго уложившись в пять минут? Вот где магия-то настоящая!
   Так, авиация, отбой, возможность газовой атаки, проникновение за периметр роботизированных платформ. Лишь «по исчерпании средств немагического воздействия» подключаются маги, так как аналитики дают примерно восемьдесят процентов на то, что если, как в Англии, начать с магических ударов, то все так же, как там и закончится, нас не могут не ждать. Расположение батарей, номера, позывные… С точек бьют соответственно маги основных сил… пролистав, узнал крышу, на которой нахожусь – тут Златоглаз сидеть будет. Ну да, ему как раз взглядом накрыть удобно вдоль Москвы-реки. А вон там, соответственно, Лина? Ведьмак прикрывает штаб, Гендальф сразу после отрицательного ответа от артиллерии начнет закручивать молниевый смерч, слышал, как же, жуткая вещь в его исполнении.
   Своего имени я в листках ожидаемо не обнаружил. Значит, прохожу по разряду «а также приданные магические силы». Ну, этого мне и надо, так? Так! Сижу тихо с умным видом, смотрю на чужую работу, изображаю углубленность в события. При случае… нет уж, лучше не надо.
   – Михалыч, прикиньте – вот сейчас какой-нибудь темный гений сидит на своем зловещем троне, смотрит, как мы тут мучаемся с его подарками, и громогласно хохочет.
   – Скорее это был простой пацан, наскоро намешавший условий, и довольно сказавший «гы». После чего он пошел пить свое пиво с друзьями.
   – Вот поганец!
   – Точно.
   Норд оглянулся. Основная группа магов стояла дальше, через подъезд, бойцы уже суетились, занимая позиции. Семьсот метров до туманной стены, полтора километра до предполагаемых целей. Если придется пойти в рукопашную, значит, что-то пошло не так. Что магия, что оружие – они на расстоянии действуют, и кто это забывает… да все уже помнят. Кто забыл, тех уже поубивали. Эти люди готовятся воевать, готовы ли они к тому, что убивать будут их?
   Внизу заревели моторы, голоса стали какими-то нервными, добавилось мата. При пустых темных окнах мелькание света фар и фонарей создавало устрашающий эффект. Не враг, так сами себя напугаем.
   – Двадцать минут! Перекличка!
   Таня в ней участвовала вместо меня.
   Если подумать, то первыми на изменения должны отреагировать те, кто пользуется информационной магией. Мы, поневоле, слишком чувствительны и слишком привычны к осознанию окружения. Первое мое сканирование стоило часовой головной боли, сейчас я держу объемы на три порядка выше, только чуть морщась. Узнавая – менялся, меняясь – изменял. Раньше и подумать не мог о том, чтобы задать объем сканирования, теперь уже что-то получается. Кем я стану, если смогу узнавать лишь то, чего хочу? Доживу ли я вообще до этого момента?
   Вытряхнул из рюкзака броник, надел, отказавшись от помощи, затянул липучки поудобнее. Достав коробку с амулетами, открыл, подсвечивая шариком. Норд заинтересовался, но ничего не сказал, только деликатно посматривал. Итак, одиннадцать браслетиков. Семь серебряных, остальные из алюминиевой проволоки, на которую Дара перешла, когда Илья оставшиеся ложки отобрал. Пять с «доблестью», самый действенный из доступных эффектов, три с «полетом», три с «миганием».
   Отправляясь в город, я не стал надевать браслеты со стихийными аурами. Эффект сомнителен, зато светишься, как новогодняя елка в темноте, так что обошелся «светом» и «тьмой», сейчас взаимно блокирующимися, убрав «аурные» и «невидимый» амулеты в карман. Будет нужно – достану. Повертев в руках, с сомнением надел обруч. Судя по выражению лица Тани, он мне не шел, но девушка все-таки сдерживалась, почти не улыбаясь. Плохо, что я не знал, на что Дара этот обруч зачаровала, может, личную привлекательность для демонов увеличивает, чтобы не бегать долго искать? В кулоне точно «доблесть» была, она первый раз ее вплавляла, скоро посыплется побрякушка.
   – Бери. Крайний. – Девушка взяла из протянутой коробки браслет, повертела в руках, посмотрела на меня. Одновременно Норд, что-то увидевший в амулете, попытался до него дотронуться. Пришлось стукнуть его по руке. – Надевай и никому не давай к нему прикоснуться, рассыплется.
   Норд виновато посмотрел на девушку, потом подвигал бровями, явно намекая на подарок.
   – Вот этот бери. – Я показал пальцем, и маг вытащил из шкатулки браслетик, который Дара явно делала по своей руке, ну, может быть, по моей. На запястье этого здоровяка она явно не рассчитывала. – Шнурок есть? На шею вешай, чтобы кожи касалось постоянно.
   Таня уже надела свой и теперь с недоумением пыталась понять, что должно было произойти.
   – Подпрыгни. Невысоко.
   – «Если я говорю прыгай, то ты прыгаешь». Сурово Шпильку в оборот взяли, – сказали за спиной, голос был незнакомым. Таня, сделав какой-то жест рукой в сторону говорившего, прыгнула. Невысоко, метра на три, и плавно опустилась. За спиной удивленно свистнули. – Михалыч, а у вас таких браслетиков много?
   Норд прыгал раз за разом, но выше чем на полметра от крыши не отрывался. Пришлось объяснить:
   – Твой с защитным заклинанием «мигание». Поможет проигнорировать одну атаку. Любую. Вообще любую. – Свистели за спиной протяжно и с завистью. – А может и не сработать, дело такое. Он сам выберет, особо не надейся.
   На вторую руку Тане достался браслет с «доблестью», по идее, чуть увеличивает защиту и чуть улучшает попадание, только сколько это самое «чуть» в реальных цифрах, я не знал. Оставшиеся браслеты раздал по принципу «бери наугад, вдруг повезет». Бойцы брали с опаской, но все-таки брали, лишнего шанса никто не хотел упускать.
   Проверив пистолет и лом, шепотом приказал безучастно висящим хранителям следовать за мной, машинально проверил округу, посмотрел на часы. Словно видя это, отозвался кто-то в стороне:
   – Пять минут! Готовность!
   Оставшееся время тянулось, как в очереди к зубному. Кто-то, не стыдясь, молился, кто-то бряцал оружием, Норд, задумавшись, вертел в руках подобранную старую банку, Таня сидела у стены, держа в руках автомат.
   – Минута!
   Я выглянул над парапетом и тут же нырнул назад. Туман на месте, небо уже совсем светлое.
   – Десять, девять, восемь, семь…
   Они что, настолько точно установили время появления купола?
   – Два, один, ноль!
   По крыше прошлась волна движения. Оглянувшись, увидел стоящего без очков Златоглаза, голова мага была окружена золотым сиянием. К счастью, смотрел он не на меня.
   – Минус тридцать секунд!
   Купол стоял. Я в очередной раз поразился, тут столько народа, и ни у кого нервы не сдали, никто не пальнул в неизвестную угрозу, не попытался отомстить за свой страх.
   – Минус минута!
   Златоглаз надел очки и опустился на колено, все еще смотря туда, куда я смотреть не хотел. Чего они там хотят разглядеть? Мало ли что им покажут? Почему вообще не было команды убрать лишних с крыши, почему никто не готовится к бомбежке? Я опять чего-то упустил?
   – Минус… пошел!!!
   Голос был настолько испуганным, что я не выдержал и снова поднял голову.
   Туманная стена плавно расползалась.
   – Есть подтверждение! Начали!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 [48] 49 50 51 52

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация