А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Баффер" (страница 47)

   – Илья. Может, уйдете все-таки?
   Он тут же нахохлился:
   – Нет!
   – Ну хоть девчонку давай отправим?
   Он что-то сказал Даре, та тут же сердито засопела, что-то коротко ответив. Не мне – Илье.
   – Она тоже не хочет! Нам лучше быть всем вместе!
   Вот что он ей сейчас сказал? Может, спросил, не хочет ли она всегда отдавать ему свой десерт? Эх, знать бы раньше, учил бы языки в школе!
   – Черт с вами, авось не пропадете. Только когда я уйду, вы сразу переберетесь к Марине Степановне!
   Видимо, в таких мелочах он был готов уступить. Заодно и прививку сделают, пару дней поваляются в кроватях вместе с внуками тетки Марины.
   – Так, в браслеты – свет, тьму, невидимость, доблесть. Только каждый пусть пометит, что чего дает.
   Свет и тьма, одновременно примененные, взаимно блокировались, это мы как-то проверили, но если что, можно будет снять один браслет, и тогда второй заработает в полную силу.
   Дара кивала, ложки гнулись, горстка камушков таяла. Наконец, она положила в кучку последнюю бусину.
   Пока Илья собирал неизрасходованные камушки в кучку, я положил разрезанную нить, вокруг нее выложил аккуратно все шарики.
   Сосредоточился.
   Ну, один раз у меня получилось, сейчас надо ничуть не меньше. Давай!
   – «Укрепи сталь Божьим перстом!»
   Бусины с вплавленными камушками зарябили и заняли свои места на совершенно целой нити попеременно с «пустыми». Камни, как я опасался, не выпали.
   – Вот. Новая вещь, хотя вроде бы и старая.
   Осторожно, боясь, что не получилось и сейчас все мои надежды рассыплются, я взял четки в левую руку.
   Опознание.
   Ух! В игре бы за такой шмот сразу бы персонажа удалили как читера! Пусть всего на пятнадцать дней, но эта штука может очень многое!
   Пройдя в сарай, достал лом. Старый, чуточку ржавый. В него бы вделать камней, да только Дарины амулеты лишь владелец да сама она трогать могут. Кинжал, который она сделала деду Нури, был единственным магическим оружием, который удалось изготовить, больше такого материала им не попадалось. Ничего, воспользуемся простыми подручными инструментами.
   Ну, сойдет лом в качестве оружия по классу умения «палицы и дубины – 99 %»?
   Десятикилограммовая железяка с басовитым «В-вух!» крутанулась над головой и развалила намеченное полено, выбив кучу щепок. Порядок! Главное, не забывать, что один процент на промах у меня остается. И что магическая сила не отменяет физические законы. Ну, не всегда отменяет. Кстати, и ведь не чувствуется совсем, я все тот же, просто лом стал легче. Кажется, в случае с Консервой так же было, только у него условия наверняка какие-то свои.
   С удовольствием потянувшись, внезапно проявившаяся сила доставляла почти физическое удовольствие, поставил свою «вундер-вафлю» рядом, сам присел обратно на ступеньку.
   – Михалыч? А почему… – Он руками объяснил, что именно его удивляет.
   – Потому. – Я поднял четки. – Все просто. Видел, на подоконнике щуп лежит, на конце у него пуля?
   – Ага.
   – Мне эту пулю всадили в ногу. Чтобы вытащить, я сломал зонд, сломал пулю, а потом их заклинанием восстановил так, чтобы они воедино слились. Не починка получилась, а что-то другое.
   – То есть магию можно изменять как-то? Но вы же говорили, что нельзя?
   – Видимо, в каких-то рамках можно. Только вот в каких и каким образом, этого, наверное, никто не знает. У меня выбор был простой – сдохнуть от заражения или заставить заклинание сработать нужным мне образом. И оно сработало, вместо починки одного предмета создав новый из двух поломанных. Я вытащил пулю и выжил. Наверное, когда бывает настолько нужно, то можно совершить небольшое чудо.
   – Тогда надо пробовать, учиться!
   Мне бы его энтузиазм. Хотя нет, я лучше пессимистом поживу, оно безопаснее.
   – Мало ли как изменится магия, в какую сторону? Я вполне мог починить себя так, чтобы все это железо у меня в ноге осталось, с мясом воедино сросшись. Или еще что похуже. Поменьше надо с незнакомыми вещами возиться, глядишь, и бед вокруг не так много будет.
   Илья задумался. Эксперименты с его огнем мы проводили, но особых успехов не достигли, максимум фокусировка во что-то, более-менее похожее на луч. Видимо, новая идея его захватила.
   Ну и хорошо, пусть мечтает, а мне пока надо обдумать, чем я среди титанов могу блеснуть?
   И как мне при этом выжить?
   Боевые заклинания. Пять «магических стрел», строго говоря, боевыми не являющихся. Но все равно считаю, в драке всякое бывает. Итого тридцать минут мема. «Ледяное прикосновение», одно – двадцать минут. Два «молчания», семь «оцепенений» – еще почти три часа. Четыре «восстановления», это потом посчитаю, а вот «развеять магию», сорок минут, условно боевой, считать? Ладно, прибавляю, случай, он разный бывает. Пять призывов «хранителей», хм. При атаке на меня сразу кинутся защищать, это шанс, пусть даже они и тупые и слабые. В бою их можно вызывать, это четыре часа мема. Кислота. Брр, еще двадцать минут. И три «печати», которые могут понадобиться, только они от интеллекта зависят, а сейчас будет решать сила. Значит…
   Изменить список заученных заклинаний я не могу, зато могу заполнить ничем не занятые слоты. Раньше берег их, надеясь на что-то, но теперь надо использовать все, что можно.
   Заучить заклинание «кислота». Неприятное оно, но пригодится. Итого три печати и две кислоты – четыре часа. Четыре «длительных оцепенения» – три часа. «Мантия теней» – час восстанавливается, а держится всего два, надо не забыть наложить ее так, чтобы к началу атаки уже была на мне. Два «прыжка», час с небольшим восстановления, и один свободный слот на этом круге. Возможность убежать или паралич для одного врага? С печальным вздохом я заучил «длиту», может случиться, что бежать будет уже некуда, а боя точно не миновать.
   Седьмой круг совсем ненужный, групповые заклинания долго восстанавливаются, а на кого подействуют, предсказать сложно. Но все равно будем считать его за два, к примеру, часа – мало ли, вдруг понадобится массовую невидимость устроить? Кстати, обычную тоже надо учитывать, в бою можно своего прикрыть таким образом, а это немало. Итого час и еще час на пяток обычных «инвизов».
   Ну, а теперь сладкое.
   Два «ангела». Боюсь их, сам себя ненавижу, но боюсь. Только ничего сильнее у меня нету.
   Итого три часа на двух крылатых. Три ауры от стихийного урона, защита от физического, которая ни хрена не помогает, и от магического, которая помогает еще меньше. Нет, в настоящем бою бесполезны, к тому же сильно заметны, а выделяться в бою неразумно.
   «Ледяной щит». Его изготовить из камушков невозможно, увы, а он пригодится, чую. Час с небольшим.
   Три «пылевые бури», которые я только пару раз и использовал, по полтора часа восстанавливается каждая. «Массовое оцепенение», равно опасное для врагов и друзей. Предложу Сергееву ударить им, как только купол спадет, а потом уже атака. Еще час с копейками. И две «божественные защиты», еще два с половиной часа. Итого…
   Итого тридцать пять, если вывалить все, часов.
   И четыре «фреша», каждый обеспечивает мне семь, много восемь часов жизни, но при этом сам требует времени восстановления. В принципе, если не забывать вести учет времени, а я уж постараюсь не забыть, то можно как-то организоваться.
   – Михалыч?
   – Порядок, Илюха, порядок. Выкручусь.
   Наверное.
   Можно было бы все бусины четок заделать ненужными нам фиолетовыми камнями, попросив девочку выбрать из доступных свойств (кстати, как она это делает? выживу – расспрошу Илью!) уменьшение времени восстановления заклинаний, но что-то подсказывало мне – не стоит нарываться. Чудеса не происходят по требованию, а то, что четки вдруг стали могучим артефактом – это если не чудо, то чертовское везение.
   Так. Бой – штука нервная, значит, без фреша не обойтись, свалюсь в приступе. Поэтому сразу после начала активного боя ловлю момент и использую фреш, очищаясь для активных действий. Потом считаю, насколько можно, потраченное, и через семь условных часов мема освежаюсь вторым, так, чтобы все они были на линии восстановления через равные промежутки. Вообще побольше пользуюсь железом и поменьше использую магию, тем более, что там и без меня будет кому магичить. Если все сделаю правильно, то после окончания боя тихо сяду в уголке, один-два фреша еще останутся, и, пока заклинания будут восстанавливаться, я никуда не дергаюсь, может, даже сразу в невидимость и свалю, подальше от греха. Если я ничего не упустил в своих расчетах. Может, разумнее оставить все на после боя? Один перед, три после и тянуть время, как получится?
   Дара закончила колдовать с пластинами бронежилета, которые разрисовала чем-то вроде цветочного узора, процарапав его прямо ногтем, положила последнюю рядом со мной и побежала в дом. Темнеет, надо детей сдать родне и самому часик поспать для пущей бодрости. Призвал трех хранов, оставив их во дворе лежать невидимыми, и скомандовал:
   – Собирайся, Илюха, пора вам в деревню.
   Шли в потемках, предупредив по рации, чтобы не волновались, я на плече нес лом, привыкая к весу, Илья тащился в обнимку с приставкой. Марина Степановна встретила с расспросами, пришлось оборвать, поинтересоваться временем, потребным на прививку, и прочими бытовыми мелочами.
   Услышав, что очередь уже составлена и дети в ней на первых местах, успокоился, попрощался с Ильей и вернулся домой.
   Четки, браслеты, кулон, на тесном гибком обруче что-то вроде височных колец – забыл спросить, что это вообще такое. Десяток браслетов в коробочке, старые, обменный фонд, так сказать. Мне Сергеев за них заплатит, и немало! Хотя я ему еще за вакцину должен, так что, может, и не заплатит.
   Вздохнув, закрыл дверь, проверил округу.
   Эх, дурак. Надо было сразу позвать Студента, без разговоров парализовать детей, и он бы их на себе отнес во врата, а я бы улетел на сергеевском вертолете! Ну да чего уж теперь жалеть.
   Надо идти.
   Врата… нет. Домой нельзя, я бы там засаду поставил на месте сектантов, не может такого быть, чтобы у них в штабе не осталось своих людей. Значит?
   – Врата – книга.
   Прогуляюсь по пожарищу.

   40

   Сразу после перехода проверил время восстановления врат и даже вздохнул с облегчением. Нет, к назначенному сроку я бы никак не успел вернуться, и это словно бы снимало с меня какую-то часть вины. Перед кем, я и сам не знал, наверное, перед самим собой за нерешительность в деле спасения себя от ненужного героизма. Так что выбравшись из сгоревшей библиотеки, я стоял на улице, ожидая, пока патруль с перекрестка вызовет дежурную машину мракоборцев, и на душе было как-то спокойно, словно не драться приехал, а так, на экскурсию.
   Вот еще глупость – чего я этот лом с собой таскаю? Что, не найти в таком большом городе приличной дубины? Наверное, бойцам я показался странным, вряд ли они могли видеть невидимую железяку, которую я еле разместил на заднем сиденье, но эта тяжесть успокаивала, словно печать «сделано все, что можно», поставленная невидимым контролером. Пусть будет, четки я примотал к запястью скотчем, чтобы не свалились ненароком, надо ж чего-то в руках крутить?
   Полковник сидел в пустующем здании школы, заняв один из классов, и сейчас обсуждал у доски что-то с двумя магами. Шаман настойчиво шептал, наклонив голову, явно стараясь убедить собеседника, Златоглаз же стоял с таким видом, словно участвовал в любительской самодеятельности и все это его очень веселило. Все трое кивнули, когда я вошел, но никто разговора не прервал, только рязанец скептически посмотрел на мое невидимое чудо-оружие и парящих рядом хранов, но промолчал.
   Я не прислушивался, пока в комнату не вошел какой-то офицер, протянувший главному мракоборцу коробочку. Шаман вдруг начал принюхиваться, глядя то на нее, то на Сергеева. Тот сдвинул крышку и положил перед магом на стол две закупоренные пробирки. В одной клочок чего-то темного и лохматого, во второй – маленький камешек.
   – Вот то, что ты просил.
   – Плоть правителя и истинный лунный камень.
   – Какого правителя, нашего? – Златоглаз опять смотрел поверх стекляшек.
   – Египетского. Кусок мумии Тутанхамона и реголит, доставленный еще в семидесятых. Из Звездного привезли, там точно лунный.
   – Я слышал, что тело Мухаммеда все еще на земле где-то? Эй, оно не поможет против демона? Наверное, получше старой мумии будет!
   – Будет, будет. – Шаман открыл одну из пробирок и вытряхнул из нее содержимое себе на ладонь. – Только я же лопну, деточка. Он правит гораздо большим количеством людей, силы больше на порядки.
   – Подойдет? – Сергеев спросил это с каким-то напряжением. Шаман медленно растер вещество пальцем, аккуратно ссыпал обратно в склянку и кивнул. Златоглаз и полковник одновременно улыбнулись.
   Наверное, это было что-то важное, но мне никто ничего не сказал. Впрочем, я другого и не ожидал.
   – Михалыч! Рад, что ты с нами. – Полковник встал и подошел ко мне. Пришлось подняться, чтобы он не смотрел сверху вниз.
   – Всегда мечтал стать героем. Ну, какие новости?
   – Армейцы не соглашались сбросить объемный боеприпас. Говорят, на город нельзя, только врут, раньше кидали.
   – Может, они за тех, кто под куполом?
   – Может, да, может, нет.
   – Эвакуация идет?
   – Идет, со скрипом. – Он вздохнул, отошел к учительскому столу, – Кто-то пустил слух, что это не эвакуация, а расселение по трудовым лагерям, а то и похуже чего. У меня уже есть потери, безопасники и ополченцы начали срываться.
   – Стреляют в гражданских?
   – Нет. Десятка два самых активных под колеса грузовиков попали. Случайность, конечно.
   – Конечно.
   Он вздохнул, недовольно подвигал бумаги, прислушался к шуму в коридоре.
   – Прости, у меня тут много дел. Таня, займись товарищем. Михалыч, она объяснит, что к чему, и покажет, где тебе лучше быть.
   У двери стояла молодая женщина в темном камуфляже с погонами, кажется, старшего сержанта. Аура над ее головой была зеленой.
   – Вы говорили что-то про демона?
   Он поморщился.
   – Да, твоя идея навести справки в тех сектах сработала. Спасибо, кстати, могли упустить в спешке.
   – Нема за що. Так что с демоном?
   Сергеев, опять подвигав бумаги, показывая свою занятость, все-таки решился потратить на меня чуток внимания:
   – Идея, видимо, в том, чтобы вызвать некое существо, которое и в самом деле будет наделять желающих способностями к магии.
   – Игровыми?
   – Нет информации.
   Ага. Так я тебе и поверил.
   – Жертвоприношение?
   – Наиболее вероятная версия.
   – Какой класс у Шефа, выяснить не удалось?
   Он снова поморщился.
   – Удалось, но мало. Лишь название – «конструктор заклинаний».
   – И все?
   – Даже это только из третьих уст. Непроверенная информация, что он может точно – мы не знаем.
   Меня что-то продолжало томить, словно забытое обещание. Помнишь, что что-то должен сделать, а что и кому – нет. И вертится, и вертится в голове!
   – Сергеев, почему тут так тихо?
   Он явно удивился:
   – А что тут должно быть? Все бегают, орут и кидаются на стенки от отчаяния? Пока тебя не было, мы уже получили сведения и обсудили их. Народ разбежался, сейчас в штабе только связь, резерв и аналитики. Людей у меня мало, и все они работают. Многие в основном здании, кто делами, кто эвакуацией занят.
   Последнее было непонятно.
   – Сергеев, ты же должен заниматься прорывами, магами, так? Чего ж ты еще и эвакуацию тянешь?
   Он развел руками.
   – Понимаешь, Михалыч, кто везет, на том и едут.
   Мракоборец оглянулся на все так же стоящую у двери девушку, полез под стол, вытащил котелок-термос.
   – Раз уж вдруг все тихо, то я поужинаю, пожалуй. Присоединишься?
   – Спасибо, сыт. Это завтрак, скорее. Светлеет.
   – И пообедаю заодно. Когда еще удастся?
   И удастся ли? «Конструктор заклинаний?» Неприятно звучит, очень уж большие возможности открываются, если и в самом деле может свойства заклинаний менять. Хотя, возможно, там и ограничения будьте-нате, да только видел я Шефа в деле, не пахнет там ограничениями.
   – Полковник, а нас не слишком мало? Ты помощь внутряков обещал, где они?
   – А нет никого. Разбежались. Собрали кого могли, для одного боя должно хватить.
   – И город ничего не даст?
   – Ополченцы эвакуацию окрестных районов продолжают, они верят, что так у людей гораздо больший шанс спастись. Как про Англию узнали, так совсем расклеились, мол, если в европах не получилось, то куда нам, сиволапым.
   – Заодно и самим свалить можно под шумок?
   – Соображаешь. К тому же у них натуральные бои идут, я же говорил, какая-то сволочь насчет лагерей слушок пустила.
   – И мы знаем, где эта сволочь.
   С этой стороны здания купол не был виден, я подошел к двери. Девушка посторонилась, и сквозь стекла коридора я задумчиво оглядел не очень-то и высокую стену купола. Метров сто, даже чуть меньше в высоту. Это здание стояло удачно, почти ничего не заслоняло вида на укрывший землю плотный туман, почему-то не сгоняемый ветром.
   – То есть у тебя по факту сотни три бойцов, какая-то броня и все?
   Прожевав, он неопределенно качнул головой:
   – Ты не беспокойся. Еще сотня магов городских есть, и брони достаточно, и с авиацией договорились, в обход кое-каких уродов. Есть кому воевать, прорвемся. Даже спецсредства кое-какие остались.
   – Ох и бардак. Тут судьба миллионного города решается, а то и всей страны, а кто решает? Добровольцы и те, кому убегать стыдно показалось?
   Полковник хмыкнул и сделал вид, что занят едой.
   – Я вот думаю – а для чего эти сутки задержки? Не для того ли, чтобы вокруг собралось побольше магов? Сильных магов.
   – Думаешь? Мы этот вариант тоже проработали. Спокойно, Михалыч, все по плану!
   Промолчав, я не стал уточнять, чей это план.
   – Ты же, Михалыч, не служил вроде?
   А то ты не знаешь.
   – Полковник, меня служить взяли бы только в медицинские войска, наглядным пособием.
   – Ну, не прибедняйся. Знаешь, кого ни спрошу, все о тебе хорошего мнения. Как ты ухитрился никому на ногу не наступить?
   Сменил, значит, тему? Оторвавшись от созерцания светлой в сумерках стены купола, я отошел от двери, машинально отметив, что сержант Таня пользуется какими-то приятными духами.
   – Мне ничего не надо от людей, полковник. Точнее надо только одно – чтобы они ко мне поменьше лезли. А это довольно просто устроить.
   – Сбежать в глушь?
   – К примеру. Чем меньше с людьми общаешься, тем меньше от них проблем.
   – Экий ты мизантроп. А люди тебя уважают.
   – Может, просто понапридумывали?
   – Может. – Он напоказ облизнул ложку, убрал посуду в большой кожаный портфель, посмотрел на часы. – Времени осталось полтора часа. Пора на позиции.
   – Как скажешь. Мне куда?
   – Таня объяснит. Осокина, схемы при тебе?
   – Да, Андрей Алексеевич. – И она подняла папку, показывая, что, мол, все тут.
   Надо же. Я только сейчас понял, что первый раз услышал, как полковника зовут. Все или по фамилии его называл, или по званию. Надо же, столько времени знакомы, а все повода поинтересоваться не было. Полковник, кивнув на прощание, быстро вышел из комнаты, оставив нас наедине.
   – Михалыч? – В голосе позвавшей меня девушки звучало сомнение. – Вас так называть, да?
   Называть?
   – Можно и так. Мне даже привычнее. Что-то хотели?
   – Старший сержант Татьяна Осокина, третий отдел службы. Приказано быть при вас.
   У Сергеева народа с гулькин хрен, а он ко мне мага приставил? Или она совсем слабенькая? Да нет, в бою уже была, даже выжила. Как это понимать?
   – Ну, раз приказано, то что ж поделать. Кстати, можно на ты?
   Она поморщилась, но согласилась:
   – Как угодно. Но если вздумаете называть «шпилькой», то я обижусь!
   – Зачем так называть? Такое красивое имя, лучше им пользоваться. Где там мне местечко выделили?
   – Я покажу. Это через два дома отсюда.
   По пути она объяснила мне без деталей план, и я даже чуть обрадовался, поняв, что мое участие в активных событиях не планируется по простой причине – никто не знал толком моих возможностей. В свете открывшихся сведений вполне могли считать, что подвиги Монаха на самом деле подвиги Шефа, а я так, случайный игрун, пользующийся чужой славой, и потому меня не вводили даже в какую-то боевую группу.
   Основной, он же единственный, план был прост – от падения купола до возникновения барьера в Англии прошло около двенадцати минут, исходя из этого времени ставку делали на массовые удары. О заложниках никто уже не вспоминал, видимо, это был повод уговорить нас, теперь же, здраво оценив возможности, их были готовы принести в жертву. Если они вообще еще были живы. Подумав, куда под этим сравнительно небольшим куполом могли запихнуть такое количество случайных людей, и чем удерживать их все это время, я прислушался к произносимым девушкой фразам, сообразил, что мне цитируют давно разработанную схему. В нее просто ввели дополнительные параметры. Похоже, все планы с самого начала сводились лишь к тому, кто первый ударит – Лина и Златоглаз или артиллерия при поддержке авиации.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 [47] 48 49 50 51 52

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация