А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Баффер" (страница 44)

   – Михалыч, так сколько дадут?
   Я посмотрел на часы. Десять сорок одна.
   – Машину в Белое пошли, я к ночи там буду. Дадут две с половиной тысячи. Этого хватит привить медиков, бойцов и работников коммуналки. Стариков раньше прививали, а детей пусть по домам пока держат. И найди врачей, которые знают, как прививаться надо, может, там свои тонкости есть.
   – Эпидемию маг наслал, вдруг не подействует? – Славик неуверенно топтался, иногда бессистемно двигая руками, на нервной почве, вероятно.
   – Так что же прикажешь, сидеть ждать?
   – В других районах лекарство попросить, а?
   Мы с Эдиком посмотрели на парня так, что он сразу увял, но все равно попытался объяснить:
   – Ну, наверняка же есть где-то?
   – Слава, у них, к примеру, пять тысяч доз вакцины на область и потенциальная угроза заражения. Ты станешь отдавать лекарство кому-то? Вот и они не станут. Кстати, Эдик.
   – Да, надо купцов озаботить.
   – И на контрольных пунктах всех предупреждать о том, что едущих с нашей стороны могут расстреливать, не подпуская к постам.
   – Славик, метнись к связи. Понял, что говорить?
   Парень тут же сорвался с места, найдя наконец повод для выхода энергии.
   – Значит, вечером две с половиной, так?
   – Ночью. Наверное.
   – Может, пройдешь потом с бойцами, как ты умеешь – посмотришь, цели дашь? Хоть кого-то выловим?
   – Восемь вагонов, в каждом сотня, а то и больше, спасающихся человек. Битком набитый вагон, один кашлянул – десять заразилось. Час назад их высадили. Сам думай, где они ночью будут.
   Эдик поморщился, ругнулся досадливо.
   – Вояк…
   – Уже.
   – Кто из бывшей администрации…
   – Поднял, уже занимаются.
   – Больница?
   – Все на посту, под угрозой расстрела.
   – Районная СЭС?
   – Сгорела в феврале, ну ты помнишь, банда с огневиками…
   – Помню. Оповещение?
   – Думаешь, стоит народ пугать?
   – Стоит. Все равно слухи поползут, пусть напугаются, попрячутся, сократят количество контактов. Набери людей, пусти по дворам.
   – Михалыч, где я их наберу?! У меня тринадцать магов и двадцать ментов свободных всего, армейцы когда еще чухнутся!
   – Эдик, ты тупой? Список общественных организаций возьми, рыболовы-охотники, ветераны, да хоть любители пива – пошли пацанов к каждому главному, пусть они уже своих предупреждают, через два часа весь город в курсе будет. Текст придумать сможешь, надеюсь?
   – Понял, туплю…
   Он повернулся ко все еще стоящему на путях составу, посмотрел на труп машиниста, поморщился.
   – Вот гнида. Вывезли бы к тем же артиллеристам, в казармы или хоть на полигон. Палатки и оцепление они бы обеспечили. Нет, нашелся правдоискатель!
   – Не накручивайся. Давай за работу. Мага не забудь!
   – Куда ж его забыть, скотину бессмертную. Значит, в Белое, вечером.
   – Да. Врата – дом.
   Он опять негромко матюкнулся, раньше я не баловал окружающих видом перехода, но скрывать уже нет смысла. Или придется сдать пару точек, или я вообще отсюда свалю с детьми.
   – Близко не подходи, может затянуть.
   – Я тут постою.
   – Давай.
   – Машину пришлю, будем ждать!
   – Успокойся, сказано!
   Шаг. Неподвижность.
   «Где я».
   Дома, где ж еще.

   38

   Эффекты?
   Ничего лишнего. Вот и хорошо, не хватало еще в столицу заразу занести. И народ жалко, и вакцины тогда хрен получишь, сами съедят. Хотя все равно масочка марлевая у меня была, нацеплю перед выходом. Или уже не надо? Подошел к креслу перед компом, смахнул пыльное покрывало на пол и сел.
   Сколько ж я тут не был? Месяцев шесть уже, так? Или больше? Окна грязные, закопченные какие-то, повсюду пыль толстым слоем, пахнет нежилым домом. На столе прямо на клавиатуре лежит листок бумаги, придавленный пластиковой коробочкой.
   «Где я».
   С третьего раза понял, что он лежит тут уже очень давно, и с тех пор никто сюда не заходил. И клал его сюда сам Сергеев, неугомонный. Чего он ко мне так прилип, есть игруны и сильнее, и сговорчивей? Сходив на кухню (на стене давно высохшие потеки, затопили соседи еще зимой), взял швабру и, старательно прикрывая глаза рукой, столкнул коробочку, после чего, не дотрагиваясь, прочитал послание.
   «Михалыч, если надумаешь вернуться – нажми кнопку, это маяк. Если есть телефон – позвони по этому номеру. С ситуацией разобрались, к тебе никаких претензий. Сергеев».
   Вот спасибо, когда-то-подполковник, ты бы разбирался до того, как мне пулю в ногу всадили, сейчас-то чего уж?
   Жать? Или нет? На фиг, все равно сейчас машина подъедет.
   Электричества не было, слышал, что жилые дома в больших городах иногда отключают для экономии, но про свой дом не подумал. Вода в ванной текла тонкой струйкой, пусть только холодная, но текла, и туалет вполне работал, что неудивительно – даже не самая большая семья – это два-три ведра отходов в неделю, так что канализацию охраняли тщательнее, чем электричество и отопление.
   Снова сев в кресло, оглядел комнату. Всего девять месяцев назад я думал, только как заработать лишнюю сотню, как дешевле купить лекарство, как поменьше напрягаться. Ни магии, ни тварей, ни безумных магов, ни прыжков с непредсказуемым результатом. Спокойная жизнь более-менее довольного собой и окружающим человека. Всех забот – как половчее проложить маршрут и не нарваться на клиента-кидалу. Всех огорчений – развалившиеся башмаки, больной вопрос любого курьера. Зато теперь с людьми, на воздухе.
   Впрочем, впасть в окончательно меланхолическое настроение и предаться сожалениям о былом не удавалось, слишком много в настоящем дел, чтобы думать еще и о прошлом. Открыв дверь, я быстро сбежал по лестнице вниз. Две двери были открыты, в одной квартире явно был пожар, но в целом все вроде мирно. Просто жилой дом, даже следы уборки виднелись.
   Снаружи у подъезда два остова сгоревших машин, но опять же ничего больше. Только трубы от буржуек, выходящие наружу из окон, да склады дров на балконах – вот и всех примет времени.
   «Уазик», подъехавший к воротам, я наблюдал без интереса. Военный, явно не старый. На боку «костер из топоров», эмблема мракоборцев. Вышедший молодой мужик в гражданке, но с автоматом, огляделся, потом нерешительно окликнул:
   – Михалыч? Вы здесь?
   Появиться.
   – Здесь.
   Он не дернулся, только кивнул и приглашающе открыл заднюю дверь.
   Шофер покосился, но промолчал, даже не поздоровавшись.
   За окном справа мелькнул старый дом, к которому я подходил почти каждое утро в течение пятнадцати лет. Окна двух нижних этажей обрамлены черной каймой недавнего пожара, пол-улицы завалено обрывками бумаги. Наверное, и в подвале воды по колено? Пропала библиотека, совсем пропала. Кто сжег, зачем? Живы ли наши старушки?
   Последний раз, когда я видел город, он готовился.
   Сейчас он упорно тащился в будущее, не обращая внимания на беды.
   По тротуарам ходят люди, машин поменьше, но все равно катятся. Людей в форме больше, но вряд ли все они военные. Навстречу попадались патрули, на перекрестках дежурили вооруженные люди с повязками. Город слишком велик, чтобы жители его оставили, их слишком много, их некуда девать. Треть, я слышал, разбрелась по области, но не все способны жить в деревне и провинциальных городках, а кто-то просто не может так жить. Вот и остаются здесь, где много людей, где можно как-то крутиться. Ой не завидую я тем, кто сейчас городом управляет! Это сколько же одной жратвы надо во все эти рты? И как-то убеждать, как-то руководить, как-то развлекать и ублажать бездумную массу с редкими вкраплениями самостоятельно мыслящих людей. Жуть.
   Но с виду да, обычный город, просто очень большой. Интересно, что в Москве производят-то? Чем за еду расплачиваются? Только кулаком да добрым словом?
   У длинного серого здания машина затормозила, меня передали ожидавшему молодому военному, почти без задержек доведшему по знакомым коридорам до кабинета Сергеева.
   – Михалыч! Спасибо, что пришел.
   – Сначала давай решим вопрос с лекарством.
   – Вот. Двести ампул и тысяча таблеток, цени. – Полковник выложил передо мной три небольшие картонные коробки.
   – Речь была о трех тысячах?
   – Ампулы по десять доз. Таблетки, как сказали, для тех, кто раньше восьмидесятого прививался, обновляют эффект, вроде как.
   Вытащив из кармана невидимую сумку, я загрузил в нее подарок. Как минимум в Белом и вокруг народ от заразы прикрою. Я опять в Москве и опять ношу лекарства! Смешно.
   – Спасибо. Я тебе что-то должен?
   – Участие в совете.
   – Это да, это поучаствую.
   Хорошо живет полковник, лекарство у него не подотчетное, что ли? Богато живет.
   Хотя экономика и учет сейчас понятия странные, это для человека с улицы хрен достанешь, а для своих даже вот так, бесплатно можно. Или он собирается получить гораздо больше, чем деньги. Или для него эти коробки уже никакой ценности не имеют.
   – Когда совет?
   – Часа через три прилетит последний. Твои порталы случаем…
   – И не мечтай.
   – Так и думал. – Он улыбнулся. – Ну, тогда посиди пока в переговорной. Дмитриев, будешь рядом с Михалычем, если что понадобится – поможешь.
   Интересно. «Прилетит?» Авиация, да? Похоже, что дело впрямь швах, если колдунов начали собирать такими методами. Или не только колдуны? Или… Хотя важно другое – как меня сейчас посадят? В одиночестве? Тогда гостеприимный хозяин заботится о том, чтобы я не успел ни о чем узнать, кроме как от него.
   «Где я».
   Конвоир с любопытством посмотрел на меня, а я сдерживал улыбку.
   Тот зал, в котором мы когда-то так весело говорили за жизнь, был точно под нами. Случайность? А может, просто это крыло для чужих отведено? Но в любом случае знакомых магов в здании было четверо, и все по силе куда как превосходят меня. И рядом с каждым такой вот боец. Не только я в такой переговорной, остальные кто по комнатам, кто в кабинете сидит. Мудрит что-то полковник, что-то скрывает. Хочет чего-то от нас.
   Хреново. Магия не самая важная штука в жизни, хорошие организаторские способности покруче заклинаний будут, и если Сергеев, человек совсем не глупый и имеющий вес, собирает именно свободных магов, то насколько же тогда дела хреновы? Во что он хочет нас затащить?
   – Я тут прикорну, пожалуй. Если что – буди.
   Сев на крайний в ряду у стены стул, я привычно, как много раз в ожидании заказа, свернулся, сунув руки под мышки, прислонился к стенке и попытался достоверно изобразить сон, в котором, собственно, не нуждался. Надо бы подумать.
   – Михалыч?
   Ёп!
   Дернувшись, проснулся и огляделся. Половина стульев вокруг длинного стола была уже занята. Хорошо притворяюсь, и ведь незаметно как сморило!
   – Начинаем.
   Пришлось, не обращая внимания на взгляды окружающих, подойти к столу, взять колы (не очень ее люблю, но это наверняка из старых запасов, к тому же единственная закупоренная бутылка) и глотнуть прохладной сладкой жижи, пытаясь прийти в себя.
   – Все в сборе, можно начинать.
   Сергеев встал во главе стола, остальные расселись вроде бы вперемешку, но сохраняя понятный не всем порядок. Секунду подумав, я кивнул двум знакомым, перегнулся, пожав руку еще одному, но сел так, чтобы оказаться крайним с правой стороны, не рядом со всеми. Вроде как бы в самом конце стола, непрестижное место, наособицу, за два стула от всех. Ничего, я не гордый.
   – Итак, для начала представлюсь. Полковник Сергеев, руководитель первого отдела московской чрезвычайной службы.
   – Главный московский и всея Руси мракоборец. – Крепкий мужчина в строгом костюме и золотых очках вежливо улыбнулся.
   – Можно и так сказать. Маг. Если нетрудно – представьтесь.
   – Смысл?
   – Тут не все друг друга знают. Я могу представлять говорящих, но так будет проще.
   – Согласен. Веденеев, Олег Дмитриевич. Рязанская мэрия. Маг.
   Сидевшая рядом с ним полная молодая женщина улыбнулась:
   – Златоглаз, какой ты бываешь скромный! Ангелина Переворот, Ставрополь. Маг.
   – Лина? Много о вас слышал! – Сидевший напротив пожилой мужик с бородкой покивал, сам представился: – Степанов, Андрей Ильич. Феодосия. Маг.
   – Гендальф, а я о вас слышала, и много! Сергеев, вы тут никак всех известных игрунов собрали?
   Кто бы другой назвал собравшихся «игрунами», и нашлись бы обиженные сравнением, но этой женщине все было простительно. Пока сидевшие продолжали представляться, я думал, для чего может понадобиться срывать Инверс в Москву? И что можно было ей сказать, что предложить, чтобы та, за кого назначена награда золотом по весу, вдруг покинула свой город? Наверное, побольше, чем три тысячи доз лекарства.
   – Михалыч?
   – Что? Ах, да. Михалыч. Просто Михалыч. Из-под Воронежа я.
   – Возможно, кто-то о Михалыче слышал как о Монахе.
   Двое удивленно подняли брови. Видимо, эта дурацкая кликуха в самом деле была известна. А ведь вроде бы так старался не высовываться, сидеть спокойно! Пришлось для соблюдения образа достать четки и уставиться в стену, словно молясь. На самом деле я пытался вспомнить, когда в последний раз применял «восстановление» – часа четыре точно прошло, так?
   – Хорошо. Здесь собраны сильнейшие из независимых. Я хочу рассказать вам одну историю. Жалюзи опусти, будь добр.
   Молодой парень прошелся вдоль окна, затемняя кабинет, потом сдвинул штору, закрывавшую большой телевизор, и полковник щелкнул кнопкой небольшого пульта. На экране поползли кадры хроники.
   – Наши коллеги из разных стран держат связь между штабами. Практика уже наработана, обмен постоянен. Два дня назад сразу в двух точках была засечена аномалия магического происхождения – туманный купол диаметром около километра накрыл культурно-исторические объекты в сорока километрах от Дублина и неподалеку от Солсбери.
   Первым сообразил Ведьмак:
   – Стоунхендж?
   – И Ньюгрейндж. – Некоторым это название было незнакомо, пришлось пояснить: – То же, что и Стоунхендж, только в Ирландии и прикопано под холмом.
   Полковник согласно кивнул, дополнив:
   – Подобные места постоянно держатся под контролем, много фанатиков туда лезет, сами понимаете. Связь с постами пропала в одно время. Попытки проникнуть под купол ни к чему не привели. Никаким методам исследований они также не поддались.
   Златоглаз тут же задал вопрос:
   – Два купола – два одинаковых мага? Или одинаковая технология магического происхождения?
   Все вопросительно уставились на мракоборца, он развел руками:
   – Неизвестно. Только факты – два дня назад непроницаемые купола, вчера вечером они падают, авроры начинают операцию, связь пропадает. И оба острова под одним большим куполом.
   – Одним? Не двумя?
   – Есть соображения, что и почему произошло?
   – Солнцестояние. – Все повернулись ко мне. – Самая короткая ночь в году. Иван Купала.
   – Купала же прошел?
   – Это не срок, это время. Его иногда несколько дней отмечали.
   Сергеев согласился с моей версией.
   – Вероятно, время выбирали специально.
   – Или это связано с психологической подготовкой.
   – Михалыч, у тебя есть что-то по этому сказать?
   Все опять дружно обернулись ко мне. Что-то я свечусь слишком, но…
   – С утра поганое предчувствие. Частично оправдалось уже, а теперь и эта дивная новость. Ты, Сергеев, так и не сказал, почему собрал именно нас?
   – Больше некого.
   Маги вдруг пристально и молча уставились на мракоборца.
   – Некого, мужики. И дамы, конечно.
   Он подтянул кресло и сел, откинувшись.
   – Семь очагов эпидемий к западу от Урала, все или в больших городах, или рядом. Пять прорывов, крупная банда из бывших военных пытается захватить Псков, три Стаи идут по трассам. Это за неделю. Что у вас творилось, сами знаете. У восьми из одиннадцати мною приглашенных какие-то проблемы, так? И вот я узнаю об английских приключениях, потом о нашем куполе. И если раньше я думал, что был просто всплеск активности магов, то сейчас более вероятно, что все это спланированная акция отвлечения внимания. Сейчас проверяем сводки за предыдущие недели, присланные английским штабом авроров. Есть подозрение, что у нас все проходит по такому же сценарию.
   – Для того, чтобы ослабить тех, кто может помешать?
   – Скорее всего. За неделю я раздергал весь личный состав, есть потери, я просто не могу отозвать людей, куда я их сниму с пути Стаи, к примеру? Они не пойдут. У меня хорошие ребята, они людей хотят защищать.
   – Военные?
   – Там свои проблемы.
   – Проблемы, говоришь?
   Ведьмак поднял руку, щелкнул пальцами.
   «Где я».
   Мужчина в тюрбане прикоснулся к одному из брелков, закрыл глаза.
   – Чисто, мужики.
   – Чисто. Колись, полкан, что в верхах?
   Полковник мрачно ухмыльнулся.
   – Срочный переезд, эвакуация личного состава в заранее приготовленные места. Во время эвакуации никаких серьезных дел не решают, времени нет, однако!
   – Пздетс!
   – То есть это еще и как-то с правительством связано? Только они воякам приказы отдают?
   – Московское не в курсе, там верещат и требуют немедленно принять меры. Купол закрыл большую территорию на юге города.
   – Центр?
   – Коломенское.
   – Что у нас вообще есть?
   Услышав от Ведьмака это «нас», я поморщился. Какое «нас»?! Тут конкретная мясорубка намечается, и меня в нее старательно заталкивают! Мог ли Сергеев заранее с кем-то договориться? Мог, наверное, надо учитывать.
   – Полк внутряков, несколько единиц бронетехники, артиллерию в городе не дадут применять, но я и спрашивать не буду, если понадобится. Только кажется мне, что она не поможет… да и заложники опять же.
   – К чертям заложников. В городе шесть миллионов, их спасать надо!
   Постепенно страсти накалялись. Ведьмак требовал немедленной проверки купола всеми средствами, чего, похоже, от него и ждали, репутация у него слишком своеобразная, Гендальф настойчиво бубнил про осторожность, Лина своим характерным говорком то и дело влезала с репликами насчет столичных интриг. А я думал. Самое время спросить.
   Только кто ж меня услышит в этом гаме?
   – Сергеев.
   Все резко замолчали. Даже рязанец смотрел на меня тихо и вопросительно.
   – Ты главное скажи. Кто из твоих там, под куполом?
   – Мои все на месте, Михалыч, так что…
   – Не юли. Ты нас не для того собрал.
   Полковник сел в кресло, откинулся на спинку и, решаясь, прикрыл глаза.
   – Вероятно, полный состав седьмого и восьмого отделов московской организации.
   – Я слабо разбираюсь в структуре мракоборцев, на чем они специализируются?
   – Седьмой исследует возможность контакта. Восьмой занимается наиболее сильными иномировыми сущностями.
   Ведьмак ругнулся, так же резко сел, хлопнув ладонями по столу:
   – Полковник, говори как есть – ликвидаторы в восьмерке трудятся. За мной дважды приходили.
   – Я не отдавал приказа, они подчиняются непосредственно…
   – Хватит. – Маг вздохнул и откинулся на спинку кресла. – Ты пригласил нас, самых сильных, чтобы мы противостояли тем, кого вооружили и специально натаскивали убивать таких, как мы?
   – Да. Потому что остальных они перебьют. У меня остались простые бойцы, резерв, ребята хорошие, но против «лютых» слабоваты.
   – Тогда зачем ты нас собрал? Приведи сюда тех же ракетчиков, и пусть раскатают все к чертям!
   – Заложники.
   – Ну так пусть твои парни их выведут перед ударом! Уж это они смогут сделать?
   – Тридцать тысяч заложников. Даже чуть больше.
   Ангелина шумно вздохнула, Сергеев, помолчав и обведя нас всех мрачным взглядом, продолжил:
   – Большая часть гражданские из окрестных домов, те, кого заперло под куполом. Это спланированная акция, которая все еще идет по чьему-то сценарию. Может быть, там собираются осчастливить все народы мира, но я склонен подозревать самое худшее. Любой из вас способен помочь. Я запряг уже своих, этажом ниже штаб готовит планы атаки, как только купол упадет. Но я хочу иметь все шансы на победу!
   Веденеев стащил очки, потер глаза и неожиданно добродушно улыбнулся:
   – Ты не обижайся, Сергеев, но смотри, как все выглядит – ты собрал тут самых сильных из независимых магов. Коллеги, вопрос – этот тип к каждому приходил вербовать? На тяжелую жизнь жаловался, на грядущие беды… нет, ты молчи, Сергеев, молчи! Жаловался, предлагал плюшки? И никто не согласился?
   Златоглаз обвел глазами сидящих за столом, большинство так или иначе выразило согласие.
   – Вот именно. А теперь нам рассказывают про какую-то угрозу и предлагают пойти в смертный бой под тем предлогом, что больше некого гнать на пулеметы? Тот самый человек, у которого и авиация, и танки, и разрешение неведомо где прячущегося президента. Как это ослабит гильдии ваших городов? Лина, по сути, одна удерживает свое Ставрополье, Шаман – основа Питерского Дозора, Ведьмак – главная ударная сила Архангельска, Гендальф прикрывает половину Черного моря от пиратов – если мы умрем, то что тогда?
   – Веденеев, ты…
   – Молчи, Сергеев, ты уже сказал.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [44] 45 46 47 48 49 50 51 52

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация