А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Баффер" (страница 42)

   – Илья! Сюда вместе с Дарой!
   Заодно и еды прикуплю, запасы есть, но надо обновить.
   – Мы идем в город.
   – Порталом?
   – Да. Объясни Даре, что такое переход и что там будет. И еще скажи ей, что в город идут только хорошо ведущие себя дети. А кто плохо себя ведет, будет сидеть… вон, крупу перебирать.
   Может, я потому был таким взвинченным, что слишком долго оставался на одном месте? Надо бы пробежаться по точкам, поговорить с людьми, в Гнединск выбраться, по Хабаровску пройтись. Сумки продать невидимые, заказов взять, прикупить развлекательных программ для первого класса школы, хоть пару часов в день будет спокойнее. Как Нури с девочкой… ах да, у него женщин штук десять было, народа полный дом. Может, спихивать ее иногда тетке, у той внучка же чуть постарше? Эх, не была б девчонка магом! Хотя тогда бы она тут и не оказалась.
   – Готовы?
   Илья закивал, надевая на девочку легкую куртку. Вот тоже – меня она стесняется, а его ничуть. Почему?
   Подняв приказом всех трех невидимых хранов, которых я теперь призывал постоянно – хоть какая-то защита от «черной собаки», – вышел во двор, проверил, все ли взяли: сменная одежда для Дары, монеты и оружие для меня, бутерброды для детей, всякие нужные мелочи вроде небольшой аптечки и световых шариков.
   – Врата – долина. Шагаем.
   После перехода девочка притихла, уцепившись за руку Ильи, но настороженности хватило ненадолго. Портальный камень я установил на небольшой скале, возвышавшейся над речной долиной, ниже по которой и находился город, сейчас, в начале-то лета, здесь все цвело, благоухало и манило. Проверив, чтобы оба ребенка надели браслеты с невидимостью и полетом, я отпустил их резвиться, время от времени проверяя сканированием, не слишком ли далеко забрели. До восстановления врат оставалось пять часов, в город я сунусь не раньше чем пройдет половина этого срока. К тому же надо было узнать получше эти места, вокруг своего хутора я знал все, каждый куст проверил на десяток лет назад, и с этими местами намеревался поступить так же. Север среднего Запада, как бы странно ни звучало. Канадская граница не в десяти минутах бега, но за день добраться можно и бегом, особенно если «полет» наколдовать. Мысль о жизни в Канаде я обдумал и отбросил. Почему-то постоянно вертелось в голове давнее воспоминание, что канадские индейцы, дескать, никогда не объявляли об окончании войны с бледнолицыми. Так это или нет, я не помнил, но нужны мне эти переживания?
   Примерно через час дети наконец устали прыгать со скал и бегать по деревьям, пугая птиц, я расстелил одеяло и устроил небольшой пикник, попутно объясняя, что будет дальше:
   – Илья, объясни Даре и сам запомни – у нас тут друзей нет, но, возможно, есть будущие союзники. Так что ничего не ломаем, никого не убиваем, тихо ходим по городу, развлекаемся. Ты не устал бегать?
   – Нет!
   Дара тоже была воплощенной бодростью и интересом. Ну вот и ладненько.
   – Тогда сегодня просто смотрим на людей.
   – А почему на море не пошли?
   – Там зима сейчас в разгаре, ветрище из пустыни и народ в городе по домам сидит.
   Он кивнул и начал ухаживать за девочкой. К моему огромному удивлению, новые обязанности мальчишку ничуть не тяготили, оставалось только гадать, воспитание это такое или природная склонность к заботе о младших.
   На подходе к городу я понял, что меня дергают за штанину. Девочка зачарованно уставилась на большой плакат. На нем смутно знакомый персонаж из мультфильма летел в небесах на черном драконе. Подхватив девочку на руки (тяжелая, однако), я подошел к афише, вспоминая все, что сумел за неделю изучить из проклятого языколомного «франсе».
   – Вуле ву фильмс?
   Она активно закивала. Ну, для того я их сюда и вел, да?
   – Илья, объясни, что тут все на английском.
   Доводы рассудка девичье сердце, очарованное рисованным драконом, не слышало.
   – Ну хорошо, пошли. Илья, браслеты снимите, но далеко их не убирай, чуть что, сразу надевай обратно. Себе первому, потом Даре.
   Он кивнул, раскладывая артефакты по карманам.
   Городок хоть и маленький, но все равно довольно длинный. Навигатору он был знаком, даже кинотеатр с афиши нашелся на карте, так что спустя минут двадцать искомое я обнаружил: обычное, ничуть не пафосное здание со стойками афиш у входа. Внутри три подростка в веселенькой форме продавали билеты, попкорн, газировку и шоколад. Достав из рюкзака переводчик, настучал просьбу, и девочка лет шестнадцати охотно согласилась отвести Дару в туалет, пока мы выясняли курс драгметаллов по отношению к банкнотам Банка Объединенной Каролины. Красивые бумажки, надо сказать, колоритные. Рядом на стенке висел обменный курс остальных штатов, и на нем разных долларов было штук десять. Как-то это мимо меня прошло при всех этих прыжках, уж казалось бы, так внимательно наблюдал, а у них тут, оказывается, вовсе уже не Америка, а какие-то совсем другие страны.
   Причем все тихо, никаких активных боевых действий, никакого препятствия сепаратизму. Впрочем, может быть, этот слон просто не кидается в глаза. Живут тут ярко, улыбчиво, вон даже киношка, как в старые времена. И еда свободно, без карточек, и нищих не видно. Хотя, если подумать, и в Гнединске тоже все более-менее. Если люди живы, то они как-то да наладят свой быт, мало кому понравится жить в развалинах, кутаясь в лохмотья. Кто знает, улыбались бы эти милые ребята пришедшему просить милостыню? Хотя…
   Зал был почти пустой, хотя на афишах и значилось вчерашнее число и крупное – «Премьера!».
   Кроме нас человек пять, я выбрал места подальше от всех, чтобы Илья, как-то понимавший английский, мог объяснять происходящее на экране девочке. Впрочем, драконы летали, 3D-пламя летело в лицо с готовностью визжащим детям (визжала Дара, Илья солидно молчал и только вжимался в кресло), попкорн медленно таял. Я, пару раз проверив округу, расслабился и просто дремал. Вот если бы боевичок, а мультики пусть детей радуют.
   На выходе девушки помахали Даре руками, прощаясь, та ответила что-то по-французски и тоже помахала. Идиллия.
   – Доволен?
   Илья кивнул.
   – Ага. И Дарке нравится!
   – Вижу. Предложения по дальнейшей программе есть?
   – А у нас денег много с собой?
   – Приглядел что-то полезное?
   – Там магазин, новая игра на витрине!
   Смутно я припомнил что-то, проходили по пути в кино.
   – Это вроде для приставки, так?
   – Там и приставку можно купить, наверное?
   – У нас их так просто не продают, думаешь, тут не так? Но зайти посмотреть стоит, пожалуй?
   – Конечно! Приставки для игр лучше компьютеров! Давайте возьмем, тут же игры новые, я таких и не видел, возьмем, а?
   Глаза у обычно спокойного и невозмутимого мальчишки горели. Не выдержав, я сделал ехидное выражение лица и процедил:
   – Любишь приставки? Ш-школота!
   Илья тут же изобразил глубочайшее возмущение и возразил:
   – Коллежота! Элитная!
   – Ну, давай посмотрим, что тут есть.
   Можно говорить о вреде игр долго, но то, что они дают пару часов отдыха от тех, кто в них играет, – научный факт. Дети мне достались замечательные, тем не менее такой шанс упускать не стоит… Стоявший за прилавком темнокожий продавец немного говорил по-французски, так что Илья, выяснив, что продажа свободная, тут же начал собирать немаленький заказ, Дара ему активно мешала, а я, уточнив, что монеты и тут принимают наравне с бумажками, доверил выбор приставки мальчишке, а сам приценился к плейстейшенам. Пойдут как подарки родне и в Гнединск отнесу пару новых игр. Пока я развлекался, вертя в руках игрушку, продавец куда-то ненадолго отлучился, принес Даре розовенькую коробочку с играми «Фор литл бьютифул герлз» и снова начал убеждать в чем-то Илью.
   Я уже переходил к третьей модели, когда за спиной кто-то громко спросил:
   – Мистер?
   Резко обернувшись на хриплый голос, я обнаружил двух людей в форме – мужчину лет сорока, седого, с длинными ковбойскими усами, и брюнетистую полную женщину, как-то слишком пристально глядевших на меня.
   «Где я».
   Так.
   – Илья, браслеты!
   Отложив игрушку, я, старательно не глядя им в глаза, начал подбирать слова:
   – Сори, ай нот спик инглиш. Кен ай – черт, как будет «взять»?! – тейк транслейтор?
   Мужчина кивнул, а его напарница, мигнув, вдруг оказалась рядом с Дарой, привычно ловко подхватила ее на руки и «отмигнула» обратно к двери, за спину седоусого, что-то ласково заговорив.
   – Замри!
   Женщину по инерции наклонило назад и, все так же прижимая девочку, она уперлась затылком в стену.
   Мужчина дернул из кобуры пистолет слишком быстро, я не успевал, но тут он вдруг со всего маху подпрыгнул, ударился головой о потолок, проломил подвесные панели и с грохотом рухнул вниз, выронив оружие. Тут же взлетел вверх опять, по пути задев один из стеллажей и опрокинув его.
   Под грохот разлетающегося стекла и падающих боксов с играми я еще раз просканировал округу.
   А народец-то сюда подтягивается. Тихо, по стеночкам, но несколько человек приближаются. Значит, эти люди здесь не чужие, их тут уважают и их работе стараются помочь. Барахтающийся под потолком человек что-то начал говорить, Илья тут же его выронил, подхватил у самого пола, подбросил. Негр-продавец лежал, закрыв руками голову, за прилавком. Учитывая, что тот был стеклянным, выглядело это глупо.
   Дара с писком вырывалась из рук оцепенелой женщины, наконец вывернулась, упала на пол и тут же кинулась ко мне. Илья еще раз встряхнул мужчину и повернулся ко мне. Лицо бледное, губы сжаты, правая, «огненная», рука повернута ладонью к жертве. Нервничает парень, плохо. Я тоже нервничаю, первая встреча с местными гильдийцами как-то не задалась.
   – Илья, спокойнее. Сейчас все узнаем.
   Сказать было проще, чем сделать, основное препятствие – это дрожащая девчонка, никак не отцепляющаяся от меня и периодически пытающаяся залезть на руки. Пришлось успокаивать. Висящий в воздухе мужчина успокоился раньше. Наконец, я уговорил Дару, посадил на стул, нацепил на запястье браслет, сунул в руки рюкзак, чтобы держала и была как бы при деле, а сам достал переводчик.
   – Илья, спускай его. Совсем на пол не ставь.
   Неудобные кнопки у этой модели, надо будет что-то другое попробовать. Зато шестьдесят языков обещали. Зачем мне столько? На ноутбуке есть переводчик с произнесением и распознаванием фраз, только где тот ноут? Пришлось печатать.
   «Почему вы напали?»
   «Нам сообщили, что подозрительный мужчина с чужими детьми покупает им подарки».
   Я поглядел в сторону подсобки, куда как-то незаметно уполз продавец. Бдительный, сволочь. Но по-умному бдительный.
   «Это мои дети».
   «Я понял».
   Он кивнул Илье, потом улыбнулся Даре и помахал ей рукой. Надо же, видит сквозь невидимость, как и мальчишка.
   «Вы из местной гильдии?»
   «Мы члены штаба обороны».
   «Вы тоже маг?»
   «Да».
   «У вас есть маги-целители?»
   Седоусый первым делом посмотрел на Дару, потом на Илью, и только потом на меня.
   «С детьми все в порядке?»
   «Да. У вас есть маги-целители?»
   «Нет. Никогда о таких не слышал».
   Вот и я тоже.
   «Я хотел бы иногда приходить в город, детям нравятся развлечения».
   Он кивнул.
   «Мы приветствуем всех мирных магов. Прошу прощения за этот инцидент».
   «Пожалуйста, не пытайтесь доставать оружие или применять магию в присутствии детей».
   «Ок, понимаю и согласен».
   – Эй, ю! – дальше я не разобрал. Слова вроде английские, но ни одного знакомого. Или просто их тут так произносят? Показавшийся в окне человек увидел висящего в воздухе мага и тут же попытался взять меня на прицел.
   – Замри.
   Седоусый забарахтался в воздухе, пытаясь разглядеть, что происходит за спиной, пришлось объяснять.
   «Парализация. Не опасно».
   Он кивнул, потянулся к переводчику, но я не отдал. Так, что тут еще надо сделать?
   Подобрав оружие, сунул в храна, приказав тому оставаться на месте. Через шесть часов он растает, все, что было в нем, упадет на землю. А пока пусть побудет в недосягаемости, слишком они тут быстрые все.
   «Мы уходим. Попытку преследовать нас я считаю недружественным поступком. Вернусь без детей потом. Поговорить».
   Слушать, что он скажет, я не стал. Времени до окончания часа еще минут двадцать, а снаружи все больше людей, уже человек пятнадцать, половина с оружием. И дорогу с обеих сторон закрыли машинами, полицейскими, которые приехали почему-то без всякого шума, словно и не Америка.
   Кинув на прилавок все золото, что оставалось в карманах, на ремонт и как плата за одну приставку должно хватить, подхватил на руки нервничающую девочку, тут же вцепившуюся в меня, неодобрительно посмотрел на седоусого и, кивнув Илье, наколдовал на себя невидимость. Прямо по середине дороге, иногда перепрыгивая стоящие машины, мы побежали из города. Вскоре пришлось снизить скорость и уйти на тротуар, но за пять минут до конца часа мы добежали до каких-то больших складских сараев на окраинах.
   «Где я».
   Тихо. Магов вокруг нет, тут и людей-то мало. Городишко – тьфу, тысяч десять, поселок городского типа, но живут как-то лучше, чем в Гнединске. Или я чего-то не разглядел? Может, и так.
   – Илья, все при нас? Ничего не забыли?
   Прижимающий к животу коробку с приставкой парень нахмурился, вспоминая, потом пожал плечами.
   – Ну хорошо. Врата – колодец. Шагай.
   Посмотрев, как он отмер и огляделся, шагнул сам. Только тут Дара наконец отцепилась от меня, слезла на землю и, быстро вытащив из своего рюкзачка световой шарик, убежала. Как оказалось – в туалет.
   – Что, Илья, хорошо развлеклись?
   – Угу.
   Энтузиазма в его голосе не слышалось, но и неудовольствия тоже. Устали, похоже, уже второй час ночи и столько переживаний за день.
   Когда добрели до дома, Дара уже крутилась у печки. Ей было настрого заказано еще в первый день подходить к огню, плита была девочке по подбородок, еще опрокинет чего на себя, но стоявшая кастрюля с компотом манила после всех съеденных сладостей не только ее. Допивали они уже засыпая, пока проверял, что в доме и кругом, запирал дверь и садился за стол вспоминать сегодняшний поход, они уже лежали каждый на своей кровати и спали. Точнее Илья на своей, а Дара на моей, нагло и уверенно оккупированной. Ничего, пару часов ночью в кресле, и пару часов днем на кровати, когда они гулять будут, больше мне незачем.
   Итак, сходил в тихий городок развлечься. Люди нормальные, насколько можно по нынешним временам, надо будет засветиться там за покупками, показать себя мирным обывателем, обремененным детьми, но с ребятами из местной самообороны не общаться, пусть привыкнут. Плохо, что седоусый видит невидимое, да и какие у них с напарницей силы, не ясно, но с другой стороны, что мне с того, все равно их разговоров я бы не понял, так что и подслушивать нет смысла. И да, я слишком уж засиделся, Студент придет, надо будет его на пару часов с девочкой оставить, пусть помучается, под присмотром Ильи, потом нажалуется в деревне. Когда там совсем привыкнут к мысли, что на хуторе у Михалыча мелкая магичка живет, можно будет их с Ильей на пару дней оставлять у тетки, а самому искать дальше. Правду тот американец сказал, что нет у них целителей, или укрывает? Лекари могут быть не менее ценны, чем артефакторы, такие способности чужим светить не станут. Значит – легализация Дары, смотаться в Гнединск, отметиться среди знакомых, слухи узнать, что творится, выведать. И придумать, как допрыгнуть до Австралии, надо и там врата иметь, на всякий случай. А пока…
   Открыв переводчик и убедившись, что дети спят, я начал вполголоса повторять:
   – Хелло, айм ферст тайм ин ер сити. Ду ю майнд иф ай пей голд? Пей силвер? Ду ю нид хелп маджишн?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [42] 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация