А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Баффер" (страница 28)

   – Хорошо, мед возьму. «Ибо видимое временно, а невидимое вечно». Мне топор понадобится, найдете?
   Старик охнул, ухватившись рукой за оружие. Непуганые тут места, этот сильно битый жизнью седой мужик видел в своей жизни наверняка уж не меньше меня, да вот маги сюда не добрались. Слышать слышали, а вот видеть не довелось, пока оборотень не начал людей резать.
   Взяв протянутый в пустоту сильно вытертый топорик, когда-то облегченный до формы почти томагавка, я пообещал:
   – Приду часа через два. Если не найду его сейчас – ночью подожду.
   Три дня прошло, как тварь забралась в хлев одной из старух, и пока женщина с криками убегала к соседям, оборотень вырезал всю живность, вплоть до котят. Наелся, наверное, но сейчас должен проголодаться. Может, и в самом деле подождать? Искать в лесу оборотня? И гадать – дало ли ему перерождение знания лесного жителя, или так, по «В мире животных» да фэнтезийным книжкам он свою жизнь начнет строить? Хорошо бы второе, а то невидимость против зверя плохой помощник, может унюхать, услышать. Нащупать. Ну да проверить все равно надо.
   Кроме меня этой деревне помочь некому.
   Именно такие забывшие о последствиях новички и были основной проблемой Этой Хрени. Маги делились на три группы: первая – это такие, как я. Испугавшиеся, насторожившиеся, многократно перестраховывающиеся, не доверяющие, насколько это возможно, никому. И даже такое поведение не было защитой от ошибок, магия не прощала небрежности, а игровая к тому же и вела себя совсем не так, как можно было предположить. Тем не менее «казуалы» тихонько жили, помогали окружающим, иногда властям. Тихие, мирные люди, опасные соседи, но в эти времена без них жить опаснее.
   Вторая, почти такая же по численности, – это те, кто воспринял свои новые возможности как дар небес, но не потерял головы; эти ребята стремительно подминали власти, иногда шли на службу, иногда организовывали свои магические общества. В общем, те, кто старался чего-то достичь в жизни и без магии, с ней получали новый толчок и обретали новые возможности. Проблем от них больше, зато и польза была, к примеру, командные должности мракоборцев и им подобных почти поголовно занимали такие люди.
   И наконец, собственно «игруны». Введенный властями термин быстро поменял значение, были маги и были игруны. Те, кому в кайф метнуть огненный шар в окно жилого дома, чтобы поглазеть на пожар и суету, кому нравилось отождествление с силами зла, кто не задумывался над последствиями, убивая за недовольный взгляд и пытая просто так. И не все игруны были асоциальными подростками, разные попадались. Как ни странно, они быстро умирали, редко доставляя действительно серьезные неприятности. Никому не нравится одуревший от силы маг по соседству, а как верно было замечено еще Конаном Варваром – ничто так не мешает процессу колдовства, как нож в спине колдуна.
   Этот оборотень, скорее всего, из первых. Увез семью в деревню, зашифровался и начал пробовать силы. Может, хотел чего-то достичь, может, просто развлекался – сейчас, месяцы спустя, я вспоминал свои опыты на кроликах с неловкостью. Хорошо, что у меня были только «детекты», оцепа и одно слабое боевое заклинание, повезло, можно сказать. Оборотень вот тоже думал, что магией можно пользоваться осторожно, учиться, расти… Трудно удержаться от искушения и не всегда хочется.
   А магия имеет свое мнение насчет того, как она должна действовать. Вот и доигрался человек.
   На входе в лес я проверил эффекты, список заклинаний. Уже на второй день после переезда ко мне Ильи я понял, что прыжки – это еще и хорошая возможность отдохнуть, потому что хоть он и был славным парнишкой, но я уже привык жить один. Собственно, все последние три года я привыкал, а сейчас вдруг надо было ломать устоявшийся порядок вещей, и потому, оглядевшись после прыжка, я брел куда глаза глядят часа два, глазея из безопасной невидимости на округу, забираясь на деревья, греясь на солнышке, а отдохнув в тишине, возвращался домой. Сейчас список мема был чист, я отдохнул и внутренне был готов отработать грядущий мед… который гораздо проще было бы достать в деревне у того же Ивана Степаныча. Даже и бесплатно…
   Мне просто нравилось быть героем.
   Одиннадцать парализующих заклятий, десяток защитных… а еще несгибаемая воля, стальные мышцы, серебряный меч за спиной и волосы, рано поседевшие в бесчисленных боях… Ха.
   Волосы, кстати, поседели и в самом деле, только все удлиняющаяся бородка оставалась темной. С каждым днем я все более напоминал старца Григория Ефимовича. Надеюсь, кончу не так, как он, пусть даже и цепляюсь за жизнь ничуть не менее крепко.
   Геройствовать пришлось уже через неделю после моего окончательного выздоровления, когда в Гнединске на заправке, куда я заглянул с канистрой, какие-то беспредельщики задумали устроить показательную казнь. Что-то им в манерах кассирши не понравилось, и маги банды решили сжечь и заправку, и кассиршу, и охрану. Традиция нефтяного перемирия еще не устоялась, так что у них был шанс остаться в живых, если бы не я. Смотреть, как парень лет двадцати бросается огненными копьями в стекло, за которым визжит перепуганная насмерть женщина, я не стал – оцепенение на мага, еще одно на того из его дружков, у которого желтым светились глаза, два выстрела из пистолета.
   Правда, дружки убитых схватились за оружие, так что пришлось скороговоркой выпалить еще четыре оцепы, после чего у дрожащей кассирши попросить наполнить канистру.
   Я не герой, просто отец еще в детстве объяснил, что если не убирать мусор в своем дворе, то так и будешь жить в хлеву. И даже если мусор притворяется человеком, то его все равно надо убирать.
   Теперь на той заправке у меня большая скидка и хорошие отношения с городскими магами: городок хоть и небольшой, но своя «Гильдия магов Гнединска» из восьми человек уже образовалась.
   Следов я не разбирал, шел к опушке, где первый раз использовал «где я». Еще раз через десять минут, и через пять окончательная наводка.
   Он не слишком и прятался, устроив логово в корнях упавшего дерева.
   Большая, серо-бурая тварь лежала, по-собачьи вытянувшись в сторону кислотно-розовых лохмотьев и неподвижно на них смотря. Для волка великоваты челюсти, для оборотня слишком звериная форма тела. Что-то среднее. В игре это, наверное, было полным превращением в тотемного зверя, а в жизни…
   – Замри.
   Не подходя, я с десяти шагов прицелился и пуля за пулей высадил всю обойму в крупную башку, попав раза три. Перезарядил, еще пять выстрелов, проверка. Лежит, не двигается. В такой форме не понять, спал паралич после смерти или он все еще жив? Три выстрела в тело, под лопатку… Черт, обзавестись каким-нибудь солидным стволом, а то не знаешь, достало до сердца или нет?
   Третья обойма, невидимость на себя и очень осторожно подойти со стороны вытянутого хвоста.
   Выстрел в затылок, между ушей, еще. Все, обмяк.
   Подергивающаяся тварь лежала на мужской куртке. Розовыми тряпками были остатки детской кофточки, на которых лежала маленькая, уже изрядно подгнившая кисть руки. Или как лакомство оставил, или как память о дочерях, что ж там поймешь в зверином разуме. Интересно, что…
   Вру!
   Ни хрена не интересно, знать не желаю, помнил ли он о своем перерождении. Может, еще немного подождать, и заместилось бы в нем звериное человеческим обратно, только что дальше? Зверем он стал бы в человеческом теле или человеком в зверином?! Напал на людей? Пусть умрет!
   Достав топорик, приступил к разделке.
   В варкрафте не любил друидов, живучие твари, бьешь-бьешь, а оно все за жизнь цепляется, никак свою награду за победу не получить. В жизни тоже такие есть, так что, подождав, пока затихли последние конвульсии, аккуратно, насколько получилось, отрубил все лапы, голову, несколько раз прорубил спину, круша хребет. Было бы больше времени, сходил бы в деревню за мужиками, но сейчас наломал относительно сухих сучьев и, засыпав останки игруна, поджег, после чего почти час сидел на одном из корней, пережидая, пока огонь не спадет совсем. Правда, пару раз ветер менялся, и пришлось морщиться от вони паленого мяса и шерсти, но это можно пережить.
   В обмен на голову получил от заулыбавшегося старика две банки меда, светлого, плотного, и рассказал, где лежат останки, чтобы позже сходили и прикопали, а то мало ли что. Старик закивал, узнав место по описаниям, долго благодарил. Когда я отходил, снова накинув невидимость, он уже тащил шест, на который и насадил голову зверя. Может, перед домом хотел поставить? Перед своим или перед тем, где игрун жил?
   Восемнадцать минут ожидания в овраге, на подогретой солнцем валежине, врата – колодец.
   Илья дернулся навстречу, но усидел, когда я кивнул ему, только заулыбался в предвкушении, когда я вытащил из рюкзака мед.
   – Давай, Илья, сделаем медовых коврижек? Умеешь? Я вот никогда в печи не пробовал, интересно, вычитал рецепт, как пекли наши деды… мои деды, твои прадеды, значит. Мука у нас осталась, помнится.
   Пацан заметался, потом кинулся к «Домоводству», раскрыл, быстро нашел описание рецепта. Умнеет молодежь, я бы начал спрашивать, а он сразу к первоисточнику.
   – Михалыч, а почему ты мед так… положил?
   – Ну как тебе сказать, Илья… магов-то не все любят. – Я посмотрел на газету, где лежал мед, который я соскреб с верха банок. Хороший мед, плотный. Не мешали его, стараясь укрыть насыпанное. – Вот старик за то время, что я в лесу оборотня искал, мог что-то подсыпать.
   – Старик? Оборотень? – Пацан морщился, пытаясь понять, о чем речь.
   Я рассказал о том, что видел в вылазке, как нашел игруна, чем заплатили. А под конец поделился сомнениями:
   – Сам понимаешь, что у старика к магам после таких событий доверия мало. Что он в мед мог бросить? Стекла толченого? Крысиной отравы? Я ж не кинусь жрать сразу, домой унесу, а там и помру. Вот и обезопасил нас, как мог. Выкинь это, а остальное съедим.
   Илья сбегал в сени к мусорному ведру, вернулся задумавшись и высказал то, чего я и ждал:
   – Но он мог держать у себя в доме специально мед для таких ненужных гостей?
   – Мог. Но я хоть и параноик немножко, а все-таки в людей верю. В смысле в их жадность – он бы тогда банку поменьше взял.
   Мед я, конечно, проверил «опознанием», пока сидел, ждал в овражке, но рассказывать об этом Илье не стал. Пусть наглядно увидит, как я поступаю при подозрении, запомнит, на себя примерит, шаблон поведения составит. Надо ж воспитывать мага? А то убьют еще.
   – Жаль, Михалыч, что я не могу с вами прыгать.
   Я серьезно кивнул:
   – Это да. Конечно, вдвоем поначалу чуть опаснее, учить тебя пришлось бы, но когда-то надо же начинать? У тебя задатки неплохого мага поддержки.
   – Дамагера?
   – Во-во. Подхватил бы тварь замершую, я бы поближе подошел и патронов столько не пожег. Сплошной расход – восемнадцать штук за две банки меда? Разорение!
   – Мед ценный, за него и автоматных столько можно получить, даже больше, – солидно возразил мальчик.
   – Это да, но ведь еще и время мое, риск… не, все же я немного продешевил. Но не всегда надо за наживой гнаться, так?
   – Так. Компенсация хорошая, и репутация поднялась. – Иногда парня бросало в крайности, вот как сейчас. Ничего, пусть хотя бы изображает взрослого, глядишь и в самом деле повзрослеет. Да и мне легче.
   – Вот когда пойду куда-то вратами, если будет возможность – возьму с собой. Только учти, что это будет боевой поход, так что никаких отступлений от задуманного. Что скажу, делать сразу и в точности!
   Он кивнул, по-взрослому не тратя слов.
   – Михалыч, а как вы прыгаете? Это надо… – он сделал жест рукой. – Прицеливаться?
   – Нет. Это заклинание бросает в любое случайно выбранное место игровой зоны.
   – А что может быть зоной?
   – В корень зришь, молодец. Зону определять надо наугад. – Конечно, я не обо всех своих способностях говорил, о команде «где я», постепенно становящейся моим основным козырем, умолчал, и предполагал, что и Илья не все мне рассказал. – Вот, к примеру, если прыгать с поля, где чернозем, то попадаешь по центральной полосе России.
   Быстро пересказав результаты своих «выборных» прыжков, я заставил парня задуматься.
   – Вот как бы ты прыгнул за границу, к морю куда-нибудь?
   – В турагентство пошел бы. Папа говорил, что первый шаг – это выбор маршрута. Получается, что это как бы вход в инст, оттуда портует к боссам… ну или вообще в зону. Так?
   Я даже перестал помешивать разведенный в кастрюле мед. Вытащил ложку, облизал.
   Устами младенца, как говорится.
   – Илья. Эту идею стоит проверить. Давай, пока печем, обдумай ее, ничего не говоря, а потом сравним наши рассуждения.
   А я успокоюсь и перестану удивляться тому, как легко мальчишка решил задачу, над которой я раздумывал уже не первый месяц.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация