А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Баффер" (страница 18)

   Но Док предложил феритиновую программу, она сработала, и я не умер. Тогда не умер, потом тоже не умер. Все жду-жду, а оно никак.
   Мужик перестал хрипеть, вытянул ногу и затих.
   Я не торопясь подошел к покойнику, посмотрел вокруг, присел. Лежащего ничком легко переворачивать, тем более если он не сопротивляется. Пистолет был у того, что прятался за «Газелью», а у этого в кармане нашелся только дешевый ножик-выкидушка, паспорт, мелочь, мобильник. Усатого убило наповал, грудь была залита пропитавшей одежду кровью. Тоже ножик, ключи, бумажник.
   От густой вони меня не мутило, казалось бы, бумажная крыса с богатой фантазией, но крови я никогда не боялся. Было просто противно, особенно когда обшаривал стриженого, и у того неприятно отвис кусок разорванной щеки, показав неправильное крошево зубов. Лежавшего у «Газели» пришлось переворачивать, но под курткой не нашлось ничего, только пачечка купюр в брючном кармане, бумажки и две связки ключей. В стороне лежал пистолет. Уже догадываясь, я подобрал его и вытащил обойму.
   Патроны ничуть не напоминали пээмовские, шарики «пуль» целиком в гильзе.
   Ни хрена это не бандиты. Просто местное хулиганье, решившее поиграть в крутых и напоровшееся на стрелка. Травматик, ножи. Зачем этим ослам понадобилось оружием угрожать? Хотя они, наверное, не ожидали, что могут ответить так быстро и так резко.
   Пока я расшнуровывал тент «Газели», мимо проехала старая «Волга», водитель напряженно смотрел на тела, но сидевшая рядом женщина чуть не била его, размахивая руками и понукая не останавливаться.
   В фургоне было пусто. Картонки, деревянный поддон, грязное ведро, какие-то веревки. Получается, они хотели забрать машину только из-за того, что не захотелось одного сажать в кузов? Ну да, там ехать неудобно, наверное. Или им машина еще для чего-то нужна, выбирали ведь, не первую остановили? Денег для крупной закупки я не нашел, куда они спешили? День вопросов… нет, неделя. Сплошные вопросы. Жизнь изменилась, некому объяснить, что теперь как. Не у кого спросить. И Интернет не работает.
   Обойдя лежавших на дороге, я, пересчитав деньги, вытер платком травматик, сотовые и ножи, бросил их в кабину «Газели». Спохватился, достал пистолет обратно. Убийство с целью ограбления, раз ни у кого нет денег, и пистолет забрали. Или оставить, типа они что-то ценное везли? Тогда мобильники надо взять, один понтовый смартфон, мне такой не по карману. Я снова кинул пистолет под сиденье, затем прошел ко все еще лежавшей вверх колесами легковушке, выбирая ключ из найденных. В багажнике, как и ожидал, оказалась канистра, жестко закрепленная сбоку. Вынимая, никак не мог отделаться от ощущения, что это какой-то замысловатый квест. Спровоцировать дорожное побоище, после проверить трупы на добычу. Получено – семь тысяч рублей и двадцатилитровая канистра с бензином… я ведь за ним в Гнединск ехать собрался?
   Видимо, добираться в район придется после полудня, вратами. Тут, на остановке, ждать не стоит, да и канистру надо отвезти. Голова вот только кружится. Хорошо, что руки не дрожат.

   17

   Всю дорогу до дома меня не покидало ощущение наигранности происходящего. Уже пять человек умерли после того, как я применял на них магию. После того, хотя и не совсем вследствии того. Я причина их смерти. При этом мне ничуть, ну, почти ничуть не жалко. Ни бандита у сберкассы, ни этих провинциальных «пацанов», тормознувших не того человека.
   Плохо, что мне, видимо, еще не раз придется попадать в такие ситуации, а я не готов. Стрелять не умею, тактических знаний ноль, как дальше жить, до сих пор не продумал. Мечусь, как в зад укушенный, глупости делаю. Зато бензин есть, почти полная канистра.
   Никто из убитых там, на дороге, мне не брат и не друг, умерли и пусть. Но это быстрое и жестокое побоище подвело итог всем моим страхам и рассуждениям – мир изменился. Теперь в нем убивают и умирают гораздо проще, чем еще восемь дней назад.
   Может быть, и тогда все было ничуть не лучше, а я, за своей простой и понятной жизнью, этого не замечал, но тогда… тогда это не сейчас.
   Тележка была занята канистрой, засунутой в невидимую сумку, места под кролика не оставалось. Ничего, это деревня, работы нет, торопиться некуда. Занесу канистру, проверю генератор, планшет заряжу. Посижу. Отдохну.
   Надо было мне так подставиться? Убийство на дороге, проверять станут деревни рядом, кого первым делом? Ну или вторым, но приезжих обойдут точно. Участкового я пока не видел, надо думать, что соврать. Еще бы знать, регистрируют ли они приезжих… Никогда не интересовался. Я вроде как родственник в гостях, но, с другой стороны, я же тут надолго?
   Бежать с грузом было невозможно, так что шлепал по раскисшей грунтовке, выбирая места посуше, иногда оглядываясь, чтобы не пропустить машину и не быть задавленным по причине полной прозрачности. Все это было настолько привычно и так походило на ежедневные мои хлопоты последних трех лет, что я едва не дернулся к карману, просмотреть сегодняшний маршрут доставки заказов.
   Кстати, через час восстановятся врата, что буду делать?
   Привычный процесс составления и обдумывания списка дел окончательно поглотил все попытки самоедства на тему «Я причина их смертей». Ну причина, да, и что? Мне вот надо лопату где-то достать, зимой дорожки чистить… Хорошее настроение, нагулянное за последние дни, сменилось обычной спокойной настороженностью, мысли шли неуловимым «зигзугом», пока не наткнулись на сам факт брошенного наугад заклинания. Вот это стоило вдумчиво разобрать, осмыслить и найти способы проверки.
   Заклинание я послал в водителя, при этом не зная, ни кто он, ни где он – только примерно. Значит ли это, что… так, что это значит? Есть некий интерфейс по считке в моей голове намерений? Пока я старался предельно точно продумать цели и средства, применять заклинания строго по назначению. Зря, значит, старался?
   Найти бы ту сволочь, что это все задумала!
   И поблагодарить.
   Поворот с дороги, калитка, заросший двор, крыльцо. В сенях стащил сапоги, стараясь не сильно следить, здесь уборщиц нет, все самому придется выметать… кстати, веник нужен нормальный.
   Войдя в жилую комнату, поискал глазами зеркало, подошел, откинул старый платок. Видимо, еще когда тетка Марина закрывала дом, занавесила единственное зеркало, небольшое, сантиметров тридцати, в деревянной рамке. Комната сейчас была такой же, как и при умершей хозяйке, я не стал снимать ни фотографии, ни два пейзажика. Даже старался не заходить сюда лишний раз, хотя сейчас комната была прогрета и в ней уже можно было жить. Но или въевшийся в стены запах стареющего в одиночестве человека, или непонятно откуда взявшаяся стеснительность не давали расположиться здесь, на кровати у закрытой ковром стены, завести старые часы, может, даже попытаться посмотреть что-то в советских времен телевизоре. Чужая комната.
   Сняв зеркало, я отнес его в кухню и приладил на стену.
   Так, как же там формула звучит? Надо все вспомнить, несколько мегабайт логов, как-то сохранившихся, у меня припасены на планшете, подзарядится, и все, что помню, выпишу. И надо еще придумать, как эти заклинания в жизни маскировать, придется хорошенько подумать… так. Отмечаю время:
   – «Благословен буде Грядый во имя Господне!»
   Мое отражение в зеркале покрылось переливчатой пленкой, расползшейся по телу, укутавшей со всех сторон, замерцавшей, потускневшей… и исчезнувшей. Я ничего не вижу. Эффекты? Есть «защита богов»! В зеркале отражение моей удивленной физиономии и никаких «сияющий кокон окружил Вязимира».
   Не понял, он что – не работает?
   Эффекты?!
   Есть защита! Какого черта?
   Как проверить? Защищает от любой угрозы? Вообще от любой? От любой атаки? Та-ак, атака.
   Подхватив лежавший на столе нож, я аккуратно кольнул, выбрав место на предплечье. Слизнул капельку крови. Ни фига. Что еще можно? Печь?
   Камни плиты были теплыми, но и только. Взяв спички, свернул газетный лист в трубку, как при растопке плиты, поджег. Сжал горящую газету рукой. Тепло, но и только. И дымок. Работает.
   Вот такой я волшебник – невидимый, в огне не горю и в воде не тону.
   Невидимость?
   На месте.
   Был нанесен потенциальный урон, поглощенный непонятной хренью, притворяющейся заклинанием «защита богов». Как и в игре, внешний урон полностью игнорируется. А нанесенная самостоятельно ранка, в отличие от игры, саднит и кровит. И, кстати, за боевое повреждение не считается.
   Черт, мне нужен планшет!
   Генератор стоял в сенях, и я все прикидывал, куда его перенести – с одной стороны, он наверняка шумный и воняет выхлопами, с другой – я боялся, что в бывшем хлеву он промерзнет и я не смогу его запустить. Остаться посреди зимы без планшета? Бррр, чур меня!
   Подготовку к работе начал с изучения инструкции, где почти сразу споткнулся на фразе «залейте масло в бензобак, в соотношении 1 к 50». Масло? Откуда оно у меня?! А что, при покупке нельзя было сказать, что сюда не только бензин нужен?!
   Кажется, в высыпавшемся из багажника перевернутой машины хламе я видел пластиковую бутыль… Сам дурак, времени прочитать инструкцию было вагон. Сколько оно стоит? У меня денег-то хватит? И где его купить?
   На всякий случай заливать в бак бензин я не стал, но проделал все манипуляции, указанные в инструкции – соединил, перевел, проверил, отвинтил. И, конечно, сделал основное:
   – Ибо видимое временно, а невидимое вечно. – А то знаю я эту вашу глушь, вроде никого вокруг, а оставишь хорошую вещь, так сразу исчезает без всякой магии.
   Заодно решился важный вопрос: провод, уходящий от невидимого генератора в дом, стал «двувидимым». С одной стороны, он виделся как немагический, а с другой – постепенно покрывался «стеклом» невидимости. Готов поспорить, что для простого человека он будет растворяться в воздухе. Спадет мой обкаст и проверю.
   «Божественная защита» продержалась десять минут. Ровно десять боевых раундов, как и в игре. Как и «стрелы», заклинание обладает своей собственной логикой, которую еще надо понять. Но главное то, что оно работает и защищает!
   Быстро продумав опыт, вышел во двор, поставил полено посреди двора, повернулся спиной.
   – Остры стрелы твои!
   Стук упавшего полена. Ставим обратно.
   Теперь лицом, но обе руки сжаты в кулаки.
   – Остры стрелы твои!
   Даже не договорив, понял, что не выйдет. И не вышло.
   Пока чистил и прогревал дом, я многое проверял, но в основном боевые качества – как глубоко какой материал пробивают (два сантиметра), как велик разброс (окружность пять сантиметров на расстоянии пяти метров), все ли может пробить (все). Теперь надо проверить способ запуска.
   Руку вперед, пальцы растопырить. Ну, Уиллоу, в каком пальце магия? В мизинце?
   – Остры стрелы твои!
   Импульс сорвался с оттопыренного мизинца, хотя на цель был направлен указательный.
   – Да!
   Значит, классические мысль-слово-жест. Для защитных и парализующих нужно просто знать объект, а боевые заклинания требуют уточнений. Правила безопасной магии?
   Так. Эффекты?
   Невидимость на месте.
   При любом нанесении урона в игре она пропадала, значит, урон по неживому за урон не считается.
   Как бы проверить наведение заклинаний на объект, мне неизвестный?
   Минут пять я мучал мозги, но так и не смог найти приемлемого решения. По идее, стрелы должны попадать в то, что я считаю существующим. Или нет? Можно, например, завернуть разные монетки в бумагу, а ее разбросать, после чего проверить, в какой полетит стрела… а что это даст?
   Мои размышления прервал откат восстановившихся врат, и я машинально глянул на часы.
   Надо купить еще одни. Если основное умение зависит от времени, то следить за этим самым временем стоит внимательнее.
   Без двадцати минут двенадцать. Еще минут десять посижу и пойду маслица прикупить.
   Не доверяя памяти, я дописал на листке пункт в список покупок, поднял тележку. Остановился.
   Долго, минуты две стоял, пытаясь унять рвущиеся из самого сердца слова… негатив по отношению к себе – это плохо, этого не следует допускать!
   Но какими словами назвать дурака, пошедшего в город за покупками с невидимой сумкой?! Второй раз?! Что хуже, в порыве энтузиазма я заколдовал все свои «колесные» сумки, оставался только рюкзак, в котором я не смогу унести все нужное, сил не хватит.
   Список покупок пришлось пересмотреть, но масло осталось.
   В очередной раз поморщившись из-за отсутствия мобильного, а значит, карт, записной книжки и точных часов, приготовился…
   – Врата – храм.
   Внутри? Чисто. Никого не видно. А вот еще плохо – секундомер пригодился бы. До сих пор не знаю, сколько длится неподвижность при переходе.
   Вокруг ничего, не прибавилось нового мусора, не исчез старый. До ближних домов бегом, раз уж с одним рюкзаком, по дороге снова, не удержавшись, прыгал. Знаю, что аукнется, но ничего не могу поделать, ощущение полета – как в детских снах!
   Через пять минут остановился рядом с панельной пятиэтажкой, неуместно торчащей среди дореволюционных домов, огляделся, намеков на искомое не увидел. Первый встреченный абориген, слегка пошатывающийся мужик неопределенного возраста, помахал рукой и предложил проводить. Я отказываться не стал.
   – Так, значит, позакрывали все?
   – Ну!
   – И как, не протестовал народ?
   – Ну! У нас же все с понятием, не столица какая! – Организм попытался прислониться ко мне, пришлось сделать вид, что обхожу дерево. – Стали, очередь, записались все… только эти чурки все равно магазин не открыли.
   – А вы?
   – В другой пошли! Из этого все равно ночью все вывезли.
   – Так чего стояли?
   – Ну, мало ли…
   И он начал долго, косноязычно, но с чувством объяснять, почему жиды в этот раз устроили эпидемию.
   – У вас тут ничего странного не было?
   – Не-э… – Пытаясь показать, насколько у них все обычно, он жутко перекосил лицо. – Школу закрыли, эту и ту тоже. А в ПТУ пацаны ходят. Там у них дела-а. – Фыркнув, он махнул рукой.
   – У молодых все время дела какие-то.
   – Это да…
   Моя попытка навести его на откровения по поводу происходящего в городе ни к чему не привела. Он фыркал, кривился, махал рукой, иногда сбивался на жидов, и почему-то почту, потом кивнул и внезапно, без каких-то объяснений, повернулся.
   Видимо, я недооценил степень опьянения.
   – Эй, так где заправка?
   Организм повернулся, посмотрел на меня терпеливо, опять махнул рукой и снова пошагал.
   Непосредственность реакций впечатляющая. Пришлось спрашивать у проходившей мимо женщины, затем еще пройти немного.
   На заправке цифры гордо указывали, что бензин у нас теперь втрое дороже, это раз, что его нету, это два, и что заправляются только машины в соответствии со списком.
   Что за список, не указывалось. Рядом с заправкой стояла полицейская машина с включенной иллюминацией, для объяснения реалий тем, кто не хотел соглашаться с новой ценовой политикой.
   В пятидесяти метрах от полиции на краю дороги рядом со стойкой сидел парень лет двадцати и без интереса во что-то игрался на мобильном. Вот к нему я и направился.
   – День добрый.
   Парень мельком глянул на меня и вернулся к игре.
   – Добрый. Бензина нет.
   Как же, так я и поверил.
   – А масло?
   – Выбирайте.
   – А бензин?
   – Глухой?
   – Что, даже у вас нет?
   Он вздохнул.
   – Есть. Но пока мусорка не отъедет – нет.
   – Дай литр масла для генератора.
   Парень недовольно поморщился, но оторвался наконец от игрушки.
   – Руки не мерзнут? Холодно же?
   – Увлекся. Нет бензина, а масло вот это… двутактник?
   Пришлось пародировать организм и красноречиво перекосить лицо.
   – Большой генератор?
   – Не очень. Полторашка.
   – Двутактник. Но лучше вот это возьми. – Он вытянул со стойки двухлитровую бутыль, протянул мне. – Как разбавлять, знаешь?
   – Да. А бензин…
   – Нету, откуда бензин? Все строго по спискам владельцев. – При этих словах он посмотрел мне за спину. Не дурак, понял.
   – Хорошо, значит, это возьму. Сколько?
   – Ваши документы!
   Я ожидал, но все равно вздрогнул.
   За спиной стоял полицейский в новой форме, с автоматом на пузе. Какой-то не такой полицейский, в его голосе не было привычного властного безразличия, скорее настороженность пополам с неприязнью.
   – Пожалуйста. – Я расстегнул куртку и вытащил паспорт, постаравшись заодно ухватить листок с покупками. – А зачем, случилось что-то? Ой… блин!
   Листок, подхваченный ветром, улетел недалеко. Когда я вернулся с ним к ожидавшему сержанту, его рука была на оружии.
   – Положено.
   – Ну, положено так положено.
   – Москвич?
   – Да. В отпуск вот приехал к родне, а тут вся эта катавасия… дернулись генератор включать, а масла нет, хорошо хоть бензин нашли. Ну, заодно вот пошел со списком, знаете, всегда в последний момент вспоминаешь что-то, вроде откладывал…
   Я молол всю эту чушь с привычной полуулыбкой, чуть сутулясь и держа в голове образ прежней работы. Видимо, сценический этюд «столичный библиотекарь в провинции» мне удался, так как полицейский ничего не стал уточнять, только протянул мне документ и кивнул:
   – Все в порядке.
   После чего пошел обратно к машине, пока я запихивал паспорт и список обратно в карман.
   – Ну ты артист.
   Продавца моя клоунада не обманула.
   – Это не ваши?
   – Стал бы я тут сидеть, если бы это наши были! – Он зло ощерился. – Тасуют их! Мобилизация у них, всех в казармы, строго, говорят – вплоть до «вышки». Чрезвычайное положение, мать его!
   У него явно накипело, невозможность вести дела привычным образом злила.
   – Это хоть из нашей области?
   – Не, соседи. Гоняют машины, а для людей бензина нет.
   – Сколько за масло?
   Сбитый с темы продавец завис, потом махнул рукой:
   – Восемьсот.
   – Это во сколько раз больше? – Я протянул бумажки.
   – В два, по-божески.
   – А бензин?
   – Иди отсюда, а? У тебя канистры все равно нет и машины нет. Будешь мимо проезжать – дам адрес.
   – Цена?
   – Договоримся.
   Ну да, если на заправке официальная цена втрое выше, то с рук…
   – Гвозди где здесь купить можно?
   Перемена темы парня опять сбила с толку, и секунд десять он пытался понять, чего я хочу.
   – Там, магазины. Работают, наверное.
   Пока я укладывал бутылку в рюкзак, он уже успокоился, косо поглядывая на меня и уже явно сожалея об откровенности, но ничего не сказал. Я махнул, прощаясь, рукой, он кивнул и снова уставился в экран мобильного.
   Магазинчик, где на десяти метрах полезной площади было собрано все, что может понадобиться дачнику, отчего места оставалось только на пузатого усатого хозяина, работал. Гвозди, веревка, спички, проволока, губка, широкая лопата с удобной ручкой… я набил рюкзак строго по сокращенному списку, но все равно перегрузил. Хозяин посматривал на меня с любопытством, но молчал. Я тоже, хотя тут наверняка можно было что-то узнать о происходящем как минимум в городе.
   Ряды «деревенского рынка» были пусты, в двух местах как-то неприкаянно стояли торговцы заморскими фруктами, и это только подчеркивало безлюдность. По дороге к автовокзалу на двух магазинах подряд увидел надписи «Строго по спискам!», рядом с одним стоял военный фургон и несколько пацанов в форме бегали туда-сюда с ящиками и мешками, причем носили в обе стороны.
   Небольшой провинциальный город вроде бы жил своей жизнью, но сюда дотянулось то ожидание, которым была пропитана столица, когда я из нее убегал. Ощущение взгляда в спину из-за задернутой занавески, неприветливость и вдобавок серое небо, никак не способное решить – дождь или снег?
   Ну, хорошо, хоть сгоревших домов нету.
   Ближайший рейс был через четыре часа. Отменили почти две трети, это при том, что автобусы всегда были набиты! Дешево и сердито, зачем запрещать перемещения и ставить кордоны, если можно сократить расписания и сделать бензин неподъемно дорогим? Ждать я не стал, пришлось вернуться в церковь, по дороге завернув таки на рынок. Конечно, можно было бы невидимкой пройти в магазин, но зачем? К тому же когда я еще бананов попробую?
   В результате куча мусора у стены храма чуть подросла, а я долго возился, пытаясь придумать, как поудобнее сесть на холодных камнях и при этом не простудиться.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация