А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Баффер" (страница 17)

   16

   Мытье в тазике совсем не так уж и печально. Кастрюля с водой на плите оставалась теплой до того времени, которое вполне можно считать утром. Пока хватало плиты, но затопить печь, и горячей воды будет хоть залейся, только успевай таскать из почищенной и наполненной до краев бочки в сенях. Надо будет проверить «починку» на предмет ремонта выбитых кирпичей каменки в бане – помимо возможности с удовольствием попариться это еще и дополнительное жилье, в котором можно кое-как перекантоваться, если что-то случится с домом.
   – Рано-рано поутру, пастушок «туру-руру», и коровки в лад ему замычали…
   Камень я решил поставить у ближнего колодца. Резон был простым – невидимость невидимостью, а следы на вскоре обильно все покроющем снегу останутся. Конечно, идти два километра до хутора зимой по нечищеному (а что здесь делать снегоочистителю?) снегу желающих мало, но вдруг да появятся? И как они отреагируют на тянущиеся из леса или заброшенного дома следы?
   Идею разместить портал прямо по месту проживания я отверг – это не мой дом, и мало ли что с ним будет через год? Может, придется менять, или прятаться, или найду что-то лучше. А в стороне от домов, в укрытом месте на стыке двух огородов, рядом с деревьями, камень был ровно на своем месте. Собственно, и в игре портальные камни были расположены как раз так же, на некотором расстоянии от мест основных событий. Стоит обдумать, а случайно ли я выбираю такие места, или это они меня притягивают?
   Как бы то ни было, но камень «колодец» был установлен в отмостку, закрыт невидимостью, «починкой», примазан грязью и проверен в ту же ночь переходом в библиотеку и обратно. На этот раз я не стал искать приключений на собственную голову, мирно просидел в своем укрытии все время восстановления, а потом богатырским усилием подхватил и перенес практически весь свой скарб. От колодца перетаскивать пришлось в четыре захода с отдыхом, но, наконец, у меня было что-то кроме купленной у хозяйки картошки, и, пусть без горючего, но все-таки свой генератор. Еще бы знать, что к нему подключать, в доме из электрических приборов остались только лампочки, даже холодильник давно приспособлен под шкаф; видимо, когда провода оборвали, хозяйка перешла на дореволюционное ведение хозяйства, оставив мне в наследство две вполне рабочие керосиновые лампы и что-то вроде выложенной кирпичами ямы-ледника в подполе.
   Незаметно практически все необходимые работы были выполнены. «Починка» сумела восстановить стекла из обломков, не сразу, пришлось подумать. Просто свалить в кучу осколки разбитых стекол оказалось мало, надо еще и сложить их более-менее похоже, лишь тогда осколки засветились, поползли друг к дружке и слились, подергиваясь, в целый лист, без каких-либо трещин и царапин. Чистый, кстати, до скрипа, можно будет на мытье сэкономить – вынул, разбил, починил, вставил чистое. Жаль, не удалось замерить вес и толщину изначальных обломков и получившегося в результате единого полотна, просто нечем. Ничего, зима длинная, этот вопрос я еще изучу.
   Неожиданным результатом окончания хлопот стала скука.
   Конечно, оставались еще эксперименты, было бы неплохо раздобыть камеру, измерительные приборы и вплотную заняться изучением своих способностей, но заниматься этим постоянно? Слишком смахивает на одержимость, а там недалеко и до безумия. Не хочу!
   У меня всегда под рукой были развлечения: в библиотеке – комп и книги, в курьерской беготне – люди, работа и планшет. Теперь я старательно растягивал даже занятия по изучению игровых сайтов, чтобы подольше хватило. Вот и сейчас, отложив планшет и выглянув в окно, засобирался. Кролики ждут!
   Пальцы, давление, обкаст, проверка эффектов, список запоминания на полтора часа. Решил, что безопасность безопасностью, но «защиты» мне пока не понадобятся, тем более, что и непонятен эффект от них, так что только «видеть невидимое», «видеть магию», «определение наклонностей», «полет», «невидимость», «мигание». Угли в плите пригасли, вьюшку закрыл, дверь запер. На плечо – сумку с самыми толстыми колесами, чтобы не вязли в уже подмороженной, но все еще липкой грязи. Можно идти.
   Не удержавшись, дорогу до села я пробежал, периодически подпрыгивая. С одного раза перемахнуть овраг не удалось, приземлился, чуть-чуть не долетев, прямо в грязь, но следующий прыжок вынес меня через обрывчик наверх, потом еще прыжок, еще… Интересно, а та налипшая грязь, что с меня осыпается в прыжках, она видна? И как это все выглядит? Я привидение, дикое, но симпатичное? В результате настроение поднялось настолько, что я даже не расстроился, узнав, что старик, у которого я собирался купить двух кролей, куда-то уехал.
   У тетки тоже все было тихо, пока я стучал да ждал, из соседнего дома вышла пожилая женщина, помахала мне.
   – Михалыч?
   Как же ее там – Тома? Тая? Забыл напрочь!
   – Он самый. А где Марина Степановна?
   – Уехала в город, с утра позвонили, с дочерью беда какая-то, в больницу положили. Муж с ней, а к детям Марину брат повез.
   С утра? А девять часов – это уже не утро?
   Брат, надо полагать, тот самый мужик-кроликовод.
   – Хорошо, понял. Спасибо, что передали. Не в курсе, у кого тут можно кролика купить?
   Оказалось, что у нее и можно, только кролик староват будет. Мне, похоже, спихивали неликвид. Ничего, сгодится. Но раз уж я в деревне, то почему бы мне «не добежать до границы штата»? Горючки надо, канистру или две, раз тетка уехала, то подзаряжать планшет удастся только в конторе, не хочу напрашиваться в гости к людям ради розетки.
   Можно, конечно, в Гнединск и вратами уйти, но это было бы неразумно… потому что слишком быстро. И, кстати, врата – это не только «туда», это еще и способ эвакуации, который нужно беречь! Тем более что следить вокруг разрушенной церкви опять же не стоит. Впредь буду выбирать такие места для камней, в которые никто не ходит и вокруг которых не наследишь.
   Отвязаться от тетки оказалось довольно сложно, меня попытались заманить в дом обещанием свежего молока, рассказов и пирогов с «домашним, тутошним» вареньем, отговорился спешкой. Когда вышел из дому, то сразу наложил невидимость и оказался прав – тетка тут же проверила, действительно ли я иду к трассе, недоуменно завертела головой, не видя никого на прямой и пустынной улице.
   Чего она меня к себе тянет? Мужа у нее нет, что ли, или слухов не боится? Или наоборот, она тут основная сплетница? Как в деревне все сложно! В городе встретился и забыл, а здесь всегда на виду, надо думать, рассчитывать.
   Снова забег, прыгал я почти задумчиво, размышляя, что и в каком порядке надо проверять на кроле.
   Конечно – стрелы. Затем защиты, на неживое они не накладываются, вот и проверю, как они защитят от, к примеру, тех же стрел или ударов палкой. Затем… черт, жалко кролика, но что поделать, на людях всего этого не попробовать, а знать свои силы жизненно необходимо. Еще бы камеру хорошую найти, и ноутбук с какой-нибудь программой обработки изображения, можно было бы поставить кое-какие эксперименты, да и интересно знать, как все это магиченье со стороны выглядит. Все слишком непонятно, раз теперь у меня есть дом, то надо сесть, подумать, построить таблицу, искать закономерности, выявить опасные места до того, как они меня по голове стукнут.
   К примеру, я так и не придумал, что можно искать при помощи «найти предмет», ведь с учетом игровых особенностей надо знать, что именно ищешь. К тому же снова надо определяться, что такое «зона» в реальной жизни. А то если я решу искать «монета» и в мою бедную голову вывалится вся информация обо всех монетах на планете, то эта самая бедная, но глупая голова лопнет на фиг. Тренироваться надо, опознание использовать сразу как восстановится, привыкать. И вот еще – что значит «умение палицы – 99 %»? Таланты Консервы не давали спокойно спать, не сам же он учился так мечом махать, значит, из игр можно взять и завязанные на магию немагические умения?
   Бедный кролик! Точнее бедные минимум четыре кролика, экспериментов много.
   Остановка на соединяющей два райцентра дороге была только с одной стороны, напротив только столб с табличкой. Экономия! Если верить расписанию, то через двадцать две минуты сюда приедет автобус. Если верить жизненному опыту, то он приедет через час. Ничего, мне оба варианта годятся. Пока я размышлял, стоит ли снимать невидимость, к остановке подошла женщина, устроилась на бетонной скамье с торчащими кусками арматуры и завертела головой.
   Вот и объект исследований!
   На тень, которую я отбрасывал на нее и рядом, внимания она не обратила. На поднесенную к одному глазу руку тоже, видимо, картинка к мозгу как-то компенсировала закрытые невидимой, но непрозрачной помехой части. Аккуратно поставил обе ладони перед глазами – завертела головой, потерла лоб. На звук подкинутого ударом ноги осколка стекла обернулась, но ничего не заметила. Еще одно подтверждение тому, что моя невидимость психологическая, а не физическая. Где бы найти какие-то датчики, срабатывающие на изображение? Фотоэлементы? И что я, собственно, хочу выяснить?
   Ну, к примеру, стоит ли мне бояться автоматических установок, совмещенных с пулеметом. Читал я где-то страшилку, что беглых зэков в тайге ищут при помощи установленных на вертолетах совмещенных с прицелом инфракрасных датчиков и прямо сверху из пулеметов расстреливают. Могут ли на меня выпустить, к примеру, беспилотник? Заметит меня машина, отреагирует? Должна, наверное.
   Мимо проезжали редкие машины, никто на остановке, видя ожидающую женщину, не притормаживал – глубокая лужа как раз рядом с павильоном, наоборот, заставляла тех, кто повежливее, объезжать ее ближе к центру дороги. Женщина ждала, я скучал, встав метрах в десяти, машины ехали. Нарочно так получилось или само собой, но остановка на съезде оказалась как раз посередине меж двух невысоких гряд с лесополосами поверху, и увидать идущий автобус можно было только метров за пятьсот, когда он перевалит ближний холм.
   – Да чтоб тебя! Специально ведь сделал, гадюка!
   Резкий поток холодных брызг вывел из раздумья, заставив сосредоточиться на происходящем. Мимо пролетела зеленая легковушка с тонированными стеклами, почти сразу за ней ехала тентованная «Газель». Легковушка действительно «выходила из маневра», чертя мокрыми следами дорожку от лужи обратно на свою сторону дороги.
   Ну вот и шанс проверить автонаведение заклинаний.
   – Замри!
   Ни указующего пальца, ни взгляда на конкретную цель, только расфокусировано вслед машине, но легковушка плавно продолжила свой поворот, через пятьдесят метров резко вильнув и улетев к обочине. Наверное, сидевший рядом с замершим водителем пассажир успел дернуть руль, что не спасло, впрочем, машину от переворачивания набок, затем на крышу и долгого скольжения под скрежет металла. Наконец легковушка замерла, аккуратно, словно нарочно, скользнув с дороги в кювет.
   – Ой… что это они?
   «Газель» резко затормозила, останавливаясь на обочине рядом с легковушкой, у которой уже кто-то изнутри открывал, пиная ногой, заклинившую дверь. Пойду-ка я посмотрю на дело своих рук. Или, правильно сказать, «своих глаз»? «Своих мозгов»?
   Из «Газели» выскочили двое мужиков, один наконец выбрался из легковушки, тут же полез обратно, рывками вытащил водителя.
   – Лысый? Бля, мужики, он не двигается!
   Остановившись метрах в двадцати, я удивился своей отмороженности, но все равно с интересом наблюдал за происходящим. Мечта всей жизни – можно удовлетворять любопытство совершенно безопасно!
   «Лысый», видимо водитель, в которого попало мое «оцепенение», лежал как манекен, выставив перед собой руки и чуть согнув ноги, словно сидел за рулем. Не точно так же, но очень похоже. Кстати, и в самом деле бритый наголо, как браток из девяностых. Спохватившись, я посмотрел на часы – если мои расчеты верны, то неподвижность продлится минуты четыре еще. Видимых повреждений не было, разве что кости сломал. «Кожаный» (оба ехавших в легковушке были в похожих кожаных куртках) что-то возбужденно объяснял флегматичному усатому пассажиру грузовика, тот кивал, стоявшего в сторонке и рассматривающего перевернутую машину водителя «Газели», подумав, решил называть «длинным». Близко не подходил, так что слышал лишь отрывки фраз и наиболее экспрессивные выражения. Через четыре с половиной минуты тормошения, растирания и легких пинков наконец зашевелился оцепенелый любитель проехаться по лужам и сразу выдал длинную, абсолютно непристойную тираду, посвященную не своим переживаниям, а тому, что его друзья прогнали три остановившихся за это время машины. Видимо, в оцепенении он все происходящее вокруг прекрасно понимал, и теперь его злило, что они остались вчетвером на одну не очень просторную кабину фургона.
   Заскучав, я пошел на остановку. Женщина уже куда-то исчезла, уехала или ушла – за пять минут вполне можно и пешком уйти от такой неприятной компании, так что я с удобством присел на скамью, выбрав место, где выступавшая арматура не так явственно выступала.
   Мужики вились вокруг перевернувшейся машины, но попытки ее поставить на колеса ни к чему не привели, через десять минут стоявший в стороне Лысый скомандовал: «Хватит!», и все с облегчением отступились. М-да, за облитую холодной ноябрьской водичкой селянку месть получилась немного чересчур. Как минимум стекла им менять придется, и у «кожаного» рука сильно ушиблена, постоянно морщится.
   Надо смотреть внимательнее вокруг. Я же невидим, проедет еще автобус как мимо пустого места, обидно будет. Только как быть с этой компанией? Может, ну его? Пойду домой, кролика у Томы-Таи заберу? Хотя можно и подождать. Жаль, нет мобильного.
   К остановке подходили двое «кожаных», за ними разворачивалась «Газель». Из подъехавшей машины вышел «усатый», тут же присоединившийся к обсуждению каких-то дел, водитель оставался в работавшей на холостом ходу машине. Мимо проехал «КамАЗ», притормозив у перевернутой машины, еще через минуту две легковушки сразу, но внимания компании они не привлекли.
   – О, смотри!
   Лысый кивнул, соглашаясь.
   – Подойдет. Давай!
   Видимо, они договорились заранее, и сейчас водитель «Газели» развернул машину поперек дороги в десяти метрах от остановки, заставив подъезжавшую иномарку затормозить и остановиться. Судя по кольцам на радиаторе, это была «Ауди», светло-серая, в варианте… никогда не мог запомнить, как это называется? Хетчбэк? Бэк – сзади, хетч… люк, да? Или нет? И грязноватая, по погоде. Объехать «Ауди» не получалось, фургон перекрывал всю дорогу, а съезжать в канаву здесь, в низине, значит гарантированно посадить машину в грязь, машина затормозила и остановилась, окно водительской двери поползло вниз. За рулем сидел мужик в зеленой ветровке и смешной шляпе. Такую я видел на фотке в какой-то книге о туристических слетах семидесятых. Кроме «туриста» в машине никого не было, только сумки навалены на заднем сиденье.
   Черт, придется мужику помогать, раз уж заварил всю эту кашу. Четыре «оцепенения» потратить, или хватит пары, чтобы испугались? Заодно проверю, как заклинания ищут неопределенную цель, буду просто в их сторону кастовать.
   – Эй, помощь нужна! Вылазь!
   – Что случилось? – Водитель говорил в окно, опустив стекло и не выходя из машины.
   – Слушай, такое дело, нам машина нужна.
   «Турист» осмотрел дорогу и говоривших. Все четверо сейчас стояли рядом, переглядываясь.
   – Мобильник не берет разве? Вызывайте аварийку. Моей шестеркой вам не помочь, если уж «Газелью» не вытянули.
   – Ты не понял, браток, нам машина ну очень нужна. – Главарь кивнул Лысому, и тот картинным жестом расстегнул куртку, показав заткнутый за пояс пистолет. – Ты тут на остановке посидишь, мы через часик вернем. Даже денег заплатим.
   Усатый закивал, состроив комичную гримасу. Водитель «Газели» развел руками. Так, на фиг эксперименты, первым в оцепу Лысого. Еще мне тут стрельбы не хватало, начнут менты приезжих обходить… к черту!
   – Ты вон аж из столицы едешь, отдохнешь…
   «Турист» быстро распахнул дверь, но не успели грабители двинуться к машине, как он откуда-то из-под потолка вытащил ружье. Короткое и с длинным магазином.
   – Отошли из машины! Лечь на землю, лицом вниз, руки за голову.
   – Попутал, урод? Да ты сейчас…
   Договорить он не успел, заряд картечи ударил его по лодыжкам, смешно излохматив штанины, и мужик повалился набок, закричав. Лысый метнулся вбок и присел, укрываясь за капотом «Газели», а «турист» почему-то не стал закрываться своей машиной, наоборот, быстро отскочил и пригнулся. Выстрел, стоявший замерев Усатый мотнул руками и упал спиной вперед. Выстрел, два стекла у грузовика разлетелись, от остановки я видел, что согнувшийся там Кожаный нервно дернулся, продолжая нашаривать что-то у себя за пазухой. Выстрел, сразу второй – попытавшийся убежать за остановку водитель «Газели» нырнул в канаву головой вперед и затих, выжидая или уже не в состоянии шуметь.
   Молчали и оставшиеся на дороге. На гребне справа быстро разворачивался какой-то «жигуленок». «Турист», стоя на колене, быстро переводил ствол с одной цели на другую. Лежавший на земле Кожаный с подвыванием притянул к животу ноги, что-то прокричал неразборчиво. Выстрел. На дорогу плеснуло кровью и, кажется, мозгами.
   Водитель легковушки, держа оружие наготове, быстро пригнулся, посмотрел зачем-то под «Газель» и аккуратными короткими шажками пошел как-то боком к ней.
   – Эй, ты! Мудила, нам только тачка нужна была! Хули ты стрелять начал, урод?!
   «Турист» молчал.
   – Давай вали отсюда, сволочь! Обещаю, что стрелять не буду!
   «Турист» еще сдвинулся в сторону, замер. Мне было видно, что стоящий на колене за колесом «Газели» Кожаный смотрит в другую сторону, выставив перед собой пистолет. Потом до него дошло, что с этой стороны капот фургона прикрывает только его торс, оставляя на виду ноги, он отполз спиной вперед, заерзал, пытаясь укрыться за колесом целиком.
   – Серьезно, на хрен ты нам не нужен! Уе…вай, гнида, а то пристрелю!
   На последних словах его голос сорвался.
   Стенка остановки и полуразвернутая «Газель» закрывали от меня «туриста», я, замерев, ждал развязки.
   – Эй! Пацаны, вы как там?
   Кожаный прислушался, ругнулся, завертел головой. Видимо, он до последнего момента ничего так и не понял, уткнувшись после выстрела в колесо лицом и почти обняв его. «Турист» рисковать не стал, выстрелив еще раз, отчего тело Кожаного только плотнее обняло колесо, и лишь потом вышел из-за фургона, обвел стволом всех лежащих… всех убитых. Затем быстро сел за руль «Газели», сдал назад, отчего она ушла в кювет задними колесами.
   За окошком «Ауди» кто-то шевельнулся. Сначала мне показалось – собака, но спустя несколько мгновений ошалевший от происходящего мозг выдал реальную картинку: мальчик лет восьми. В джинсовой курточке, смотрит в окно. На меня.
   Он меня видит?
   Маг?!
   Я медленно поднял руку и приложил палец к губам – молчок!
   Мальчишка печально кивнул и опустился обратно на пол «Ауди».
   Мужик, выйдя из-за «Газели», боком, не теряя из виду лежащего в канаве, прошел к своей машине, что-то тихо сказал внутрь, сел, не закрыв двери. Машина, как ни в чем не бывало, тронулась с места. Без пробуксовки, без визга, без дымящихся на асфальте следов. Спустя минуту «Ауди» перевалила через гряду и скрылась из вида.
   Я сидел, боясь шевельнуться. Все произошло настолько быстро, что… это слишком быстро! И я хотел ему помогать?!
   Пальцы чуть подрагивали. Привыкаю?
   Наверное. На разломе я морально готовился и был примерно в курсе того, что может произойти, к тому же там все было «понарошку», а сейчас все всерьез. Вроде нормальные люди, такие же, как те, что вокруг меня всегда, и вот уже они мертвые.
   Магия-шмагия. Восемь выстрелов из обычного дробовика, и четыре трупа. Ну, три с половиной, этот уже доходит. Я встал и присмотрелся к пытающемуся ползти по канаве в сторону остановки мужчине. С дороги не увидать, а отсюда вполне. Нормальное лицо, ничуть не злодейское, только рот и подбородок в крови. Понадобилась им машина, остановили, оказались не готовы. И умирает ничуть не трагично, просто дышит тяжело и безуспешно пытается выползти из лужи на дне. Даже не видно, куда ему пуля прилетела… или это картечь была? Нет, пуля, наверное, картечь вон тому досталась, с излохмаченными брюками и разваленной надвое головой.
   Когда в одной со мной палате умирал молодой парень, было гораздо страшнее. Он умирал от того же, от чего и мне светило вскоре, умирал долго, с хрипами, с вывозом в реанимацию и возвращением обратно, с временными прояснениями и новыми приступами, так похожими на мои. И когда он затих наконец, это было наполовину облегчением для меня, а наполовину указанием – жди. Ты умрешь так же.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация