А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Право на Спящую Красавицу" (страница 7)

   Принц Алекси

   Красавице приснился не очень приятный сон. Она бродила по родному Замку, по его пустым коридорам и время от времени останавливалась у окон, глядела в них, как крохотные фигурки крестьян собирают в стога свежескошенную траву. На бескрайнем небе было ни облачка, и скучная сплошная голубизна навевала тоску.
   Красавица никак не могла найти себе занятия, все дела были переделаны тысячу раз. Потом вдруг ее слуха коснулся непонятный звук.
   Она пошла на этот звук и вскоре в дверном проеме увидела старуху: страшная и кривая, та сидела за странным устройством, состоявшим из большого вращающегося колеса с нитью, что наматывалась на веретено.
   – Что это? – спросила Красавица.
   – Подойди и глянь сама, – ответила старуха юным и сильным голосом, который никак не вязался с ее внешностью.
   Только Красавица подошла к диковиной машинке, как сразу же провалилась в глубочайший обморок. Мир вокруг нее зарыдал.
   – …Спи, засыпай на сотню лет!
   …Проснувшись, она поняла, что лежит не дома, а на кровати рядом с Принцем, и в кожу ей впиваются острые грани драгоценных камней.
   На стенах плясали тени, на резных столбиках кровати играли блики от пламени, а вокруг кровати был натянут яркий балдахин. Красавица приподнялась, ощутив прилив сил и желания, радостная от того, что избавилась от гнета кошмара.
   Как ни странно, Принца рядом не было.
   Все в том же плаще из красного бархата и остроносых сапогах из белой кожи, он стоял у каминной полки, украшенной гербом со скрещенными мечами. Лицо Принца выражало глубокую задумчивость.
   Зуд между ног усилился, и Красавица чуть слышно застонала – чтобы привлечь внимание господина. Принц отвлекся от мыслей и подошел к ней. В темноте она не видела его лица.
   – Хорошо, есть лишь один выход, – произнес он. – Ты должна понять, что в Замке особенных рабов нет.
   Принц потянул за шнур колокольчика у кровати и приподнял Красавицу так, что она села, поджав под себя ноги.
   Вошел паж, столь же невинный с виду, сколь и юноша, что так рьяно порол принца Алекси накануне. Как и остальные пажи в замке, он был высок и с сильными руками. Очевидно, мальчиков специально отбирали для подобных обязанностей. Этот уж точно удержал бы Красавицу за лодыжки, однако в его спокойном взгляде Красавица не заметила ни капли злобы.
   – Где принц Алекси? – грозно спросил Принц, расхаживая взад-вперед по комнате.
   – О, его было решено примерно и сурово наказать. Королева за неуклюжесть велела оставить принца в саду, в очень неудобной позиции.
   – Я сделаю так, что ему станет еще неудобней. Испроси дозволения у моей матери и приведи Алекси ко мне. Заодно пришли оруженосца Феликса.
   Красавица слушала его и молча поражалась. Она хотела придать лицу спокойное выражение, как у пажа, ведь когда приведут Алекси, скрыть свои чувства не выйдет. Надо отговорить Принца от затеи.
   Однако стоило ей раскрыть рот, как Принц велел ей молчать и опустить взор.
   Волосы упали ей на руки и на бедра, щекоча обнаженную кожу. Не без удовольствия Красавица отметила про себя, что Принца отговорить не получится.
   Оруженосец Феликс явился почти немедленно. Это был тот самый паж, что порол принца Алекси на пиру. Когда он поклонился Принцу, на поясе у него качнулась золотая лопаточка.
   «Все, кого забирают служить при дворе, наделены особым даром», – подумала принцесса, глядя на Феликса, красавца со светлыми волосами, так мило обрамляющими юное лицо. Впрочем, красотою он несколько уступал принцам-пленникам.
   – Где Алекси? – спросил Принц высоким голосом. В глазах у него уже поблескивал гневный огонек, и Красавица начала побаиваться.
   – Его как раз готовят, ваше высочество, – ответил Феликс.
   – Готовят? До сих пор? Сколько этот неучтивый варвар прослужил в Замке?
   В этот момент в спальню ввели принца Алекси.
   Красавица старалась смотреть на него равнодушно. Само собой, Алекси привели голым, иного Красавица не ожидала. Он покраснел, выбившиеся рыжие пряди падали ему на лоб и закрывали глаза, которые он боялся поднять. Кронпринц и Алекси были примерно одного возраста и одного роста, но перед разгневанным Принцем, что мерил шагами комнату и сверкал глазами, принц-пленник выглядел смиренным и беспомощным. Его член стоял колом; руки Алекси послушно держал на затылке.
   – Значит, ты был не готов явиться ко мне? – прошептал Принц. Он подошел ближе, присмотрелся внимательно к Алекси, взглянул на его восставший орган… и хлестнул по нему ладонью. Алекси невольно поморщился. – Может, тебе поучиться… всегда быть… в готовности? – Принц говорил медленно и издевательски учтиво.
   Он взял Алекси за подбородок и заглянул ему в глаза. Красавица поймала себя на том, что беззастенчиво смотрит на них обоих.
   – Прошу прощения, ваше высочество, – без капли смущения произнес Алекси низким, спокойным голосом.
   Губы Принца растянулись в улыбке. Глаза у Алекси были крупней, чем у него, и в них читалось то же умиротворение, что слышалось в голосе. Своей безмятежностью пленник словно был способен усмирить гнев Принца… хотя вряд ли что-то могло погасить это пламя.
   Принц тем временем погладил член Алекси, игриво шлепнул по нему, затем еще раз.
   Принц-пленник опустил взгляд, однако сделал это с большим достоинством, свидетельницей которому Красавица стала во время порки на пиру.
   «Надо научиться тому же, – сказала она себе. – Я должна обладать той же силой, чтобы гордо сносить унижения». Поразительно, как принц Алекси мог постоянно демонстрировать желание, любовь, тогда как Красавица скрывала вожделение. Она морщилась, глядя, как Принц щиплет пленника за соски, а потом хватает его за подбородок и смотрит в глаза.
   За всем этим с нескрываемым удовольствием следил оруженосец. Скрестив руки на груди, Феликс широко расставил ноги и глазами буквально ел принца Алекси.
   – Сколько ты в услужении у моей матушки? – спросил Принц.
   – Два года, ваше высочество, – тихо и скромно ответил пленник.
   Невероятно, два года!.. Собственная жизнь до прихода Принца показалась Красавице и то короче. Впрочем, ее не так встревожили слова, как голос Алекси. Заговорив, пленник стал еще живее для нее.
   Он был чуть плотнее Принца, а мошонку у него между ног скрывали чудные темные волосы.
   – Твой отец прислал тебя к нам в качестве заложника.
   – По требованию Королевы, ваше высочество.
   – На какой срок?
   – Пока не надоем вашему высочеству и ее величеству.
   – Сколько тебе лет? Девятнадцать? Ты пример для остальных заложников.
   Алекси зарделся. Принц развернул его лицом к Красавице и подвел к кровати.
   Красавица тут же выпрямилась, чувствуя, как заливается краской лицо.
   – Любимчик моей матери? – напомнил Принц.
   – Не сегодня, ваше высочество, – ответил Алекси, и на его губах мелькнула едва заметная улыбка.
   Принц сдержанно рассмеялся.
   – Да уж, этим вечером ты вел себя не очень хорошо.
   – Мне остается лишь надеяться на прощение, ваше высочество.
   – Не только, – прошептал ему на ухо Принц и подтолкнул к Красавице. – Можешь еще отплатить страданием и преподать принцессе урок идеального смирения.
   Тут он обратил свой пристальный, испепеляющий взгляд на нее, и Красавица, опасаясь прогневать Принца, потупила взор.
   – Смотри на Алекси, – приказал Принц, и она взглянула на прекрасного пленника, стоявшего всего в нескольких дюймах от нее. Растрепанные волосы отчасти скрывали его лицо, зато кожа принца показалась ей соблазнительно гладкой. Красавица затрепетала.
   Как она и боялась, Принц заставил пленника смотреть на нее. И пока Красавица глядела в большие карие глаза Алекси, тот спокойно – и так, чтобы Принц не заметил – улыбнулся ей. Красавице же оставалось лишь любоваться им, надеясь втайне, что Принц не видит на ее лице отражения неугодных ему чувств.
   – Поцелуй мою новую рабыню, поприветствуй ее в нашем доме, – велел Принц заложнику. – Целуй в губы и в груди.
   С этими словами он заставил пленника опустить руки.
   Красавица ахнула. Наклонившись к ней, Алекси вновь – так, чтобы Принц не видел, – улыбнулся. Красавица вздрогнула, когда их губы соединились. Предательский зуд между ног превратился в тугой комок, – Алекси поцеловал ее в левую грудь, затем в правую. Красавица чуть не до крови закусила нижнюю губу. Пленный принц погладил ее по щеке, по грудям и снова выпрямился, приняв невозмутимый вид.
   Красавица сама не заметила, как спрятала лицо в ладони, однако Принц поспешил это исправить.
   – Смотри хорошенько! Вот пример идеально послушного раба. Привыкай к его виду, чтобы впредь видеть в нем только и только этот пример.
   Он рывком развернул Алекси к ней задом, демонстрируя красные рубцы на ягодицах.
   Алекси довелось получать куда более суровые наказания, чем Красавице: его бедра были покрыты синяками и шрамами.
   – Не смей отворачиваться, – сказал Принц Красавице. – Поняла?
   – Да, мой Принц, – ту же секунду ответила она, боясь вызвать сомнения в своей послушности. Несмотря на муки, Красавица вдруг ощутила странную решимость: она должна смотреть на принца Алекси, на его молодое и мускулистое тело, ладную, упругую попку… только без восхищения. Показывать надлежало одну покорность.
   Впрочем, Принц больше не видел ее. Левой рукой он взял Алекси за оба запястья, забрал у Феликса длинную, обтянутую кожей палку и несколько раз хлестко ударил пленника по ляжкам.
   Затем оттащил его на середину комнаты и, поставив ногу на сиденье стула, нагнул принца через колено – как совсем недавно нагибал Красавицу. Она теперь смотрела на пленника со спины и видела не только его зад, но и мошонку. Палочка в руке у Принца взлетала и опускалась на испещренную шрамами плоть, однако пленник ни разу не дернулся. Он держался смирно и не думал избегать ударов.
   Впрочем, сколько ни восхищалась его волей и выдержкой Красавица, в конце концов Алекси стал едва заметно подергивать попкой, ноги его задрожали, а из-за плотно сжатых губ донесся приглушенный, едва слышный стон. Принц продолжал лупцевать пленника почем зря, покрывая кожу ягодиц темно-красными полосами. И вот, когда его гнев, казалось, достиг пика, Принц велел юноше опуститься на четвереньки.
   Заплаканный, но по-прежнему сдержанный, Алекси исполнил приказ.
   Принц носком сапога уперся в головку его члена. Схватил Алекси за волосы и рывком заставил его поднять голову.
   – Расстегивай, – тихо произнес он.
   Пленник сию же секунду, с поразительной сноровкой, губами принялся расстегивать бриджи Принца. Расправившись с крючками и петельками, он ловко извлек из штанов набухший член Принца и нежно поцеловал его. Впрочем, боль он терпел такую сильную, что не ожидал, когда Принц засадил ему в рот. Алекси чуть приподнялся на коленях и завалился назад. Пришлось ему притвориться, будто он руками ласкает Принца – просто чтобы удержаться от падения. Зато потом, восстановив равновесие, он принялся энергично работать ртом, сосать монарший член.
   Красавица зачарованно следила, как пленник двигает головой – туда-сюда, туда-сюда, – а руки его свисают, готовые исполнить новую прихоть наследника короны.
   Довольно скоро Принц прервал ласки, он не хотел достичь вершины наслаждения столь быстро и отпускать Алекси так просто.
   – Иди к сундуку в углу, – сказал Принц. – Принеси кольцо, что лежит в нем.
   Алекси пополз на четвереньках в угол, однако Принц, видимо, неудовлетворенный, щелкнул пальцами. Сей же миг оруженосец Феликс стал подгонять пленника золотой лопаточкой. Он шлепал несчастного, даже когда тот зубами доставал из сундука большой кожаный обруч и нес его назад, к Принцу.
   Только после этого наследник отослал Феликса в угол. Алекси задыхался, его трясло.
   – Надевай, – приказал Принц.
   Алекси держал обруч в зубах, но не за кожаную часть, а за небольшой позолоченный мундштук. Не разжимая зубов, он накинул кольцо Принцу на член.
   – Ты служишь мне и всюду следуешь за мной, – сказал Принц и стал медленно ходить по комнате, упершись руками в бока и глядя, как перед ним ползет на четвереньках заложник.
   Алекси же, словно привязанный к Принцу, будто целовал его в член. Он пятился раком, чуть выставив перед собой руки – не дай бог упасть на Принца и тем выказать непочтение.
   Обычными размеренными шагами, не утомляя раба, Принц достиг кровати и оттуда направился к камину.
   Внезапно он развернулся в сторону Красавицы, да так резко, что Алекси лбом уперся в ногу Принцу, и тот почти ласково погладил его по волосам.
   – Смотрю, тебе претит эта бесстыдная позиция? – прошептал Принц и с силой ударил пленника по лицу. Алекси упал, и Принц наступил ему на спину, заставив снова опуститься на четвереньки.
   – Взад-вперед по комнате, – щелкнув пальцами, сказал он Феликсу.
   О, ненавистный оруженосец!.. Он только рад был услужить и принялся гонять Алекси по спальне.
   – Быстрее! – командовал Принц.
   Ярость в его голосе резала слух, и Красавица зажала рот ладонями. Хотя Алекси, как мог, поспешал, оруженосец бил его все чаще и сильнее. Команды и шлепки уже не чередовались, они звучали одновременно. Алекси утратил последние капли изящества и достоинства, и тогда, глядя на него, измученного, Красавица кое-что уразумела: послушание и плавность движений служили пленнику отдушиной, за ними он скрывал насмешку.
   Но растерял ли он достоинство? Или же прогнулся под гнетом королевской ярости?
   Красавица вздрагивала с каждым новым шлепком; стоило Алекси развернуться к ней задом, как ей открывалась ужасная картина: рубцы и свежие раны на бедрах и ягодицах.
   Внезапно оруженосец остановился.
   – Кровь, мой Принц, – доложил он.
   Принц Алекси задыхался, стоя на коленях и опустив голову.
   Взглянув на него, Принц кивнул. Он щелкнул пальцами, приказывая пленнику встать, и вновь схватил его подбородок, заглянул ему в глаза.
   – Что ж, на сегодня с тебя хватит, благодари за это свою нежную кожу.
   Принц развернул Алекси лицом к Красавице. Пленник держал руки на затылке, и его красное, мокрое от слез лицо казалось ей неописуемо красивым. Видно было, сколько всего он чувствует, переживает, и когда Алекси подвели ближе к Красавице, ее сердце забилось чаще.
   «Если он снова меня поцелует, я умру, – подумалось ей. – От Принца мне свои чувства ни за что не укрыть».
   Значит, Принц может пороть пленников до первой крови… Что бы это значило? Неважно, лучше уж пусть сечет до крови, чем узнает о сердечной приязни Красавицы к Алекси.
   «Зачем он так?» – в отчаянии подумала она.
   Тут Принц толкнул пленника на кровать.
   – Положи голову ей на колени, – сказал он, – и обними ее.
   Ахнув, Красавица тут же подобралась, тогда как принц Алекси подчинился немедленно. Его волосы накрыли ее лоно, губы прижались к бедрам. Тело его было горячим, и Красавица чувствовала, как колотится его сердце. Она невольно обняла Алекси.
   Ногами Принц развел ему бедра. Потом рукой схватил Красавицу за шею, притянул к себе и, поцеловав принцессу, вогнал член в зад Алекси.
   Он двигался напористо и грубо, и пленник стонал, все чаще колотясь головой в живот Красавице. Принц отпустил ее, и она расплакалась, крепче прижимаясь к Алекси. Наконец Принц вскрикнул, достигнув пика наслаждения. Упершись руками в спину юноши, он постоял немного, пока не стихли сладостные конвульсии.
   Красавица старалась плакать как можно тише.
   Принц Алекси разомкнул объятия и незаметно поцеловал ее в хохолок на лоне, а когда его стащили с Красавицы, улыбнулся ей одними глазами.
   – Поставь его в коридоре, – велел Принц оруженосцу. – И смотри, чтобы никто не ублажал его. Пусть каждые четверть часа Алекси напоминают о долге короне, но никто не должен дарить ему облегчения.
   Алекси увели, и Красавица уставилась в открытую дверь. На этом, однако, ничего не закончилось. Принц схватил ее за волосы и потащил за собой.
   – На четвереньках, дорогая. По Замку будешь передвигаться только ползком, пока тебе не разрешат подняться.
   Она поспешила за ним в коридор и остановилась у края лестницы.
   На полпути вниз имелась широкая площадка, с которой просматривался весь Большой зал.
   На этой самой площадке стояла ужасная статуя языческого бога, что похвалялся восставшим членом. На фаллос статуи и насадили принца Алекси. Широко расставив ноги на пьедестале и откинув голову на плечо изваянию, пленник застонал, когда в него вошел каменный член. Феликс тем временем связал принцу руки за спиной.
   Пальцы на правой, поднятой руке статуи образовали кольцо, как будто некогда бог держал копье. Теперь же Феликс, примостив голову Алекси на правом плече каменного истукана, просунул в сомкнутые пальцы кожаный фаллос и воткнул его головку в рот пленнику.
   Получалось, что статуя насилует привязанного к ней беднягу в зад и в рот. А член самого принца по-прежнему торчал, как торчал вошедший в него каменный член неведомого бога.
   – Теперь, полагаю, Алекси не кажется тебе особенным, – прошептал Красавице Принц.
   «Это ужасно, ужасно! – подумала она. – Всю ночь терпеть такое унижение и боль».
   Спина принца неестественно выгнулась, и лунный свет из окна ложился серебристой полоской ему на шею, безволосую грудь и плоский живот.
   Кронпринц слегка подергал Красавицу за обмотанные вокруг руки волосы и отвел ее назад в опочивальню, где уложил на постель и велел спать, пообещав вскоре к ней присоединиться.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация