А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дети неба" (страница 1)

   Вернор Виндж
   Дети неба

   Глава 00

   Как привлечь внимание самого богатого дельца в мире?
   Хранитель всю свою жизнь, которую отлично помнил, предлагал услуги только монархам. И в страшном сне ему не могло присниться, что придется искать расположения какого-то купца, – но вот он здесь, с единственным оставшимся у него слугой, ищет адрес в заводском районе Восточного Дома.
   Последняя улица оказалась той, с которой только что свернули. Наверняка самый большой богач мира здесь вообще не появляется!
   В глухих стенах переулка тяжелые двери. Сейчас все они закрыты, но ясно, что в пересменку здесь сущий ад. Каждые несколько футов висели плакаты, но не реклама, как в других местах, а требования и объявления. «ПЕРЕД РАБОТОЙ ВЫМОЙ ВСЕ ЛАПЫ», или «АВАНС НЕ ВЫПЛАЧИВАЕТСЯ», или знак-стрелка с надписью «ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРИЕМЕ НА РАБОТУ». Стрелка указывала на широкую двустворчатую дверь в конце переулка. Все было великолепно, роскошно, глупо. И все же… идя вперед, Хранитель внимательно приглядывался к бойницам наверху. Явно штукатурка на дереве. Будь это камень – тогда в самом сердце торгашеского Восточного Дома стоял бы настоящий укрепленный замок.
   Хранитель сбавил темп и жестом велел слуге сделать то же самое. Читиратифор шел по переулку, вознося хвалу возлюбленному господину. Хранитель еще не успел дойти до массивных двустворчатых дверей, как они широко распахнулись. За ними расположилась крупная стая – девятка или десятка, – преграждающая путь подобно цепи часовых. Хранитель подавил желание поднять головы к бойницам: нет ли там лучников?
   Крупная стая посмотрела на пришедших взглядом дурака и заговорила громкими официальными фразами:
   – Хотите получить работу? Читать умеете?
   Читиратифор прекратил распевать цветистые формулы знакомства и ответил:
   – Разумеется, читать мы умеем. Но мы пришли, чтобы…
   Стая-привратник его не слушала:
   – Не умеете – ничего страшного. У меня здесь есть бланки заявлений. – Два элемента сбежали по лестнице, держа в зубах по клочку бумаги. – Я вам все объясню, вы подпишетесь. Магнат хорошо платит, дает хорошее жилье. И один выходной каждую декаду.
   – Послушайте, уважаемая стая, – ощетинился Читиратифор. – Мы не ищем работу. Мой господин, – он сделал почтительный жест в сторону Хранителя, – пришел рассказать Великому Магнату о новых товарах и новых возможностях.
   – Если писать не умеете, достаточно отпечатков лап… – Собеседник прервал свою речь – слова Читиратифора наконец до него дошли. – Не ищете работу? – Стая рассматривала их минуту, оценила модный наряд Читиратифора. – Да, в такой одежде не приходят к этой двери. Я должен был увидеть сразу. – Стая задумалась. – Вы не туда пришли. Приходящие с деловыми предложениями благоволят обратиться в Деловой Центр. Вам следует вернуться на пять кварталов и свернуть на площадь Великого Магната. Погодите, я дам вам карту.
   Привратник не шелохнулся, но Хранитель понял, что стая даже больше, чем кажется, и продолжается в глубь здания. У этих восточных даже самые странные отклонения встречаются.
   Читиратифор сдвинулся обратно в направлении Хранителя, и ближайший элемент прошипел:
   – Две мили тащиться, чтобы зайти с другой стороны этого дурацкого здания!
   Хранитель кивнул и обошел своего слугу, встав прямо перед привратником.
   – От самого Западного Побережья мы спешили на помощь Магнату. И мы требуем вежливого ответа, а не мелочных проволочек!
   Ближайший элемент привратника робко отступил назад. Вблизи Хранитель отчетливо слышал, что это не военная стая. Привратнику никогда не приходилось убивать ничего живого, разве что на парадных обедах. Он был столь неискушен, что даже не чуял вставшей перед ним смертельной опасности. Слегка переместив свои элементы, привратник заявил:
   – И тем не менее, сударь, я обязан следовать полученным инструкциям. Приходящие по делу посетители благоволят проследовать к парадному входу.
   Читиратифор дышал убийством, Хранитель жестом призвал его к порядку. Но тащиться вокруг здания к парадному входу ему никак не хотелось – и не только из-за неудобства. Он теперь понимал, что и этот-то вход удалось найти по счастливой случайности. Вряд ли шпионы Резчицы заходят так далеко от дома, но чем меньше народа сможет установить связь между Хранителем и Магнатом, тем лучше.
   Он вежливо отступил из личного пространства привратника. Этот вход ему вполне подойдет, если удастся поговорить с кем-нибудь поразумнее.
   – Наверняка ваши приказы не относятся ко мне.
   Привратник задумался на пять секунд, взвесил эту возможность.
   – Я полагаю, что относятся, – заявил он наконец.
   – Хорошо. Но пока мы будем ждать карту, вы могли бы запросить того, в чьи обязанности входит разрешать затруднения. – Было у Хранителя несколько приманок в запасе. – Скажите вашему начальнику, что посетители доставили известия о вторжении извне.
   – Чего-чего доставили?
   – У нас свидетельская информация о людях… – Еще несколько непонимающих взглядов. – Да черт побери, дружище, я про чудовищ-богомолов!

   Упоминание богомолов вызвало не начальника привратника: вышедшая к ним пятерка была в иерархии куда выше! Ремасритлфеер задал несколько недоверчивых вопросов, потом велел пришедшим следовать за ним. Через несколько минут они миновали привратника и пошли по ковровым полам коридоров. Оглядываясь, Хранитель все время сдерживался, чтобы не показать улыбок. Внутреннее убранство было шедевром дурного вкуса и неуместного богатства, иллюстрацией глупости нувориша. А вот проводник был совсем другого сорта. Ремасритлфеер был в основном худощав, но на мордах и боках виднелись шрамы, под шкурами угадывались тугие мышцы. Глаза у него были по большей части бледно-желтыми и не слишком дружелюбными.
   Путь был неблизкий, но проводник говорил мало. Наконец коридор закончился дверью шириной в один элемент – вход скорее в логово зверя, чем в кабинет самого богатого простолюдина в мире.
   Ремасритлфеер открыл дверь и просунул одну голову:
   – Чужеземцы здесь, ваше превосходительство.
   Изнутри донесся голос:
   – Надо говорить «ваше сиятельство». Сегодня почему-то мне «сиятельство» больше нравится.
   – Слушаюсь, ваше сиятельство.
   Но четверо оставшихся элементов Ремасритлфеера досадливо покрутили головами.
   – Тогда не будем тратить мое время. Запускай их всех сюда, места хватит.
   Проникая сквозь узкую дверь, Хранитель смотрел во все стороны, никак не показывая особой заинтересованности. Под потолком рядами висели керосиновые лампы. Он вроде бы заметил телохранителей на антресолях вверху. Да, большой зал, но набитый весь – чем? Не кричащими безделушками, как коридор. Здесь были шестерни, приборы, наклонные чертежные доски, покрытые незаконченными чертежами. Книжные полки шли вдоль стен так высоко, что до верхних можно было достать только с подвесных люлек на веревках с блоками. Один элемент Хранителя оказался рядом с ближайшими книгами. Никакой великой литературы – в основном конторские книги. Те, что подальше, в кожаных переплетах, напоминали своды законов.
   – Подойдите ближе, чтобы я вас целиком видел! – продолжал невидимый голос. – Какого черта не пришли через вход для посетителей? Я что, этот тронный зал зря строил?
   Последние слова голос сварливо пробурчал.
   Хранитель пробирался сквозь беспорядок. Два элемента его пролезли под большой чертежной доской. Остальные добрались до середины зала через пару секунд. Пришлось пережить момент неразберихи, пока Читиратифор отошел с дороги, и потом Хранитель впервые взглянул на Великого Магната.
   Эта стая была неудачно подобранной восьмеркой. Пришлось дважды пересчитывать, потому что ее мелкие элементы очень суетились. У двоих было что-то вроде пластмассовых козырьков зеленоватого оттенка, которые носят бухгалтеры всего мира. Двое других переворачивали страницы конторской книги. Явно они подсчитывали его деньги, или списывали издержки, или что там вообще делает эта деловая публика.
   Магнат бросил несколько раздраженных взглядов на Хранителя и Читиратифора.
   – Вы заявили, что знаете что-то там про богомолов. Для вашей же пользы надеюсь, что это нечто важное. Кстати, я о них знаю много, поэтому врать не советую.
   Он одной из морд показал на Хранителя, подзывая его поближе.
   Обращаться как с царственной особой.
   Хранитель подполз на брюхе двумя своими элементами – теперь весь Магнат смотрел на него. Четверо малышей, щенята моложе двух лет, прекратили орбитальное мельтешение вокруг бухгалтерской четверки. Двое из них отступили поближе к старшим, а двое других подошли к Хранителю на пару футов. Они были составной частью личности Магната – но едва-едва и только когда хотели этого. Мыслезвуки у них были непристойно громкими, Хранителю пришлось себя сдержать, чтобы не отшатнуться назад.
   Через пару секунд невежливого вынюхивания Магнат спросил:
   – Ну, так откуда и что вы знаете про чудовищных богомолов?
   – Я был свидетелем, как с небес спустился их звездолет «Внеполосный». – Хранитель назвал человеческое имя звездолета, простые и чужие звуки. – Я видел, как его молнии за один день повергли великую империю.
   Магнат кивал. Почти все стаи Восточного Побережья считали, что эта версия победы Резчицы – фантазия. Очевидно, Магнат к ним не принадлежал.
   – Ты мне ничего нового не сообщил, друг. Хотя мало есть стай, которые знают имя летающего корабля.
   – Я знаю куда больше, ваше сиятельство. Я говорю на языке богомолов. Я знаю их тайны и их планы.
   И у него в третьем вьюке лежит один из их компьютеров, но этим преимуществом он пока делиться не имел намерения.
   – Да неужто? – Магнат недоверчиво улыбался, весь, вплоть до щенков. – Кто же ты такой?
   На этот вопрос пришлось бы ответить честно рано или поздно, даже если бы ответ оказался фатален.
   – Меня зовут Хранитель, ваше сиятельство. Я был…
   Головы Магната дернулись вверх:
   – Ремасритлфеер!
   – Я, ваше сиятельство!
   Смертоносная маленькая пятерка сгруппировалась у единственного выхода.
   – Отменить все встречи. Сегодня никаких посетителей, кто бы они ни были. За пересменкой пусть проследит Салиминофон.
   – Слушаюсь, ваше сиятельство!
   Старшая четверка Магната отложила свою бухгалтерскую книгу, и весь Магнат целиком уставился на Хранителя.
   – Не сомневайтесь, сударь, что это утверждение будет проверено. Осторожно, но весьма достоверно проверено. – Но видно было, что Магнат горит энтузиазмом, что он желает верить. Сейчас им управляли щенки. – Вы были главным разведчиком Резчицы и осуждены за предательство.
   Хранитель поднял головы:
   – Все это чистая правда, ваше сиятельство. И я горд своим «предательством». Резчица стала союзником королевы богомолов и ее личинок.
   – Личинок? – сделал большие глаза Магнат.
   – Да, ваше сиятельство. «Богомол» и «личинка» относятся к разным стадиям развития одних и тех же тварей, человеков или людей, как они себя называют. «Богомол» – вполне подходящий термин для взрослых. Это такое же двуногое создание, верткое и злое, но еще и одиночное.
   – Настоящие богомолы – это насекомые, причем всего лишь вот такой высоты.
   Один из щенков широко зевнул, показав чуть меньше двух дюймов.
   – Богомолы с неба достигают пяти футов в холке.
   – Я знаю, – ответил Магнат. – Но личинки – это что? Молодь взрослых монстров?
   – Совершенно верно. – Хранитель выдвинул свои два передовых элемента доверчиво-близко к стае-собеседнику. – И есть еще нечто, чего вы, быть может, не знаете, отчего аналогия становится очень близка к идеальной. Истинное вторжение с неба началось почти за год до Битвы на Холме Звездолета.
   – До марша Резчицы на север?
   – Да. Тайно приземлился гораздо меньший корабль, тридцатью пятью декадами ранее. И вы знаете, что было там на борту? Он был набит коконами богомолов!
   – Значит, будет и настоящее вторжение, – сказал Магнат. – Как личинки насекомых, выйдя из яиц, заполняют окрестность, так эти люди заполнят весь мир…
   – Они нас всех сожрут! – вставил Читиратифор.
   Хранитель уставился на слугу недобрым взглядом.
   – Читиратифор слишком далеко продолжает аналогию. В настоящий момент личинки молоды. Взрослая только одна особь – королева богомолов, Равна. Но смотрите, ваше сиятельство: почти за два года с момента прибытия Равны и «Внеполосного» она подчинила себе Домен Резчицы и расширила свою власть на все царства северо-запада.
   Два старших элемента Магната лениво шлепали счетным устройством, перекидывая туда-сюда маленькие костяшки. Счеты, конечно.
   – А как эти богомолы – то есть этот единственный богомол, Равна, – осуществляет такую власть? Они громкие? Они умеют задавливать чужие мыслезвуки своими?
   Это звучало как проверочный вопрос.
   – Отнюдь нет, милорд. Люди, как и насекомые, не издают звуков, когда мыслят. Совсем никаких. Воспринимаются как ходячие трупы. – Хранитель помолчал. – Ваше сиятельство, я не хотел бы недооценивать угрозу, но если мы будем работать вместе, то сможем победить этих тварей. Люди – глупы! Это и неудивительно, поскольку они – синглеты. Я думаю, что даже самый умный среди них будет не умнее плохо подобранной четверки.
   – Правда? И даже Равна?
   – Да! Им недоступна самая простая арифметика, которой владеет любой уличный торговец. Слуховая память – даже на звуки речи, которая им слышна, – практически нулевая. Как и богомолы-насекомые, они живут паразитизмом и воровством.
   Все восемь составляющих Магната сидели тихо-тихо. Хранителю слышны были окраины его мыслей – смесь расчетов, удивления и неуверенности.
   – Не сходится, – сказал наконец Магнат. – Часть того, что ты говоришь, мне уже известна из моих собственных изысканий. Но богомолы – непревзойденные изобретатели. Я проверял их взрывчатый черный порошок. Я слышал о катапультах, работающих на силе этого порошка. И у них есть изобретения, которые я пока не могу воспроизвести. Они умеют летать! Вот этот их «Внеполосный» сейчас лежит на земле разбитый, но у них есть летатель поменьше, размером почти как лодка. В прошлом году его видели к северу от города стаи, которым можно доверять.
   Хранитель и Читиратифор переглянулись. Вот это действительно дурная весть. А вслух Хранитель сказал:
   – Я вполне понимаю ваши сомнения, ваше сиятельство, но парадокса здесь нет. Богомолы просто воруют то, что дает им преимущество. У меня есть… источники, свидетельствующие, что они этим занимались уже очень давно. Наконец их жертвам это надоело, и богомолов выгнали с неба, оттуда, где они жили. Многое из того, что у них есть, они не понимают и воссоздать не могут. Эти устройства в конце концов сработаются. Антигравитационный флаер, который вы назвали летателем, – один из таких примеров. Более того, эти твари украли – и продолжают красть – наши изобретения. Вот, например: вы говорили о черном порошке? Его вполне могла изобрести какая-нибудь сообразительная стая. Может быть, та же самая, что изобрела на самом деле эти «катапульты» – пушки.
   Магнат ответил не сразу; он был ошеломлен. С тех самых пор, как Хранитель услышал о Магнате, он заподозрил, что с этой стаей может быть связана одна тайна. И если так, то эта стая сделается верным приверженцем дела Хранителя. Это была всего лишь гипотеза, но…
   Наконец Магнат обрел голос:
   – Я думал… взрывчатый черный порошок; и катапульты… я вспоминаю…
   Он на миг куда-то ушел мысленно, разделившись на старых и молодых. Щенки бегали вокруг, повизгивая, как забытый фрагмент. Потом Магнат собрал себя вместе.
   – Я сам… я был когда-то изобретателем.
   Хранитель показал на механизмы, заполняющие помещение:
   – Я вижу, вы им и остались, ваше сиятельство.
   Магнат будто и не слышал.
   – Но я разделился. Мой брат по делению двинулся в конце концов на Западное Побережье. У него столько было идей… ты не думаешь, что?..
   Есть! Угадал!
   Но вслух Хранитель выразился куда более осторожно:
   – У меня еще остались источники, ваше сиятельство. Быть может, они смогут прояснить и этот вопрос.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация