А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Багряный лес" (страница 35)

   Часть IX

   Она вошла в кабинет. Походка энергичная и степенная, как у человека, полностью чувствующего вес собственного положения. Стройные ноги, бедра, округлые, чарующие мужской взгляд ягодицы – все было втянуто в облегающие кожаные черные брюки, и женская красота казалась изваянной в мастерской скульптора, наделенного истинно божественным даром творения. Высокие каблуки туфель напрягали каждую мышцу, наливая их упругостью молодости и силой желания. Свободная, из мягкой и тонкой ткани блуза облегала плечи, ниспадала мягкими складками по ровной спине, ложилась на грудь, не скрывая тонкий дорогой узор кружева на бюстгальтере и темноту сосков, проглядывающую сквозь витой узор и ткань блузы. Эта женщина, где бы ни появлялась, покоряла все мужские сердца красотой, глубиной ума и молодостью. Она была несколько лет замужем за человеком на четверть столетия старше ее, и немалая разница в возрасте среди мужчин ее лет (и немного, в рамках пристойного, старших) вызывала чувство негодования – вполне уместное и справедливое: молодость должна принадлежать молодости, а мужчины возраста ее бывшего супруга испытывали более богатый букет чувств: зависть, сожаление и радость, что, возможно, и они еще на многое способны, чтобы удержать в своей кладовой такую драгоценность… Женщины относились односложно, просто «чисто по-женски»: малышка устроилась вполне удачно, особенно сейчас, когда стала вдовой. Очень богатой вдовой. У неё это был второй брак, а у ее покойного мужа, как ни странно – первый. Вместе они прожили девять лет, и мало кто знал о проблемах, которые были спутниками этих отношений, кроме одной, очевидной – не было детей. Анастасия Поднепряная просто не желала обзаводиться потомством, в одном интервью вполне откровенно объясняя это тем, что еще молода и хочет пожить для себя, в свое удовольствие, что и доказывала, проводя вечера и ночи в дорогих элитарных киевских клубах. За благопристойное поведение своей дочери Поднепряный был полностью спокоен. Анастасия была довольно серьезным человеком, или таковой слыла, и умной женщиной, чтобы бросать своими женскими слабостями тень на высокое положение отца. Политикой же Анастасия интересовалась меньше всего, предпочитая проблемы собственного, весьма значимого и значительного бизнеса делам кулуарным и бестолковым, приносящим только одни неприятности, как считала она. Естественно, бизнес она унаследовала от покойного мужа, и вела дела весьма успешно.
   Сидя в кабинете Президента, Переверзнев любовался красотой Анастасии. Но в отличие от остальных, принадлежащих к большей части мужского населения, в свои пятьдесят лет он не испытывал никаких уже знакомых чувств по поводу ее красоты и двадцатидевятилетнего возраста. В его сердце присутствовали только восхищение, граничащее с обожествлением, и тайное упоение – иногда у него пробегала шаловливая мысль о том, что было бы весьма неплохо заполучить такую женщину в свою холостяцкую постель, но в основном это было лишь восхищенное и безобидное созерцание…
   Зайдя в кабинет к отцу, Анастасия не поспешила подойти к Поднепряному, а остановилась за спиной министра, положила руки ему на плечи и начала ласково массировать их. Олег сквозь тонкую ткань сорочки чувствовал приятную прохладу ее ладоней и жар собственной кожи, который обжег его с ног до головы только от одной мысли, что именно сейчас он больше всего хотел быть с этой женщиной.
   Она наклонилась к нему так низко, что локоны ее волос легли ему на плечи, окутав министра густым ароматом сказочных и невиданных цветов.
   – Доброе утро, Олег Игоревич.
   – Доброе, Анастасия Святославовна, – он говорил, безуспешно стараясь вернуть голосу былые рабочие строгость и уверенность, а заодно не встретиться взглядом с ее отцом, которого в эти минуты совершенно не мог представить Президентом. Переверзневу почему-то показалось, что он стал орудием в затянувшейся размолвке отца и дочери. Орудием с ее стороны. Отношения между отцами и детьми всегда были не менее сложными, чем между супругами… Но Переверзнев из-за того, что никогда не имел детей, не обладал соответствующим опытом, чтобы, руководствуясь им, выйти из столь щекотливой ситуации. Собственная беспомощность вселяла растерянность…
   Когда Переверзнев посмотрел наконец на Поднепряного, то увидел, что Президент сидит в прежней позе, подперев голову ладонями, и читает какой-то документ. На листке было не больше десяти строк, и они были прочитаны давно. По тому, что сейчас Святослав Алексеевич углубился в чтение, можно было без особого труда догадаться, что таким способом он скрывает, или старается это сделать, собственное негодование.
   – Папа, – обратилась Анастасия к отцу, обнимая Переверзнева за плечи и прижимаясь к его спине грудью, – ты мог бы меня предупредить, что у нас с утра будут такие гости, как Олег Игоревич. Он бы мне составил компанию в бассейне. Не правда ли, господин министр? Говорят, вы превосходный пловец?
   – Это только слухи.
   – Да? Я еще слышала о том, что вы галантный кавалер.
   – А это только опыт, – поторопился сказать Переверзнев.
   – Что ты хотела, Настя? – спросил Президент, по-прежнему не отрываясь от чтения.
   – Да, – как бы спохватившись, произнесла она. – Я зашла попросить тебя, чтобы ты сегодня нашел время проводить меня в аэропорт.
   – Куда в этот раз?
   – Мадрид, – это было произнесено так, словно она еще не решила, куда желает лететь.
   – На сколько?
   – Рейс, кажется, в двадцать один час шестнадцать минут, и мне надо с тобой серьезно поговорить.
   – Я спросил о том, на какой срок едешь?
   Президент говорил, как и раньше, не отрывая глаз от чтения.
   – Думаю, недели на три.
   – Когда вернешься – поговорим. У меня сегодня нет времени. Тебя отвезет Анатолий. Он сегодня на смене в гараже. Извини, но ты нам мешаешь.
   – Я поеду со своим шофером. Хотя… Может, мне попросить Олега Игоревича отвезти меня в аэропорт?
   – Сомневаюсь, что господин министр окажется полезен сегодня тем, что будет работать извозчиком у моей дочери. У Олега Игоревича сегодня работы много как никогда.
   Голос Поднепряного постоянно усиливался и под конец реплики звенел от раздражения.
   Переверзнев поднялся и повернулся к женщине.
   – Это правда, Анастасия Святославовна, – говорил он уже спокойно и свободно. – Люди на таких постах, как вашего отца и мой, не вправе свободно распоряжаться своим временем. Я сожалею, что не имею возможности помочь вам сегодня.
   Но она не дослушала, вспыхнула и стремительно вышла из кабинета.
   После её ухода Переверзнев почувствовал себя гораздо лучше: зацепив женское самолюбие, он вернул собственное равновесие и, более-менее, душевный покой.
   Он сел на место.
   – Извините, Святослав Алексеевич, – покорно произнес он.
   – За что извиняешься? – поднял лицо Президент. – Это мне надо извиняться за то, что проглядел в свое время с воспитанием, а не тебе. И попрошу, по-дружески: надумаешь жениться – постарайся меньше всего мечтать о такой женщине, как моя дочь. С ними одни хлопоты и неприятности.
   – Мне так не показалось.
   Поднепряный усмехнулся:
   – Понимаю. Когда видишь такие ноги – не можешь думать более ни о чем, но, должен тебя огорчить, это только оружие, приманка.
   – Спасибо за совет. Я обязательно приму его к сведению.
   – Сухарь! – незлобиво бросил Президент и передразнил: – «Приму к сведению»… Ты вот что прими к сведению… Работу! Где сейчас этот автобус?
   Настенные часы показывали одиннадцатый час. Бросив на них взгляд, министр быстро провел приблизительные расчеты и, посмотрев на карту, расстеленную на столе, ткнул пальцем в какую-то точку.
   – Если не произошло ничего непредвиденного, автобус сейчас должен быть где-то в районе Дубно. – Он достал мобильный телефон. – Я могу уточнить. Разрешите?
   Вялым движением головы Президент позволил. Разговор с Оперативным отделом министерства занял минуту, и, пряча телефон, Переверзнев доложил:
   – В данный момент угонщики находятся в городе Дубно. Автобус стоит возле рынка, в многолюдном месте: покупают воду, продукты, отпускают людей в туалет. Также доложили, что бандиты освободили девять человек из числа пассажиров автобуса: детей, женщин, стариков. Освобожденными уже занимаются следователи – уточняется информация о террористах.
   – О террористах? – понижая голос, спросил Президент.
   Министр заерзал в кресле. Он забылся: в этом кабинете с самого начала совещания стало законом не называть бандитов террористами! Но отступать было уже некуда. Переверзнев за этой завуалированностью видел нечто подобное аутизму: все следовало называть своими именами, чтобы избежать неуверенности, сомнений, которые в итоге могли привести к краху.
   – Именно о них, Святослав Алексеевич.
   – Вы по-прежнему настаиваете на штурме?
   – Иного выхода не вижу. Если мы пойдем на уступки, Украину может захлестнуть волна терроризма. Самыми эффективными в подобных случаях всегда были решительные меры. Это сведет на нет все подобные выходки экстремистов в будущем.
   Президент тяжело вздохнул и устало закивал. Он уже слышал подобное в течение трех часов. Министр не желал уступать или идти на компромисс. О последнем он даже не думал, демонстрируя при этом завидное упрямство. Именно это качество министра – действовать уверенно, без сомнений и оглядки – позволило сильно прижать преступность в стране. Поднепряному очень хотелось поставить на это качество еще раз, но сейчас не было той прежней уверенности, которой Президент руководствовался восемь месяцев назад, принимая на должность нового министра внутренних дел. Возможно, ее не было оттого, что все последние часы, беседуя с Переверзневым, он машинально искал нового кандидата на министерское кресло. Поиск «предохранителя» мешал доверять старому, надежному и проверенному в деле.
   – Где вы хотите организовать штурм? – спросил он, возвращаясь к делам насущным.
   – Как я уже говорил, предлагаю бросить три мобильные группы спецназа «Беркут» в Ровно, Новоград-Волынский и Житомир – туда, где террористы будут делать более продолжительные остановки. Будем пытаться вести переговоры, торговаться…
   – Но зачем же в трех городах? И будет ли для этого достаточно опытных специалистов?
   Этот вопрос не поставил в тупик Переверзнева: по лицу министра, слегка искажая черты, пробежала волна снисходительности. Ему всегда было трудно общаться с дилетантами.
   – Совершенно неизвестно, где именно должен остановиться автобус, но он обязательно это сделает, и не один раз. Больше шансов на то, что это произойдет в Житомире, но не стоит исключать даже малейшую случайность. Киевский «Беркут», как самый профессиональный, будет выполнять корректирующие функции с местными подразделениями. Если в одном из намеченных в плане городов ситуация созреет до такой степени, что неизбежность штурма будет очевидной, по воздуху туда будут срочно переброшены остальные киевские «соколы».
   – Почему террористы должны делать продолжительную остановку?
   – Для этого много причин, господин Президент. Прежде всего они делают ставку на расстояние. Им нужен перед Киевом отдых, так как они прекрасно понимают, что в столице надо быть предельно внимательными и осторожными, тем более в Борисполе: в аэропорту операции по освобождению заложников отработаны спецназом до автоматизма. Террористов четверо, а это очень мало для тридцати пассажиров: один за рулем, а остальные постоянно следят за тем, чтобы пассажиры вели себя спокойно. Тем более в истории терроризма есть немало печальных для бандитов фактов, когда заложники освобождались самостоятельно, оказывая преступникам достойное сопротивление, а тридцать оставшихся пассажиров, людей, которые находятся на грани нервного срыва – это маленькая, но опасная армия… Разъяренную толпу невозможно остановить и пулеметами. Она сметает все на своем пути. Поэтому они должны остановиться и отдохнуть.
   – Как же они будут отдыхать, когда эти же самые пассажиры…
   – Во-первых, пассажирам тоже нужен отдых. Во-вторых, эта проблема обычно решается террористами с помощью минирования, – перебил Президента министр. – Отдыхать на ходу – очень опасно.
   – Как это делается?
   – Что – минирование?..
   – Да.
   – Разными способами, – ответил Переверзнев, у которого не было ни времени, ни настроения читать лекции. – Часто это зависит от того, как оснащены террористы, а также от их целей и фантазии. Реже – от профессионализма.
   – Террорист-профессионал – интересно.
   – На земном шаре есть немало людей, которые зарабатывают себе таким способом немалое состояние, – министру стоило немалых усилий сдерживать собственное раздражение. Он ждал, когда ему зададут главный вопрос. Можно было и самому сразу и давно перейти к этому главному, но тогда последние три часа уговоров окажутся потраченными впустую: Президент снова скатится в яму нерешительности, а выволакивать его оттуда означало тратить впустую время.
   – Через сколько времени автобус может прибыть в Ровно? – спросил Поднепряный. Он сам страшно устал за эти часы и сейчас больше всего мечтал упасть в бассейн, а потом – в кровать, и спать долго и без снов. В последнее время самые разные проблемы брали его приступами, а с сегодняшнего утра буквально ополчились на него. Он ждал, когда министр закончит расчеты, позволяя себе вернуться к мечтам о бассейне с морской водой.
   – Если в дороге не предвидится новых сюрпризов, то получается, что автобус с заложниками прибудет в город Ровно, – Переверзнев еще раз сделал паузу, проверяя вычисления. – Прибудет в Ровно не раньше чем через час.
   – А в Новоград-Волынский?
   – Через четыре часа или, самое большее, через шесть, господин Президент.
   Теперь было главным не показывать собственное нетерпение и готовое вот-вот вырваться ликование: Поднепряный должен был задать главный вопрос, но после ответа министра в кабинет неслышно пожаловала тишина, словно нарочно сделавшая тиканье настенных часов оглушительным.
   – Как быстро могут быть твои люди в Новограде-Волынском?
   – Максимум через тридцать минут.
   Президент встал и медленно прошелся вдоль окон, смотря себе под ноги. Он вновь и вновь возвращался к поиску решения проблемы с угонщиками, но в своих поисках скатывался до подбора кандидата на освободившийся министерский пост. Новый министр МВД должен был также устроить и Раду. После этого случая с автобусом компромисс с народными избранниками будет найти трудно, а их ставленника принимать в Кабинет – как показывала история, – означало разрушить стабильность на первых этажах исполнительной власти: ставленники Верховной Рады обладали характерной чертой – привносили в дела рабочие и обязательные изрядную дозу политики; любой политический шторм, всколыхнувший Раду, эхом отзывался и в том месте, где сидел на своем посту депутатский протеже, и тогда было уже не до работы, а до поставок литрами успокаивающих средств. Пока такого человека, который мог в полной мере устроить и главу государства и народных депутатов, у Президента не было. Был только Переверзнев, но уже настораживали волнения в Раде, усиленные последними событиями, угоном, и отчасти Президент сочувствовал своему министру из-за того, что тому предстояло через час предстать перед депутатской комиссией с отчетом.
   – Олег, сколько лет ты прослужил в разведке?
   Крупный пот выступил на лбу министра. Не к добру это было, когда Президент начинал интересоваться личными делами своих министров, а тем более, как у Переверзнева, его «периодом разведывательной деятельности», изобилующим подводными камнями, о которых не хотелось вспоминать. Прошлое, несмотря на все труды и старания Олега, пожаловало вновь, но теперь в лице Президента. Кто представил ему такую информацию? Кто постепенно снимает все покровы с его тайн? Кем был этот могущественный, умный и проницательный враг? В ответ же только глухое, упрямое молчание неопределенности, лишь сипящее дыхание страха в затылок, которые Переверзнев чувствовал, как реальные.
   – Больше двадцати лет, господин Президент.
   – Тогда ты как никто другой должен понимать всю меру ответственности за свои решения. Действуй.
   Когда министр вставал из кресла, он почувствовал предательскую дрожь в коленях. Вопросом о службе в разведке Президент лишил его уверенности, без которой Олег уже сам мало верил в успех своих действий.
   Они коротко попрощались, и Переверзнев, стараясь ничем не выдать своего смятения, покинул кабинет, а затем и дачу. На подъездной площадке он заметил автомобиль министра обороны. Горачук, без кителя, сидел в опустевшей беседке с закрытыми глазами, лицом, ловил теплую ласку солнечных лучей, пробивающихся сквозь свежую и нежную листву деревьев. Переверзнев подошел к нему. Присутствие «войсковика» вновь вернуло министра к неприятным размышлениям о том, что в самый ответственный момент его могли заменить этим генералом. Этот факт еще в большей мере лишал его уверенности.
   – О чем размышляем, Всеволод Сергеевич? – спросил Переверзнев, опускаясь возле генерала на деревянную лавку.
   Горачук даже не открыл глаза, продолжая наслаждаться солнечной ванной.
   – О том, что мало времени, Олеженька… Сижу, жду тебя, а минутки убегают. У меня есть предложение, но прежде хочу предупредить: это моя личная инициатива.
   – Спасибо за предупреждение. Я был бы сейчас рад любому толковому совету, а тут – предложение…
   Генерал открыл глаза и часто заморгал, помогая им привыкнуть к свету.
   – Ты знаешь, что мой спецназ хорошо умеет разбираться в подобных проблемах – я говорю о террористах…
   – Я понял, – насторожился Переверзнев.
   – Так вот что я предлагаю… Мои ребятки мхом порастают без настоящего дела. Может, согласишься взять их в самолет с подсадкой – мешать не будут, а помогут толково. Ты мне с самого начала очень нравился, и я не хочу дать твоим недругам никакого шанса. Это игра, Олег, у тебя же, не обессудь, в таких играх пока маловато опыта, а я за свой век выиграл массу подобных партий.
   – Где твой спецназ? – уже бодро спросил Переверзнев.
   Он быстро разобрался в ситуации. В то, что Горачук испытывал к нему симпатию, не верил, больше из – за того, что никогда не придавал никакого значения словам, следуя собственному правилу: не доверять никому. Больше верил в то, что «войсковик» был неглупым человеком, которому меньше всего хотелось, чтобы кто-то стал копаться в его прошлом, а Переверзнев мог оказаться именно этим «кем-то». И, кроме этого, такой союз вселял потерянную надежду на успех.
   – В Борисполе, с твоими ребятами, у самолета хвалятся своими победами друг перед другом. Чем же они еще могут заниматься?
   – Нескромно, – с улыбкой ответил Переверзнев. – Кому будут подчиняться?
   – Разумеется, твоим людям, но попрошу оставить за ними право голоса – они толковые, дурного не предложат.
   – Хорошо, я согласен.
   – Тогда по машинам! – довольно хлопнул себя по ляжкам Горачук. – У меня телефон в автомобиле.

   Первой из Конча-Заспы выехала машина министра МВД, следом за ней, словно привязанная невидимой нитью, ехал машина «войсковика». Не успели они проехать и пяти километров, как в Борисполе уже выруливал на взлетную полосу самолет, везя в своем просторном грузовом салоне два отряда спецназовцев. Из-за него были отсрочены взлеты двух пассажирских авиалайнеров, принадлежащих иностранным авиакомпаниям. Служащие уже готовили, как это заведено в деловом мире, претензии в арбитражные суды, хлопоча о возмещении немалых убытков…
   У самого выезда на Столичное шоссе Переверзнев увидел машину главы СБУ. Автомобиль стоял у обочины с открытым капотом, под которым возился, стараясь устранить неисправность, водитель. Рядом с ним, без пиджака и галстука, в ослепительно белой рубашке стоял Нечет.
   – Останови, – приказал Переверзнев своему водителю.
   Мимо, просигналив на прощание, промчался автомобиль министра Вооруженных сил.
   – Пойди, посмотри, может, чем сможешь помочь.
   Водитель пошел выполнять распоряжение своего патрона, вслед за ним вышел и Переверзнев.
   – Что случилось, Виталий?
   Нечет развел руками:
   – Все проблемы в технике. Мне очень нравится эта марка как одна из самых престижных и качественных, но чем дороже автомобиль, тем больше у него шансов подвести своего владельца в самый неподходящий момент…
   – Закон подлости?
   – Примерно. Олег, я вызвал машину, но, боюсь, что она окажется здесь через час, не раньше. Мне надо срочно в свой офис. Поступила кое-какая информация о террористах.
   – Да?
   – Да. Подбросишь, а я тебе по-кумовски подкину то, что накопали для меня.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация