А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "НЛО под прицелом" (страница 1)

   Наталия Кузнецова
   НЛО под прицелом

   © Кузнецова Н., 2014
   © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014


* * *

   Глава I
   Встреча старых друзей

   Лешка, Ромка и Артем не спеша шли по улице Солнечной и обсуждали недавно увиденный фильм. Завидев впереди большой дом с мансардой, Артем хлопнул Ромку по плечу:
   – Эй, Аполлинарушка, а не зайти ли нам к Маргарите Павловне?
   – Пошли, – тут же согласился Ромка и свернул к знакомой калитке. Но когда взялся за ручку, опомнился и топнул ногой: – Не смейте так меня называть! Я вам больше не Аполлинарий!
   Артем подмигнул Лешке и делано вздохнул:
   – А жаль, такое красивое имя.
   Ромка дернул плечом, насупился, но ничего не ответил. Возразить ему было нечего, так как называться Аполлинарием он стал по собственной воле. А дело было так.
   Трое друзей на даче то и дело попадали во всякие переделки, расследовали самые невероятные и запутанные преступления, и вдруг разом все кончилось, и потекла спокойная, размеренная жизнь. Лешка с Артемом этому только порадовались, стали ходить на пляж, читать книги, смотреть фильмы, словом, жить и отдыхать, как все нормальные люди. А Ромка отдыхать не любил, его непоседливой натуре требовались все новые и новые приключения, и от ничегонеделания на него напала жуткая скука.
   Однако страдал Ромка недолго. Вскоре его окрылила гениальная идея: написать объявления с предложением услуг частного сыщика.
   Подсев к компьютеру, он напечатал объявление: «Опытный частный детектив решит любые ваши проблемы», – и указал номер имеющегося у них на даче стационарного телефона и время, в которое ему должны звонить: после обеда, с трех до пяти. А вот свое настоящее имя он поставить не решился, озадачившись вопросом: что будет, если какой-нибудь клиент возьмет да и позвонит ему в какой-нибудь другой час? В том, что Лешка с Артемом его затею не одобрят, у Ромки никаких сомнений не было. А Нине Сергеевне быть в курсе его дел и подавно не полагалось. Узнай она об их детективной деятельности, упадет в обморок. Но не торчать же ему у телефона круглые сутки! И тогда Ромка перебрал в уме все известные ему имена и решил назваться Аполлинарием Иеронимовичем. Так он внизу своего объявления и написал: «Спросить Аполлинария Иеронимовича».
   Потом искатель приключений распечатал свое объявление в огромном количестве экземпляров и расклеил его по всему поселку. Ромка был уверен, что ему обязательно будут звонить, и тогда он сам, один, раскроет какое-нибудь невероятное преступление, а Лешка с Артемом станут локти кусать от зависти.
   Как ни странно, Ромкины объявления и в самом деле нашли в народе отклик, звонки посыпались один за другим. Причем все звонили когда хотели, и утром, и вечером, нисколько не придерживаясь указанного в объявлении времени. А все домашние, и Лешка, и Артем, и Нина Сергеевна, снимая трубку, так и думали, что это балуются какие-то шутники или же люди без конца ошибаются номером.
   Вскоре Ромка отыскал заблудившуюся в лесу старушку, убежавшего из дома котенка и даже разоблачил одного хитрого и опасного преступника. Правда, в этом деле ему помогли Лешка с Артемом, узнавшие к тому времени его тайну. Но слава о детективных способностях Аполлинария Иеронимовича прокатилась по всей Медовке и даже вышла далеко за ее пределы. Теперь у Ромки от клиентов отбоя не было. Только вот задания их были не совсем такими, а вернее сказать, совершенно не такими, о которых мечтал юный сыщик, обклеивая столбы и заборы своими объявлениями.
   То его просили найти пропавшего петуха, то кота, то щенка, то угнанный велик. Ромка помогал всем, как только мог, и в большинстве случаев ему удавалось найти потерянное, но потом поиски всех этих котят и петухов ему до чертиков надоели, можно сказать, прямо-таки опротивели. И тогда, отчаявшись, он пошел и сорвал со столбов все свои объявления. Теперь ему хотелось, чтобы из людской памяти навеки исчез сыщик по имени Аполлинарий Иеронимович, а он мог спокойно отдохнуть, а потом каким-нибудь другим способом приискать себе новое стоящее дело.
   Звонки вскоре прекратились, но Лешка с Артемом Ромкино прозвище не забыли и то и дело над ним подсмеивались. Ромка на них обижался, злился, но ничего не мог поделать: они не унимались.
   Маргарита Павловна и Жан-Жак, пожилые супруги, с которыми у ребят была давняя дружба, о Ромкином прозвище знали и потому ничуть не удивлялись, когда Лешка с Артемом называли его то Аполлинарием, то Аполлинарушкой, то Аполло. Но Ромке всячески сочувствовали.
   – Не обращай на них внимания, они и перестанут, – посоветовала ему Маргарита Павловна и в этот раз, когда они пришли к ним в дом.
   А француз погладил его, как маленького, по головке и поинтересовался:
   – Надеюсь, ты больше не ищешь на свою голову приключений?
   Ромка с досадой махнул рукой:
   – С ними разве что найдешь! Эти скучные люди вообще ничего не хотят, им бы только на песочке с утра до ночи греться. Вот Катька или Венечка меня бы поняли. Они, как и я, не любят сидеть без дела. Жаль, что их тут нет.
   – А почему же Венечка к вам не приезжает? Кате, понятное дело, из Воронежа до нас добираться далековато, а Венечка-то в Москве. Или он куда уехал? – спросила Маргарита Павловна.
   – Венечка у себя дома, но к нам приехать не может из-за своего Дожика, – горестно вздохнула Лешка.
   У всеми любимого Венечки был породистый щенок, немецкий дог по кличке Дожик, а у Лешки Дик – огромная кавказская овчарка. Дик отличался умом и довольно добрым нравом, недаром Лешка в нем души не чаяла, но он не терпел других, посторонних собак, появляющихся на его территории. Тогда Дик становился неуправляемым и кидался на каждого нарушителя его суверенных, ежедневно помечаемых границ. И если бы Венечка приехал к ним со своим Дожиком, то пришлось бы двух псов держать в разных местах на привязи, что стало бы сущим мучением как для собак, так и для людей.
   – А родители его слишком заняты, чтобы гулять с Дожиком по три раза в день, – пояснил Артем. – Да Венечка и сам не хочет его оставлять.
   – Уж лучше бы он его не заводил, – буркнул Ромка. – Вымахал, как конь, и сиди с ним.
   Дожик и впрямь уже стал ростом чуть ли не с Лешкиного Дика и продолжал расти не по дням, а по часам, обещая очень скоро превратиться в громадного красавца-дога и непременного чемпиона собачьих выставок. И Ромке он очень нравился, а недоволен был только потому, что Венечка из-за своего пса не мог подолгу жить с ними на даче.
   – А знаете, ваша проблема не стоит и выеденного яйца. Вениамин со своим догом вполне может остановиться у нас, – неожиданно сказал Жан-Жак. – Китайцы наши никого не обижают, надеюсь, что и московский гость на них не кинется, станет вести себя прилично.
   Китайцами Жан-Жак называл двух дворовых щенят, которые жили у них в собачьей будке. Одного звали Тай, а другого Фун, в память о псе по кличке Тайфун, который был у Маргариты Павловны в детстве.
   Лешка перевела взгляд с Жан-Жака на его жену. По правде сказать, такая дерзкая мысль ей уже приходила в голову, но она стеснялась и заикнуться об этом. Маргарита Павловна и Жан-Жак и так очень много для них всего делали, и обременять их новыми просьбами было неудобно.
   – Вы серьезно? Вы и в самом деле хотите пригласить к себе Венечку?
   – Конечно, – ответила Маргарита Павловна. – В доме места много, пусть живет сколько хочет. А Жан-Жак только рад будет приятному собеседнику.
   – Вот здорово! – возликовала девочка, а ее брат тут же схватил телефон и позвонил другу в Москву.
   – Венька, привет! Немедленно отпрашивайся у своих предков и приезжай к нам вместе со своим догом. Будешь жить с ним у Маргариты Павловны и Жан-Жака. Они тебя приглашают.
   Француз взял у Ромки трубку и пробасил:
   – Приезжай, Вениамин, мы все тебя ждем.
   Жан-Жак подружился с Венечкой еще прошлым летом. Он обожал играть с мальчиком в шахматы и разговаривать о новейших достижениях в науке и технике. Венечке было только двенадцать лет, то есть он был моложе не только Артема с Ромкой, но и Лешки, однако отличался огромной эрудированностью и сообразительностью. Друзья по праву называли его вундеркиндом и не встречали компьютерщика лучше него, даже Артем всегда советовался с ним по самым разным вопросам. Но дело даже было и не в том, что Венечка такой умный. Главное, что он был очень хорошим, добрым и отзывчивым человеком, за что его ценили и дети, и взрослые.
   Венечка, получив неожиданное приглашение, пришел в полный восторг.
   – Я приеду к вам прямо сейчас! Я только об этом и мечтал! – воскликнул он и даже не стал дожидаться, пока вернется с работы его мама. Он позвонил ей на работу, уговорил отпустить его в Медовку, быстро собрал свои вещи и помчался на вокзал.
   Спустя короткое время друзья уже встречали его на своей станции.
   Венечка с радостной улыбкой помахал им из окна вагона. В своей неизменной бейсболке и круглых очках он, как всегда, чем-то походил на столь же умного и ответственного мультяшного Знайку.
   Когда электричка остановилась, Венечка вывел из вагона своего белого с черными пятнами Дожика, попросил Лешку его подержать, а сам поднялся обратно в тамбур и сволок на платформу огромную тяжеленную сумку. Ромка с Артемом взяли ее с двух сторон за ручки и удивились:
   – У тебя там что, камни?
   – Книги, – ответил мальчик. – Тут и фантастика, и детективы, и серьезная литература, и даже стихи. Лешка, ты же любишь стихи?
   – Люблю, – сказала Лешка и ткнула пальцем в брата. – Да только вот из-за этого Аполлинария мы очень мало читаем, потому что все время чем-нибудь заняты и на книги совсем не остается времени.
   И Артем ее поддержал:
   – У нас ни на что не остается времени.
   Венечка знал обо всем, что происходит в их жизни. А потому возразил:
   – Но больше-то у вас никакого дела нет.
   Ромка погрозил Лешке кулаком за «Аполлинария» и вздохнул:
   – К превеликому сожалению. Так что не волнуйся, Венька, мы прочитаем все твои книжки.

   Маргарита Павловна успела испечь к Венечкиному приезду и пирог и пирожки, и накрыть в мансарде стол. Все поднялись туда и уселись у открытого окна. Лешка огляделась кругом, и ей вдруг припомнилась уже подзабытая история о том, как однажды весной они с Венечкой оказались на этой даче вдвоем.
   Тогда в мансарде стоял большой «пиратский» сундук, а из него ночью вылезало страшное привидение и пряталось обратно, и девочке было очень страшно. Если бы рядом с ней тогда не было Венечки, она бы вообще сошла с ума от невыразимого ужаса, но мальчик вел себя отважно и мужественно, как самый настоящий рыцарь. Вместе с ним они сумели преодолеть страх и выпутаться из жуткой ситуации.
   Лешка придвинулась поближе к Венечке и шепнула:
   – Помнишь про сундук?
   Венечка улыбнулся и закивал головой. Ромка сразу же спросил, о чем они шепчутся. Лешка объяснила. И тогда ее братец в который раз принялся рассказывать Маргарите Павловне и Жан-Жаку о том, как он тогда приехал к ним на выручку и что было дальше[1].
   Потом он припомнил еще одну историю, не менее интересную, и еще, и еще, и вечер воспоминаний затянулся до глубокой ночи, пока им не позвонила тетя Артема Нина Сергеевна и не спросила, не надоели ли гостям хозяева дома. И хотя Жан-Жак ей ответил, что, общаясь с молодежью, они с Маргаритой Павловной и сами чувствуют себя молодыми, трое друзей поняли, что пора уходить. Договорившись с Венечкой встретиться завтра утром, они пошли к себе.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация