А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Провидение зла" (страница 51)

   Флавус задумался, затем вернулся к белому мраморному столику, с которым старался не расставаться. Выплеснутое на него красное вино собралось идеальным кругом. Все шло по плану, его дочь Субула только что разродилась наследником эбаббарского престола. Отчего же он не находит себе места?
   Флавус остановился, вгляделся в звезду над горизонтом, которая, согласно древним книгам, некогда сияла точно на севере, а в последние несколько тысяч лет обратилась в одну из рядовых звезд на востоке, и вдруг понял причину своего беспокойства.
   В полночь, когда он в который раз обдумывал совершенное и совершаемое, ему почудился отблеск. Где-то далеко, на юге или на западе, слишком быстро, чтобы определить направление и источник. Но отблеск был, и это определенно был отблеск седьмой звезды и седьмого камня.

   Королю Пурусу Арундо ничто не могло испортить настроение. С самого раннего утра он поднялся и, вспомнив молодые годы, упражнялся не менее двух часов с мечом. Нет, старые навыки никуда не делись. А ведь кое-кто уже начал забывать, что на Ардуусской ярмарке пять лет подряд серебряный рог брал именно Пурус Арундо. И лишь один раз уступил его, да и то собственному брату Кастору, который младше его на два года, но только один раз. И не потому, что тот больше не участвовал в турнирах. Хотя он больше не участвовал. Но дело, конечно, не в этом. Кастор отказался от турниров, поскольку почувствовал, что слаб против старшего брата, а не потому, что так посоветовала ему их мать. К счастью, ничто не может испортить королю Пурусу настроение. Ничто и никто. Вигила Валора больше нет. Это ли не причина для радости? Кракс донес, что перед смертью Вигил был оповещен, что он убит по приказу Пуруса, но стоит ли верить Краксу? И почему тот до сих пор жив? Ведь золота отсыпано этому зловещему Ордену Смерти столько, что можно было бы перебить целое королевство! Две подводы отправились в Сухоту! Тоже ведь нашла место для ордена. А ночевать в нужнике она не пробовала? Ладно, с Краксом время еще не вышло. Что еще? Фламма? Сгинула и сгинула. Еще и калба потеряли в поганой чаще. Хотя Муруса следовало бы выпороть за недостаточное усердие, всего-то и узнал, что мелькала она у Мануса, а дальше? Убита свеями? Продана в рабство нахоритскими шайками? Ему-то в чем забота? Или она, как плевок на лице, пока жива, не сотрешь и будешь ходить оплеванным? Ничего, появится сменщик у Кракса, на этом его и следует испытать. А то проныра совсем потерял нюх. Что с принцем и принцессой Лаписа – так и неясно. Или верить ополоумевшим стражникам Кирума, что она и в самом деле убила Рубидуса? Ну так за дело. То, что с ней хотел сотворить этот мерзавец, только смерти и заслуживало. Конечно, если бы что-то подобное устроил Болус, Пурус истребил бы все королевство обидчиков, но, вставая во главе великого Ардууса, он не должен забывать о справедливости. Все, к счастью, улажено. Малум Тотум не забыл о договоренностях, хотя, кажется, и упустил Камаену Тотум. Ну, он уже и расплатился за ротозейство. Преклонит на коронации колени вместо собственного сына. А пока пусть трясется от страха, девчонка-то оказалась юркой. Кто еще кроме нее мог заказать изощренных убийц, что перебили восемнадцать здоровяков свеев в доме на Северной улице? Сколько их было? Двое? Трое? Нет, этой заботой пренебрегать не стоило. Понятно, что комар жужжит над чужой щекой, но, напившись, он ведь не успокоится? Девчонка объявлена самозванкой и преступницей. Хочет жить, пусть забивается в самый дальний угол или сгинет подобно тому, как сгинул ее брат. Хорошо еще, что Флавус всегда рядом. Чудную машину он подарил Пурусу. Набор хрустальных линз, через которые Пурус может осматривать окрестности цитадели так, словно видит их вблизи. Флавус щедр. Его советы бесценны. Кто кроме него мог бы уладить ссору Лаписа с Кирумом? Это не старания Кракса, который может только подсылать убийц. Хотя кое с чем справился бы и Кракс. Асер Фортитер, пятидесятилетний здоровяк, крепкий, как корень железного дерева, зачах за неделю со смерти сына, обратился от переживаний в глубокого старика и умер. Сердце не выдержало. Мать Рубидуса тоже слегка повредилась рассудком и обмякла. Достаточно, чтобы слушаться мудрых советов, и не слишком сильно, чтобы заподозрить ее в сумасшествии. На лице печать траура, в глазах – надежда. Главное, чтобы печать на ее устах держалась крепко. Никому не интересно в очередной раз услышать о проклятии, которое настигло Кирум шестнадцать лет назад, когда треснула башня и остановились городские часы. Однако именно такой расклад развязывал возникший под самым боком узел наилучшим образом. Вместо Рубидуса колени преклонит никчемный бастард королевства Раппу – Эксилис Хоспес. И это при том, что прайдские роды королевы Кирума и королевы Раппу никогда не ладили между собой. Однако Флавус все устроил, и Флустра Фортитер не только согласилась усыновить Эксилиса Хоспеса, но и позволяет себе называть его время от времени ласково – Руби. Во всяком случае, называла до того, как ее уста были запечатаны. Ничего, как сказал Флавус, она долго не протянет. Остался один вопрос, сколько еще протянет сам Флавус?
   Пурус думал долго. Решение уже маячило в голове, Флавус должен будет погибнуть одним из первых, потому что он опаснее прочих. Однако додумывать это решение придется потом. Всему свое время. Самым главным пока что было то, что должно состояться в два часа пополудни.
   К часу король Ардууса был уже на Вирской площади. Тысячи стражников в пять рядов оградили место коронации. Множество соглядатаев сновали в толпе, которая все прибывала, заполняя не только саму площадь, но и окраинные переулки. На высоком помосте, на который должен был подняться Пурус, стоял привезенный из Эбаббара трон императора Лигурры. Сияли драгоценные камни, искрилось отраженным светом золото. Нет, если Флавус и хотел развеять сомнения в собственной верности, то лучшего способа он найти не мог. У трона суетился Софус, подгонял служек. Мурус проверял охрану. Придется Пурусу подумать и над дворцовой службой. Но чуть позже.
   Загудели трубы. Через узкий проход, отмеченный торжественными курительницами, из которых поднимались цветные дымы, начали прибывать гости. И те, которые будут стоять на помосте возле трона, принимая посвящение в герцоги великого Ардууса, и те, кто решил остаться ему другом, но последние займут места не рядом с троном, а в роскошных креслах, что стоят у его подножия. Низко будут сидеть, очень низко.
   Первым появился сам Флавус. Высокий, седой, в роскошных, но строгих одеждах. С дарами, которые тащат за ним его слуги. Не подведет? Неужели и вправду удовлетворится ролью первого советчика и коронователя? Пусть попробует обмануть. Десять самых верных воинов, воспитанных лично Пурусом в новой цитадели, десять стражников, которые сейчас поднимутся к трону, будут готовы растерзать короля Эбаббара по малейшему знаку своего правителя. Вот слуги Флавуса подняли на помост стальной сундук. Вот Флавус сам поклонился королю, ожидающему начала церемонии у шатра, возложил на стальной сундук сверток из дорогой ткани и опустился на край длинной скамьи, укрытой парчой. Именно на нее должны будут сесть те, кто согласился встать на сторону Пуруса. И спасибо Энки за чистое небо и яркое солнце. Пусть и судьба нового царства будет светлой, как этот день.
   Толпа между тем гудела. Еще бы, зеваки не только стали свидетелями действа, о котором будут рассказывать внукам, они видели тех, кого, быть может, им суждено увидеть раз в жизни. Вот мимо курительниц пошли храмовники в балахонах. Те, кто до сих пор безвылазно сидел на холме Бараггала. Теперь они будут пребывать в Великом Ардуусе. Мельтешить перед глазами. Ну что ж, таково бремя великого правителя.
   Софус слетел черной птицей с помоста, крадучись, подбежал к Пурусу, сидящему в ожидании коронации в кресле перед шатром, стал шептать на ухо, называя предстоятелей:
   – Их Священство Павус, предстоятель Храма Праха Божественного, седой старикашка с залысинами в белом балахоне. Его храм наиболее влиятелен в атерских королевствах. Их Священство Кадус, предстоятель Храма Энки, еще более древний старикашка, к тому же маленького роста. За ним негласно закреплен северный берег моря Тамту. Он, как и положено у них, в красном. Все цвета соответствуют цвету священных башен, разрушенных противником благословенной Анкиды. За Кадусом идет Пеллис. Он в синем балахоне. Да, дакит. Предстоятель Храма Святого Пламени. По моему разумению, да простит меня Ваше Величество, самый авторитетный среди предстоятелей. Его позиции сильны даже за горами Митуту! А вот и самый неавторитетный, молодой Веррес. Предстоятель Храма Последнего Выбора. В желтом балахоне, какой авторитет, такой и цвет. Весь юг его, это значит, что влияния у него никакого и нет.
   Кивая рассаживающимся, горбящимся в поклонах предстоятелям, Пурус спросил Софуса:
   – А где инквизитор? Я слышал, что с предстоятелями прибыл и мастер инквизиции?
   – Прибыл, – заторопился Софус. – Но он не имеет сана предстоятеля, поэтому не участвует в церемонии. Но если…
   – Не нужно, – махнул рукой Пурус, морщась от звона, доносившегося с храмовой площади, – не стоит пока пугать горожан. Маги все прибыли?
   – Да, Ваше Величество! – изогнулся еще сильнее Софус. – Вот и они!
   Вновь загудели трубы, и король стал смотреть на тех, кто и сам обладал достаточной властью, а теперь прибыл для того, чтобы засвидетельствовать, что отныне и его власть подчинена власти великого правителя. Или сделать вид.
   Свои места, один за другим, заняли властители магических орденов. Первым мимо курительниц прошествовал Великий Мастер Ордена Солнца – Сол Нубилум, высокий и статный мужчина, по роду, скорее всего, калам. О нем Пурус знал главное: он был старшим советчиком той гильдии, которая не имела ни знаков, ни привилегий, ничего. Гильдии – магов. За Солом шла Никс Праина, Великий Мастер Ордена Воды. Как всегда, толпа зевак восхищенно гудела. Да, трудно отыскать в Анкиде хотя бы одно подобное женское лицо. Разве только Камаена Тотум могла бы сравниться с Никс Праиной, но где она, принцесса Лаписа? А Никс Праина вот она, прекрасная и невозмутимая, хотя уже разнеслись слухи о напасти, случившейся с ее башней в Самсуме.
   Прочих великих мастеров Пурус видел впервые, и даже сам едва не приподнялся с кресла, чтобы разглядеть их получше. А уж толпа так и вовсе таяла или от восхищения, или от ужаса, потому что гул и крики вдруг сменились оханьем и вздохами.
   Следом за Никс Праиной показался Великий Мастер Ордена Огня – Фера. Пурусу уже приходилось видеть даку. Но здесь, в центре Ардууса, великий мастер Фера, пожалуй, урвал у будущего правителя великого царства частицу славы. Никем иным, кроме как вставшим на задние лапы псом, Пурус не мог бы его счесть. Но даже со своего кресла, за сотню шагов до даку, он чувствовал силу и мудрость мага. Казалось, толпу не может удивить уже ничто, но когда появилась великий мастер Ордена Воздуха Лакрима, вздохи толпы прекратились вовсе, а сам Пурус не выдержал и все-таки поднялся. Он слышал, что Лакрима – высший образец совершенства и красоты во всей Анкиде, но никогда не прислушивался к доносящемуся до него восхищению. Кому-то и дакитка – образец красоты, а кому-то и коровий лепех – услада на ужин. Однако теперь, когда он увидел ее воочию, Пурус понял, что до сего мига ничего не понимал в красоте. Стройная, высокая, тонкая, каждым движением подобная дикой кошке, она останавливала дыхание одними чертами своего лица, и ее тонкие клыки, которые едва-едва бугрились под алыми губами, были самым желанным, что только можно было себе представить. Неужели и в самом деле, только посмотрев в глаза, она могла отнимать жизнь? Что же, выходит, что случаются смерти, о которых можно мечтать.
   Пурус опустился в кресло и уже с меньшим вниманием смотрел, как на площади появился Великий Мастер Ордена Земли – старый этлу Амплус, возвышающийся над стоявшими у курительниц стражниками на две головы. Как вслед за ним показался великий мастер Ордена Луны – Табгес, цветом лица и жестами напоминающий ожившего мертвеца, во всяком случае, несколько торговок из первых рядов толпы грохнулись в обморок. Скучая и небрежно кивая, Пурус смотрел, как занимают места те, кто решил остаться друзьями Ардууса, но не более того: принцы Бэдгалдингира, княжичи Араманы и Аштарака, тонкая и маленькая, как черная руна на лучшей бумаге, – принцесса Даккиты. Только четверо? Неужели? Принц Раппу Лентус вместе со своей матерью стал подниматься на помост.
   – Да, Ваше Величество, – прошептал Софус. – Церемония чуть удлинится. Стараниями Флавуса количество герцогств увеличено на два. Думаю, это будет поводом задуматься правителю Бэдгалдингира!
   И точно. Вслед за Лентусом на помост поднимался Такитус Краниум, принц Бабу.
   Пурус встал на ноги. Вот он, час торжества! Адамас Валор, не успевший короноваться правителем Тимора, станет его герцогом. Аэс Кертус – герцогом Обстинара. Болус Арундо – герцогом Ардууса. Поймавший птицу удачи Эксилис Хоспес – герцогом Кирума. Урбанус Рудус – герцогом Хонора. Фелис Адорири – герцогом Утиса. Фалко Верти – герцогом Фиденты. Малум Тотум – герцогом Лаписа.
   Вспышка едва не ослепила короля. Одна из жаровень полыхнула пламенем, народ бросился прочь, визг раздался в ушах. Но стража стояла твердо.
   – Магии нет, – испуганно прошептал Софус. – Точно, нет магии. Кто-то бросил в жаровню что-то. Кажется, бутыль с маслом.
   Король молчал. Его скулы сводило бешенством. От стражников через площадь бежал побледневший Мурус.
   – Ваше Величество! Малум Тотум убит!
   – И все? – усмехнулся король. – Где Пустула Тотум с отпрысками?
   – Среди приглашенных от Утиса, – согнулся в поклоне Мурус.
   – Дивинуса Тотум на помост, – приказал Пурус. – Он будет герцогом Лаписа. Но регентом… ни Тела Тотум, ни Пустула Тотум, ни Патина Тотум… Демон их раздери, ни одного мужчины в роду! Быстро, брата моего. Назначаю его регентом. Кастора Арундо за спину Дивинуса Тотума на помост! Пускай убирается в Лапис вместе с Курой и Лавой и наводит там порядок. Развели свеев… Ищите убийцу! И успокойте толпу!
   – Пора, Ваше Величество, – кажется, уже был готов облизать сапоги правителя Софус.
   Пурус медленно двинулся к помосту. Нанятые кричальщики стали заводить толпу, выкрикивать славицы. Вновь ударили колокола на храмах. Поднялись с мест предстоятели храмов и вместе с храмовниками двинулись к углам помоста, заключая обряд коронации в священный квадрат. Задудели трубы, но, когда Пурус встал на верхней ступени помоста возле трона императора Лигурры, наступила тишина. И в этой тишине громко, удивительно громко начал говорить Флавус:
   – Милостью, оказанной Их Величеством, королем Ардууса великолепным Пурусом Арундо, возвещаю о коронации сего правителя на правление царством, именуемым Великим Ардуусом, во избавление народов его от бед и опасностей, ради процветания и благоденствия оных!
   Вновь загремели трубы, но умолкли, повинуясь поднятой руке Флавуса. В другой руке он держал сверток.
   «Ну, чем ты можешь удивить меня, советник, – подумал Пурус. – Больше, чем троном, удивить невозможно».
   – Королевство Эбаббара, с гордостью принимая обет верности королю Пурусу, приносит ему великий дар, сохраненный из тьмы веков и являющийся свидетельством великих деяний. Это корона императора Импробуса, которая станет короной властителя Пуруса!
   Пурус вздрогнул. Он ясно видел, как побледнели многие из будущих герцогов. Напряглись великие мастера магических орденов. Никто не знал, что могло храниться в кладовых Эбаббара. Но где еще, если не там? Ведь император Лигурры похоронен именно в Эбаббаре!
   Флавус сдернул с короны ткань и, подойдя к Пурусу, надел собранный из четырех полуколец, сверкающий алмазами венец на его голову.
   – Еще не все, Ваше Величество, – прошептал он, склонился в поклоне, отошел к тяжелому сундуку.
   – Королевство Эбаббара, – продолжал звенеть над Вирской площадью трубный глас седого правителя, – с гордостью принимая обет верности королю Пурусу, приносит ему самый великий дар! Дар, помнящий руки Энки-спасителя! Дар, врученный императору Лигурры перед величайшей битвой при Бараггалле! Изгтовленный в кузницах Таламу – меч императора!
   Пурус окаменел. Площадь замерла. Поднялись с мест великие мастера магических орденов, княжичи и вельможные гости. В полной тишине Флавус поднял над головой в сияющих рубинами ножнах меч, подошел к Пурусу, преклонил колено и протянул ему великую драгоценность. Пурус медленно, очень медленно взялся за рукоять и вытащил меч из ножен. Клинок сиял пламенем. Толпа охнула.
   – Флавус Белуа! – громко произнес Пурус, положив клинок на плечо короля Эбаббара. – Полагаю тебя герцогом Эбаббарским и возлагаю на тебя надежды, как на мудрого правителя твоей земли и первого советника и помощника правителя великого Ардууса!
   – Покоряюсь и служу! – громко ответил Флавус и склонил голову.
   – Слава императору! – вдруг раздалось из толпы. Выкрик повторился, повторился еще раз, и вот уже вся огромная толпа, заполнившая площадь, кричала: – Слава императору! Императору слава!

   Кама забыла о пирожках, когда через строй стражников стали проходить великие мастера магических орденов. Она испугалась высокомерия и злобы, сквозивших из Сола Нубилума, поразилась спокойствию даку Феры, восхитилась совершенством и силой Лакримы, вздрогнула от ненависти и тревоги Никс Праины, прониклась мудростью и спокойствием этлу Амплуса, но беспокоилась только об одном: чтобы никто из них не разглядел силу, чужую, холодную силу, бьющуюся в ее груди. А потом пошли вельможи, и она едва сдержала слезы. Прекрасный Адамас, благородный, пусть и одетый в простые одежды Фелис, величественный и веселый Фалко. Те, кто всегда вызывал ее восхищение, проходили мимо и не замечали ее. Она едва не пропустила Малума. Но когда увидела его самодовольный профиль, разглядела траурную ленту на его шее, забыла обо всем. Толпа вокруг свистела, кричала, прыгала на месте, чтобы разглядеть каждую деталь оружия, одежды, украшений проходящих вельмож! Каждую черту лица! Жест! Голос! Взгляд!
   Кама сунула руку в корзинку, подняла ее перед грудью и, когда благосклонно внимающий восторгам толпы Малум Тотум встретился взглядом с племянницей, нажала на рычаг самострела, спрятанного за ивовыми прутьями. Младший из братьев успел испугаться, но только испугаться, потому что короткая отравленная стрела с белым опереньем пробила ему подбородок и, наверное, вышла наружу из затылка, но Кама не разглядела этого, не насладилась местью, потому что в двух десятках шагов от нее вспыхнуло пламя, народ бросился в сторону, ее едва не затоптали, и она уже не видела ни Малума, упавшего с лошади, ни стражников, ринувшихся в толпу за кем-то убегающим, пока не почувствовала крепкий хват на локте и не услышала знакомый строгий голос:
   – Иди за мной.
   Дакит выдернул из корзинки самострел, бросил его кому-то под ноги, повлек ее к Храмовой площади.
   – Это ты устроил вспышку в жаровне? – догадалась она.
   – Да, – коротко бросил дакит. И чтобы избежать лишних вопросов, добавил: – Испугал паренька-водоноса, который отвлек стражников, тоже я.
   – Но почему ты здесь? – не поняла Кама.
   – Взгляни на часы на ратуше, – усмехнулся дакит. – Три часа. Мы же договаривались на три часа? Пора уходить. Или ты собираешься совершить еще несколько подвигов?
   – Хотелось бы, – призналась Кама, – но меня пока устроит и отложенная месть.
   – Старая жизнь уходит, – заметил дакит. – Если будешь оплакивать ее слишком долго, пропустишь новую.
   – Но как ты меня узнал! – воскликнула она. – Я же…
   – Ты хорошо изменила себя, – согласился дакит. – Но не для зоркого взгляда. Дакитка из тебя не получилась. Хотя та резня, что ты устроила на Северной улице, сделала бы честь любой воительнице. Но у дакитов не бывает рысьих клыков. Только волчьи клыки похожи на дакитские, но и с волчьми клыками придется повозится.
   – Я готова повозиться, – кивнула Кама. – Мы зайдем к тебе? Или сразу отправимся? Купим лошадей? Где твоя поклажа?
   – Мы не зайдем ко мне, мы отправимся сразу, и мы пойдем пешком, – сказал дакит. – Моя поклажа у одного знакомого стражника, который выпустит нас из города. Он мне обязан, родство с важным вельможей стало для него опасным, и я спас его семью, отправил их в укромное место.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 [51] 52 53

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация