А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Провидение зла" (страница 26)

   – Прятаться? – удивился Игнис.
   – Да, – отрезала Фискелла. – Хотя бы до того момента, пока я узнаю, кто хочет убить вас. Прятаться сложно, но можно. Кама умеет. Я не учила ее, это у нее в крови. Но и ты можешь этому научиться. Я люблю всех своих детей, но особые таланты достались только тебе и ей. Она женщина, ей проще. Тебе сложнее. Но ты должен научиться. Иначе… Смотри.
   Она стянула с правой руки перчатку. Игнис задрожал. Ладонь королевы была синюшного цвета, пальцы покрывали язвы.
   – Я прикрыла тебя от той молнии, – сказала Фискелла. – Не волнуйся, рука излечится. Кама смогла защитить себя сама. Ты – нет. Если бы не я, ты бы осыпался пеплом.
   – Так это… – прижал руку к груди Игнис.
   – Камни Митуту, – срывающимся голосом ответила Фискелла, и ее глаза вновь наполнились слезами. – В тебе и твоей сестре. То, что было обещано шести атерским королевствам, поразило только двоих, причем моих детей. Где остальные камни, я не знаю. Я виделась в Ардуусе со многими, больше их нет ни у кого. И об этом знаю не только я. Там, у сломанного кедра, кто-то попытался выжечь камни. У него это не получилось. Но это не значит, что он бросит свои попытки. Я извлечь из тебя этот камень не могу. Все, что я могу, это оберегать тебя. Об этом и только об этом болит мое сердце.
   – Но почему? – растерялся Игнис.
   – Почему вода убегает из проржавевшего котла через отверстие? – спросила Фискелла. – Почему зверь переходит реку вброд? Почему падает лавина с заснеженной вершины? Почему молния ударяет в высокое дерево или в стальной штырь на башне? Камень Митуту – и соблазн, и кара. Хозяин камней выброшен из этого мира через проклятую грязь в центре Светлой Путоши, а его распорядитель нанимает войско. И ищет лучших воинов. Камни находят для него лучших.
   – Я лучший? – недоверчиво усмехнулся Игнис. – Тогда почему…
   – Воин, который не имеет ран и шишек, ничего не стоит, – проговорила Фискелла.
   – Так что мне делать? – спросил Игнис.
   – Пока ничего, главное – не делать глупостей. Мы будем ждать здесь Каму. Я доверила ее Сору, он не должен подвести. Сор лучший воин Лаписа. После меня. Пять дней мы ждем ее здесь. Затем уходим в Ос и ждем ее там.
   Королева поднялась, сделала несколько шагов, обернулась и добавила:
   – И чтобы тебе было над чем подумать. В Анкиде, а также в Эрсет, что лежит за горами Митуту. В Шуту, что начинается за горами Габри, величайшими царствами которого являются Кема, Мелухха и город Офир. В северных Иштану и Ахарру. Во всей Ки нет ничего опаснее Ордена Смерти. Но это опасность для единиц. Ужас таится не в нем. Ужас исходит из нас самих. Он живет в каждом. И это не поганая кровь, которой наградил даку и дакитов Лучезарный. Это наша подлость. Она есть в каждом, не давай силу собственной подлости.
   Игнис потрясенно молчал.
   – И еще, – Фискелла была бледна. – Запомни. Четыре храма Благословенного – благодетельный квадрат Энки. В нем – божественная полнота. Но Энки не живет в храмах, он в сердце. Он помогает справиться с подлостью. Но помогает тому, кто рассчитывает на себя. Все остальное – это все остальное. И храмы других народов. И уснувшая ныне святая инквизиция. И Храм Единого. И поганый Храм Света. И все магические ордена – все семь башен, какие бы замки ни запирали их ворота. И Орден Смерти, и Орден Слуг Святого Пламени, и Орден Воинов Света, и все угодники, вместе взятые, – все они – все остальное. Главное – внутри тебя.
   – Почему! – почти закричал Игнис. – Почему отец не согласился на условия Пуруса, если согласились все прочие?
   – Всегда есть граница, через которую нельзя переступать, – прошептала Фискелла. – Она у каждого своя. Может быть, отец и не прав. Но его граница вот в этом. К тому же во всем, что затеял Пурус, при всей его правоте, есть червоточина.
   – Какая? – не понял Игнис.
   – Не знаю, – покачала головой Фискелла. – Но она есть, поверь мне. Я чувствую. Однажды ее почувствуешь и ты.
   Сказала и пошла.
   – Вавато! – послышался окрик Вентера. Мастер стражи ковылял от пристани. Похоже, неизвестный стражник так и не давал ему покоя.
   – Вавато, – поморщился Вентер, потирая виски. – Долиум приказал поставить тебя в дозор у трактира. Я хотел тебя определить к… впрочем, неважно, но здоровяк уперся, сказал, что это приказ королевы. Она не об этом приходила к тебе докладывать? Удивляешь ты меня, парень.
   – Я сам ничего не понимаю, – пожал плечами Игнис.
   – Ну и ладно, – вздохнул Вентер. – Король пока отменил траур, потому что… Неизвестно, почему. Только что прибыл Малум. Оставил своих свеев в Ардуусе, решил вернуться в Лапис. Надоело младшему брату нашего короля охаживать окрестности Светлой Пустоши. Кто бы сомневался. Король решил задержаться здесь, а тело Камы завтра отправляет вместе с Малумом и со мной в Ос. Там мы будем ждать короля. Я беру с собой десять стражников. Тебя вот хотел взять. Впрочем, неважно, – повторил он. – Послушай, почему я не помню нашу дорогу от Ардууса до переправы? Мы много пили?
   – Ужасно много, – сказал Игнис.
   – Тогда понятно, – снова потер виски Вентер. – Голова раскалывается на части. Точнее, уже раскололась, и кто-то забил ее гвоздями. Гвозди как раз и болят. Ты давай, иди к Долиуму, он все объяснит.
   Долиум ничего объяснять не стал. Махнул рукой куда-то в сторону трактира и пробурчал, что пять дней они здесь не просидят, не сегодня завтра вернется из Ардууса король Фиденты, и королевское семейство Лаписа, раз уж им так хочется пожить вдалеке от родных мест, переберется в королевский замок Паллора Верти. И что управляющий замка уже был у короля и пытался вытащить вельможных особ в подобающие им покои. А Вавато, о котором он ничего не помнит, как ни ломал себе голову, пусть встает у входа и смотрит во все глаза, сменят его утром.
   Утром Игниса и в самом деле сменил стражник, но принц не ушел далеко. Принял у сменщика котелок наваристой каши, кусок лепешки, отошел к колодцу, присел на колоду и стал есть. Смотрел, как король и Малум отправляются в замок, чтобы приготовиться к переселению в более достойные покои. Оборачивался на поднимающееся над горами Балтуту солнце. Жмурился. Рядом присел и Алиус.
   – Королева отзывалась о тебе с уважением, – сказал ему Игнис.
   – Я мог бы отозваться о ней в еще более восхищенных тонах, – ответил Алиус. – Сочетание ее достоинств с мудростью – великая редкость.
   – Однажды мудрость ей изменила, – заметил Игнис. – Она надела на себя мужское платье, взяла ярлык отца и отправилась на фехтовальный турнир в Ардуус.
   – Я слышал эту историю, – кивнул Алиус. – В тот самый год, когда она и произошла. Правда, сам тогда и не помышлял, что буду сидеть рядом с настоящим принцем. Я был нищим тиморским мальчишкой. Не думаю, что мудрость изменила твоей матери даже тогда. Мудрость без искры безумия – как море без волн. Во всяком случае, результат ее безумия более чем впечатляющ. Что ты, что твоя сестра.
   – У королевы пять детей, – отрезал Игнис.
   – Несомненно! – вдруг поднялся на ноги Алиус.
   Игнис в недоумении оглянулся. В отдалении тонула в утреннем тумане река, стены фидентского замка на солнце казались розовыми. Лаяли собаки на околице атерского села. Никого лишнего. Трактирщик выкатывал из подполья бочку вина. Одна его служанка кормила гусей. Другая несла в дом ведра с водой. Третья мелькнула в дверях с подносом, заставленным бутылями и блюдами. Близилось время ужина. Мальчишка-служка пробежал с выпученными глазами во двор. Два десятка стражников маялись тут же. На скамье у входа качали ногами Нукс, Нигелла, Лаус. Ничего необычного, и все-таки что-то тревожное.
   – Было две служанки, – выдернул из ножен странный серый меч Алиус. – Мальчишка убежал. Третья служанка с подносом.
   Последние слова Алиус уже кричал на бегу. Игнис побежал за ним. Зашевелились недоуменные стражники. Но на втором этаже трактира уже раздавался шум, крики, затем разлетелось стеклянными брызгами окно и вместе с ними на землю вылетело тело служанки. В руке у нее был тонкий и узкий меч с черным клинком. Из рассеченного горла и обрубка левой руки хлестала кровь. Игнис бросился наверх. В коридоре лежали два убитых стражника, рядом на скамье напротив выбитого окна сидела королева. Один рукав ее платья держался на нескольких нитях, в руке ее был кинжал, с которого каплями стекала кровь. На полу стоял поднос с явствами. Тут же лежала отрубленная рука со стиснутым в ней ножом.
   – Никому не подниматься! – крикнула королева, услышав топот на лестнице. – Вентер! Охранять все выходы!
   Внизу наступила тишина.
   – Ты как? – спросил с замиранием сердца Игнис.
   – В порядке. – Фискелла посмотрела на рукав, оторвала его, вытерла им лезвие кинжала. – Даже не ранена. Но упустила. Упустила мерзавку. Взяла лишь на выходе.
   – С кинжалом против меча? – поразился он.
   Она посмотрела в глаза сыну:
   – Поверь мне, я не хотела его смерти. Она проскользнула через все насторожи. Если бы я хотела его смерти, я бы дала ей уйти! Ты понимаешь?
   – Да, конечно. – Игнис толкнул дверь в комнату. Ассулум лежал в луже крови.
   – Вот, – она толкнула ногой отрубленную руку. – Видишь перстень на пальце. Он мерцает. Сними его.
   Игнис присел, с трудом разжал тонкие пальцы, отложил в сторону узкий нож с черным лезвием и черной рукоятью, снял с безымянного пальца перстень из черненного серебра с черным камнем. В его глубине как будто дрожало пламя.
   – Спрячь, – устало сказала Фискелла. – Это магия против тебя. Против тебя и Камы. Подсказка. Если научишься без амулетов, без наговоров прятать себя так, чтобы этот перстень даже на твоем пальце молчал, значит, будешь жить. Я поставила в комнату Ассалума лампу с наговором, она обманула убийцу. Но не всегда так будет.
   – Фискелла! – послышался на лестнице тревожный голос короля. – Что с тобой?
   – Ничего, – крикнула она в ответ. – Иди сюда… Один.
   Король медленно поднялся по лестнице. Игнис смотрел на встревоженное лицо своего отца и думал о том, что очень нелегко быть королем маленького королевства, да еще если жена у тебя такая, как Фискелла. Хотя разве у него были причины не гордиться собственным отцом?
   – Я не уберегла мальчишку, – прошептала Фискелла.
   Король наклонился к королеве, на мгновение прижался к ее лицу щекой, потом выпрямился, обнял Игниса, замер и тут же отстранил сына, повысил голос:
   – Малум! Ты не повезешь тело принцессы. Бери десять стражников вместе с Вентером! Скачи в Ос. Пусть встречают нас! Мы сожжем тела здесь. Вместе с телами стражников. Повезем пепел…
   Внизу раздался шум, кто-то вскрикнул, заревели Лаус и Нигелла.
   – Долиум! Поднимайся! Кто там еще? Нужно прибрать тела…
   Фискела закрыла глаза. Король посмотрел на сына:
   – Иди. Ты останешься здесь с Алиусом. Будешь ждать сестру. Ждешь шесть дней. На седьмой идешь в Ос через Гремячий мост. В любом случае никто не должен знать, что ты и она живы. Пока никто не должен знать. Иди.
   Игнис стиснул в кулаке перстень, медленно пошел вниз. Навстречу ему пронесся побагровевший Долиум, Вентер, стражники. Внизу рыдали Нигелла и Лаус. Тер глаза Нукс. Игнису хотелось обнять всех троих, но он прошел мимо. У трактира седлали лошадей стражники.
   – Прочь с дороги, – зло выругался Малум, отстранив Игниса, и зашел внутрь трактира.
   Алиус сидел возле трупа и рассматривал черный меч.
   – Почему черный? – спросил Игнис.
   – Чтобы не блестел, – с горечью ответил угодник. – Впрочем, это не правило. А ведь я ее проглядел. Мог бы заметить и раньше.
   – Кого ее? – спросил Игнис.
   Женщине, которую он принял за юную девушку, судя по спокойному и как будто слегка удивленному лицу, было не меньше сорока лет. Даже в фидентских одеждах простушки было видно, что тело ее никак не слабее тела самого крепкого стражника.
   – Вот. – Алиус сдвинул концом клинка рукав платья. Выше обрубка был вытатуирован квадрат с крестом, соединяющим центры его сторон.
   – Квадрат – символ единства четырех храмов, которые грызутся при каждом удобном случае, – объяснил Алиус. – Точка в центре – Храм Единого. Его, конечно, нет, обычно это крохотная часовня, но, по уверениям храмовников, единство четырех храмов и рождает Храм Единого. Если линии внутри квадрата идут из его углов, то это знак святой инквизиции. Его не ставят уже давно, хотя инквизиция еще есть. Но не в атерских королевствах. А этот знак другой. Здесь линии выходят из центра сторон. Это знак Ордена Слуг Святого Пепла. Страшный знак. Не смотри на то, что он вытатуирован на руке женщины. Самая опасная змея самая маленькая. Тебя хотят убить, парень.
   Игнис оглянулся. Стражники, не занятые в доме, толпились поодаль, занимались лошадьми, у колодца в ужасе топтался хозяин трактира.
   – Так убили уже, – ответил Игнис негромко. – Надеюсь, что пославший убийц так думает. И надеюсь выяснить, что от меня нужно Ордену Слуг Святого Пепла.
   – Буду рад тебе помочь, – пробормотал Алиус. – Но не думай, что ты насолил этому ордену. Им кто-то распоряжается. Хотя все храмы отказываются от него. Инквизиция уверяет, что Храм Слуг Святого Пепла распущен много лет назад. Впрочем, разговоры об этом давно не ходили. И в этот раз не пошли бы. Если бы не твоя мать. Она великий воин. Но она не всегда будет прикрывать тебя. И этот орден не из тех, которые можно обманывать долго. Они вернутся.
   – Но зачем меня убивать? – не понял Игнис.
   – Для них ты исчадие Лучезарного, – объяснил Алиус.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация