А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Провидение зла" (страница 25)

   – Те, кто способен славить творца, те, кто считает себя его детьми, даже тот же Энки, как семена, – продолжил Сор. – Творец разбрасывал их по разным землям, и нет ничего удивительного, что в разных землях расцветают похожие цветы. И даже могут опылять друг друга.
   – А как же рефаимы? – воскликнула Фламма.
   – А никак, – развел руками Сор. – У дикой кошки и волка тоже не бывает ни щенков, ни котят, тебя это не удивляет?
   – Нет, – растерянно пожала плечами Фламма.
   – А то, что от осла и лошади рождается мул, который не может иметь жеребят, тоже? – продолжил Сор.
   – Лучше вернемся к преданию, – взъерошила рыжие волосы Фламма.
   – Вернемся, – снова закрыл глаза Сор. – Очень давно в черном небе, которое обретает свой подлинный цвет только ночью, летел огромный железный дом. Он был так велик, что от одной его стены до другой можно было идти несколько дней. В этом доме летело и жило множество людей, которые искали новую землю после того, как их земля… испортилась.
   – Как так испортилась? – не поняла Фламма.
   – Как Светлая Пустошь, – сказал Сор. – Но не страшным пятном, а вся. Когда жить в ней стало невозможно, все, кто уцелел, сели в огромный дом и улетели.
   – А откуда он взялся? – не унималась Фламма.
   – Ну… – задумался Сор. – Я не могу тебе рассказать эту историю с самого начала. Во-первых, я и сам хотел бы ее услышать. Во-вторых, я пересказываю то, что слышал от других. Так что просто слушай. Об огромном доме, впрочем, скажу. Считай его… огромной баркой. Ну, представь, что бывают барки, которые могут летать по небу.
   – Ага, – расширила глаза Фламма.
   – Ну и вот, такую барку или такой дом пригнали в ту землю семь демонов. Или семь ангелов. То есть тех же демонов, но…
   – Но с белыми крыльями, – подала голос Кама. – Это сказка, Фламма. Дома не летают! И барки по небу не плавают. Во что бы их гребцы окунали весла?
   – Конечно, сказка, – согласился Сор. – Тем более что у демонов не бывает крыльев. Они им не нужны. Если только попугать кого. Да и то… И так, в железном доме летели люди, семь демонов, запасы семян и кое-какие звери, которых демоны выловили на этой же испорченной земле, потому что в новой земле, которую они обещали найти людям, зверья и растений могло не оказаться вовсе. Но был в этом доме среди людей один, который ничем не выделялся, но все же казался особенным. Почему-то его все любили. Он называл себя Одиумом. И вот этот Одиум, в силу ли своего ума, или потому что он тоже был демоном или даже богом, который притворялся человеком, постепенно взял власть в том доме. Очаровал или подчинил себе демонов. Ослепил своим величием людей. И стал править и людьми, и демонами. И восседая на высоком троне, который был окружен множеством огней и светящихся узоров, он стал готовиться к тому, что завоюет ту землю, в которую прилетит этот дом. Что ему было нужно для этого?
   – Войско! – выдохнула Фламма.
   – Наверное, – согласился Сор. – Но у него были только люди. И он стал думать, как сделать из них войско. Для начала он их разделил. В одних комнатах поселил тех, у кого были черные волосы, в других тех – у кого светлые, в третьих тех, у кого рыжие. И назвал их атерами, лаэтами и руфами. И закрыл друг от друга. Потом взял тех, кого отобрал и среди светлых, и среди черных, и среди рыжих. И тем, которые были и так сильны от природы, он влил кровь семи демонов. И из них получились этлу.
   – Сильные, но добрые! – воскликнула Фламма. – Поэтому они и закрылись в своем царстве Бланс, что все пользуются их добротой! Что же получается, эти семь злых демонов были добрыми?
   – Разве я сказал, что они были злыми? – удивился Сор. – Если уж они привели к той испорченной земле свой огромный дом, то никак не были злыми. А уж что с ними стало… Но продолжим. Остальных отобранных людей Одиум усыпил. И каждому влил четыре капли своей крови. И они превратились в даку.
   – Даку страшные, – прошептала Фламма.
   – Очень красивые! – не согласилась Кама.
   – Убийственно красивые, – прошептал Сор. – Царственно страшные. Совершенные. Почти как демоны. Но у каждого – четыре капли крови Одиума. Если семью создают два даку, то у каждого их ребенка будет четыре капли поганой крови. И все они будут даку. Если даку берет в жены человека – то у них рождаются дакиты. И у каждого будет две капли поганой крови. В семье даку и дакита – у каждого будет две капли поганой крови. В семье дакитов – у каждого будет две капли поганой крови. И у их детей будет две капли поганой крови. И никогда в семье дакитов не родится даку. В семье дакита и человека рождаются только люди. И сколько бы детей ни было – у каждого будет одна капля поганой крови. Но это будут только люди. Люди, в которых есть одна капля поганой крови, рожают только людей. И у некоторых их детей будет капля поганой крови, у некоторых нет.
   – Игнис и Кама, – прошептала Фламма.
   – Игнис и Кама, – согласился Сор. – Прибавь еще силу этлу. Она досталась обоим, что редкость. Сила или рост этлу передаются, как цвет волос. Могут передаться, а могут и нет.
   – И это все? – разочарованно спросила Фламма.
   – Фламма, – поморщилась Кама. – Неужели тебе не рассказывали эти сказки?
   – Нет, – вздохнула Фламма. – Конечно, я слышала что-то. О том, что в небе показались семь звезд. И что звезды полетели в разные стороны и сожгли древние города, в которых жили боги. И Бараггал в том числе. А бледная большая звезда упала на севере, и мир перевернулся и на тысячу лет покрылся льдом. А потом все началось снова…
   – А потом все началось снова, – прошептал Сор, снова закрыв глаза. – Но там, между долиной Миам и Нуам. На востоке, который для этой земли тысячи лет назад был севером. В мертвой пустыне, которая тысячи лет назад была морем. Там есть впадина. Вмятина в земле, внутри которой могло бы поместиться целое королевство. Она называется Мерифри. В ее центре есть город, который многие считают мертвым. Его имя Иалпиргах. В этом городе имеется храм. Он построен среди стальных холмов и ущелий. И эти холмы и ущелья – это останки железного дома, который прилетел на эту землю. А Храм называется Храмом Света.
   – Почему? – прошептала Фламма.
   – Потому что на земле этого Одиума стали звать Лучезарным! – зевнула Кама. – Отстань от Сора, ты что, не видишь, он уснул! Фламма, это сказки для маленьких!
   – Как хорошо быть маленькой, – прошептала Фламма, глядя на Сора, который и вправду как будто уснул сидя. – И как жаль, что мне все это не рассказывали.
   – Еще расскажут, – вытянулась на куче старого лапника Кама. – Там еще много чего есть.
   – Но почему же, если он был таким мудрым и всесильным, этот Лучезарный, почему же он сотворил такое? – Фламма махнула рукой в сторону Светлой Пустоши. – Или правда то, что я слышала от Софуса, будто эту гадость не Лучезарный сладил, а Энки? И что глупо винить убитую у порога кошку за то, что порог воняет дохлятиной? Винить надо того, кто ее убил.
   – Ты думаешь, что говоришь? – зло подняла голову Кама. – Какую кошку? Ту, которая сама шла убивать хозяина дома? А знаешь, что мне рассказывал старый дакит, покойный отец Сора, который уже давно приезжал из Даккиты? Он сказал, что семь демонов-ангелов прилетели на железном доме в ту землю потому, что этот Лучезарный ее уже сожрал. И они спасали тех, кто еще оставался в живых. Но он проник в железный дом, как на чистую собаку проникает одна маленькая беременная блоха и делает эту собаку блохастой. И на эту землю Лучезарный летел, чтобы и ее сожрать. И если бы не Энки…
   – Что, если бы не Энки? – спросила Фламма, потому что Кама вдруг замолчала.
   Кама не ответила. Вместо ответа послышалось ее усталое сопенье. Спал сидя Сор. Всхрапывали лошади. Шуршал по навесу легкий дождь.
   – Непонятно, – поежилась Фламма, подбрасывая хворост в костер. – Так сказка это или не сказка? И если сказка, то что за Светлая Пустошь тут совсем рядом? Тоже сказка?

   Глава 13
   Фидента

   – Сиди, где сидишь, – услышал Игнис жесткий голос собственного отца. – Не вставай и не задавай вопросов.
   Принц оглянулся. В пяти шагах от него стояли испуганные, побледневшие Нукс, Нигелла, Лаус. Там же, остолбеневший, замер он сам. Да нет же, это был мальчишка-стражник, Ассалум. Или же он сам?
   – Молчи, – рядом с Игнисом присела мать, положила ему руку на лицо, чуть надавила, выплеснула быстрым шелестом какое-то заклинание, выдыхнула, почти обожгла пламенем, затем прошептала быстро: – Ни слова больше. Кама не здесь, но для всех это она. И ты пока не принц, а обычный стражник.
   – Вентер! Алиус! – выпрямилась Фискелла и вдруг прошипела или прорычала, да так, что по воде пошла мелкая рябь: – Бргда!
   Вентер, который только что стоял с воздетыми к лицу руками, окаменел на мгновение, а затем тряпичным чучелом рухнул на прошлогоднюю траву. Алиус вздрогнул, встряхнул головой, затем поклонился приближающемуся парому:
   – Я восхищен, Ваше Величество! Третий уровень посвящения Ордена Тьмы! Не ниже! Как вам удалось вырваться? Или же как вам удалось проникнуть в их таинства?
   – Он что-то сказал? – напряженно молвил король. – Я не услышал ни слова! И почему Вентер упал, а этот угодник – нет?
   Фискелла посмотрела на Игниса, успокоительно опустила веки, потом повернулась к королю:
   – Потому что я не ошиблась, Тотус. Этот бродяга действительно хороший маг. Кажется, очень хороший.
   Мать подошла к Игнису только вечером, когда он сидел один на берегу. Охранники королевы замерли в отдалении, выражая недоумение, зачем королеве потребовалось подходить к простому стражнику и отчего он не вскакивает на ноги и не изгибается в поклоне. Фискела с сомнением взглянула на пожухлую прошлогоднюю траву, но когда Игнис бросил на нее свою куртку, села рядом.
   – Что Вентер?
   – Ничего, – поежился Игнис. – Пока отстал, а с обеда не давал прохода, домогался, где я живу в Лаписе, из какой деревни, почему он меня не помнит.
   – Ничего, – сдвинула брови Фискелла. – Долиум ему вправит мозги.
   – Лучше бы он вставил мозги стражникам, которые проглядели убийцу, – буркнул Игнис.
   – Все случилось так, как должно было случиться, – не согласилась Фискелла.
   – Ты хочешь сказать, что это была жертва? – повысил голос Игнис.
   – Тише, – вздохнула королева. – Я не хотела этой жертвы, но она могла произойти. И произошла. Нельзя сохранить королевство, не потеряв ни одного подданного.
   – Так речь идет о королевстве или о Каме? – не понял Игнис.
   – Для меня Кама, ты, Нукс, Нигелла, Лаус, твой отец – дороже королевства, – призналась Фискелла. – Но если не будет королевства, кого я смогу сохранить из вас? Я не хотела смерти Катты. И не хочу смерти Ассулума. Но все может случиться. И я буду горевать по ним. Так же, как твой отец будет горевать о любом воине, который погиб, выполняя его повеления. Таково бремя власти.
   – Кто хочет смерти Камы? – спросил Игнис. – И кто хочет моей смерти? Король Эбаббара?
   – Нет, – качнулась, прижалась к собственным коленям Фискелла. – Только не король Эбаббара. Флавус Белуа очень мудр. Он холодно мудр. Он безжалостно мудр. Иногда мне кажется, что он больше, чем король обломка древнего царства. Тот же Пурус Арундо, который, словно змея среди ящериц, среди атерских королей, щенок рядом с ним. И если король Эбаббара отправит к тебе убийцу, это не будет продиктовано его желанием, он сделает это без всякого желания. По расчету.
   – В самом деле? – похолодел Игнис.
   – Нет, – прошептала Фискелла. – Пока я не вижу причин для такого расчета. Лапис слишком мал, чтобы устраивать на него охоту. К тому же мы не перегораживаем никакие пути, сидим в глухом углу. Мы даже не можем служить соблазном, настолько малы.
   – Каким соблазном? – насторожился Игнис.
   – Пурус Арундо хочет создать единое атерское царство, – сказала Фискелла. – Якобы Тимор и Обстинар уже согласились. И Эбаббар. Что странно, конечно. Думаю, что Фидента тоже. За Утисом и Хонором дело не встанет. Аштарак Пурусу не нужен. Арамана и Раппу… Нужны. У них войска, золото. У Бабу – мум. Тут все зависит от Бабу. Но Пурус может начать и без Раппу, Араманы и без Бабу. Кирум… Кирум просто раздавят, если он упрется. На деле Кирум слабее Лаписа. Хотя его король очень тщеславен. Атер, который пытается пропитаться каламской древностью. Лучше бы сыном своим занимался.
   – А наш отец тоже тщеславен? – спросил Игнис.
   – Наш отец горд, – прикрыла глаза Фискелла, но слез не сдержала.
   – И что же случится? – обхватил плечи Игнис.
   – Не знаю, – покачала головой Фискелла. – У нас мало войска, правда, Тела обещала привести наемников. Посмотрим. Если удастся удержать крепость Ос, мы устоим. Если будет совсем плохо, мы уйдем Смертными перевалами в Сухоту и укроемся в Дакките. Главное, дотянуть до середины лета, они открываются на один месяц.
   – Уйдем? – воскликнул Игнис. – В Сухоту? В этот ужас?
   – А ты хочешь выбрать смерть? – удивилась Фискелла. – Я бы выбрала смерть, если бы у меня не было детей. Когда дети, да будет милостив Энки, у тебя будут, ты тоже вместо смерти начнешь искать смертный перевал. Да и нечего так уж бояться Сухоты. Там тоже живут люди.
   – Люди? – оторопел Игнис.
   – Да, – кивнула Фискелла. – Или ты думаешь, что тысячу лет назад долина Иккибу была выжжена? Была. Особенно город Алу, где образовались Врата Бездны. Но в долине Иккибу было множество великих магов и великих воинов. Не все из них ушли или погибли. Кое-кто остался. Ходят слухи, что живы некоторые магические башни в Эссуту. И не только это…
   – Не только это? – удивился Игнис.
   – Ты слышал, что сказал этот странный бродяга Алиус? – спросила Фискелла.
   – Да, – кивнул Игнис.
   – Только ты это услышал, – заметила королева. – Еще могла Кама. Но я не проходила послушание в ордене Тьмы. Черные колдуны, которые им правят, страшны. Их магия обращена к смерти. Вместе с орденом Воинов Света орден Тьмы служит Храму Света. Видишь, сколько светлых названий у слуг зла? Орден Тьмы хотя бы назван без лукавства. Храм Света – это Храм Лучезарного, чей зиккурат и по сей день стоит в Иалпиргахе. Я не проходила послушание, но увлекалась постижением Тьмы. Не зла, не смерти, а тьмы. Тьма дает силу. Мой отец наставлял меня. Я была поздним ребенком. Мой отец был очень стар. И моя мать была очень стара. Я – это все, что они смогли. Но это было не все, что смог мой отец. Он был убийцей.
   – Убийцей? – удивился Игнис.
   – Да, – кивнула Фискелла. – Он состоял в Ордене Смерти.
   – Подожди, – поморщился Игнис. – Опять сказки. Убийцы, как тени, летающие мечи. Тайные покрывала. Ветер с ножами на поясе. Ты еще расскажи мне про Орден Слуг Святого Пепла, как острие меча бывшей Святой Инквизиции! Орден, в котором все убийцы – женщины! Ты не проходила послушание там?
   – Помолчи, – чуть повысила голос Фискелла, и Игнис осекся. – Слушай, что я буду тебе говорить. И не называй сказками то, о чем не имеешь понятия. Не заставляй меня думать, что я вырастила самодовольного глупца. Орден Смерти был и есть. Он был создан раньше, чем Лучезарный двинул свои войска на Анкиду. И он единственный устоял при штурме его стен и башен в славном городе Эссуту, что смотрит в воды озера Аабба. Ни один из его мастеров не погиб. Они ушли в подземелья. Лучезарный затопил их, пустил туда воды Аабба. Но ни один труп не всплыл. А когда война закончилась, Орден Смерти восстал на прежнем месте. Правда, до того как Сухота захватила долину Иккибу, он назывался иначе. Его звали Орденом Смирения Великого Творца. Возможно, эти слова и теперь выбиты на его воротах. Правда, если бы не мой отец, я бы ничего не знала об этом.
   – Подожди, – с виноватым видом прошептал Игнис. – Но если те сказки верны, из этого ордена нельзя уйти. Нельзя! Это смерть!
   – Можно, – улыбнулась Фискелла. – Многие уходили, я, во всяком случае, слышала об этом. Не думай, что убийцы – это затворники, которые проводят годы за стенами ордена. Да, такие есть. Но в большинстве своем это обычные люди. Они могут жить рядом с тобой, и ты никогда не узнаешь, что они послушники Ордена Смерти, пока к ним не придет весть, что нужно кого-то убить. И тогда…
   – Если бы это было правдой, тогда не понадобились бы войны! – зашептал Игнис. – Нанял убийцу и убил любого короля!
   – Смерть королей не отменяет войн, – скривила губы Фискелла. – Ты можешь снять крышку с котла, но если он стоит на огне, вода будет кипеть, пока не выкипит или пока не истлеют угли под ним. Но я не сказала, что королей не убивают. Убивают, потому что короли ничем не отличаются от обычных людей. Но тут есть одна тонкость. Иногда человек умирает от тяжелой болезни, иногда даже от старости, иногда падает в пропасть, падает с лошади, попадает в зубы дикому зверю, происходит какое-то несчастье, которое влечет его смерть, но на самом деле его смерть устроена Орденом Смерти. Может случиться и иначе: будет пойман убийца, который уверен, что это он убил кого-то, и никто не узнает, что настоящий убийца пришел из Ордена Смерти. Кроме заказчика, который раскошелился на огромную сумму. Но этот заказчик, скорее всего, тоже не знает, кому он заказал убийство. Или прячет знание в самые темные уголки своего разума. Потому что ему страшно! И все-таки Орден Смерти редко принимает такие заказы. Он считает, что нельзя сталкивать наш мир в пропасть. Более всего он озабочен собственной сохранностью. И уже все прочие его действия прежде всего диктуются этим. Он очень странный, этот Орден Смерти.
   – И ты… – начал Игнис.
   – Я могла заменить своего отца в Ордене, – сказала Фискелла. – Он учил меня всему – воинскому искусству, магии, всему, что должен знать убийца, но он даже не обмолвился о моем предназначении. А потом я совершила глупость, отправилась на турнир в Ардуус, после чего твой отец вытащил меня из Даккиты и сделал своей королевой. И мой отец согласился на это.
   – Но слова Алиуса… – прошептал Игнис.
   – Орден Тьмы – орудие Храма Света, – ответила Фискелла. – Я ничего не знаю о нем, кроме того, что ступени посвящения в Ордене Тьмы схожи со ступенями посвящения в Ордене Смерти, хотя Орден Тьмы магический, а не воинский. Отец говорил мне об этом, но называл Орден Смерти братством смирения. Смысл смирения я поняла только после его смерти. Он заключается в том, что мир таков, каков он есть. Но это не значит, что его не стоит менять. Любой, кто пытается изменить мир и кто меняет его, тоже часть этого мира. А мир таков, каков он есть.
   – Деятельное невмешательство, – усмехнулся Игнис.
   – Или вмешательство бездействием, – вздохнула Фискелла. – Хотя я бы не обольщалась. Порой слова остаются только словами. Часто за ними не стоит ничего. А то, что происходит, вовсе обходится без слов. Но я отвлеклась… Так вот, всего ступеней семь. Седьмая – не имеет границ. Отец был на шестой. Меня он довел до пятой. К несчастью, он был уже слишком стар…
   – Но Алиус…
   – Я показала самое меньшее, что смогла, – ответила Фискелла. – Всегда показывай самое меньшее, что можешь. Но Алиус меня удивил.
   – Он тоже послушник какого-то ордена? – спросил Игнис.
   – Он угодник, – ответила Фискелла. – Бродяга. Может быть, самая большая загадка этой земли – угодники. Это ведь тоже орден. Но они все на виду. Они всегда где-то поблизости. Они не таятся, и одновременно – они сплошная тайна. Если бы он был тайным послушником, он бы упал рядом с Вентером и никогда не дал понять, что определил третью степень моего заклинания. Он настоящий угодник. И ему нет еще и сорока. Я даже боюсь думать, что могут предъявить старики-угодники.
   – Старики могут предъявить только старость, – пробурчал Игнис.
   – Однажды угодники остановили Лучезарного, – напомнила Фискелла.
   – Тогда под их балахонами скрывались боги, – парировал Игнис.
   – Есть время богов, есть время людей, – поднялась королева.
   Игнис тоже встал.
   – Я не знаю наверняка, кто хочет вашей смерти, – проговорила Фискелла, глядя сыну в глаза. – Но и ты, и Кама в опасности. В Ардуусе за вами вели слежку. Кто – понять не удалось. Хотя одна из тех, кто следил за Камой, была женщиной. Это очень опасно. Если это Орден Слуг Святого Пепла, о котором ты упоминаешь со смехом, то это повод бояться нам всем. Я не знаю, кто управляется с магическими нитями, которые натянуты, как струны. Ясно только, что магия тут задействована высшая. Мы пытаемся остаться в живых. В Ардуусе было слишком много хороших магов, поэтому я наложила на Катту и Ассулума заклятие только в пути. Оставила неоколдованным только отца. Или ты думаешь, что Окулус был магом Лаписа? Сам он думал именно это. Но магом была я. Запомни, сейчас ты стражник Вавато. Но я, твой отец и Алиус видим тебя таким, какой ты есть. И если появится сильный маг, он тоже тебя увидит. И эти твои амулеты тебя не прикроют. Тебе нужно учиться прятаться.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация