А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ричард Длинные Руки – монарх" (страница 9)

   Глава 10

   Ордоньес, огромный, с жуткими шрамами на лице, перебитым носом и квадратной челюстью, такое лицо пугает женщин и вызывает уважение мужчин, просоленный ветрами и океаном настолько, что пахнуло этим неповторимым ароматом, пошел навстречу широкими шагами и уже начал было раскрывать объятия, но вспомнил, что он теперь граф и адмирал, обязан соблюдать манеры, рухнул на колено и, глядя на меня снизу вверх, улыбнулся во весь рот, показывая, что принял эту игру и знает ее правила.
   – Ваше высочество!
   – Адмирал, – сказал я тепло, поднял его и с чувством обнял. – Как же я рад тебя видеть…
   Матросы заинтересованно подняли головы, оставив работу, на них прикрикнули, но сами капитаны один за другим начали подходить ближе, глядя на меня с восторженным любопытством.
   Ордоньес прогудел довольно:
   – А как рад я, ваше высочество!.. Как только увидел вашу крохотную собачечку, сразу понял – победа!
   – Величество, – поправил я-мое-величество и, видя его удивленное лицо, пояснил небрежно: – Да-да, уже король. Мунтвиг разбит вдрызг, а мы начинаем объединение северных королевств. Конечно же, пора начинать думать о победном возвращении в маркизат Черри…
   Он выпучил глаза, я видел, как даже дыхание у него перехватило от лавины так небрежно вываленных новостей.
   – Ко… роль?
   – Да, – подтвердил я еще небрежнее. – Из трех королевств сделал одно, так что не просто король, а как бы весьма король. Даже зело! Хотя и обло.
   Он сказал потрясенно:
   – Уже?
   – Разве быстро? – изумился я. – А мне казалось, и так затянул. Можно бы побыстрее, меньше бы дров наломал. В общем, Сен-Мари раздавить не составит трудов, только для такого пустяка перебрасывать всю огромную армию с севера? Это стыдно, выкажем леность ума и отсутствие отваги. Хорошо бы обойтись местными силами.
   – Силов маловато, – сказал он в затруднении, – но видит бог, у вас может и такое получиться!..
   Я сказал самоуверенно:
   – Конечно, может!
   – А если может, – сказал он, – то надо. Чтоб о нас песни пели и глупости глупостили.
   – Это важно, – согласился я, – как не ради глупостей? Вся жизнь потеряет смак! Глупостей должно быть много, чтобы, как говорят в простом народе, было что вспомнить. Хотя, правда, я слыхал от стариков, что если и вспоминают, то кривятся и стыдятся.
   – Ну да, – согласился он, – это мы думаем, что им будет вспоминать интересно. Но мы такими не останемся…
   Я взглянул остро, в голосе отважного и не привыкшего обременять голову умными мыслями капитана прозвучала странная нотка.
   Стареет, что ли, мелькнула опасливая мысль. А мне вовсе не философы нужны, я сам философ, мне рубаки и прочие исполнители надобны в большом количестве.
   – Мы такое натворим, – сказал я хвастливо, – что все равно вспоминать и гордиться будем. Мы ж не бабс коллекционируем?
   Он хмуро усмехнулся.
   – Это так.
   – Докладайте, – велел я. – Что за это время и как произошло?
   Он посмотрел с виноватостью, забавное зрелище, когда пират с такой жуткой физиономией, изрезанной старыми шрамами, смотрит вот так и разводит руками. При этом вздыхает так горестно, словно в одиночку тащит на гору тяжело груженную телегу…
   – Когда Вирланд взял власть, началось как бы стыдное для мужчин. Забегали, орут… Что делать, знали только заговорщики, остальные растерялись. А тут еще в порт примчались всадники…
   – С Кейданом?
   Он кивнул.
   – Сказать, что я удивился, это ничего не сказать!.. А он заявил мне, что единственное для него безопасное место – это на палубе корабля. Я хотел было послать его к такой матери, но на берегу показалась погоня, а я, как добрый христианин, по своей гуманности и в предчувствии некой смутной выгоды, велел принять его на борт и убрать сходни.
   Я спросил с интересом:
   – Те требовали выдачи?
   – Да, – ответил он, – но тут уже я сам послал их подальше. Кейдан хоть и враг, но король?.. А они, значит, бунтовщики.
   – Ну-ну?
   Он сказал серьезно:
   – Винюсь, сперва в самом деле увел эскадру в открытое море, но это же оставить вас без поддержки… хотя, конечно, когда демоны наперебой служат, можно и без меня, но все равно будет не совсем бы как честно, хоть я и пират. Вспомнил, что если и обойдетесь без меня, то у вас есть войска в Гандерсгейме, которым, возможно, моя помощь придется кстати.
   – Уверен, – сказал я, – они вам обрадовались.
   – Еще бы, – ответил он с гордостью. – Правда, не мне, кораблям. В Гандерсгейме еще таких красавцев не видели! Жду не дождусь, когда поплывем в ваш маркизат Черри. На таких кораблях и океан не такой уж и бесконечный…
   Капитаны кораблей, что из новых, при словах «ваш маркизат» насторожили уши, но я тут же оживленно начал расспрашивать, что происходило, не давая им слова вставить, а потом, если не забудут и все же спросят, скажу, что послышалось, и посоветую пить меньше.
   – А что Кейдан? – спросил я.
   Он поморщился.
   – Трусил, но виду не показывал.
   – И что с ним? Где он?
   – В Гандерсгейме, – ответил он с неловкостью. – А куда его еще?.. Не бросать же за борт, если прибежал просить убежища.
   Я сказал зло:
   – Только в Гандерсгейме его не хватало.
   Ордоньес сказал успокаивающе:
   – Он в Гандерсгейме, но… не у дел, Ваше Величество. Эх, как же здорово! Я теперь настоящий адмирал, если служу Его Величеству королю!
   Я кивнул на каравеллу у берега.
   – А где остальные?
   – Все в деле, – заверил он. – Ни одну не потерял!.. Из тех, что построили. Вывел в море, представляете, почти без экипажа, уже там обучал, делал из этих простофиль моряков… Каравелла капитана Джорджа-Якоба все время курсирует между Тарасконской бухтой и этой.
   – Прекрасно, – сказал я. – Всегда свежие новости.
   – И новости возит, – согласился он, – и рыцарей туда-сюда, если надо… еще пять перевозят рыцарей Вестготии…
   Я встрепенулся.
   – Ого! Приезжают посмотреть, как устроились родственники?
   Он усмехнулся.
   – Вы не то хотели сказать, Ваше Величество! Я же вижу. Да, вы угадали, вестготцы зашевелились, когда им стало известно, что ушедшие с вами получили богатейшие наделы на свободных землях Гандерсгейма. Вестготия слишком гористая, там пригодных земель мало… А когда я намекнул, что вам придется возвращать Сен-Мари силой…
   Он умолк, глядя на меня хитро, дескать, какой же молодец, все угадал и понял.
   – Ордоньес, – сказал я с мукой, – ну?
   – Я почти все корабли задействовал, – пожаловался он, – все перевозил и все еще перевожу их в Гандерсгейм!.. Теперь старую гвардию можно оставить в Гандерсгейме, а новых пустить завоевывать Сен-Мари, Ваше Величество. Пусть добывают себе честь и славу, выказывая доблесть в боях. Да и чуточку поссорить вестготцев и сен-маринцев на всякий случай не помешает.
   Я взглянул на него остро, этот морской волк уже начинает мыслить шире, понимает не только насчет умелого выстраивания кораблей для морского сражения.
   – Как там армии стальграфа и рейнграфа?
   – Постоянно начеку, – заверил он. – Я к ним перевез малость вестготцев. Больше для укрепления духа, пусть турнедские лорды видят, что их не оставили.
   Я довольно хлопнул себя по колену, чувствуя, как меня распирает счастье.
   – Ордоньес, ну разве я не молодец? Разве я не гений?
   Он спросил с интересом:
   – Ваше Величество?
   – Помнишь, – сказал я, – когда ты сказал там в маркизате, что никогда не подчинишься мне и не сойдешь на землю? Ты ожидал ссоры, драки, уж и не знаю, чего ты ждал больше… а я вместо того отдал тебе корабли всех, кто решил осесть на земле и пустить награбленное в дело!.. Ты сперва было опешил…
   Он широко заулыбался.
   – Было дело. Но вы так круто взялись, так умело рулили и меняли галсы, что все ошалели и как-то быстро начали подчиняться. А я понял, что отныне всегда буду служить вам, когда по вашему приказу пересек океан, о чем раньше и помечтать не мог, и обнаружил вас на противоположном берегу!.. Вот тут-то и начались приключения. Я только ради них и ушел в море, а вовсе не ради разбоя, как многие думают.
   Чаши и кубки я заполнил сам, нимало не чинясь, дескать, не царское это дело. Ордоньес все понимает, настоящие мужчины не страшатся себя уронить и могут себе позволить не соблюдать всякое мелкое и потому признают такое же право и за другими.
   Пришли капитан Джордж-Якоб и его два помощника, пока корабль разгружается в бухте, что скоро станет и портом. Ордоньес, с моего милостивого разрешения, угостил их коньяком, отчего те пришли в восторг, но отпустил всех троих милостивым мановением руки и, когда они вышли, сказал с гордостью:
   – Когда еще с Кейданом отчалили от берега, то ушли было в открытое море, а там посмотрели на острова, которые мы в прошлый раз тряхнули… Скажу с удовольствием, так и не отстроились!.. Такие руины… Затем всей эскадрой прошли дальше, а там…
   – Архипелаг? – спросил я.
   Он посмотрел удивленно и даже как будто с некоторой обидой.
   – Так вы знали?.. Целая цепь островов. Нанесли на карту сорок штук, от крохотных, что можно окинуть взглядом целиком, до таких огромных, что по два Гандерсгейма поместятся.
   Он замолчал, ожидая реакции, я сказал со вздохом:
   – Есть там и такие, что и Сен-Мари затеряется в уголке. До всех доберемся, дорогой друг!
   – Ваше Величество, – воскликнул он, – обязательно! Этой мечтой живу отныне. Сколько там чудес…
   – Но сейчас, – напомнил я, – решается вопрос, быть нам или нет всем. Всему человечеству.
   Он посерьезнел.
   – А что, всякие предсказатели не брешут насчет Багровой Звезды в небе?
   – К сожалению, – ответил я. – Раз в пять тысяч лет уничтожает все на земле. И дома и людей.
   Он почесал в затылке всей пятерней.
   – Да… Нам не повезло.
   – Как сказать, – ответил я. – А вдруг…
   Он посмотрел на меня круглыми глазами.
   – Хотите сказать…
   – Представь себе, – сказал я, – что Господь выслал нам настоящего противника?.. И если одолеем, мы не просто спасем свои шкуры!
   – Спасем мир? – проговорил он, голос его осел до шепота. – А мы не слишком?
   – Пифагор, – сказал я, – был такой великий рыцарь в прошлом, сказал однажды: «Стыдно стареть, так и не узнав, на что способны твои ум и тело». Он трижды побеждал в самых величайших рыцарских турнирах, что устраивались раз в четыре года и на время которых даже прекращались все войны!
   – Такому можно верить, – ответил он с почтением. – Что ж, Ваше Величество, думаю, даже эта Багровая Звезда не прервет ваш победный путь. Рассчитывайте на меня до конца. Вы распахнули передо мной мир, как я могу не пойти с вами и на смерть?
   Он расстелил на столе карту, нарисовано коряво, я узнал только нашу береговую линию, а потом еще пару островов, где побывали, но дальше все новое.
   – Вот первый из островов архипелага, – сказал он, – большой и заросший лесом. Там за ним гора, из расщелины большой ручей, почти река. Приблизиться так и не смогли, а хотели попробовать набрать пресной воды…
   – Что, совсем вышли без запасов?
   – Хотелось проверить, – объяснил он.
   – Рифы?
   Он покачал головой.
   – Там сразу появились чешуйчатые гиганты, начали швырять в нашу сторону камни. Дураки, если бы подпустили чуть ближе… а так мы успели свернуть, прошли опасно близко, но Бог миловал, только потом полдня еще трясло, когда вспоминали, какие скалы бухались в воду рядом с бортом.
   – Да, – согласился я, – надо быть осторожнее. На островах больше разнообразия, чем на суше.
   – Ну да, – согласился он, – на суше либо их бы давно перебили, либо они всех людей на свете… Потом через три необитаемых наткнулись на остров колдунов. Тоже никого не пускают к себе, но наши корабли так их заинтересовали, что позволили причалить, сами дали нам мяса, овощей и пресной воды, долго расспрашивали о кораблях, а когда я побахвалился, что это все вы придумали, начали выспрашивать про вас, кто вы, откуда прибыли, как одеты… и вообще странные вопросы задавали.
   Он умолк и посмотрел на меня с ожиданием. Я сказал поспешно:
   – Да, на островах все любопытные на новости, скучная у них жизнь. А какие острова попались еще?
   Он махнул рукой.
   – Ваше Величество, все и не упомнить! Никогда не думал, что и в океане жизнь кипит. У меня все в судовом журнале записано. С такими кораблями можно плыть до конца света, пока бугшприт не упрется в небесную твердь хрустального колпака, которым Господь накрыл мир, чтобы вода не вылилась за край.
   Я сказал сдержанно:
   – Долго же тебе пришлось бы плыть…
   Он посмотрел несколько странно, понизил голос до свистящего шепота, который наверняка слышно и на другом конце бухты:
   – Что-то знаете?.. А то, пока плыл из маркизата, еще тогда чуть не одурел… все меньше понимал и все больше дурел.
   – А что не так?
   – Да все не так, – ответил он угрюмо, – сколько ни плыву, а небесная твердь отодвигается и отодвигается! Вижу, вон там опускается в море, но как будто стою на месте, а это только волны бегут навстречу!
   – Как-нибудь объясню, – ответил я с неловкостью. – Как предположение, в которое не обязательно верить, но которое все объясняет. А пока давай прикинем, сколько сможешь взять на борт солдат. Не топать же пешим маршем через весь Гандерсгейм, если есть возможность куда быстрее проплыть вдоль берега и высадиться там, где нас ну никак не ожидают.
   Он кивнул, спросил шепотом:
   – Ваше Величество… а как насчет демонов? Их позвать на помощь нельзя?
   Я ответил так же тихо:
   – Каких-таких демонов?
   Он помялся, сказал едва слышно:
   – Ну, мы же все видели… пусть не все, но видели, как вам прислуживает демон.
   Я отмахнулся.
   – Маргарита? Да, это еще тот демон… Вообще-то все женщины если не ведьмы, то демоницы. Других не знаю. По крайней мере, здесь. Но как опытный филуменист, скажу по секрету, здешние демоны совсем не такие, как на Юге.
   – Ваше Величество?
   – Демоны на южном материке, – объяснил я, – это бывшие слуги древних. Когда древние погибли, слуги остались, но появляться в нашем мире могут только по вызову людей, а сами не имеют права. Ну, такой в них вложен закон.
   – А… здесь?
   Я вздохнул.
   – Здесь слуги, увы, погибли все. Наверное, их послали в бой первыми. Хозяева погибли тоже почти все, а кто не погиб, тот одичал, а от прежней мощи сохранил только жалкие крохи… К примеру, древние умели менять свои тела, это самое простое, так вот одичавшие древние и стали теми, кого называем демонами.
   – Какая гадость, – буркнул он. – Тогда уж лучше те, которые приходят только по зову.
   – Мне южные понравились тоже, – признался я. – Вернее, больше этих, что на севере. Вызвал их, они сделали свое дело и тут же мгновенно исчезают.
   – Никого убивать не надо, – сказал он с облегчением. – Это хорошо, когда только слуги.
   В шатре уютно, пахнет близким морем, кричат чайки, доносится хлопанье паруса под легким ветерком. Ордоньес вошел во вкус, да еще и коньяк помог, рассказывал со вкусом про Остров Четырех Мистических Камней, про огромных морских чудищ, о плавающих островах, о долгом путешествии с приключениями, погонями, нападениями разбойников, мутантов, зомби, демонов, гигантских змей, горгулий и прочих-прочих чудовищ, о чем слушать можно всю жизнь, не задумываясь, что все повторяется раньше, чем успеваешь забыть предыдущие.
   Я тряхнул головой, почудилось, что все это уже проходил, хотя точно знаю, такого не было, потом сообразил, память выкидывает шуточки, я же старые книги читал, но не только умные, еще и фуфла горы, а фуфловый бред почему-то интереснее, чем скучные истины.
   – Здорово, – сказал я, прерывая на полуслове. – Прости, что перебил, но когда закончим тут с Маркусом, отправимся к таким островам, что ахнешь! Никакие горгульи, что ты видел, не перегоргулят тех, что встретим. Я загляну к Кейдану, а ты пока принимай на борт рыцарей, готовых идти на штурм Геннегау.
   Он сразу посерьезнел, поднялся, сказал совсем другим голосом:
   – Тогда здесь никого не останется.
   – Установим ротацию, – ответил я серьезно. – Кто-то здесь будет служить за земли и титулы, кто-то за двойное жалованье. Живы будем – все наладим.
   Морщины на его лбу стали глубже.
   – А вы действительно… к Кейдану?
   – Да, – ответил я. – Есть одна идея…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация