А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ричард Длинные Руки – монарх" (страница 36)

   Глава 12

   Через час моя память уже впитывала сведения, с помощью какой штуки можно входить в анклавы, хотя не сразу понял, что это и есть наши Запрещенные Места и Зачарованные Пятна, какая вещь может дать защиту от ангарка, хотя никто не мог мне объяснить, что это такое, какое из зерен дает обладателю усиленный кернебейс, а что по моей воле может менять пространство.
   И еще узнал кучу важных и занимательных вещей, но не понял самое важное, работают эти вещи или нет. Может быть, нужна только подзарядка, а если и не нужна, самые древние подзаряжаются сами, то все равно не обойтись без неких заклинаний, чтобы девайсы откликнулись и начали выполнять приказы.
   И я не уверен, что все эти заклинания вписаны в толстую книгу Уэстерфорда.
   Когда я наконец остался один, на всякий случай вытащил из сумки Зеркало Горных Эльфов, но, увы, оно еще долго не будет даже показывать, а про то, чтобы пролезть, и думать нечего…
   Я дернулся, мутная поверхность посветлела, блеснули искорки, никогда их не видел, на короткий миг возникло яркое цветное и настолько насыщенное изображение, что перехватило дух, и тут же все исчезло, зеркало снова мутное, будто покрыто толстым слоем мыла.
   – Да что ты такая зараза, – выговорил я с отчаянием. – Нельзя же так дразнить… Чуть сердце не выскочило.
   Я человек осторожный, хотя стараюсь выказывать себя безумно отважным и безумно безрассудным, что так ценится в обществе, но сейчас выказываться не перед кем. Раз уж не срабатывает Зеркало, рискну попытаться пользануться одной из штук, назначение которой объяснил древний протуберантный демон.
   С осторожностью поднял крышку ящика и почти с трепетом выловил там то самое широкое кольцо, о котором он говорил темно и невнятно, но все-таки говорил, в то время как остальные только сопели и молчали. Рука влезет, даже не браслет, а скорее набицепсник, очень уж выглядит соответствующе, но все равно не рискну цеплять на себя, страшно, чем-то зловещим веет, как будто холодным ветром, хорошо ощутимым здесь на разогретом океанском пляже.
   Да, все верно, тепло и тихо, между этим берегом и Сен-Мари невообразимо огромный океан, даже птеродактилем мчаться-мчаться… и не уверен, что домчусь, кто знает на какие предельные расстояния рассчитана птеродактильность.
   Снова вытащил браслет, стиснул челюсти. Блин, ну не могу же я погибнуть! А как же тогда весь мир, вселенная? Как они смогут существовать, если меня не станет? Бред какой-то.
   И, чтобы не дать своей трусливой натуре передумать и найти благоразумные доводы для попячивания, я подхватил тяжелый ящик, сидя на корточках, пристроил на коленях, удерживать одной рукой не могу такую тяжесть, быстро достал оттуда набицепсник и придавил, как и объяснял протуберантник, кончиками пальцев две завитушки на затейливом узоре, разнесенные одна от другой на два дюйма.
   Ничего не случилось, но я держал, чувствуя, как от кольца что-то идет в мои пальцы, а оттуда струится обратно, словно работает некая сложная и многоуровневая система распознавания, пересчитывающая мои лейкоциты и проверяющая генетический код и длину теломер.
   Воздух сгустился прямо перед моим лицом, в панораме солнечного пляжа с золотым песком появилось окошко с зеленой травой. Края подрагивают, то ли пытаются раздвинуться еще чуть, то ли вот-вот сомкнутся…
   С хриплым воем я подхватил обеими руками ящичек и ринулся вперед головой.
   Кипящий звездный ад моментально скрутил меня, как мокрую тряпку, и выжал досуха, разорвал на мириады частиц, испепелил, только сознание еще почему-то осталось, перепуганное и затравленное, ошалевшее перед бесконечным падением в черную дыру, где исчезает даже время и пространство.
   И падение продолжалось вечно, затем я рухнул лицом на траву, задыхаясь и кашляя. В боку такая острая боль, что взвыл, что-то моя иммунная и регенеративная не торопятся исправить и наладить, в зобу дыханье сперло, а изо рта, какая пакость, брызнуло желтым, на языке едкая горечь, что-то ударило по печени со всей дури.
   Кое-как поднялся на дрожащих ногах, но в коленях подломились сразу обе. Хрюкнув, как недорезанная свинья, рухнул на землю и, не удержавшись, повалился вниз лицом, больно ударившись локтем о металлический ящик. В животе режущая боль, задержал дыхание, так немножко легче, но едва начал выпускать воздух, боль вернулась еще острее и злее.
   – Да что за, – прошипел я сквозь стиснутые челюсти, – почему я… давай же, борись, залечивай… больно же как…
   На мгновение перед глазами мелькнуло нечто белесое, я не успел всмотреться, как исчезло, а я попытался снова подняться, но упал и, скрючившись в позу эмбриона, затих в тщетной надежде, что боль как-нибудь утихомирится.
   Перед глазами красноголовый муравей с усилием тащит цепляющегося всеми шестью лапами за травинки жука, от земли пахнет мятой, и дальше все поплыло, я поплыл тоже, какое-то время меня вообще не существовало, а когда ощутил, что я еще я, боль притупилась, хотя не ушла, однако я чувствовал такую слабость, что не торопился выныривать из забытья.
   – Сэр Ричард, – прогремел огромный, почти вселенский голос, – вы уже должны очнуться… Приходите в себя… Вы человек сильный, возвращайтесь! Вам умирать еще рано, у вас планы…
   Я прохрипел:
   – Какие, к черту, планы… я уже сдох…
   Голос, все еще громкий, проговорил с радостной ноткой:
   – Хорошо, хорошо… Открывайте глаза… Смелее, все в порядке… почти в порядке…
   Я с усилием приподнял верхние веки, ресницы слиплись с нижними, свет ударил по глазам с такой силой, словно плеснули жидким огнем.
   – Ничего, – проговорил голос участливо, – это все пройдет… Сэр Ричард, вы почти в порядке…
   – Ага, – прошептал я, – знаю я эти «почти»…
   Фигура человека расплывалась и расплывалась в зыбкое марево, но в какой-то момент то ли я поймал в фокус, то в самом деле оживаю, но увидел четко и невольно охнул, несмотря на вернувшуюся боль в подреберье:
   – Карл-Антон?.. Да вы… эта… весьма… похудели!
   Он грустно улыбнулся.
   – У вас железная выдержка, ваше высочество. Другой бы либо снова в обморок, либо с криком уполз бы…
   – Еще бы, – пробормотал я. – Только я пока и ползать не весьма.
   – Все наладится, – заверил он. – Вас потрепало сильно, очень сильно. Даже боюсь и представить через что прошли. Я же догадываюсь про ваши возможности и вашу живучесть.
   Я, даже не пытаясь шевельнуться, проговорил с трудом:
   – Ладно, обо мне потом. Как вы?
   Он присел передо мной на корточки, совсем не огромный, и голос уже мягкий и негромкий.
   – Узнаю настоящего правителя. Сперва о подданных, потом о себе. Вам в самом деле это интересно? Или просто не хотите, чтобы я допытывался, где это вас так? И что это у вас за такой странный ящик, меня почему-то пробирает дрожь, когда просто смотрю на него…
   Я сказал с осторожностью:
   – Если вам не весьма тягостно заново вспоминать свою смерть. Вы ж ушли, как говорится, в мир иной и летели там, во что-то врезываясь… А я, пока рассказываете, постараюсь хоть как-то собраться, а то рассыпаюсь на части…
   – Я почти ничего не помню, – признался он, – нечто темное и могучее, что пришло от вас, ухватило меня, как мышонка, в громадную ладонь, только пискни… Но я давно принял меры, ваше высочество, на случай моей насильственной смерти.
   Я попытался сесть, но охнул и снова лег, однако спросил заинтересованно:
   – Ну-ну? Меня эта возможность, как понимаете, сейчас вдруг почему-то заинтересовала!
   – Сочетание, – объяснил он, – моего дикого упорства, воли, страсти и везения. Это позволило найти в древних руинах давно сгинувших народов кольцо Жизни. Говорят, их находили и раньше, но так и не научились пользоваться. Я сумел!.. Долго и скучно объяснять, как это делается, я вообще-то и сам полностью не понимаю процесс, но если такое кольцо достаточно долго носить на руке, то личность хозяина находится одновременно там и здесь.
   Со второй попытки я сел, но остался так, упираясь обеими руками в землю и локтем нащупывая ящик.
   – Ого, это как?
   – Там, – ответил он, – это в кольце.
   – А-а…
   – Вы были слишком озабочены судьбой своего войска, – напомнил он, – и не заметили кольцо под слоем пепла, оставшегося от моего тела. Но ветерок сдул пепел, а кольцо достаточно скоро увидел один пастух… В общем, опустив детали, я восстановился целиком и полностью.
   Я пробормотал:
   – Ну да, ну да… а пастуха все равно бы когда-то волки сожрали.
   Он посмотрел на меня с укором.
   – Это запрещено. Пастух жив-здоров и доныне.
   – Тогда как?
   Он пожал плечами.
   – Все на свете состоит из четырех элементов. Люди, звери, воздух, земля…
   – Понял, – прервал я. – Хотя элементов побольше, но все равно процесс понятен.
   Он посмотрел на меня с изумлением.
   – Правда?
   Я кивнул.
   – Долго объяснять, но как-нибудь попробую. С кольцом понятно, его должны были адаптировать и для самых простых людей. Ну для тех сумасшедших, что уходят жить в леса или стараются взобраться на самую высокую гору мира… Но все равно это ошеломительно!.. Ошеломляюще даже. Кстати, я не понял, как это вы сумели воспользоваться… моими запасиками? Я потом полдня отходил!
   Он посмотрел по сторонам, снизил голос до шепота и, приблизив голову ко мне, сказал тихохонько:
   – Я все время чувствовал в вашем высочестве некую, уж простите, могучую силу. И, мне очень неловко такое сказать, но это темная сила… настолько темная, что меня просто оторопь берет!.. Еще раз простите, ваше высочество, я просто не понимаю, как вы остаетесь паладином и рыцарем Света…
   Я хотел попробовать встать, но в подбрюшье все еще колет, ладно, пусть успокаивается, я почти не спешу.
   – Но вы, – напомнил я, – сумели как-то воспользоваться?
   Он развел руками.
   – Тут совпало, что я в самом деле величайший маг Севера, и то, что ваша темная сила сама ищет выхода. Однако, ваше высочество, вам нужно научиться держать ее за более крепкими запорами. Я поднял своими силами только снег, но когда стал получать по тонкой нити вашу мощь, сами видели, что началось…
   Я зябко передернул плечами, скривился, тело все отзывается болью, будто меня недавно долго били деревенскими кольями.
   – Это все от меня?.. Что же я за чудовище… Ладно, никто не видит.
   – У вас огромная мощь, – сказал он почтительно, – но… дикая. Даже не знаю, можно ли ею как-то управлять. Но лучше и не пытайтесь. Она сломит вас, как бык сухие стебли травы, даже не прилагая усилий.
   Я тяжело вздохнул.
   – Хорошо, буду знать. Сейчас вы как?
   – Опустошен, – признался он. – Теперь снова копить магию… очень долго. Но я не мог не принять вызов! И потому маги, устроившие снежную бурю, погибли. А тот, кто их послал и надоумил, лежит в своей далекой башне без сознания. И в таком виде пробудет несколько месяцев. Такова расплата проигравшему схватку.
   – А вы?
   – Я тоже, – сказал он негромко и посмотрел по сторонам. – Я сейчас совершенно… как бы сказать, в общем, меня побьет и ребенок. Хорошо бы отлежаться на дне какой-нибудь телеги посреди вашего войска. Кормить почти не надо, буду спать месяц-два… не знаю. А когда отойду, я к вашим услугам. Вы очень интересный… и странный человек, хочу быть к вам поближе.
   – Только не старайтесь достать ту темную мощь, – сказал я. – Не хотелось бы ее снова даже видеть.
   Его так передернуло, что почти отбросило в сторону.
   – Да ни за что!
   – Вот и ладно, – сказал я. – А то от неожиданности могу и вдарить…
   Его лицо стало бледным.
   – Даже не думайте о таком!.. Кто знает, что у вас за удар, если в нем будет и темная мощь… Сейчас вы как?
   – Попробую встать, – сообщил я.
   – Давайте, – сказал он, но сам выпрямился с таким трудом, словно держит на плечах гору, – помогу. Хорошо, вас отыскали так быстро и почти вовремя.
   Я покосился по сторонам.
   – Кто отыскал?
   Он посмотрел с интересом.
   – А вы не помните?..
   – Нет…
   – Примчался некий призрак, велел немедленно идти с ним. Могучий такой с виду, крепкий, взгляд просто королевский… Мы и примчались, я сделал все, что мог. Смерть вам уже не угрожает, а молодость свое возьмет.
   – Логирд, – сказал я. – Это точно Логирд, некромант.
   – Некромант?
   Я сказал победно:
   – Некромант, за которого церковь ходатайствовала, чтобы его не отправляли в ад. А так как и в рай ему нельзя, то оставили шататься здесь.
   Он проговорил озадаченно:
   – Никогда бы не подумал такое на церковь. Оказывается, они понимают, что иногда лучше сотрудничать…
   – Логирд, – сказал я еще раз. – А я уже думал, его и нет на свете. На этом свете. Ладно, потопали? Или вы перенесете обоих… хотя вот башни Геннегау.
   Он покачал головой.
   – Честно говоря, сам едва передвигаюсь. Даже на своих двоих. Все силы истратил, чтобы перенестись сюда, хотя я и был вообще-то рядом. Нам стоит протащиться пару сотен шагов, Ваше Величество, а там большая дорога, нас подвезут. Только вот этот ящик…
   – Тогда сделаем так, – сказал я. – Зайчик, ко мне!.. Бобик, мой замечательный щенок!.. Ко мне!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация