А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ричард Длинные Руки – монарх" (страница 17)

   Глава 4

   Я кивнул, все понятно, они видели, как утром к берегу приблизились огромные каравеллы, все еще диковинка для сен-маринцев, одна уже швартуется, на причал перебросили широкие сходни, по ним начали сводить сперва огромных боевых коней, а следом двинулись закованные в синеватую вестготскую сталь отряды рыцарей, расширяя наш плацдарм еще больше.
   – Какой же риск? – поинтересовался я.
   – Не поднимут мятеж степные варвары, – сказал он, – когда вы вот так беспечно оставили Гандерсгейм без защиты?
   – Гандерсгейм? – спросил я. – Какой Гандерсгейм?.. А-а, вы подумали, что эти люди прибыли из Гандерсгейма?.. Ну что вы, герцог…
   Он посмотрел на мою гнусную улыбочку, помрачнел еще больше.
   – А кто эти они?
   Я сказал медленно и проникновенно:
   – Как я уже сказал, армия из Гандерсгейма уже переброшена на побережье Сен-Мари. Не сюда, в другое место. Мы готовимся ударить с трех-четырех сторон.
   – Тогда кто это прибыл?
   Я широко и радостно улыбнулся.
   – Как я уже сказал, первый отряд вестготцев прибыл недавно, а сегодня начала высаживаться вся вестготская армия. Один корабль здесь, девятнадцать… в другом месте. И стрела на их карте нацелена на Геннегау. Как бы красивое воинское состязание, кто первым возьмет город и кто ворвется в королевский дворец, чтобы всех там предать смерти. Скажу даже больше, по нашей старой дружбе его величество король Вестготии Херлуф Сильвервуд расщедрился и прислал свою личную армию!
   Он сказал невольно:
   – А вестготцы почему…
   Он умолк, уже понял, а я сказал с удовольствием:
   – Во-первых, Вестготия всегда была вашим соперником, только Белый Рог вас удерживал от того, чтобы помериться и силой. А когда в Вестготии узнали, что я всех вестготских рыцарей, что пошли со мной, наделил в Гандерсгейме богатыми землями… хотя это вы уже знаете.
   Он вздохнул.
   – Боже, что вы натворили…
   – Я? – спросил я с изумлении. – А не вы?
   Он сказал сломленно:
   – Теперь я начинаю сомневаться, что Сен-Мари способна сражаться на четыре стороны. Однако мы все-таки будем драться отчаянно. И победим с Божьей помощью!
   – Господь не может помогать обеим сторонам, – возразил я мягко, – а нашей, как уже видите, помогает… Герцог, не будем ходить вокруг да около. Вы знаете мои требования.
   Он произнес глухо:
   – Но нужно же какие-то условия…
   Я сказал, понизив голос:
   – Не стоит такие вопросы обсуждать даже в присутствии часовых. Они могут оказаться весьма щекотливыми. Не для меня, герцог. Как я понимаю, вы все еще в плену стереотипов!.. Вы настолько уверены, что рыцари Ордена Марешаля не пропускают или пропускают наши войска с трудом и задержками… что мне просто неловко за вас… Эй, стража! Срочно сюда сэра Альбрехта. Можешь заодно и Норберта.
   Никакой стражи, естественно, нет, но вопль мой услышали, Вирланд только взял фужер с вином, но успел осушить до половины, когда полог откинулся, вошел Альбрехт, как всегда блистающий, веселый и нарядный, коротко поклонился и посмотрел на меня с вопросом в серых серьезных глазах, за которыми каждый сразу увидит мощный мозг, а хватку уловит в цепком взгляде.
   – Ваше Величество?
   Тон, которым он это произнес, говорит яснее ясного, что я, Ричард Завоеватель, самое что ни есть Его Величество, остальные величества предо мной как муравьи перед лосем.
   – Граф Альбрехт Гуммельсберг, барон Цоллерна и Ротвайля, – сказал я, – вы его наверняка знаете по прошлым его… гм… подвигам. Сейчас он еще и канцлер далекого королевства Сакрант, где Мунтвиг держал резиденцию… Граф только что прибыл через Тоннель, о чем может поклясться на Библии… Кстати, глава моей разведки.
   Полог шатра откинулся, вошел Норберт, сухой и подтянутый, холодный, строгий, как обычно, с чисто выбритым до синевы подбородком, воинственно приподнятыми кончиками усов, высокий и твердый, как старый дуб.
   Я постарался смотреть на него глазами Вирланда, сэр Норберт хорош, такие соратники всем нужны: немолод, но лицо почти без морщин, разве что продублено ветрами и морозами, под глазами небольшие мешки, да взгляд суров и недоверчив, как у много повидавших людей.
   – Барон Норберт Дарабос, – представил я. – Глава моей внешней разведки и легкой конницы. Вы его тоже возможно знаете и даже помните. Только что прибыл через Тоннель с передовым отрядом. Как вы понимаете, разведчики нужны на новом месте в первую очередь, потому у них знаменитые скакуны, выведенные герцогом Ришаром, вы слыхали, знаю. Потому оба начальника разведок так оторвались от основной массы, что сейчас только-только входит в Тоннель.
   Лицо Вирланда стало серым.
   – Но как же…
   – Клятва рыцарей Ордена? – договорил я. – Так я один из этого ордена. Не последний, замечу скромно. И сын верховного магистра герцога Готфрида, что отказался от трона Сен-Мари.
   Он прошептал сломленно:
   – То была его главная ошибка. Прими он трон, в Сен-Мари был бы мир и спокойствие. Я первый поддерживал его и отдавал голос в его поддержку!
   – Герцог, – напомнил я, – давайте не уходить в сторону. Сейчас реальность такова, что мои войска прибывают с каждым часом. Держать их на месте в бездействии будет глупо. Растеряют боевой дух. Вы понимаете… Сэр Альбрехт, сэр Норберт, вы можете идти принимать прибывающие войска.
   Оба поклонились и вышли, держа морды ящиками. Вирланд сказал тяжело:
   – Торопитесь начать наступление?
   – Тороплюсь получить определенность, – ответил я. – Будете ли оказывать сопротивление крестоносцам, что под знаменем церкви и с пением псалмов идут восстанавливать на троне законно избранного короля, или же дерзновенно и попирая все человеческие и Божьи законы, кощунственно воспротивитесь торжеству Божьих законов…
   Он поморщился.
   – Вы дважды повторили насчет Божьих законов. Перебор.
   – Эмоционально оправданно, – возразил я. – А вы алгеброй гармонию? Не выйдет, главное – эмоции. Люди разве умом пользуются? Если правильно нажать на чувства верующих… а кто у нас неверующий?.. то вас свои же и разорвут.
   – Это не по-рыцарски, – заметил он суховато.
   – А мы сейчас рыцари, – уточнил я, – или, напротив, политики?
   Он ответил с тем же оттенком неприязни:
   – Я предпочел бы иметь дело с рыцарем.
   – Первая заповедь рыцаря, – напомнил я, – защищать церковь, а также всех обиженных и угнетенных. И вообще всех, кто не может защитить себя сам. Так что, как понимаете… может быть, вам лучше иметь дело с политиком?
   Он спросил угрюмо:
   – А что предложит политик?
   – Политика, – сказал я, – искусство компромисса. Рыцарь не знает полутонов, у него либо свет, либо тьма. И тьму уничтожает нещадно и без колебаний. А тьмой, как вы понимаете, сумеем представить вас и всю вашу команду. Политик же вообще не видит ни белого, ни черного, для него только оттенки серого, а нюх ловит всякие нечистые запахи. Но зато с политиком можно договориться.
   Он проговорил голосом прижатого к стене человека:
   – Ваши условия?
   – Никаких, – отрезал я. – Полная и безоговорочная капитуляция. Через несколько дней я буду в Геннегау… или на том месте, где он находился. Ничего страшного, герцог! Когда-то на месте Геннегау был великий и прекрасный город Генлабнае, столица Арндского королевства. И ничего, как видите. Был один город – стал другой. А вместо стертого с земли Арндского королевства появилось выстроенное пришлыми племенами Сен-Мари. А мы снова выстроим Арндское! Для выполнения этой великой цели в свое время, как вы помните, был создан Орден Марешаля.
   Я утешал его, искоса наблюдая, как меняется лицо недавнего властелина Сен-Мари.
   – Неужели, – спросил он мрачно, – вы в самом деле готовы залить кровью Сен-Мари?
   – И даже стереть его с лица земли, – охотно подхватил я и счастливо заулыбался. – Герцог, мне подвернулся случай получить прозвище величайшего из завоевателей!.. Как могу упустить такой шанс?.. Пожалуйста, дайте мне осуществить свою мечту! Сопротивляйтесь изо всех сил, яростно и до последней капли крови!.. Чтобы подвиги на каждом шагу, чтобы кровью был полит каждый камень городских стен и улиц, чтобы в Геннегау не осталось семьи, где не были бы убиты все мужчины и не изнасилованы женщины…
   Вирланд сказал с той мягкостью, в которой чувствуется стальная твердость, как металлический кастет в бархатной перчатке:
   – Ваше Величество, я по-прежнему убежден, королем может быть только лорд из самого Сен-Мари. Наши традиции, гордость, достоинство, даже многовековая изоляция от остальных королевств… Не только лорды, даже народ отвергает чужаков.
   Я ответил холодно:
   – Я вроде бы и не пытался взобраться на трон. Напоминаю еще раз, я уже король!.. Три королевства соединил в одно, а еще у меня армия из полудюжины королевств… Так что я как не претендовал на трон Сен-Мари, так и не претендую.
   Он учтиво наклонил голову.
   – Тогда этот вопрос отпадает. Но что вы планируете дальше?
   – Герцог, – сказал я, – кто владеет информацией, тот владеет миром.
   – Ваше Величество?
   – Вы забыли про герцога Ришара, – напомнил я.
   Он наморщил брови, подумал, спросил с неуверенностью:
   – А что с ним? Я слышал, вы его отпустили немножко поплавать вдоль берегов Вестландии…
   – Не только, – уточнил я. – Герцогу, никогда не видавшему моря, страстно восхотелось поплавать… но я разрешил только вдоль береговой линии, никогда не теряя ее из вида. Покаботажничать, но без каботажа.
   – Да-да, я слушаю.
   – Он и приплыл, – объяснил я. – Нанес на карту границы с десятка королевств, что выходят к воде. Но интересно и другое…
   – Ваше Величество?
   – Он посоветовал то же самое сделать и Ордоньесу, – ответил я. – Адмирал Ордоньес, тяготясь рутинной службой охраны берега Гандерсгейма, оставил эскадру, а сам на флагмане проплыл на север, тоже держась береговой линии. И тоже отмечал удобные места для бухт, иногда высаживал десант на берег и выспрашивал, что за королевство и почему нет своего флота, плыл дальше, отмечал удобные заливы, это такие части моря, что обособлены и защищены от ветров и волн, у моряков это называется бухтами…
   Он буркнул:
   – У нас уже есть Тарасконская, знаю.
   – Вот и отлично, – сказал я. – Тогда вам проще объяснить, что так вот вдоль береговой линии, чаще всего непригодной для судов, адмирал забрался довольно далеко. И когда уже подумывал возвращаться, высадил на берег группу, что узнала от местных удивительные вещи: Мунтвиг разгромлен, а его победитель Ричард Завоеватель находится совсем рядом! Королевство называется Готия, за ним лежит Гиксия, а за Гиксией уже Варт Генц, в котором Ричард почти король!..
   Он сказал в нетерпении:
   – Понимаю, это заслуживает восхищения и похвалы. Уверен, отважный адмирал получит награды. Однако…
   – Какое это имеет отношение? – спросил я. – Герцог, я могу делать прыжки в стороны, так называемые вбоквелы, но я не теряю главную линию! Я это к тому, что адмирал Ордоньес пообещал принять на борт столько рыцарей и отважных искателей подвигов, сколько поместится на борт его флота из двадцати каравелл. И сейчас в тех северных королевствах, где люди бедные и жадные до сокровищ, народ толпами валит к берегу… Понятно, что Ордоньес чуть позже возьмет их всех и доставит легко и без проблем… понимаете?
   Он напрягся, спросил глухо:
   – В Гандерсгейм?
   Я кивнул.
   – Сперва я тоже так планировал. А потом подумал, а нужен ли нам долгий марш? Не проще ли высадиться прямо в Тарасконской бухте, что все еще под охраной стальграфа… или где-нибудь на побережье Сен-Мари, чтобы кратчайшим путем на Геннегау?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация