А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ричард Длинные Руки – монарх" (страница 12)

   Глава 13

   В главном зале нервно прохаживается Вильярд, а едва я появился в коридоре, торопливо шагнул мне навстречу.
   – Ваше Величество?
   Я сделал успокаивающий жест.
   – Да не волнуйтесь вы за своего гостя! Даже если мы враги, но у нас есть общий враг, так что мы пока что союзники.
   Он с облегчением перевел дыхание.
   – Слава богу! А то я, вы правы, должен бы как хозяин и человек, предоставивший кров и защиту…
   – Все в порядке, – повторил я. – Его величество король Кейдан отправится во главе похода возвращать себе трон и корону Сен-Мари. Ну, а я, как верноподданный… у меня в королевстве свои интересы, земли, имущество всего Тарасконского порта… не забыли?.. Вот-вот, я со своей армией окажу ему посильную помощь.
   Он смотрел с недоверием, тяжелая жизнь не дала развиться чувству юмора, так и не понял, но кивнул, сказал с неуверенностью:
   – Вы пообедаете с нами?
   – Я же обещал, – ответил я.
   Бобик примчал и от избытка чувств завилял уже не хвостом, а всем задом. Я потрепал его по огромной, как полевой котел кочевников, башке, принюхался.
   – Это чем от тебя пахнет?.. Кажется, догадываюсь, кто послал знак… Ну пойдем, пойдем.
   Вильярд посмотрел с вопросом в глазах.
   – Что, он уже разнес кухню?
   – Кухню разнес раньше, – успокоил я. – А сейчас, похоже, побывал у нашего доброго друга Дреслера. Я приду на ужин с небольшим опозданием, сэр Вильярд…
   – Не беспокойтесь, – сказал тот торопливо. – Мясо прожарится лучше.
   – Иди с ним, – сказал я Бобику. – Слышал? Он говорит о хорошо прожаренном мясе.
   Бобик завилял хвостом Вильярду, а я быстро пошел по ступенькам на башню, затем перешел на бег, пока что удается прыгать через две, ладно, уже через одну, зато допрыгал до самого верха, там вломился, слегка запыхавшись, в заваленное всяким хламом помещение.
   Дреслер у окна за столом, та же снежно-белая бородища, это какой-то знак, серебряные волосы опускаются до плеч, а когда рывком поднял голову, черные, как антрацит, глаза вспыхнули живейшим интересом.
   – Ваше Величество… Когда я увидел вашу собачку, то понял, вы здесь проездом и долго не задержитесь.
   Я прошел через комнату, по-хозяйски сел за столом напротив.
   – Я тоже понял, почему от Бобика так пахнет… Он тут не все переколотил?
   Он отмахнулся.
   – Ничего важного. Очень аккуратный песик.
   Я всматривался с живейшим интересом. Выглядит стариком, но движения не старческие, а глаза, что должны уже выцвести от возраста, горят энтузиазмом. А если вспомнить, какой путь он проделал с Вильярдом, то не стоит удивляться, что по несколько раз в день поднимается на верх такой башни.
   Я спросил весело:
   – Как тебе здесь?.. А то… Погоди-погоди. Откуда знаешь, что я уже король?
   Он дернул уголком рта.
   – Но это же очевидно! Я сразу узнал. Еще в тот день.
   – А почему никому не сказал?
   Он пожал старчески узкими плечами.
   – Зачем? Пришлось бы долго объяснять. Потом захотели бы еще что-то узнать или увидеть. Ерунду какую-нибудь.
   – Недостойную твоего высокого внимания, – сказал я понимающе. – Это верно, не все свои способности нужно показывать. Не мальчишки. Другое дело, перед бабами…
   Он посмотрел на меня остро и ответил с долей сарказма:
   – Вот-вот, Ваше Величество.
   – Давай без намеков, – сказал я. – Я сам не знаю, что я могу. А ты знаешь?
   Он помотал головой.
   – Откуда? Я только то, что есть на виду. В смысле, что уже проявлялось.
   – Но уже успел установить контакт с местными магами?
   Он посмотрел на меня с укором.
   – Это у вас контакт, Ваше Величество. А нас они едва заметили.
   – А эту крепость?
   – Для них это пустяки. Все равно что вы муравьям уроните капельку меда. А вот вас уважают!.. Кстати, как вы использовали Камень Яшмовой Молнии?.. А то я так и не ощутил.
   – Никак, – ответил я честно.
   – Что-о?
   – Лежит у меня в столе, – объяснил я. – Все руки не доходят. Да пока ни к чему. Я слышал, им можно сжечь целое королевство?
   – Королевство не королевство, – ответил он, – но город или большое войско можно. Однако вы…
   – Пусть лежит, – прервал я. – Понимаешь, я король-строитель. Ну, в душе. Глубоко в душе. Пусть лежит у меня, зато никто другой не воспользуется. Если найдешь что-то такое, что помогает строить, только свистни! А то эти зачарованные мечи, топоры, кинжалы, луки уже осточертели. Как будто нет еще какого-нибудь достойного занятия, как убивать друг друга!
   Он смотрел с изумлением.
   – Вы правда так думаете?
   – Что?
   – Вы же рыцарь, – напомнил он. – Должны думать о том, как убивать соседей и расширять свою кормовую базу.
   Я огрызнулся:
   – А что я все это время делаю? Но хочу и застраивать то, что уже захапал. Первое на инстинктах, второе – по уму.
   Он ухмыльнулся.
   – Потому и собираете в своих владениях умных? Знаю, слышал. К вам стекаются маги и шарлатаны, колдуны и обманщики, чародеи и фокусники… Говорят, вы как-то умеете их различать и обманщиков сразу отсеиваете?
   – Так и говорят? – спросил я с тревогой. – Что ж, пока что великий инквизитор меня еще терпит. Мудрых людей защищать необходимо, сами они защищаться обычно не могут.
   Он хмыкнул, выдвинул ящик стола и вытащил изящно поблескивающую, как сосулька, детскую лопатку, какой показалась мне эта вещица. В самом деле выточена из полупрозрачного камня, на рукоятке сложный узор, кромка заточена, словно в самом деле можно копать…
   Я повертел ее в руках, осмотрел, протянул обратно.
   – Что-то связано с магией?
   Он скупо улыбнулся.
   – Во всяком случае, это не меч. Лопатами не воюют. Как раз наоборот, ими сглаживают все противоречия между людьми. Дарю!
   Я покачал головой.
   – Зачем она мне?
   Он пожал плечами.
   – Как хотите.
   Небрежно бросил на пол, я охнул от такого варварства, а лопатка с жалобным треском разлетелась, как и подобает сосульке, на сотни сверкающих частей.
   – Зачем?
   Он посмотрел на меня с непонятным торжеством.
   – Вы же не хотите ее принять в дар…
   Я открыл и закрыл рот. От блистающих осколочков донеслись тихие щелчки, они задвигались по полу, поползли из разных сторон к тому месту, где разлетелись вдрызг.
   Дрескер наблюдал с застывшим лицом, а я раскрыл рот в изумлении. Осколки сошлись в кучу, подвигались, устраиваясь заново, по ним пробежал общий огонек, и на полу снова оказалась прежняя лопатка, целая и невредимая.
   Я охнул.
   – Впервые такое вижу! Что это?
   Он ответил с досадой:
   – Если бы знал. Ничего еще не выяснил.
   – Кое-что выяснил, – ответил я.
   – Ваше Величество?
   – Что может самовосстанавливаться, – пояснил я. – Признавайся, много раз бросал на пол?
   Он криво усмехнулся.
   – Один раз уронил нечаянно. Потом… уже намеренно. Не один раз, конечно. Но ничего больше узнать не сумел.
   Я поднял лопатку.
   – Спасибо, я приобщу ее к своим сокровищам. Она всякий раз превращалась в лопатку?
   Он насторожился.
   – А во что могло еще?
   Я пожал плечами.
   – К примеру, могло в вазу… Или во что-то вообще невиданное… Это что так гудит внизу?
   – Гонг на ужин, – объяснил он.
   – Тогда мне пора, – сказал я. – Спасибо за подарок. Я с ним еще поэкспериментирую.
   Когда я выходил из двери, перехватил полный сожаления взгляд Дрескера, брошенный на лопатку в моей руке. Если бы додумался раньше, что может не только самовосстанавливаться, но и трансформироваться…

   Глава 14

   Служанка настолько долго стелила постель, расправляла простыни и взбивала подушки, что я поинтересовался:
   – Что-то хочешь сказать, гордая дочь степей?..
   Она обернулась ко мне, в самом деле гордая, гибкая и чуточку надменная, настоящая дочь племени мергелей, глаза загадочно блеснули.
   – Я готовлю вам постель, мой лорд. Чтобы вам было удобно…
   – Мне будет удобно, – ответил я, – если скажешь, кто тебе велел задержаться у меня до утра.
   Она гордо выпрямилась.
   – Мне? Могли такое велеть?
   – Посоветовали, – поправил я себя, – попросили. Это неважно. Главное, это лорда Вильярда желание или же… графини?
   Она посмотрела на меня с некоторой насмешкой.
   – И тогда мне будет позволено остаться?
   – Да, – обронил я.
   Она чуть помедлила с ответом.
   – Лорд Вильярд меня послал. Но мне показалось, графиня очень недовольна. Она ничего не сказала, но я видела по ее лицу.
   – Это не весьма прекрасно, – сказал я задумчиво. – Как самцу мне это приятно, но как королю… гм… Ты еще не разделась? У мергелей спят одетыми?
   Она кивнула.
   – Да, мой король. Но я, если хотите…
   – Конечно, – сказал я. – Приветствуем приход цивилизации и культуры! Долой косные запреты… Ты за культуру?
   Она проговорила настороженно:
   – Я за традицию и женскую честь…
   – Снимай, – поторопил я, – снимай. И это тоже… Я тоже, кстати, за традиции. Традиции мужского доминирования. А твоя традиция, как я понимаю, сопеть в две дырочки и помалкивать?
   – Да, мой лорд…
   – Вот и хорошо, – сказал я, – и на хрен нам культура?
   Утром, когда я проснулся, в камине уже весело потрескивают дрова, но это скорее знак прилежания, чем необходимость, в комнате тепло, а рядом со мной только смятое одеяло.
   Я быстро оделся, вышел, позевывая, в коридор, у стены напротив, привалившись к ней, с угрюмым видом ждет герцог Боэмунд, хмурый и недовольный.
   – Доброе утро, – сказал я жизнерадостно. – Как спалось?
   Он зыркнул на меня исподлобья.
   – Неважно. А вам, как вижу, везде весело.
   – Дык я вообще веселый человек, – объяснил я. – Доброжелательный. Мало ли чего обо мне говорят. Не так уж и много я повесил, а на четвертование отправил совсем единицы. Я очень добрый в самой глубине своей мохнатой души… Что-то стряслось?
   Он сказал зло:
   – Вы сказали, что утром отбываете!
   – А-а-а, – сказал я, – там лед сдвинулся?.. Или не лед?
   Он сказал еще злее:
   – Это нечестно! Вы используете его величество в своих целях. Конечно же, он не может отказаться от возможности спасти хотя бы часть своего королевства от разрушений! И принимает ваше предложение. Но это подло, ваше… Ваше Величество!
   – Это политика, – пояснил я. – Нет честно или нечестно, есть расчет наименьших потерь.
   – Расчет? Это гадко!
   – Вы говорите, – упрекнул я, – как родовитый лорд, а не как государственный человек.
   – Я и есть родовитый лорд!
   – Но на службе? – спросил я. – С Кейданом во главе освободительной армии мы войдем в Сен-Мари, не истребляя массы народа, что выйдет навстречу с оружием в руках. И не будет необходимости морить города в блокаде, а потом еще и разорять за неповиновение… Если бы я был полководцем, жаждущим воинской славы, тогда да, конечно! Но разве я не гуманист, весь преисполненный… в общем, преисполненный!
   Он сказал с тоской:
   – Его величество принимает ваше предложение поехать во главе вашего войска. Но нас, его верных сторонников, волнует другой и очень важный вопрос…
   Я подождал, но он умолк, я кивнул и сказал так же благожелательно:
   – Понимаю, это очень важный вопрос.
   Он посмотрел исподлобья.
   – Вы даже знаете, какой?
   – Если его величество, – ответил я, – вдруг умрет сразу после возврата Сен-Мари, это вызовет нежелательные слухи, согласны?
   Он пробормотал с неудовольствием, всем видом выказывая, насколько шокирован моей грубостью:
   – Вы слишком… прямолинейны… Ваше Величество.
   – Зато предельно ясен, – ответил я. – Дабы оградить себя от возможных неправильных истолкований моих мотивов, я приставлю к Кейдану своих телохранителей.
   – Вы в самом деле…
   Я прервал его велеречивую речь:
   – Они даже вам не дадут пырнуть его ножом в спину.
   Он отшатнулся, шокированный настолько, что потерял дар речи.
   – Зачем нам это?
   – А чтобы свалить на меня, – пояснил я. – Кто знает, не перевешивает ли ваша пламенная и чистая ненависть ко мне вашу не менее пламенную и чистую преданность его величеству Кейдану?
   Он смотрел на меня во все глаза, словно такая перспектива только сейчас пришла ему в голову.
   Я сказал в нетерпении:
   – Пойдемте. Вы все передали вроде бы верно, но хочу услышать это и от самого Кейдана.
   Он поклонился, на этот раз действительно поклонился, а не только сделал вид.
   – Следуйте за мной, Ваше Величество.
   Кейдан в своей комнатке уже ждет, с ним герцог Алан де Сен-Валери, тот поднялся первым, затем и Кейдан, но не поклонился, просто выпрямился, глаза как у статуи из камня, лицо такое же, можно только позавидовать выдержке.
   Боэмунд начал пространно представлять меня, я прервал его нетерпеливым жестом.
   – Герцог, оставим это до Геннегау. Сейчас только о деле.
   Кейдан обронил ровным голосом:
   – Слушаю.
   – Ваше Величество, – сказал я вежливо, но с тем же холодком, – как я понял, вы приняли мое предложение… в целом. Мелочи для нас, государственных мужей, не так уж и важны, но для ушей ваших верных соратников, герцогов Фонтенийского и Сен-Валери, скажу, что когда мы войдем в Геннегау, королевский дворец ваш.
   Кейдан слушал молча, не меняясь в лице, зато Боэмунд просветлел, да и на лице Сен-Валери отразилось глубокое удовлетворение.
   – Правда, – добавил я, – какое-то время и мне там придется побыть, но мне вообще-то не привыкать делиться с другими королями.
   Боэмунд сразу помрачнел, я добавил исключительно для его ушей:
   – А дальше будет видно. Обещаю не слишком обременять своим присутствием, так как у меня очень большие территории в Великой Улагорнии, а еще больше… как бы сказать мягче, королевств под моим дружеским влиянием.
   Его лицо вроде бы на короткий миг оживилось, но дальше слушал так же настороженно и пропуская каждое мое слово через несколько слоев сита, однако молчал, предоставляя говорить, если понадобится, только его величеству.
   Кейдан поинтересовался с иронией:
   – И Сен-Мари тоже будет под вашим дружеским влиянием?
   Я посмотрел на него с укором.
   – Ваше Величество… О некоторых само собой разумеющихся вещах и говорить вслух не принято. Даже в присутствии столь преданных придворных. Разумеется, в королевстве будут проведены необходимые реформы. Больше я подобных ошибок, как случились, не допущу. Моя власть, как догадываетесь, уже никогда не пошатнется, я весьма позабочусь.
   Боэмунд нахмурился, Сен-Валери сердито засопел, но оба смолчали. Я покосился на них и добавил:
   – Ваши королевские права останутся в полном и даже полнейшем объеме, хотя и существенно урезанными.
   Кейдан поморщился.
   – Понятно. Мне позволят самому менять сокольничих и выбирать борзых для охоты? Так я понял?
   Я широко улыбнулся.
   – Мне нравится ваше чувство юмора, Ваше Величество. Чувствую, мы сработаемся. А пока собирайтесь, надо спасать Сен-Мари. Рекомендую отправиться на корабле Ордоньеса. Это гораздо быстрее, чем даже на быстрых конях.
   Кейдан помолчал, хотя что тут раздумывать, но королевское достоинство не позволяет отвечать сразу, наконец произнес сухо:
   – Мы отправимся с первым же кораблем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация