А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ричард Длинные Руки – монарх" (страница 11)

   Глава 12

   Похоже, Вильярд благородно и щедро уступил Кейдану почти половину крепости, хотя нужды в этом не было, однако дело в престиже, потому я шел по длинному коридору с узкими бойницами в наружной стене, пока не вышел в небольшой зал.
   В кресле дремлет придворный Кейдана в его цветах и с королевской эмблемой на плече. Он вздрогнул, заслышав уверенные шаги, тряхнул головой, затуманенный взгляд поймал мою фигуру.
   Я видел, как он вздрогнул сильнее и поднялся, как полагаю, помимо своей воли. Лицо постаревшее и обрюзглое, я с изумлением узнал герцога Боэмунда Фонтенийского, верного советника короля Кейдана.
   Он уже справился с изумлением, во взгляде откровенная ненависть, проговорил, не удостоив меня даже микроскопическим поклоном:
   – По просьбе хозяина замка графа Вильярда его величество король Кейдан соизволил согласиться дать вам аудиенцию.
   – Весьма благодарен, – ответил я с иронией. – Я польщен! А то все думал, как мне жить, если его величество король Кейдан, властелин Барруа и Монтегю, владетельный граф Перрине и гранд Прованса, герцог Госсюйенса и князь Арраса… я ничего не пропустил?.. Может быть, пару каких-то деревенек, что так важны для его величества?
   Он произнес сухо:
   – У вас хорошая память, ваше… высочество.
   – Величество, – напомнил я. – Вам разве не сказали?
   – Мы пока не получили подтверждения, – отрезал он.
   Я отмахнулся.
   – Ну и ладно. Что титулы? Важнее то, у кого меч длиннее. Кстати, мне нравится ваша верность королю. И хотя он больше не поднимется, это понимаете, так что в вашей верности корыстных мотивов нет… Это хорошо. Даже у Кейдана, как вижу, могут быть верные и преданные ему люди. Итак, ведите, сэр Боэмунд!
   Он сказал чопорно:
   – Подождите здесь. Я доложу о вашем прибытии.
   Я кивнул.
   – Хорошо. Я терпеливый. Господь тоже, кстати, долго терпит, но потом… вы знаете, что потом?
   Он пожал плечами.
   – Никто не знает помыслы Господа.
   – Но мы знаем, – напомнил я, – что бьет он весьма больно. Вам рассказать на досуге про Содом и Гоморру?
   Он удалился, каждым движением толстого зада подчеркивая, что я всего лишь один из, а к его величеству такие вот прут толпами, надоели.
   Вернулся он достаточно скоро, не рискнул играть в придворные игры, произнес высокомерно:
   – Следуйте за мной.
   – Следую, – ответил я мирно. – Хотя на самом деле я вообще-то ни за кем не следую, потому все на своей дурной голове или не совсем голове… но это вопрос философский, не для придворных как бы умов.
   Вошли в небольшую комнатку, за столом человек в цветах короля Кейдана, почти за его спиной массивная дверь с вычурной ручкой в виде оскаленной морды.
   Он нехотя поднялся и легонько поклонился.
   – Сэр Ричард…
   – Здравствуйте, сэр Алан, – сказал я почти весело, – де Сен-Валери!.. Второй верный до конца и преданный соратник. Я удивлен и рад за ваше чувство долга.
   Он ответил сухо:
   – Благодарю за оценку, сэр Ричард.
   – Мне бы побольше таких, – сказал я. – А то сейчас все верны, а сколько их останется, если я вот так же потерял бы все?
   В его взгляде я прочел страстное желание, что поскорее бы это случилось, вот поплясал бы на моей могиле, но не ответил, а вышел из-за стола, поклонился закрытой двери, после чего деликатно постучал.
   С той стороны донесся усталый голос, сэр Алан отворил дверь и звучно провозгласил в пространство:
   – Принц Ричард Завоеватель к его величеству королю Кейдану, властелину Барруа и Монтегю, владетельному графу Перрине и гранду Прованса, герцогу Госсюйенса и князю Арраса…
   Я смолчал, в таких ситуациях всяк, наверное, пытается поднять свою значимость хотя бы с помощью звучных титулов, шагнул через порог.
   Комната, конечно, бедная, но у Вильярда и остальные не лучше, он пока занят выживанием, а не украшением замка. На стенах развешано оружие, как же иначе, все-таки Вильярд остается Вильярдом, а за массивным столом сидит сам Кейдан.
   Он поднялся, когда я вошел, и, выпрямившись, смотрел на меня с непроницаемым лицом.
   Все такой же рослый и моложавый, но с печатью поражения на лице и во всем облике, хотя и старается этого не выказывать. Все еще крепкий с виду, сильно похудел за время скитаний или морского плавания, раньше живот почти свисал через ремень, а по бокам нависали толстые валики жира, теперь все исчезло, появилась, можно сказать, даже талия.
   Отвисающие щеки не просто похудели, но и чуточку подобрались, неопрятная пегая бородка сбрита начисто, и хотя нижняя челюсть совсем не лошадиная, но все же по-прежнему чувствую его силу, властность, крутой нрав.
   Я проговорил медленно, не сводя с него взгляда:
   – Сэр Алан… вы можете оставить нас?
   Герцог взглянул на Кейдана. Тот, чуть помедлив, кивнул. Герцог засопел сердито, повернулся и вышел, плотно и слишком громко закрыв двери.
   Кейдан все так же молчит, отдавая инициативу мне, раз уж пришел, то и говори, зачем явился.
   Я сказал как можно более ровным и контролируемым голосом:
   – Присутствие ваших верных придворных нам бы помешало. А так тет-а-тет сможем тщательнее обсудить важные для нас вопросы. И даже особо важные.
   Он взглянул в упор, снова помедлил и указал мне на кресло по эту сторону стола.
   – Вы можете присесть.
   – Благодарю, – ответил я и, направляясь к креслу, обронил небрежным голосом: – Кстати, я король. Три королевства: Варт Генц, Скарлянию и Эбберт – воссоединил и назвал Великой Улагорнией. Заодно в какой-то мере подчинил себе еще несколько королевств. Во всяком случае, там везде стоят мои войска, и со всеми подписан договор… Так что будем разговаривать как король с королем.
   Он посмотрел на меня холодно, смолчал.
   – Должен сказать, – продолжал я, – вы мне очень не понравились с первой же минуты, как вас увидел. Вы нагло вломились в суверенные владения герцога Готфрида, моего отца, а там попытались даже выдать мою сестру Дженифер за одного из ваших любимчиков!.. Этого вполне достаточно для лютой ненависти.
   Он хранил молчание с абсолютно бесстрастным лицом. Я перевел дыхание и сказал с некоторым удивлением в голосе:
   – Первое впечатление самое стойкое, вы это знаете. Я вернулся в свои северные страны, а когда вернулся в Сен-Мари… не хочу напоминать, как это случилось, я вас ненавидел весьма привычно все так же. Однако за это время я поднимался по лестнице титулов, на меня давил груз все большей власти, и однажды я подумал со злостью, что вы воспользовались отсутствием герцога Готфрида, чтобы ликвидировать автономию Брабанта, для того и его дочь хотели выдать за одного из своих вельмож!.. Да-да, вы потом сообщили, что это очень достойный и благородный человек из хорошей семьи с незапятнанной репутацией, но тогда я действовал как член семьи, которая хочет независимости… то есть раздробленности, королевства!
   Он снова промолчал, но во взгляде появилась некоторая заинтересованность.
   – Хуже того, – сказал я, – все это я чуть позже сделал сам. Ликвидировал автономию Брабанта, выдал милую Даниэллу за одного из моих лордов, обеспечив его верность мне на всю жизнь… даже с независимостью Ундерлендов покончил, что вы старались сделать на протяжении ряда лет!
   Он не проронил ни слова, но теперь приподнял голову, в глазах интерес, даже спина выпрямилась.
   – Вы пытались наладить охрану со стороны океана, – напомнил я, – но беда в том, что пираты и степные варвары Гандерсгейма все еще почти один народ, действуют сообща… В общем, я не нашел ничего такого в своих начинаниях и победах, что не пытались делать вы. Ваше Величество?
   Это уже был прямой вопрос, он поморщился и нехотя разлепил губы.
   – Что вы хотите услышать?
   – Признание, – сказал я, – что я действовал по вашему плану, хотя его и не видел. А это значит, что у нас, хорошо это или плохо, но очень много общего… хотя, я уверен, вы ненавидите меня больше, чем я вас.
   Он ответил с нескрываемой неприязнью:
   – А разве у меня не больше поводов?
   Я кивнул.
   – Согласен. Вообще-то у меня вообще нет повода вас ненавидеть, если уж по-честному, а вот у вас… Но я пришел с деловым предложением, что хоть немного сгладит… вражду.
   Я замолчал, ожидая реакции, и он без охоты и всякого интереса проговорил:
   – Мне как-то нет необходимости что-то… сглаживать.
   – Вообще-то и у меня нет, – признался я. – Что сделано, то сделано. Я вообще-то далек от роли кающегося грешника. Я даже в серьезных грехах не каюсь, всегда нахожу им оправдание… В общем, дело простое. Я сейчас с огромной армией, собранной на севере, вторгаюсь в Сен-Мари.
   Он вздрогнул, напрягся.
   – Сразу с трех сторон, – добавил я. – Если не с четырех. Да вы уже знаете: армии стальграфа и рейнграфа находятся в самом Сен-Мари, из Гандерсгейма я отправил закаленные и привыкшие проливать кровь врага и свою армии. Кроме того, эскадра адмирала Ордоньеса сейчас берет на борт наиболее рвущиеся в бой отряды… высаживать их планируем в таком месте, где Вирланд никак не ожидает. Напоминаю, побережье все еще под охраной рейнграфа, так что высадка пройдет в полной тайне и явится неприятной, скажем мягко, неожиданностью.
   Он слушал серьезно и внимательно, хотя и старался этого не показать.
   – А что, – проговорил он наконец с явной неохотой, – вы упустили сказать о своей северной армии? Насколько я знаю, Тоннель под охраной Ордена Марешаля…
   – Да-да, – сказал я радостно, – спасибо, что напомнили! Мне удалось с ними договориться. В это время моя Победоносная и Познавшая Радость Побед проходит через Тоннель и скоро в Сен-Мари запылают города, во тьме заплачут вдовы и выгорят поля…
   Он сказал брезгливо:
   – Вижу, наслаждаетесь.
   – Отнюдь, – возразил я. – Отнюдь, сказала королева. С какой стати?.. Ничуть. Однако случится. Вирланд закусил удила и готов сражаться яростно. Зачем я пришел к вам? Объясняю на пальцах. Вы – легитимный король Сен-Мари. Если пойдете с моей армией, количество жертв удастся сократить вдвое. А то и втрое.
   У него расширились глаза.
   – Что? Пойти с вашей армией? Вы с ума сошли.
   – Тоже так иногда думаю, – ответил я с удовольствием. – Нормальные люди сидели бы дома и сопели в две дырочки. А кто и в три.
   – Почему, – спросил он, уже справившись с изумлением, – я пошел бы с вами?
   – Сен-Мари, – сказал я, – все равно подомнем, но можно сжечь все города и перебить половину населения, а можно обойтись весьма малой кровью. Не кровавые реки, а только ручьи.
   Он смотрел зло.
   – Вы, конечно, предпочтете первый вариант?
   – Зачем? – спросил я цинично. – Если намерен кое-что оставить себе?.. В общем, одни сен-маринцы не захотят воевать против меня, другие бросят оружие и разойдутся по домам, когда узнают, что вы с нами. Можно даже сказать, во главе!..
   Его передернуло.
   – Я? Во главе?.. Вы с ума сошли!
   Я сказал с апломбом:
   – Вы же представляете народное воодушевление, когда станет известно, что несправедливо изгнанный король с Божьей помощью идет восстанавливать справедливость? Я имею в виду не изгнание с Божьей помощью, хотя кто знает подробности и помыслы Господа, а именно тот важный пустяк, что король Кейдан идет восстанавливать с Божьей помощью. А что восстанавливать, видно будет потом.
   Он поморщился.
   – Зачем это все?
   – Народ, – объяснил я, – это такие люди, вроде нас, только похуже, поглупее, и от них дурно пахнет рыбой. И не только рыбой. Они любят обиженных, сочувствуют битым. Христиане, в общем, представляете? Можно на гребне этой волны быстро погасить начинающуюся гражданскую войну и обойтись без заваленных трупами полей. Вы как насчет заваленных трупами полей? Это же так доблестно и героически!
   Он ответил сухо:
   – Не одобряю.
   – Хозяйственно, – согласился я. – У вас все еще чувствуется королевская жилка. Хватит и заваленных трупами дорог.
   Его голос прозвучал с прежней надменностью:
   – Я был и остаюсь королем.
   Я выставил перед собой ладони.
   – Разве кто-то возражает? Ах да, Вирланд… Но мы ему быстро рога собьем. Желательно, у нас тут с вами косинус… тьфу, консенсус, сбить рога так, чтобы без заваленных трупами полей. А то и дорог.
   Он промолчал, глаза поблескивают мрачно, я сказал убеждающе:
   – Конечно, бабы других нарожают, но мы потеряем темп роста мировой экономики Сен-Мари!
   Он промолчал снова. Я поднялся и учтиво поклонился.
   – Ваше Величество, у вас есть время для глубокомысленного обдумывания до утра. На рассвете я выезжаю. Пойдете с нами или нет, мы все равно захватим Сен-Мари. От вас зависит только количество убитых и мертвых жертв, а также разрушений ценного имущества и потери мелкого и крупного рогатого.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация