А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ричард Длинные Руки – монарх" (страница 10)

   Глава 11

   Трава зеленая и сочная, едва ли не лучшая земля в Гандерсгейме, по праву силы всегда принадлежала наиболее воинственному племени мергелей. Сейчас мергели, разбитые и на две трети уничтоженные в жестоких боях, покорены и подчинены, а в их землях силами пленных выстроена крепость, как мне доложили по дороге.
   Бобик завидел ее первый, понесся со всех ног, я рассматривал твердыню придирчиво, это, конечно, не крепость, а больше похоже на массивное основание будущей крепости, готов всего один первый этаж, но при нем уже поднимается в небо квадратная, массивная и довольно высокая смотровая башня. Однако и это сейчас хорошо, если учесть, что ее хозяина герцог Ришар называл славнейшим и отважнейшим рыцарем нашей армии.
   Видно множество народа, что, как муравьи, таскают бревна, поднимают на стены тяжелые блоки камня, в ямах месят глину и скрепляющие растворы.
   Навстречу на быстром степном коне выметнулся обнаженный до пояса загорелый мужчина, молодой и жилистый, вскинул руку с раскрытой в запрещающем жесте ладонью.
   – Кто и по какому праву?
   Бобик посмотрел на него, оглянулся на меня, испрашивая разрешения съесть его вместе с конем, а если коня жалко, то одного.
   Конь всадника, все понимая, у животных интуиция почти такая, как у женщин, испуганно шел боком, стараясь не приближаться к ужасному зверю.
   Я отметил надменно:
   – По праву короля.
   И, полагая, что сказал достаточно этому мергелю, пустил Зайчика вперед. По виду мергеля можно сказать, что впервые попал в такую ситуацию, некоторое время мне казалось, что бросится на меня, но после раздумья круто повернул коня и унесся с достойной степняка прытью.
   Зайчик шел неспешным галопом, как мы всегда делаем, когда попадаем в поле зрения, а сейчас нас точно видят из этой строящейся крепости.
   Место для крепости выбрано очень удачно: хотя здесь ни скал, ни холмов, но каменистое плато, нет кустов и даже травы, так что незаметно не подобраться, а с высокой башни любого противника заметят издали.
   Наш мергель на огромной скорости, словно за ними гонится чудовищный зверь, пронесся между строителями, я не видел, как он спрыгнул на землю, но коня с опустевшим седлом сразу увели бегом к коновязи, а он ринулся к зданию.
   Среди работающих на миг возникло замешательство, но донесся повелительный окрик, все снова вернулись к своим обязанностям, а мне навстречу быстро пошел рыцарь огромного роста, широкий в плечах с мощной мускулатурой груди, где обе пластины красиво выделяются под легкой рубашкой.
   Я, оценив его общий вид, невольно взглянул на его руки, толстые и перевитые мышцами, что наносили мне такие ужасающие удары.
   Он на ходу быстро и красиво преклонил колено, но не голову, продолжая смотреть на меня с непонятным выражением, что появилось после нашего поединка, когда победил я, однако отдал ему свою невесту, принцессу Алонсию.
   Не исчезло и тогда, когда я своим указом пожаловал его титулом графа и отдал в его пользование все земли мергелей с подвластным им королевством Шальсбург, который теперь просто город, так как все карликовые королевства на территории Гандерсгейма упразднены моим высочайшим указом победителя и наклонятеля.
   Я покровительственно посмотрел сверху, до чего же приятно победить не просто в поединке, а вот так, стать властелином, перед которым бывший непримиримый противник преклоняет колено.
   – Встаньте, граф, – сказал я тепло и царственно, – рад, что вы сумели подчинить себе мергелей. Это было самое воинственное племя в Гандерсгейме. Еще раз поздравляю!
   Он поднялся, взглянул мне прямо в глаза.
   – Спасибо, ваше высочество.
   – Ваше Величество, – поправил я. – Да-да, я уже король. И королевство мое побольше Вестготии… Я слышал, вы дали убежище беглому королю, свергнутому с трона королевства Сен-Мари великим полководцем Вирландом?
   Он ответил почтительно, однако твердо:
   – Это долг каждого христианина, Ваше Величество.
   – Верно, – согласился я. – Благородный поступок, достойный каждого христианского рыцаря. Тем более свергнутый король в самом деле мог обратиться только к вам, не роняя достоинства.
   Он насторожился.
   – Ваше Величество?
   – Ему не хотелось просить покровительства, – пояснил я, – у кого-то из своих подданных.
   Он проговорил медленно:
   – Вообще-то да, унизительно.
   – А вы, недавний вестготиец, – сказал я, – и никогда не бывший его подданным… все правильно, граф.
   Он сдержанно улыбнулся.
   – Ваше Величество почтит нас своим присутствием?
   Я кивнул.
   – Почту. У меня будет разговор с беглым королем.
   – Ваше Величество, – произнес он, – мы все будем счастливы видеть вас гостем и оказаться полезными.
   – Спасибо, граф, – ответил я.
   Как он ни сдерживался, но улыбка стала шире. В Вестготии оставался безродным рыцарем, известным только за свою отвагу и силу рук, чем постоянно шпыняли придворные щеголи, но я пожаловал его титулом графа и дал такие земли, что половина тех спесивых дураков удавится от зависти.
   Правда, ему сперва пришлось в двух ожесточенных сражениях наголову разбить мергелей и захватить эти земли, я же не раздаю никакие щедрости просто так.
   Двое мергелей набежали и почти выхватили из моих рук повод коня, но на меня смотрят с великим почтением. Мергели – прирожденные воины, и у них, как в волчьей стае, в крови подчинение более сильному вожаку.
   Арбогастр сделал вид, что да, он простой глупый конь и его просто обязаны водить в поводу, он же дурак, может испугаться и броситься со всех ног куда глаза глядят, а там убиться о первую попавшуюся стену.
   Бобик чинно пошел со мной рядом, однако нос подергивается, улавливая запахи и вычленяя среди них аромат кухни.
   Я поинтересовался осторожно:
   – Как здоровье принцессы?
   – Она уже не принцесса, – уточнил Вильярд. – Зато у нас есть сын, Ваше Величество.
   – Поздравляю, – ответил я. – Но, между нами говоря, для нас Алонсия всегда останется принцессой.
   Он посмотрел несколько настороженно.
   – Ваше Величество… вы скоро ее увидите.
   – С ее отцом не связывались? – спросил я.
   Он помрачнел, опустил взгляд.
   – Нет.
   – Возможно, – сказал я, – уже пора. Он к этому времени мог простить вас обоих. А если сообщите, что у вас со мной все в порядке, то вообще…
   – Да, Ваше Величество… возможно.
   – Не забудьте сообщить о рождении у него внука, – напомнил я. – Его сердце вообще растает. Вполне возможно, он именно ему и предпочтет передать корону Вестготии.
   Он посмотрел на меня настороженно.
   – Ваше Величество! Это невозможно.
   – Почему?
   – Лорды будут против.
   – Это его законный внук, – сказал я. – Здесь все чисто. А если у лордов за это время наметились свои кандидатуры на трон… то они могут и передумать, когда с кораблей на берег начнет высаживаться наша армия.
   Он вздрогнул, посмотрел с тревогой.
   – А она начнет?
   – Пока нет необходимости, – заверил я. – Но, как вы понимаете, Вестготия – наш сосед, а с соседями отношения должны быть хорошими. Просто обязаны!
   Мы вошли в здание, внутри прохладно, пахнет свежим деревом и расколотыми каменными глыбами. Холл настолько просторен, что да, крепость строится на вырост, а из холла, как я понял, только две двери, одна с правой стороны, другая с левой, что тоже понятно, мужская и женская половины.
   – А Дрескер разве не с вами?
   Он покачал головой, не глядя в мою сторону.
   – Ищет какие-то раковины.
   – На побережье?
   Он снова покачал головой.
   – Нет, здесь, в песках. В них есть что-то особое. Он объяснял, я не понял. То и дело вас вспоминает.
   – Незлым тихим словом?
   – Радуется, что все же послушал вас, – ответил он. – Говорит, ему повезло больше, чем даже нам с Алонсией. Он здесь ощутил близко магический родник, как он говорит, но едва попытался поработать с ним, сразу явились какие-то прямо из стены и едва не прибили. Но когда выяснилось, что мы из чужого королевства и местных порядков не знаем, сжалились. А когда он рассказал им, как вы захватили Камень Яшмовой Молнии, а нас отправили сюда, долго улыбались… Похоже, вас знают здесь многие. К родникам магии все же не допустили, но помогли нам выстроить эту крепость, а при ней высокую башню, чтоб он жил там, как и положено магу. Говорят, очень уважают вас, как Открывателя Новых Путей.
   Он сам посматривал на меня с удивлением и даже, как мне показалось, с почтением, не всякий король удостаивается уважения со стороны сильнейших магов.
   Комната Вильяра внутри показалась еще проще, чем стены будущей крепости. Голые стены, продолговатый стол на дюжину человек, только два кресла, оба во главе стола, и длинные лавки с одной и другой сторон.
   Он виновато развел руками.
   – Простите, Ваше Величество. Увы, мы не были готовы принимать короля.
   – Ничего, – ответил я легко. – Кстати, вы первый, кто сразу начал называть меня Величеством, не переспрашивая и не сбиваясь на светлость.
   – Я привык следить за тем, – ответил он сдержанно, – что говорю. Это лорды из знатных семей могут допускать ошибки…
   – Теперь они не знатнее вас, – напомнил я. – Гораздо почетнее быть основателем благородного рода, которым гордятся больше, чем одним из потомков.
   Я опустился на лавку, повелительным жестом велев ему сесть в его кресло, которое он занимал по праву хозяина.
   – Рассказывайте, – приказал я, – что здесь и как. Мергели не пытаются бунтовать?
   – Нет, Ваше Величество…
   Я слушал, ничего особенного не произошло, что успокаивает, хоть здесь все так, как я и планировал.
   Дверь распахнулась, вбежала почти вприпрыжку Алонсия, увидела меня, жутко смутилась. Когда я увидел ее в первый раз в королевском дворе ее отца, короля Сильвервуда, она сходила по лестнице медленно и грациозно, держа в правой руке край подола длинного платья, а левой легонько касаясь перил, постоянно помня, что она принцесса и обязана блюсти.
   Сейчас же платье на ней, как у крестьянки, простое и удобное, до щиколоток, лицо покрыто ровным красивым загаром, заметно пополнела, однако глаза все такие же крупно-серые и сияющие, словно жемчужины чистейшей воды.
   Я сглотнул, глаза необыкновенные, как и взгляд, чистый, светлый, однако в нем все та же твердость, которую проявила, пойдя за Вильярдом на край света.
   Она торопливо почтительно присела, сказав непривычно для нее нетвердым голосом:
   – Ваша светлость… простите, я слышала, что вы прибыли, но не знала…
   Вильярд сказал торопливо:
   – Алонсия, у нас в гостях король.
   Она взглянула на меня в смущении.
   – Прошу простить меня, Ваше Величество…
   – Принцесса, – произнес я почтительно, стараясь не выказывать особенного восторга перед все еще ревниво наблюдающим за нами Вильярдом, – вы стали еще прекраснее!.. Встаньте и дайте вас рассмотреть.
   Она польщенно улыбнулась.
   – Тем, что похожа на крестьянку?
   – А кого это волнует? – спросил я. – Я тоже не похож на короля, у меня вообще нет свиты! Но в Вестготии о вас слагают баллады, а кто даже из королев удостоился этой особой чести?.. Эх, надо было мне все-таки отдать Вильярду Камень Яшмовой Молнии, а себе забрать вас!
   Она заулыбалась шире, быстрее Вильярда схватывая мою манеру общения.
   – Ваше Величество, вы поужинаете с нами?
   У меня на языке вертелось «Почту за честь», но я теперь король, это для других честь ужинать со мной, потому ответил с улыбкой:
   – С огромным удовольствием, принцесса.
   Она польщенно заулыбалась.
   – Я теперь графиня, Ваше Величество.
   – Мы с Вильярдом пришли к выводу, – сказал я и кивнул на ее мужа, – что вы для нас останетесь принцессой навеки и даже навсегда. А теперь, принцесса, я с вашего разрешения навещу Кейдана.
   Она посерьезнела и сказала мягко:
   – Короля Кейдана.
   – Короля, – согласился я. – Беглого, свергнутого, но все еще короля. Даже я признаю его сюзереном Сен-Мари.
   Она оглянулась на молчаливого мужа. Во взгляде Вильярда промелькнуло изумление, да я сам от себя тоже не ждал таких слов, но вот сказал же, потому Вильярд смолчал и наклонил голову.
   – Ваше Величество, потом мы ждем вас на ужин.
   – Только не превращайте в пир, – предупредил я.
   – Это будет трудно, – сказал он честно, – у меня такие люди… но я знаю вас и потому… воздержимся. Как представить вас, Ваше Величество?
   Я сказал, глядя ему в глаза:
   – Доложите Кейдану, что с ним желает говорить Его Величество король Ричард Завоеватель.
   Вильярд посмотрел внимательно, помедлил, переспросил:
   – Так и сказать, что именно король Ричард?
   Интонация понятна даже стенам, что нас окружают, я улыбнулся и сказал легко:
   – Граф, я уже давно в самом деле король. Где-то с пару недель, а то и больше, не помню такие мелочи. Не Сен-Мари, конечно, зачем мне такие лоскутки? Король ряда северных королевств, объединенных в один могучий кулак, что способен стереть с лица земли как Сен-Мари, так и любое королевство. Но мне важен не трон, я не тот дурак с мечом в руке, для которых борьба за трон – цель жизни. Власть – это не бабы и постоянные пиры, а возможность делать мир лучше. Вам одному скажу, что все задуманное могу сделать и без Кейдана, просто с ним жертв будет чуточку меньше. Не намного, но все же…
   Он не сводил с меня испытующего взгляда, Алонсия же вообще задержала дыхание.
   – А про вас говорят, – сказал он наконец, – как о кровавом чудовище… Я бы пошел с вами, Ваше Величество.
   – К Кейдану?
   – Нет, возвращать под вашу руку Сен-Мари. Хотя и не знаю, как это согласуется…
   – Увы, – прервал я. – Граф, вы останетесь чуть ли не единственным оплотом стабильности в Гандерсгейме. Я скоро выведу отсюда войска. У вас авторитет, власть, уважение.
   Он криво усмехнулся.
   – Мергели больше всего чтут силу.
   – Знаю по себе.
   – А я, – сообщил он скромно, – победил их сильнейших бойцов. После чего те, по их обычаю, поклялись служить мне. Вот так я и стал тем… кем стал.
   – Прекрасно, – сказал я. – Значит, с Алонсией не проклинаете меня? Я решал тогда вообще-то свои проблемы…
   – Я понял, – сказал он. – Мы поняли. Но что нам оставалось делать? Но все равно спасибо. Первый год был трудным, но теперь мы счастливы… Его величеству Кейдану я доложу немедленно.
   – Думаю, – сказал я, – он не станет колебаться.
   Он посмотрел настороженно.
   – Почему?
   – В прошлый раз, – пояснил я, – когда он явился на выборы, показался мне достаточно… нацеленным.
   – Я сейчас же сообщу ему о вашем желании, – ответил он.
   – С ним много людей?
   Он покачал головой.
   – Много только у короля на троне.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация