А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Запасной путь" (страница 1)

   Ежи Тумановский, Андрей Амельянович
   Легенды Зоны. Запасной путь

   STALKER
   Издательство признательно Борису Натановичу Стругацкому за предоставленное разрешение использовать название серии «Сталкер», а также идеи и образы, воплощенные в произведении «Пикник на обочине» и сценарии к кинофильму А. Тарковского «Сталкер».
   Братья Стругацкие – уникальное явление в нашей культуре. Это целый мир, оказавший влияние не только на литературу и искусство в целом, но и на повседневную жизнь. Мы говорим словами героев произведений Стругацких, придуманные ими неологизмы и понятия живут уже своей отдельной жизнью подобно фольклору или бродячим сюжетам.

   Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

   1

   Начало торжеств было назначено на десять утра, поэтому уже в половине девятого съемочная группа «Тринадцатого канала» погрузилась в старенький открытый грузовик и отправилась в сторону крохотного полустанка недалеко от границы той самой Зоны. Места рядом с водителем было мало, и оператор Константин Зуйков без особых затей устроился в кузове на бесформенной груде темно-зеленого брезента.
   Бывший шеф-редактор, а ныне, ввиду склочности характера, обычный репортер, Марина Летова забрала кофр с камерой в кабину, а молодой человек, не обремененный больше никакой ответственностью, тут же устроился немного подремать. Поезд накануне изрядно задержался, и только ночью маленькая съемочная группа высадилась на перрон станции назначения, вследствие чего даже забронированные номера в местной гостинице не помогли нормально отдохнуть после дороги.
   Подремать, правда, не удалось. Единственная хорошая дорога в городе быстро кончилась, и грузовик затрясло так, что «спящему», даже в лежачем положении, пришлось хвататься за борта. Вслед грузовику поднимались клубы пыли, и оставалось только радоваться, что машина едет достаточно быстро. Но радость оказалась преждевременной: вскоре далеко позади показался черный джип, идущий явно на более высокой скорости, а за ним поднимались уже не просто клубы, а самые настоящие облака из пыли.
   – Только не это, – с тяжелым вздохом сказал Костя и полез в карман, где благодаря совету опытного товарища лежала легкая фильтрующая маска.
   Джип обогнал грузовичок и практически мгновенно исчез из виду за сплошной стеной клубящейся пыли. Сквозь фильтрующую маску дышалось сносно. В кабине закашлялась и выругалась Марина. Было слышно, как заскрипела ручка, которой она поднимала боковое стекло. Костя ухмыльнулся и подтянул под себя большой кусок брезента, чтобы сделать некое подобие гнезда и больше не болтаться по всему кузову.
   Репортаж предстоял интереснейший. Ничего подобного за всю карьеру оператора у Кости еще не было. Правда, двадцать три года не тот возраст, когда можно лениво перебирать этапы прожитой жизни. Но вряд ли в обозримом будущем могло появиться что-то даже близко похожее на обзорную экскурсию по территории, где творились такие чудеса, перед которыми пасовала современная наука. Где на десятки километров нельзя было найти живого человека, зато в избытке обитало множество опасных мутантов. Где опасность подстерегала на каждом шагу. Да не одна, а с целым выводком самых разных угроз. И все это – абсолютно безопасно. Насколько вообще можно говорить о безопасности в этой жизни.
   – Вот тварь, – донеслось из кабины. – Пролетел на своем тарантасе как по пустыне. Костя, ты как там, не задохнулся?
   – Все нормально! – крикнул Костя, как раз успевший устроиться с максимальным комфортом.
   О Зоне Костя, разумеется, слышал не раз. И даже снимал пару репортажей о работе сотрудников института, исследующего аномальные явления на ее территории. Но чтобы вот так, самому стать участником настоящего приключения, о таком он недавно и помыслить не мог. Нет, работа в новостном канале не приводила к протиранию штанов в офисном кресле, но, по сравнению с предстоящим репортажем, могла считаться не более интересной, чем охрана колхозного поля от ворон.
   Директору «Тринадцатого канала» стоило больших усилий и подключения всех личных связей на самом «верху», чтобы его репортажной группе разрешили не только освещать событие, которое сперва вообще не хотели предавать огласке, но и отправиться в короткое путешествие по территории Зоны. То есть там, где обычно передвигались только специально обученные солдаты да бандиты из числа тех, кто, невзирая на запреты и опасность для жизни, лез в эти странные места в целях личного обогащения.
   – Это будет бомба, – с воодушевлением вещал директор, вызвав Костю и Марину тремя днями ранее к себе в кабинет. – Рейтинги взлетят, и тогда наша компания…
   Директор любил предаваться вслух мечтам о том, какие успехи вот-вот обрушатся на его канал. Успехи обрушиваться не спешили, но директор представлял собой тот тип клинического оптимиста, который, даже обитая в собачьей будке, говорит только о скором въезде в собственный особняк.
   – Виталий, не томи, – оборвала увлекшегося директора Марина. – Чего там у тебя? И учти, командировочные заплатишь полностью. И надбавку к зарплате не забудь, если опять что-то рисковое.
   – Да какой там риск, Марина? – взвился со своего места директор. – Прокатиться на поезде пару километров туда и обратно по бесхозной территории. Хотя, если ты боишься, могу и Вику послать…
   – Виталий, – без тени чинопочитания оборвала его Марина. – Хватит тянуть кота за причиндалы.
   Несмотря на вздорный характер, Марина считалась лучшим репортером не только в «тринадцатом». Поговаривали, что не раз звали ее на куда более успешные каналы. Но, вопреки расхожему представлению о тотальной продажности журналистов, Марина предварительно читала договор и должностную инструкцию, после чего отказывалась, даже не открывая страницы приложений с указанием зарплат и премий.
   – Ишь, гордая, – шипели завистливые голоса в спину, – семьи-то нету, вот и выкобенивается. А сидело бы семеро по лавкам, так брала, что дают.
   Завистникам было обидно, что все лучшее в этой жизни предлагается тем, кому оно не очень-то и нужно. Но Марина плевать хотела на завистников. О чем она неоднократно ставила в известность как трудовой коллектив, так и начальство. Начальство все понимало, ценило и мирилось со множеством недостатков своей сотрудницы. Коллектив за спиной шипел и шептался, но прямота и жесткость острой на язык репортерши, не раз помогали убедить руководство в необходимости поумерить жадность и дать шанс проявиться капельке щедрости по отношению ко всем сотрудникам. Поэтому даже самые закоренелые шептуны ничего, на самом деле, против Марины не имели.
   Так что, директор мог делать сколько угодно ритуальных выпадов: даже последнему уборщику на канале было ясно, что на ударный репортаж никого, кроме Марины, отправить в принципе не могут. Убедившись, что угроза, как обычно, ушла впустую, директор тяжело вздохнул и принялся излагать.
   Задача, которую он ставил перед съемочной группой, поразила не только молодого Константина. Марина тоже выглядела заинтригованной, хотя к своим тридцати трем уже, казалось, совсем потеряла умение удивляться.
   – Рельсы там уже восстановлены, – с воодушевлением вещал директор. – Специальный поезд с хорошей охраной углубится совсем немного на запретные территории, ученые выполнят показательные замеры, и на этом миссия будет завершена. Только между нами: в проекте заинтересовано Министерство энергетики.
   – И что, вот прямо больше никого кроме нас с Костей там не будет? – с недоверием спросила Марина, бесцеремонно закуривая тонкую сигарету.
   – Вот именно! – поднял палец директор. – Если бы не однокашник в министерстве, вообще бы никого не пустили. Не хочет министр раньше времени привлекать внимание к проекту. Вдруг сорвется чего? Поэтому и мы материал запустим в эфир, только если все успешно пройдет. Но я просто уверен, что все будет отлично!
   – Виталий, ты меня пугаешь, – в голосе Марины испуга впрочем не было. – Если даже краешком задней мысли допускаешь, что все может пройти не вполне успешно, – тройные премиальные с тебя.
   – Марина, не наглей!
   Косте принимать участие в таком разговоре не полагалось по возрасту. Поэтому он сидел тихо, не без удовольствия наблюдая, как Марина плющит директора, выбивая для себя и Кости командировочные и премиальные. Ходили слухи, что между директором и Мариной когда-то что-то было, но Костя в эти сплетни не очень-то и верил. Марину он слегка побаивался. И очень уважал за умение отстоять свою позицию до конца.
   Болтаясь в кузове грузовичка, Костя пытался представить, на что мог походить поезд, подготовленный для путешествия по самому опасному региону планеты. Директор говорил о современном бронированном вагоне со всеми удобствами, но воображение почему-то рисовало самый настоящий бронепоезд, какими их показывали в фильмах про гражданскую войну.

   2

   Железнодорожный разъезд, восстановленный по случаю запуска нового проекта исследования Зоны, встретил деловой суетой. На въезде у них проверили документы, и строгий худой майор в полевой форме, сверившись с базой данных в своем ноутбуке, показал, куда можно поставить машину.
   На большой асфальтовой площадке стояло уже немало всевозможных транспортных средств от мотоцикла и скромной «шестерки» до милицейского «уазика» и БТР. Особняком тянулись два ряда немецких и японских машин представительского класса. Костя легко спрыгнул на землю, забрал у Марины кофр с камерой и осмотрелся. Совсем недалеко стоял давешний черный джип, обогнавший их на дороге. Даже в плотном строю иномарок он смотрелся круто и немного помпезно. На железнодорожных путях хаотично перемещалось десятка три людей. А дальше, возвышаясь над рельсами зелеными, в темно-желтых пятнах, бортами, стоял поезд, на котором, по всей видимости, им и предстояло сегодня совершить экскурсионный вояж в Зону.
   Бронепоезд.
   На мгновение оператор замер, изучая красочную картинку. Увешанный модульной защитой тепловоз, несколько бронированных вагонов, платформы и оружейные стволы, хищно торчащие во все стороны. Красивый и опасный монстр невозмутимо ждал, пока люди перестанут заниматься всякой ерундой и включат камеру. Тепловоз тонко свистнул, из небольшого окошка высунул голову машинист.
   – Отсюда съемку и начнем, – решительно сказала Марина. – Текст на ходу соберу, готовь камеру.
   – Нам еще полковника Кудыкина искать, – напомнил Костя.
   – Никуда не денется наш полковник, – усмехнулась Марина. – Директор по секрету сказал, что, несмотря на связи, еще и прилично бабла военным подогнал.
   Мимо крохотным строем под руководством капитана прошло четверо солдат в бронежилетах, разгрузках и с автоматами. На перроне откуда-то появилась целая группа людей в деловых костюмах. Судя по тому, что рядом почтительно вышагивал толстый офицер в полевой форме и парадной фуражке, на торжественное мероприятие прибыло большое начальство.
   – Возьми костюмированное шоу отдельным планом, – с нехорошей усмешкой сказала Марина, провожая взглядом процессию. – А потом весь этот импортный автопарк. Пусть будет видно, сколько «шишек» понаехало. А то ведь и не поверит никто, что событие настолько важное.
   Костя быстро настроил камеру, взял ее на плечо, прикинул план, немного повертелся, определяясь с освещением. Марина тем временем привела себя в порядок и даже успела подвести губы помадой. В кадре она смотрелась отлично. Впрочем, как всегда.
   – Мало кому известный железнодорожный разъезд в десяти километрах от границы, так называемой, Зоны, – легко и уверенно начала Марина, после знака со стороны Кости. – Здесь в обстановке полной секретности, в течение года готовился необычный эксперимент, который может положить начало новой эпохи для нашей страны в сфере энергетики.
   Костя почти не вслушивался в то, о чем говорит опытный репортер, Марина. Его задача заключалась в обеспечении качественной картинки, а остальное было на совести напарницы. Тем более, что Марина не «лажала» практически никогда, даже если импровизировала на ходу. Поэтому, привычно удерживая репортера в кадре, Костя позволил себе получше рассмотреть толпящееся на заднем плане начальство.
   Несмотря на раннюю осень, яркое солнце еще давало достаточно тепла, чтобы не приходилось постоянно носить куртки и плащи. Поэтому люди, бродившие по перрону, чувствовали себя достаточно комфортно. Среди черных и темно-синих пиджаков резко выделялся коренастый, кажущийся почти квадратным из-за широких плеч, человек в светло-сером костюме, за которым неотвязно следовали два крепких коротко стриженных парня. Судя по всему, какой-то большой босс и два его телохранителя. Рядом едва не приплясывал светлоголовый коротыш в модном, словно лоснящемся из-за блескучей ткани, темном пиджаке. Его Костя узнал сразу – местный губернатор любил прессу и старался «засветиться» перед телекамерой при любом удобном случае. Позади него на высоких каблуках осторожно семенила девушка в строгой юбке и жакете и с папкой в руках.
   – Сегодня мы впервые попадем за периметр, ограждающий Зону отчуждения, и увидим места, которые люди оставили много лет назад.
   Марина наговорила достаточно уже на несколько вступлений, но продолжала изобретать все новые эпитеты. Это значило, что на этапе монтажа сюжета опять будет вредничать и вырезать из репортажа большие куски только потому, что какие-то слова ей покажутся подобранными недостаточно правильно.
   Тепловоз снова тонко свистнул, раздался характерный звук трогающихся вагонов. На несколько секунд нарядный пятнистый состав пришел в движение. Марина лишь на миг обернулась, коротко махнула рукой и принялась рассказывать о главном транспортном средстве предстоящей, пусть и краткосрочной, но экспедиции. Получалось у нее это настолько естественно и хорошо, что сцену нельзя было лучше поставить и с помощью режиссера.
   Коренастый мужчина в сером сказал что-то одному из телохранителей, и тот торопливо пошел в сторону стоянки с машинами.
   – Большой, видать, барин, – ядовито сказала Марина, – раз телохранителей целых два, и оба с пистолетами.
   Только теперь Костя обратил внимание, что под расстегнутым пиджаком телохранителя виднеется плечевая кобура.
   – Ты закончила? – спросил он, отрываясь от видоискателя камеры.
   – А ты чем слушаешь? – удивилась Марина. – Я тебе еще полминуты назад сказала «стоп».
   – Давай подойдем поближе, – предложил Костя. – Хочу состав с другого ракурса отснять.
   Ответить Марина не успела. Со стороны здания вокзала к ним почти бегом направлялся тучный майор, еще шагов за тридцать принявшийся орать на всю станцию:
   – Кто такие?! Кто разрешил снимать?! Немедленно уберите камеру!
   Начальство на платформе обернулось и проводило взглядами орущего майора.
   – Молчи, – предупредила Костю Марина. – Сама разберусь.
   – Как вы сюда попали?! – брызгая слюной, рявкнул майор, надвигаясь на съемочную группу, словно цунами. – Немедленно сдайте пленку!
   Но если он думал, что, появившись, произведет сенсацию, то его ожидало жестокое разочарование.
   – Ты чего орешь, прапорщик? – холодно спросила Марина, делая шаг навстречу. – Полковника Кудыкина хочешь подставить? Или ты не в курсе, под чьим крылом мы ходим? Надоело прапорщиком ходить, в младшие прапорщики захотел? Не бойся, пленку сдадим. Хоть целый мешок.
   Для таких случаев они действительно возили с собой пакет со старыми кассетами. Так же, как и запасные флешки для камеры, – иногда попадались не такие дремучие начальники, прекрасно знавшие, как и на что записывает видео современная аппаратура.
   Цунами налетело на бетонный мол и рассыпалось бессильными брызгами. Когда Марина хотела кого-то осадить, ей обычно хватало одних хамских интонаций голоса.
   – Какой я вам прапорщик? – обиженно сказал майор. – Вы сами виноваты: почему снимаете кино, не зарегистрировавшись в штабе?
   – Ну не обижайся, красавчик, – выпятив губы, словно разговаривала со школьником, миролюбиво сказала Марина. – Мы просто не успели дойти до вашего штаба. Видим – стоит прекрасный поезд, а рядом – столько важных людей. Вот и решили запечатлеть для истории.
   – Полковник Кудыкин, значит, вас ожидает? – совсем мирно, хотя все еще немного обиженным голосом, спросил майор. – Давайте, я провожу.
   – Вот настоящий кавалер, – восхищенно сказала Марина. – Ваша галантность, господин майор, полностью искупает вашу непростительную грубость. Пойдем, Костя.
   Начальство на перроне потеряло интерес к происходящему. Телохранитель «серого пиджака» открыл дверь черного джипа и вытащил оттуда коричневый портфель.
   – Так вот, кто нас обогнал по дороге, – сказала Марина. – А что, господин будущий подполковник, не знаете: что за хмырь в сером костюме приехал сюда проветрить своих лакеев?
   – Большой человек из Министерства энергетики! – понизив голос почти до конспиративного шепота, значительно сказал майор. – Не замминистра, конечно, но вот какой-нибудь замзама – наверняка!
   – Ишь, какая птица, – хищно сказала Марина. – Замзам! Ну ничего, пообщаемся еще. Где твой Кудыкин? Веди. Нам еще работать и работать.
   Полковник Кудыкин был страшно занят. Коротко взглянув на Марину и даже не удостоив взглядом Костю, выслушал сбивчивый доклад майора и тут же препоручил съемочную группу его заботам.
   – Я вас только сразу предупреждаю, господа журналисты, – сказал он строго. – Не борзейте. Куда не надо – не лезьте. Дадут вам уголок на обзорной площадке – сидите там тихо, как мыши. И без вас забот навалом. Не хватало мне только жалобы про назойливых репортеров выслушивать. По всем вопросам до отправления экспедиции обращайтесь к майору. Потом напрямую подчиняетесь руководителю экспедиции. Майор, а ты головой отвечаешь за их поведение. Понял? Исполняй.
   – Простите, а кто руководитель экспедиции? Как нам его найти? – спросила Марина.
   – Я руководитель, – сухо сказал Кудыкин. – Поэтому будьте добры – идите, погуляйте по перрону. Не бойтесь, без вас не уедем. Там скоро показательный брифинг будет… Слово-то какое поганое – брифинг. Сходите, хоть получите представление, что да зачем. Для больших начальников будут все доступно объяснять, как для имбецилов. Вот и вам там самое место.
   Когда было нужно, Марина умела и помолчать. Коротко откланявшись, она первой вышла из штаба и сразу направилась в сторону перрона. Позади, едва поспевая, быстро шагали Костя с камерой на плече и майор.
   – Если что-то нужно – можно получить на временном вещевом складе экспедиции, – бубнил на ходу майор, пытаясь догнать Марину и заглянуть ей в лицо. – Ботинки, там, с высоким берцем, полевую форму или сухой паек на двое суток. Только скажите – организуем в лучшем виде.
   – А зачем нам ботинки и сухой паек, если мы едем всего на несколько часов? – удивился Костя.
   – Да незачем, конечно, – немного подумав, сказал майор, – но ежели вдруг понадобится – не стесняйтесь, все сделаем в лучшем виде.
   – Наталья Петровна! – раздался с перрона недовольный мужской голос. – Я тебе уже говорил сегодня, что ты непроходимая дура?! Тебе не секретаршей работать надо, а на панель идти! Где хочешь ищи теперь копир и делай две копии. Или будешь все от руки печатными буквами переписывать!
   Рыдающая девушка буквально бросилась бежать по перрону в сторону здания вокзала. Стройные ножки на высоких каблуках, казалось, вот-вот подломятся и позорно завершат карьеру секретарши сокрушительным падением.
   – Вот тварь, – выразительно сказала Марина, глядя в сторону коренастого мужчины в сером костюме, который, сделав разнос секретарше, принялся орать на телохранителя. – Как такого козла занесло из золотых сортиров в нашу обычную серую жизнь?
   Крики скоро прекратились, но движение костюмов на перроне стало хаотичным: судя по всему большой начальник оказался недоволен организацией мероприятия. Рядом с большим навесом, устроенным по соседству со зданием вокзала, вдруг заиграл духовой оркестр. Туда со всех сторон потянулись люди. Движение костюмов на перроне тоже стало более упорядоченным.
   – Брифинг начинается, – обрадовался майор. – Давайте, проходите, вот туда, там все готово. И стулья есть, и пожевать, и попить.
   – Погодите! – взмолился Костя. – Дайте хоть пару кадров состава сделаю. И здание вокзала.
   – Снимай, – сказала Марина. – Я пойду места занимать.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация