А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Русская история: мифы и факты. От рождения славян до покорения Сибири" (страница 1)

   Кирилл Резников
   Русская история: мифы и факты. От рождения славян до покорения Сибири

...
   © Резников К.Ю., 2012
   © ООО «Издательский дом «Вече», 2012
   © ООО «Издательство «Вече», 2012

   1. Об этой книге

   Любому, берущему в руки новую книгу, хочется знать: о чём она, стоит ли её читать? Заглавие и аннотация подскажут не так уж много. Сотни книг имеют сходные названия, да и аннотация в силу краткости мало что добавляет. Поэтому в предисловии автор обязан дать ясные ответы, чтобы читатель понапрасну не терял своё время. Итак, о чём эта книга? В самом общем виде – о национальном самосознании. Точнее, о той его важной части, которая именуется исторической памятью. Историческая память есть комплекс наших представлений о прошлом страны и народа. Историческая (и этническая) память необходима для осознания народом своей идентичности и своего места в мире. В нашей стране изучение национального самосознания (и исторической памяти) приобретает особое значение в связи с важностью укрепления общности народов России.
   Историческая память избирательна – в ней откладываются события, поразившие воображение. Вместе с тем историческая память – продукт народного творчества. События прошлого сохраняются в народной памяти с искажениями, привносимыми рассказчиками, будь это летописец или поэт. Поэтому их можно назвать историческими мифами, а историческую память – системой исторических мифов. Каждый народ имеет свою систему мифов, свою мифологию истории. В книге рассмотрена мифология русской истории, начиная с преданий о происхождении славян и кончая покорением Сибири. Предложено разделение исторических мифов на утверждающие и кризисные. Первые возникают на подъёме духовных сил общества; они прославляют народ и страну; их используют для укрепления власти. Вторые появляются при упадке или болезни общества; они проникнуты пессимизмом и часто усугубляют процессы распада. Между теми и другими идёт конкуренция за место в общественном сознании.
   Русские исторические мифы самым тесным образом связаны с историей Российского государства, ибо великорусы есть народ государственный, и с историей Русской Православной Церкви, ибо на протяжении столетий основной формой духовной жизни русских была религия. Древнерусский период рассмотрен в книге в плане его духовного и культурного наследия. Главное внимание уделено призванию Рюрика (862), Крещению Руси (988) и «Слову о полку Игореве» (конец XII в.). Нашествие монголов обозначило конец распадавшейся Киевской Руси. Рассмотрены мифы и факты о нашествии монголов. Вопреки мнению Л.Н. Гумилёва, Русь понесла тогда огромные потери. Обсуждается выбор Александром Невским сотрудничества с монголами. Выбор, оправданный Церковью и народом, позволил Руси стать Россией. Описано становление Великого княжества Московского и духовный подвиг святого Сергия Радонежского. Прослежено сложение исторического мифа о Куликовской битве.
   Рассказано, как идея XVI в. о русском православном царстве – Третьем и последнем Риме на пути Антихриста, была заменена имперским мифом XIX в. – «Москва – Третий Рим». Рассмотрены факты и мифы о царствовании Ивана Грозного. Показана метаморфоза образа Грозного и его слияние с образом Сталина в трактовке как либералов, так и сталинистов. Рассмотрены история и мифы о присоединении Сибири, начиная с похода Ермака (1582–1585) и кончая обороной Албазина (1686–1689). Вскрыты истоки «чёрной легенды» о кровавом покорении Сибири и истреблении коренных жителей.
   В книге представлены своего рода «биографии» мифов, начиная от обстоятельств «рождения» и вплоть до их «жизни» в современном обществе. Мифы показаны в динамике превращений. Описываются события, породившие исторический миф, записи современников, предания, с ним связанные. В книге показано влияние на мифы искусства, в первую очередь фольклора и литературы. Искусство меняет трактовку мифов; оно может даже порождать мифы. Но и мифы влияют на искусство, становясь темой творчества. Рассмотрены художественные произведения, повлиявшие на мифологию русской истории. Особое внимание уделено историческим мифам в современной России, их роли в сегодняшнем «споре славян между собою».
   Часть глав книги была написана в виде отчётов проекта РГНФ «Образ России в национальном самосознании: исторический и современный контекст» (2006–2008 гг.). Руководителю проекта, профессору Игорю Леонидовичу Волгину, я выражаю искреннюю благодарность. Я глубоко благодарен писателю-историку Сергею Ивановичу Аксёненко за ценные критические замечания. Я очень обязан и благодарен писателю Михаилу Юрьевичу Гнитиеву, рекомендовавшему мою книгу издательству «Вече». Хочу поблагодарить организаторов сайта «Восточная литература» – http: //www.vostlit.info/: предоставленная ими в общественное пользование уникальная коллекция средневековых текстов очень помогла при написании книги. Особо хочу поблагодарить редактора «Вече» Александра Александровича Скорохода, неизменно доброжелательного и внимательного, эффективно сочетавшего интересы издательства и автора.

   2. Значение понятий

   Миф – это то, чего никогда не было и никогда не будет, но что всегда есть.
Саллюстий, IV в. н. э.
   Исторические мифы. Миф, mythos, по-гречески означает «повествование, сказание, предание, сказка». В современных европейских языках слово «миф» имеет два значения: 1) вымысел, искажение фактов, ложное представление; 2) народное творчество, обобщенно отражающее окружающий мир в виде сказаний о богах и героях. Второе значение понятия «миф» используется в науке мифологии, изучающей мифы, их источники, смысл и причины возникновения. Мифологией также называют систему мифов у разных народов. В мифологии мифы подразделяют по темам: о возникновении богов, о сотворении мира, о строении мира, о сотворении человека, о спасении человека и т. д. Немало создано мифов о происхождении народов и их истории. Следует иметь в виду, что мифы не есть вымысел. Они отражают реальность в преломлении людей, творящих мифы, и сами влияют на реальность, входя в историческую память и воздействуя на сознание. Исторические мифы лежат в основе этнического или национального самосознания[1].
   Исторические мифы устойчивы, но всё же меняются во времени. С изменением психического склада этноса (нации) старые мифы заменяются новыми либо меняются сами. Изменения мифов не проходят гладко. Мифы взаимно не нейтральны – между ними происходит конкуренция за место в памяти народа. Конкуренция отражает борьбу интересов различных групп общества. В развитых этносах, тем более в государствах, всегда есть группы с разными интересами. Они находятся в состоянии скрытой или открытой борьбы, иногда даже гражданской войны. «Группы интереса» часто создают противоположные по содержанию мифы. Отсюда следует важный вывод о полярности исторических мифов.
   Утверждающие и кризисные мифы. Исторические мифы могут противоположным образом влиять на национальное самосознание. Истоки противостояния лежат в изменчивости общественного сознания, смене фаз духовного подъёма и спада. Но полярное состояние духа – лишь производное от полярности в организации мира, отображённой в мифологии в виде космоса (греч. «порядок») и хаоса. В «Эдде» космос возникает из хаоса и в хаос же обращается после гибели мира. Для христиан борьба порядка и хаоса выступает в пророчестве апостола Павла. Предрекая приход антихриста, Павел обращается к гражданам Фессалоник со словами: «Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели… Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят удерживающий теперь» (2 Фес. 2: 3, 7).
   Павел говорит о «беззаконии» – аномии, т. е. общественном хаосе, и «удерживающем» – катехоне, препятствующем приходу антихриста. В православной традиции под удерживающим понимается православный царь и православная империя. В других вариантах удерживающим является вообще государственная власть. Иными словами, силы порядка сохраняют государство, а силы хаоса стремятся к его разрушению. Представления древних о порядке и хаосе получили развитие во второй половине ХХ в. в теории хаоса и катастроф. Понятия «порядок» и «беспорядок» стали использовать в математическом моделировании сложных систем, в том числе исторических процессов.
   Автор книги разделил исторические мифы на утверждающие и кризисные. Первые возникают на подъёме духовных сил общества; они прославляют народ и страну; правители используют их для укрепления власти. Вторые появляются при упадке или болезни общества; они проникнуты пессимизмом и часто усугубляют процессы распада. Между теми и другими идёт конкуренция за место в общественном сознании. В книге рассмотрены утверждающие и кризисные мифы с начала возникновения русской государственности до создания могучей Российской империи Петра I. За этот период сложились исторические мифы, дающие русским людям представление о себе и своём месте в мире. Представления эти бесценны, ибо без них погаснет национальное самосознание. Неудивительно, что сегодня, в непростые времена для русского народа и государства, вокруг этих мифов идёт яростная полемика, и далеко не только среди учёных.
   Этнос и нация. При рассмотрении роли исторических мифов в этническом и национальном самосознании важно определение этноса и нации. Понятие этнос означает устойчивое человеческое сообщество, объединенное общим происхождением (иногда воображаемым), кругом брачных связей, стереотипом поведения, языком и культурой и осознающее свою общность (имеющее этническое самосознание). У этносов биосоциальная природа, что означает их биологическое воспроизводство путем внутриэтнических браков и социальную передачу языка, культуры и самосознания. Представления о чисто социальной природе этносов или об их воображаемой природе мало подходят для объяснения первопричин появления этничности и формирования большинства этносов, сложившихся спонтанно, т. е. естественным путём. Вместе с тем нельзя не отметить, что многие молодые этносы, возникшие в результате колониальной экспансии европейцев в XVI–XIX вв., сложились в результате искусственного создания и внедрения этнических традиций.
   Мозаика этнического разнообразия затрудняет выделение признаков, позволяющих различать все этносы. Таким признаком не является язык. Многие этносы имеют общий родной язык – те же англичане, американцы и австралийцы или сербы, хорваты и боснийцы. С другой стороны, киевляне говорят по-русски, а львовяне по-украински, что не мешает тем и другим быть украинцами. Недостаточны такие определители, как раса, место жительства, религия, национальность (гражданство). Как отмечает Лев Николаевич Гумилёв, единственный признак общий для всех этносов – признание членами этноса своих отличий от других этносов, т. е. этническое самосознание[2]. Это положение Гумилёва представляется справедливым. Важны и его представления об уровнях иерархии этнических систем, из которых основными являются субэтносы, этносы и суперэтносы.
   Субэтносы — этнические системы, выделяющиеся внутри этноса устойчивым стереотипом поведения, отчасти языком, бытом, и самосознанием. Члены субэтноса считают себя частью этноса. Субэтносами в России были казаки, поморы, сибиряки (чалдоны), старообрядцы. Суперэтнос, или цивилизация, объединяет группу этносов, имеющих сходный психический склад, систему ценностей и базовую культуру и отличающих себя от других суперэтносов. Примером является русский суперэтнос, включающий большинство народов России и некоторые сопредельные этносы.
   Философы и историки, начиная с Платона, развивали идеи о циклах жизни «организмов», существующих в виде этносов и культур. Я не буду заниматься сравнением, поскольку важна общая идея – наличие особого уровня организации человеческих сообществ, которые проходят стадии жизненного цикла – рождение, детство с молодостью, зрелость, старение, смерть. Отмечу лишь спорность идей Гумилёва, считающего, что этносы живут около 1200 лет и последовательно проходят фазы этногенеза. На деле этносы имеют разную продолжительность жизни, а последовательность фаз жёстко не фиксирована. Впрочем, реальность всегда сложней и разнообразней самой блестящей теории.
   Если этнос является биосоциальной единицей человеческих сообществ, то нация является гражданской общностью, т. е. единицей политической. Понятие «нация» имеет различные толкования; из них наиболее распространённое, что нация есть исторически сложившаяся политическая, экономическая, культурная и духовная общность людей, объединенных в рамках одного государства. В России роль российской нации всегда исторически выполнял русский народ. Вхождение других этносов в российскую нацию определяется степенью близости с русскими и лояльностью к России. Российская нация ещё складывается, и не все народы, населяющие Россию, вошли в неё.
   Нация соответствует этносу в мононациональных государствах, что приводит к путанице понятий, но гораздо чаще границы наций и этносов не совпадают. Важным признаком наций является национальное самосознание, т. е. воспоминания и мифы, связанные с общей историей, чувство территориальной общности и чувство патриотизма – привязанности к своей стране и готовность принести жертвы для её защиты. Итак, существуют русский этнос, российская нация (в лице русских и близких им народов) и русский суперэтнос (цивилизация). Соответственно, есть этническое, национальное и суперэтническое самосознание. Для русских этническое и национальное самосознание были неразделимы с момента создания Российского государства. Ситуация изменилась в 1991 г., когда 25 млн русских людей, сами того не желая, оказались за пределами России.
   В книге используется предложенное Гумилёвым понятие пассионарность, понимаемое как способность и стремление к изменению окружения, как страстное стремление к цели и готовность жертвовать собой и другими ради этой цели. Пассионарность – явление реальное, хотя природа его не изучена. Ясно лишь, что пассионарность как черта характера определяется наследственностью, но объяснение Гумилёва, что она возникает в результате мутации (под воздействием космических излучений), выглядит, мягко говоря, сомнительно.
   В работе также используется менее знакомое читателю понятие асабия, введенное в историографию биологом Петром Турчиным, создателем новой дисциплины – количественной истории, или клиодинамики[3]. Термин асабия, предложенный в XIV в. арабским историком Ибн Халдуном, означает коллективную солидарность. Асабия, проявляющаяся в сплоченности, воодушевлении, сознании своей правоты, близка по смыслу, но не совпадает с пассионарностью Гумилёва. Возможны ситуации, когда этнос имеет высокую пассионарность и низкую асабию или наоборот. В русской истории такие ситуации встречались и будут указаны по ходу изложения.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация