А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Звездища" (страница 1)

   Александр Чернобровкин
   Звездища


   Аньку знали все в киношном мире. У нее был самый нужный талант для творческой среды – она всегда знала, где можно кусануть халявы. Если в радиусе ста километров от места ее нахождения намечалось какое-нибудь событие, где можно было на дурняк забухать и пожрать, Анька обязательно была там. Даже если таких событий в один день было несколько, она успевала отметиться на каждом. Днем она «делала кино»: снималась в эпизодах или трудилась чьим-нибудь (ей было без разницы чьим, лишь бы оставить след в искусстве) ассистентом – «принеси-подай-пошла на хуй».
   В тот день мы снимали документалку в Подмосковье, вдали от благ цивилизации. Анька занималась самым важным – делала нам бутерброды и чай. Закончили поздно, а завтра надо было рано утром приезжать сюда, чтобы «поймать рассвет». Понятно было, что никто в такую рань сюда не припрется. Режиссер завел разговор о том, что надо бы здесь заночевать. Документальные фильмы оплачиваются плохо, работают на них чисто по нужде, поэтому никто не хотел проявлять героизм.
   И тут Анька-халявщица внесла рацуху:
   – Ребята, неподалеку тусняк у эстрадной «звезды». Вход для нас свободный. Бухла и жрачки там валом. Может, двинем туда?
   Все дружно согласились. Мы быстро закидали свои причиндалы в микроавтобус, погрузились в него сами. Ехать было всего минут десять.
   «Звезда» жила на огражденной территории гектаров в десять с несколькими домами разной величины, которую я бы назвал загородным поселком на одного человека. На воротах стояла вооруженная охрана.
   – Съемочная группа, клип едем снимать, – представилась за всех Анька.
   Те заглянули внутрь микроавтобуса, увидели камеру и прочую дребедень и поверили. Труднее было найти, в каком именно доме происходят основные события. Анька была там несколько раз, но страдала географическим кретинизмом, никак не могла опознать объект. Пришлось останавливать движок машины и на слух определять, куда ехать. В нужном нам доме оттяг шел на полную громкость.
   На наш приход никто не среагировал. Большинство из присутствующих не знали друг друга и знать не хотели. Бухала и жратвы и правда было валом. Вся наша группа кинулась наверстывать недопитое и недоеденное за день. Потом разбрелись по трехэтажному особняку изучать местную фауну и флору.
   Основные события происходили на третьем этаже, который занимала огромная студия в виде парковой эстрады-ракушки. Как догадываюсь, «звезда» начинала трудовой путь именно на такой – дань ностальгии. Вокруг хозяина вертелось несколько молодых и красивых малолетних сосок, но его больше привлекал смазливый мальчик. «Звезда» толканул речугу о том, какой он грозный ебать по кличке Неутомимый. Все дружно поверили ему. Тогда Неутомимый разошелся еще круче и решил показать себя в деле.
   – Становись здесь, – сказал он смазливому мальчику, указав на центр эстрады, возле белого рояля.
   Мальчик, оперевшись о рояль, принял позу. Неутомимый стянул с него штаны, оголив белый худой зад. Он долго щупал мальчика, но хуй – малюсенький, сморщенный, – вставать не хотел. Зрители молча, с интересом наблюдали.
   – Ну-ка, пососи, – приказал он мальчику.
   Мальчик встал на колени, заглотил хуй по самые яйца и начал энергично чмокать. Делал он это долго и безрезультатно. Зрители начали скучать, в зале появился звуковой фон.
   «Звезда», привыкший чутко реагировать на настроение публики, понял, что надо менять программу, и оттолкнул мальчика.
   – Ничего ты не умеешь!
   – Давай я сделаю, – предложила свои услуги одна из красивых сосок, шустро выскочив на сцену.
   – Отвали, – оттолкнул ее Неутомимый. – Ты еще хуже его делаешь. Я сам покажу, как надо сосать.
   Он встал на колени подле мальчика, у которого между ног болтался тонкий, но длинный хуй. Неутомимый с выпендрежем, «пританцовывая» на коленях, облизал хуй, потом взял его в рот и не просто начал сосать, а заработал всем телом.
   Красивая соска спрыгнула с эстрады, села рядом со мной и, демонстративно не глядя на своего кумира (как я понял, бывшего), пожаловалась:
   – Он же не знает, как я умею!
   – И дурак! – поддержал я ее, наблюдая за происходящим на сцене.
   У мальчика хуй встал быстро: в таком возрасте и без посторонней помощи встает. «Звезда» крикнул, глядя в противоположную от сцены сторону:
   – Музыку и свет!
   В студии заиграла музыка, само собой, песня в исполнении хозяина, и погас общий свет, остались только два прожектора – один был направлен на «звезду». Другой – на мальчика.
   Неутомимый встал в позу у рояля, одним жестом смахнул с себя сразу всю одежду, обнажив волосатое, обезьянье тело, и томным голосом простонал мальчику:
   – Войди в меня!
   Мальчик засунул ему в очко все свои сантиметров двадцать. Держась узкими руками с длинными тонкими пальцами за густо заросшую черными волосами жопу «звезды», мальчик начал очень медленно ебать. Когда он засовывал, Неутомимый стонал негромко и как бы с болью, а когда высовывал, ревел по-бычьи, басом, утробно, протяжно. Слушая его, я подумал, что это не «звезда», а целая «звездища».
   Зрители какое-то время понаблюдали за ним, а когда поняли, что хозяину уже нет дела ни до кого, кроме ебущего его мальчика, тоже задвигались. Я так понял, каждый ебал того, кто оказался рядом, не взирая на пол.
   Я повернулся к своей красивой соседке и предложил:
   – Докажи, что ты лучше его сосешь.
   – И докажу! – мстительно глянув на ревущую «звездищу», сказала она.
   Девочка достала из сумочки маленький носовой платочек, сильно пахнущий духами, обмакнула его в «шампанское» в своем бокале, потом обтерла платочком мой хуй и взяла его в рот. Губки у нее были мягкие, нежные, ласковые и умелые, возбудили меня быстро. Где она – в ее-то лет шестнадцать! – так научилась сосать?! И главное, ей самой нравилось это делать, заводилась стремительно.
   – Не увлекайся, – попросил я, оттягивая ее от хуя, и повалил на спину.
   В ебле она была похуже, но под моим чутким руководством начала быстро осваивать и эту процедуру. Мы с ней с большим удовольствием кончили, а потом лежали и смотрели, как мальчик все еще медленно кочегарит «звездищу», исполняющую что-то из репертуара Шаляпина.
   Когда мальчик кончил, Неутомимый решил подтвердить свою кличку и потребовал:
   – Коленька, теперь ты.
   Откуда взялся этот Коленька, я не заметил, но среди ебавшихся вокруг эстрады его не было. Этот был похож на шкаф с ручищами. И хуйло у него было под стать – с ножку от дубового стола, что по размеру, что, видать, и по твердости, потому что, когда он вогнал в очко «звездище», тот взвыл от настоящей боли.
   – Пойдем отсюда, – попросила моя напарница.
   Мы спустились на второй этаж, выпили там еще, потом нашли свободную комнату с огромной кроватью и отдельным санузлом в розовых тонах и с голыми купидончиками в самых неожиданных местах, а также с «трехместной» джакузи. Я вставил ножку стула в ручки двери, чтобы нас никто не отвлекал, и мы с юной соской полезли развлекаться в джакузи. При свете я разглядел, что фигурка у девочки такая же красивая, как и мордашка. Мой хуй согласился со мной, и мы на пару отымели ее в наполненной пузырьками воде.
   Наплескавшись, мы перебрались в постель, где быстро отрубились. Утром я проснулся от того, что нежные, ласковые губы сосали мой хуй. Я только открыл глаза, увидел голое юное тело – и меня пробило молния от темени до кончика залупы. Девонька плавно стянула губки с хуя, процеловала дорожку от него к моим губам, перевернулась на спину и задрала стройные ножки, выпятив выбритую пизденку с уже помокревшими губками. Моя залупа напористо раздвинула их. Девочка простонала от сладкой боли, а потом переменила тональность и «запела» не так «талантливо», как «звездища», но и не бездарно.
   Наебавшись, мы спустились на первый этаж. Там похмелялись проснувшиеся гости. «Звездища» слонялся по комнатам с неприкаянным видом и спрашивал у каждого встречного: «Ты кто?». Спросил и меня.
   – Каскадер, – пошутил я.
   Он потрогал меня за хуй и сказал:
   – Чувствуется. – Потом погладил свою жопу, порванную вчера, и решил: – Нет, больше не хочу, – и пошел терроризировать следующего гостя.
   Почти вся съемочная группа была в сборе, но почему-то никто не спешил ехать «ловить рассвет». Расшевелила всех Анька-халявщица:
   – Сегодня вечером будет тусовка у другой «звезды». Там будет еще круче!
   Никто не поверил, что может быть круче, но все дружно отправились на съемочную площадку, чтобы побыстрее приблизить вечер.
Чтение онлайн





Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация