А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Домашнее видео" (страница 1)

   Александр Чернобровкин
   Домашнее видео


   На выходе из киностудии «Мосфильм» я столкнулся со знакомым оператором Лехой. Пару лет назад мы с ним работали на одном сериале. Он ехал на старенькой «тойоте», предложил прокатиться с ним до станции метро. По пути разговорились, вспомнили старое, общих знакомых. Леха похвастался, что у него сейчас подготовительный период на другом сериале. Я в свою очередь пожаловался, что на одном из ведущих телеканалов сменилось начальство, и мой новый проект завис, сижу без работы и денег.
   Леха внимательно осмотрел мою фигуру, она ему, видимо, понравилась, хотя была далека от идеала, и предложил:
   – Подработать хочешь? Я еду снимать домашнее видео, эротику. Надо будет придумать какой-нибудь сценарий, чтобы не просто ебля, а какая-нибудь история.
   – Не знаю, смогу ли я…
   – Да что там уметь?! Ты же профессиональный сценарист. Смотрел порнушку? Вот и придумай две-три истории, предложим заказчику на выбор.
   – А если не понравятся?
   – Понравится, – уверенно заявил Леха и, чтобы я перестал ломаться, добавил: – Получишь сто баксов.
   На эту сумму я за первые же десять минут придумал десять сюжетов, а за остальные минут сорок пути еще десятка два.
   Приехали мы в охраняемый коттеджный поселок в ближнем Подмосковье. Охрана из трех мордоворотов долго проверяла нас, уточняла, можно ли пропустить и меня, поскольку должен был приехать только Леха. Потом один из них прокатился с нами до трехэтажного особняка, где убедился, что ждут именно нас.
   Ждали нас Юрий Михайлович – мужчина лет шестидесяти, примерно моего роста и сложения, и его молодая и красивая жена Лена. Она была моложе мужа лет на тридцать и находилась на грани расползания в ширину. Нас сначала усадили за отменно накрытый стол, накормили и напоили. Прислуги не было, ее отпустили, чтобы не мешала проведению съемок, поэтому обслуживала нас хозяйка, что давалось ей с трудом.
   Лена сразу отмела все мои сценарии:
   – У меня есть свой сюжет, – самоуверенно заявила она, но сделала реверанс в сторону профессионалов, – а вы только уточните экспозицию.
   «Уточнять экспозицию» мы пошли в огромную спальню, половину которой занимал ебальный станок – пятиспальная кровать, изготовленная в Италии по эскизу хозяйки. Как догадываюсь, итальянцы тоже «уточнили экспозицию», иначе бы кровать была слишком уродливая.
   Леха установил камеру, хозяйка включила японскую стереосистему, исполняющую что-то монотонное в стиле «техно», запрыгнула в туфлях на высоком каблуке на середину кровати и принялась изображать стриптизершу. У нее и так были проблемы с координацией движений, а в туфлях и вовсе еле стояла на ногах.
   – Может, снимете туфли? – подсказал я и подсластил: – Ноги у вас и так длинные.
   – И правда, – согласилась она, сбросила туфли и надела кофточку, которую к тому времени успела снять. – Начнем сначала, – приказала она Лехе.
   Хотя на стриптизершу она явно не тянула, но фигуру имела клевую. Не слишком толстая, сиськи торчком, живот почти плоский, видать, не рожала, бедра упругие, на нежной коже выбритого лобка синеватые жилки. Лена повернулась к нам задом, повертела налитыми ягодицами, наклонилась, показав аккуратную пизденку. Я почувствовал, как у меня медленно, но уверенно встает, и посмотрел на мужа. Тот с бо́льшим интересом следил за работой Лехи, чем за извиванием жены. Для оператора же голая баба была всего лишь объектом съемки.
   Лена, продолжая стоять согнутой, посмотрела между своими раздвинутыми ногами на мужа и приказала ему:
   – Разденься и войди в меня сзади.
   Муж, немного стесняясь меня и Лехи, разделся. Само собой, у него не стоял.
   – Иди сюда, – позвала жена, села на край кровати и начала дрочить ему хуй, чтобы встал.
   – Да подожди, что ты… – стеснительно пытался уклониться от ее рук Юрий Михайлович. – Не надо снимать, – попросил он оператора.
   – Надо, – приказала жена. – Потом уберем, если не понравится.
   Работала она руками минут пять, но так и не добилась желаемого результата. Тогда она взяла в рот, не смотря на сопротивление мужа.
   Не выпуская хуй изо рта, спросила Леху:
   – Ва-а-хооо-виоо? (Вам хорошо видно?)
   – Нормально, – ответил Леха, продолжая съемку.
   Несмотря на все ее старания, хуй вставать не собирался.
   – Я не могу перед камерой, при людях… – извиняющимся тоном произнес Юрий Михайлович.
   Судя по тяжелому вздоху жены, проблемы с потенцией у него были не только перед камерой.
   – Не обязательно, чтобы стоял. Я и так сниму, а потом смонтирую правдоподобно, – предложил Леха.
   – Нет, обязательно, – упрямо заявила жена.
   Ее взгляд остановился на моей выпирающей мотне. Она подошла ко мне, потрогала рукой.
   – Стоит! – сообщила Лена так радостно, как будто услышала самый приятный комплимент. – А можно снять его член, а потом смонтировать? – поинтересовалась она у оператора.
   – Можно, конечно, – ответил Леха, – только…
   – Мы ему заплатим отдельно, – упредила его Лена.
   Мое мнение ее не интересовала. Я, правда, не сопротивлялся. По тому, как она глянула мне в глаза, я понял, что дело не ограничится только съемкой моего хуя. Быстро раздевшись, я встал перед камерой. Хуй, поблескивая каплей смазки на кончике залупы, предвкушающе подрагивал в такт биению сердца.
   – Он не похож на меня, – ревниво заявил муж.
   Действительно, у меня не было таких жировых складок на животе и седых волос на груди, как у него.
   – А если на него футболку надеть? – предложил Леха. – А потом в этой же футболке снимем вас выше пояса.
   – Правильно! – быстро согласилась жена. – Так и сделаем!
   Судя по скривившейся физиономии мужа, он это правильным не считал, но спорить с женой не отважился.
   Жена принесла две одинаковые футболки с рекламой банка, как видимо, принадлежащего Юрию Михайловичу. Одну надел я, вторую – муж. Затем Лена встала раком посреди кровати, я встал сзади нее на колени.
   – Работай, – приказал Леха.
   Я начал водить хуем между раздвинутых ног так, чтобы не касаться пизды, но Лена сразу опустила жопу ниже, чтобы хуй терся о губы.
   – Плохо, – сказал Леха. – Виден член.
   – Значит, надо его спрятать, – сказала Лена.
   – Куда? – спросил муж.
   – Ну, как куда?! – удивилась жена, распечатывая один из приготовленных заранее гондонов.
   – Ты хочешь сказать?!.. – лицо мужа начало багроветь.
   – Что за ревность, Миня?! Это же съемка, он всего лишь актер. Он, как каскадер, выполнит за тебя сложные трюки.
   И действительно, не банкирское это дело – в пизде ковыряться: заплатил – выебут!
   – Тем более, он будет в презервативе, – добавила жена, быстро и умело натягивая гондон на хуй.
   – Ничего себе актер! – раздраженно произнес муж, завистливо глядя на мой хуй.
   – Ты же хочешь, чтобы все знали, какой ты крутой мачо? – привела жена последний довод.
   Как я понял, мужу не очень-то хотелось, чтобы таким способом все узнали, какой он мачо, но еще больше ему не хотелось, чтобы все узнали, что у него не стоит.
   – Ну, я не знаю… – тоном обиженного ребенка произнес он.
   – Так надо, Минечка! – материнским тоном произнесла жена, становясь в позу.
   Я встал сзади нее и спрятал хуй в самом удобном месте – в пизде. Она была нерасхоженная, сначала хуй шел туго. Давно бедняжку не ебли по-настоящему. Лена громко застонала, сначала от боли, потом от наслаждения.
   Михаил Юрьевич, громко гмыкнул.
   Лена сразу перестала стонать и сказала ему безэмоцинальным голосом:
   – Это я играю, изображаю страсть. Не отвлекай, ты срываешь съемку.
   Муж, может, и поверил, что она играет, а у меня были причины верить ее стонам. Первый раз она кончила через пару минут. При этом прикусила руку, чтобы не завизжать на всю громкость от удовольствия. Уверен, что муж не догадался. Впрочем, оглядываться на него я не собирался, было дело поважнее: давненько я не ебал такую красивую бабу. Влагалище обмякло, и стоны стали потише. Второй раз она кончила за пару секунд до меня. На этот раз не прикусывала руку, выплеснула эмоции по полной программе.
   Я отполз от нее, уступая место мужу. Тот с, как мне показалось, научным интересом порассматривал разъебанную пиздень жены, потом встал позади нее и поизображал еблю.
   – Еще! – приказал Леха. – Чтобы лицо покраснело, дыхание участилось.
   Юрий Михайлович еще минут пять, пока я полоскался в душе, изображал активные действия. Устал от них так, как я не устал от настоящей ебли. С трудом переводя дыхание, он сполз с кровати.
   – Ну, вот, сделали… – с облегчением произнес он.
   – Нет, это еще не все. Надо еще в позе наездницы, а то меня совсем не было видно, – сказала жена.
   – Не сейчас, – отказался муж.
   – Надо сделать перерыв, – поддержал его и я.
   Лена пошла в душ, а мы спустились вниз, выпили и закусили. Совместная работа сделала нас ближе. Юрий Михайлович перестал ревновать. Можно было подумать, что мы с ним если не друзья, то очень близкие люди. Одну бабу ебали, значит, «молочные братья». Вскоре пришла Лена, села рядом с ним и начала ласкаться, словно это он выебал ее так хорошо. Юрий Михайлович растаял окончательно.
   И, когда Леха предложил продолжить съемку, потому что ему надо было рано вернуться домой, муж сказал:
   – Я здесь посижу, потом, когда надо будет, позовете меня.
   Мы втроем поднялись наверх. Леха приготовился к съемке.
   Лена посмотрела на мой висящий хуй и спросила:
   – Мне еще потанцевать?
   – Нет, лучше спой, – предложил я.
   Она открыла было рот, но потом поняла, что я имею в виду, и села на край кровати. Я подошел к ней, встал между ее раздвинутых ног.
   – Так хорошо видно? – спросила она Леху.
   – А будем снимать? – удивился он.
   – Конечно, – заявила она. – И обязательно снимешь, когда встанет. Во всю длину.
   Губами она работала так умело, что встал быстро. Она повертела мой хуй рукой, показывая его со всех сторон. Потом несколько раз провела кончиком языка от основания до залупы, демонстрируя длину хую. Показав все его прелести, надела на него гондон, заставила меня лечь на кровать ногами к камере, чтобы не видно было лицо, а сама насунулась пиздой на хуй, лицом к камере и спиной ко мне. Я держал ее за крутые упругие ягодицы, а она галопом скакала к оргазмам, теперь уже трем. И выла каждый раз на полную катушку. Кончив в последний раз раз, упала навзничь, выставив камере пиздень с медленно выползающим из нее, слабеющим хуем. Я взял ее за сиськи, потискал их, благодаря за хорошую еблю. Потом Лена перевернулась на живот и обслюнявила мне все лицо, отблагодарив.
   Я опять пошел в душ, а Леха позвал мужа, снял его выше пояса рядом с женой. Потом мы опять вернулись за стол, подождали, пока подмоется Лена, выпили с ней на посошок. Леха обговорил с ними, когда смонтирует и привезет фильм. Юрий Михайлович дал нам с оператором по конверту, а Лена незаметно сунула мне в карман визитку и шепотом попросила:
   – Позвони в субботу вечером.
   В машине мы с Лехой заглянули в полученные конверты. В моем лежало двести баксов. Еще сотню дал Леха.
   – Как договаривались, – сказал он.
   – Я и так получил больше, – попытался я отказаться.
   – Бери-бери, – настоял он на своем. – А то раньше мне одному приходилось всё делать. Не работа получалась, а черт знает что, стыдно было потом смотреть.
   Ну, что ж, за профессиональную гордость надо доплачивать.
   – На той неделе намечается еще один заказ, – сообщил Леха. – Поедешь?
   – Вопрос на засыпку!
Чтение онлайн





Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация