А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Приворотный амулет Казановы" (страница 1)

   Наталья Александрова
   Приворотный амулет Казановы

   Глухо звякнул дверной колокольчик, и в магазин вошел очередной посетитель. Это был ничем не примечательный мужчина среднего роста, с коротко стриженными темными волосами. Пожалуй, только одно в нем было привлекательным – выразительные карие глаза.
   Войдя в магазин, мужчина удивленно огляделся по сторонам, не понимая, что его сюда привело.
   Он шел по улице задумавшись – и вдруг словно какая-то посторонняя сила толкнула его сюда, рука потянула за дверную ручку, и он оказался в магазине…
   Магазин был самый обыкновенный – обувь и сумки, изготовленные в Китае и пытающиеся сойти за итальянские. В магазине не было ни души, кроме откровенно скучающей продавщицы, крашеной блондинки неопределенного возраста.
   При виде покупателя она помрачнела, взглянула на часы и недовольно проговорила:
   – Мужчина, мы через пять минут закрываемся.
   – Меня через пять минут здесь не будет! – огрызнулся несостоявшийся покупатель и подумал, насколько неистребимо хамство.
   Равнодушно скользнув взглядом по полкам с туфлями и босоножками, мужчина уже хотел выйти, как вдруг рядом с ним возник странный персонаж.
   Это был смуглый человек маленького роста в поношенном костюме, с маленькой острой бородкой и бегающими глазами. На голове у него красовалась вышитая бархатная шапочка.
   – Купи вещь, – проговорил он, опасливо покосившись на строгую продавщицу, – Недорого отдам!
   – Мне ничего не нужно! – отрезал кареглазый мужчина и шагнул к выходу, но навязчивый тип оказался прямо у него на пути и силой что-то вложил в ладонь.
   Мужчина не сомневался, что ему пытаются сбыть ворованный мобильный телефон, но это было что-то другое. Невольно раскрыв ладонь, он увидел небольшой круглый медальон на тонкой цепочке. Медальон тускло блестел старым золотом – то есть, конечно, он не золотой, наверняка это дешевая подделка…
   – Мне ничего не нужно! – повторил мужчина и хотел отдать медальон тому странному типу, но тот куда-то исчез, словно сквозь землю провалился.
   Мужчина растерянно завертел головой – да что же это такое, куда он мог подеваться?
   Но в магазине не было никого, кроме него самого и продавщицы.
   Он подумал бы, что странный человек ему просто померещился, – но медальон лежал на ладони, неопровержимо доказывая реальность происшедшего.
   А с продавщицей тем временем что-то происходило. Ее унылое некрасивое лицо покрылось красными пятнами, по нему прошла судорога, и вдруг губы сложились в непривычную улыбку.
   – Если вам что-то понравилось, вы посмотрите, – проговорила она заискивающим тоном. – Что уже семь часов – так это не страшно, я не закрою, пока вы выбираете… вот здесь посмотрите, это очень хорошие ботинки, из настоящей телячьей кожи… вы не беспокойтесь, я никуда не тороплюсь, меня дома никто не ждет…
   Но мужчину не интересовали ее семейные обстоятельства, не интересовали происходящие с ней перемены. Он удивленно разглядывал медальон.
   – Вы не видели, куда делся этот человек? – проговорил он, вертя головой.
   – Какой человек? – угодливо переспросила продавщица, выйдя из-за прилавка.
   В ее голосе не было ни раздражения, ни удивления – только готовность помочь.
   – Ну этот – в бархатной шапочке?
   – Кто? – продавщица удивленно смотрела на него. Кроме удивления, в ее взгляде было еще что-то, чему трудно подобрать название – надежда? Растерянность? Ожидание?
   – Ну этот, с бородкой…
   – Но здесь никого не было, кроме вас… послушайте, а вы не хотите чаю? У меня есть очень вкусные домашние пирожки… я сама пеку, по маминому рецепту…
   «С ума все посходили!» – подумал мужчина и стремительно покинул магазин.

   Полина вошла в помещение крошечного ресторанчика и с удовлетворением огляделась. Время ланча закончилось, в зале было совсем немного народу. Занято всего четыре столика, и ее постоянный столик у окна свободен.
   – Пасту? – с улыбкой спросила подошедшая официантка.
   – Привет, Алиса! – улыбнулась в ответ Полина. – Нет, хоть паста у вас и выше всяческих похвал, но если я буду каждый день есть макароны, то просто не войду в вашу дверь. Точнее, не выйду на улицу!
   – Да о чем ты говоришь, ты у нас уже неделю не была! – запротестовала Алиса.
   – Вот-вот! – послышался мягкий голос, и возле столика появился сам хозяин ресторанчика Илья Борисович. – Драгоценнейшая моя! – церемонно начал он. – Что же вы нас забыли? Я уже начал волноваться, здоровы ли, не решили ли сменить место обеда…
   Он не признавал слова «ланч».
   – Занята была очень… – сказала Полина, – так забегалась – поесть некогда.
   – Это плохо, – всерьез огорчился хозяин, – молодым женщинам нужно забыть про всякие диеты и хорошо питаться. Только тогда у них будет отличный цвет лица. И главное – не торопиться.
   – А она не хочет заказывать нашу пасту! – тут же наябедничала Алиса.
   Илья Борисович, полный профессиональной обиды, сложил руки перед грудью.
   Полина очень его понимала. В этом ресторанчике пасту делали каждое утро вручную. Рецепт теста был столетней давности, хозяин раздобыл его в какой-то тосканской деревушке, когда путешествовал по Северной Италии. Паста – это было их фирменное кушанье, да и остальные блюда тоже были на уровне. Сам хозяин иногда вставал к плите.
   – Илья Борисович, миленький, – рассмеялась Полина, – у меня вес лишний! Полтора килограмма набрала!
   – Я знаю, что вам нужно! – Илья Борисович просветлел лицом. – Лосось гриль под соусом из шампиньонов и кедровых орешков! Очень легкое блюдо!
   – Согласна! Алиса, вина не надо, мне еще работать! Воды без газа, а потом кофе…
   Официантка удалилась, хозяин тоже. Полина откинулась на спинку стула и едва заметно усмехнулась. Разумеется, она прекрасно знает, почему они ее так обхаживают. Она – известный колумнист, в одном популярном журнале ведет собственную колонку. Тема увлекательная – где в нашем городе можно хорошо и вкусно поесть и за какую цену, что тоже немаловажно.
   Еще она составляет справочники ресторанов. Уже второй на подходе, а первый, напечатанный весьма приличным тиражом, разлетелся быстро, пришлось допечатывать. Так что имя Полины Синицыной довольно известно в ресторанных кругах. Владельцы кафе и ресторанов заискивают перед ней и готовы на все, чтобы добиться от нее хорошего отзыва или хотя бы упоминания в справочнике.
   Этот ресторанчик под названием «Аль денте» она нашла несколько месяцев назад. Зашли сюда как-то с приятельницей, та и выболтала хозяину, кто у него за столиком сидит. Полине тогда все понравилось, о чем она и не преминула сообщить Илье Борисовичу. Он обрадовался, и, видно, запала ему в голову мысль попасть на страницы справочника. Но прямо он ее ни о чем таком не просил. А Полине до того тут нравилось, что стало жалко делать ресторану рекламу в справочнике – понабегут клиенты, и такое хорошее место может испортиться.
   Она с удовольствием сделала глоток ледяной воды, принесенной Алисой, и отщипнула кусочек теплой ароматной чиабатты. К хлебу полагалось еще чесночное масло – вот оно в красивой розетке, украшено веточкой розмарина. Полина поколебалась немного – все же за последний месяц набрала полтора килограмма, но не удержалась и намазала хлеб тонким слоем. Слаб человек, ох слаб!
   Она оглядела зал. Никто не смотрит на нее, немногочисленные посетители заняты едой и своими собственными мыслями. Народу мало – время ланча прошло, люди из окрестных офисов разошлись по своим рабочим местам.
   Вот женщина – по виду бизнес-леди, в дорогом деловом костюме, прическа, тщательный макияж, рассеянно помешивает ложечкой остывший кофе, поглядывая на дверь. Лицо вроде смутно знакомо, но нет, не вспомнить, кто такая. Вот парень – длинноволосый и неопрятный, уставился в свой ноутбук и увлеченно молотит по клавишам. Ну этого точно она никогда не видела. Вот еще одна женщина – эта постарше, одета попроще, перед ней – тарелка с фокаччо – теплой лепешкой с оливками и розмарином. Тетя как раз поднесла ко рту очередной кусочек.
   Полина обегала небольшой зал вроде бы рассеянным равнодушным взглядом, на самом деле это было профессиональное – она должна знать, какая публика куда ходит. Из своих наблюдений она делала подчас весьма оригинальные выводы, что, конечно, помогало в работе.
   Последний посетитель был хорош, но не типичен. Крупный, можно сказать, что толстый мужчина в белом полотняном костюме. Прямые черные волосы, разделенные на аккуратный пробор и прикрывающие уши, крошечная стильная бородка. Из-за толщины непонятно было, какого же он возраста. Полина на мгновение задумалась – кто он вообще. Никак не определить. Ладно, отнесем его к группе оригиналов. Толстяк как раз доел суп и сейчас по-детски облизывал ложку. Полина фыркнула и прикрылась стаканом с водой.
   Вдруг что-то шлепнулось на нее сверху, и раздался крик. Полина в ужасе уставилась на юбку. Там, на совершенно новой, сегодня второй раз надетой, нежно-голубой юбочке расплывалось огромное пятно от томатного соуса.
   – Та-ак… – протянула она, – та-ак…
   И подняла глаза. Над ней стоял мальчишка-официант. В руках у него была большая тарелка, в глазах плескалась паника.
   – Простите, простите… – залепетал он, – я нечаянно… я помогу… это можно замыть…
   – Свободен, – процедила Полина, поймав на себе любопытный взгляд толстяка, – что у тебя там – спагетти болоньезе?
   – Кальмары, фаршированные морепродуктами… – почти прошептал официант.
   – Исчезни! – не разжимая губ, сказала Полина, поднимаясь.
   Не оглядываясь по сторонам, сохраняя каменное лицо, она прошагала через зал и скрылась в темном коридорчике, где был туалет, напоследок заметив, что толстяк в белом костюме смотрит ей вслед с легкой насмешкой, и пожелав ему мысленно вываляться в томатном соусе с ног до головы.

   В туалете она разглядела пятно хорошенько и расстроилась еще больше. Нечего было и думать привести юбку в порядок самостоятельно. А если сейчас застирать ее, то химчистка не примет. Да, но как же ходить в таком виде по городу?
   Одевалась сегодня утром Полина тщательно, долго выбирала костюм, потому что вечером должны были они с Евгением пойти в клуб, он обещал познакомить ее с очень интересными людьми. Поэтому она выбрала новую юбку и модный в этом сезоне пиджак в цветочек. Еще радовалась, дура, что ей все идет!
   В мае она была на Сицилии, удачно совпали и отдых, и командировка, ее включили в группу рестораторов, которые изучали сицилийскую кухню. Средиземноморский загар еще остался, так что открытый топ смотрелся очень прилично. Она вообще любила все оттенки синего и голубого, потому что они подходили к глазам. Глаза у нее от природы темно-голубые, волосы светлые, так что приходится их красить, чтобы не выглядеть совсем уже гламурной блондинкой, каких на каждом шагу встретишь. Нынешний оттенок, рыже-каштановый, ей очень идет. Но юбка… черт бы побрал этого недотепу!
   Тут мелькнула в голове какая-то мысль, что-то зацепило ее, какое-то несоответствие, но Полина тут же отогнала посторонние мысли и заставила себя сосредоточиться на главном. А именно: как выйти из сложившейся ситуации с наименьшими потерями?
   Получалось, что никак. То есть волей-неволей придется отменить обе сегодняшние важные встречи и мчаться домой, чтобы переодеться. Или же звонить Евгению и извиняться, а после коротать вечер в одиночестве перед телевизором. Нет, это выше ее сил! Отменить встречу с любимым мужчиной из-за дурацкой юбки!
   Полина выскочила из юбки и сунула пятно под кран. Идиотский ресторан, мыла нормального в туалете нет, капает какая-то жидкая дрянь из резервуара!
   Как ни странно, пятно отошло, не зря говорят, что такие вещи нужно отстирывать сразу, пока не засохло и не впиталось.
   Полина долго вертелась у сушилки, пытаясь высушить и разгладить юбку. Вид, конечно, неприличный, придется ехать домой. Она схватилась за телефон, чтобы позвонить в издательство, где готовили справочник, и сказать, что сегодня никак не сможет прийти, но тут сообразила, что помчалась в туалет без сумки. Ну да, так расстроилась, что оставила сумочку на стуле.
   Вот еще неприятность – как бы не поперли сумку. В ней телефон, кошелек, блокнот с записями и еще много всего нужного.
   Ну за сумку-то старый осел Илья Борисович ответит ей головой! Если что пропадет, она от этой забегаловки камня на камне не оставит! После ее заметок Илье Борисовичу останется только закрыть ресторан и переквалифицироваться в приемщика битой посуды или выгуливать чужих собак.
   Ладно, наверно, уже еду принесли. Так и быть, она не станет пока заедаться – ну с кем не бывает, но хозяину нужно более вдумчиво подбирать персонал.
   Снова мелькнула какая-то мысль, и Полина уже было поймала ее, но тут послышался грохот, как будто лопнула камера. Или запустили петарду – большую, красивую… Затем упала мебель, и Полина услышала крик, а потом опять полетели петарды. Несколько штук. И кто-то завизжал и затопал. А после все стихло.
   Полина пожала плечами – что у них там происходит? Надо выходить и хотя бы сумку спасти. Не будет она есть в этом ресторане, как-то все здесь подозрительно.
   Она подкралась к двери, за дверью было тихо. Никто не ходил мимо, не шумел холодильник, не булькала вода в трубах, стояла глубокая мертвая тишина.

   Полина послушала немного эту странную тишину, одернула юбку, еще раз оглядела себя в зеркале и выглянула в коридор.
   Отсюда ей не был виден зал ресторана, перед ней был короткий полутемный коридор, ведущий к этому залу. И посреди этого коридора, в нескольких шагах от поворота, валялась женская туфелька. Туфелька была дешевая, слегка поношенная, на небольшом каблуке. Полина удивленно уставилась на нее и сделала шаг вперед. И только тогда увидела, что из-за угла коридора виднеется женская нога. Видимо, с этой-то ноги и свалилась туфелька.
   Полина сделала еще один шаг, в растерянности разглядывая ногу. Тонкая щиколотка, черный чулок с маленькой затяжкой на пятке. Почему-то эта затяжка как магнит притягивала взгляд Полины. Но самое странное – нога была неподвижна.
   Наконец она сделала еще один шаг, чтобы разглядеть обладательницу неподвижной ноги и понять, что с ней случилось.
   Она выглянула из-за угла и увидела распростертую на полу женскую фигуру, в которой с трудом узнала официантку Алису. Алиса лежала в странной и неудобной позе, вытянув одну ногу и подогнув другую, ее глаза были широко открыты и смотрели в потолок с детским испуганным удивлением. И между ее широко открытыми глазами был словно еще один глаз…
   – Алиса, – проговорила Полина, невольно понизив голос, – что с тобой? Тебе плохо?
   Девушка не отвечала.
   На Полину вдруг напало какое-то странное оцепенение, сквозь которое, как сквозь толстое стекло, медленно доходил очевидный и ужасный факт: эти пустые, широко открытые глаза, эта неестественная поза могли означать только одно: официантка была мертва.
   Больше того: то, что в первое мгновение показалось Полине третьим глазом, было в действительности входным отверстием пули.
   – Что… что такое… – растерянно пробормотала Полина, попятившись, – что случилось? Господи, да что это?
   Краем глаза она уловила какое-то движение за спиной. То есть не движение, а отражение, словно тень мелькнула в стеклянной двери, ведущей в зал.
   Полина хотела обернуться, но не успела, потому что на нее словно обрушился потолок.
   Она упала лицом вниз, на нее накатила темная волна дурноты и беспамятства, на какой-то короткий миг накрыла ее с головой, но она сумела вынырнуть из этой волны, застонала и подняла голову. Перед глазами все плыло и двоилось, в затылке пульсировала багровая боль. Сквозь боль и дурноту ей показалось, что к ней кто-то подошел, дотронулся до нее, она снова застонала, встала на колени, потом немыслимым усилием взяла себя в руки и поднялась во весь рост.
   Еще несколько секунд Полина видела все сквозь тусклый красноватый туман, но потом этот туман рассеялся, зрение вернулось. Осталась только дурнота и боль в затылке.
   Она стояла на пороге зала ресторана.
   Но зал удивительным и ужасным образом изменился за время ее отсутствия. Несколько столов было опрокинуто, стулья валялись где попало, но самым чудовищным было то, что тут и там, как сломанные куклы, лежали человеческие тела. Полина узнала и деловую женщину средних лет, и парня-программера, и вальяжного толстяка в белом костюме. Костюм был залит кровью, как будто нерасторопный официант опрокинул на клиента полное блюдо томатного соуса.
   У деловой дамы неприлично высоко завернулась юбка, были видны кружевные края чулок, и почему-то это показалось Полине особенно жутким. Пожилая женщина лежала отдельно, как будто успела выскочить из-за стола и пыталась бежать. Или хотя бы спрятаться за шкафчиком для посуды. Там ее и настигла пуля. Даже две, потому что она так и лежала, зажимая плечо, а потом уж ее добили выстрелом в голову.
   Все это было дико, непостижимо, непонятно, этому не было места в ее устоявшейся, налаженной, благополучной жизни, поэтому Полина закрыла глаза и взмолилась: ну пусть, пусть все это исчезнет! Пусть все будет как прежде, как полчаса назад!
   Она открыла глаза – но ничего не изменилось.
   Перевернутые столы, и мертвые люди на полу.
   Тут она осознала, что сжимает в правой руке что-то тяжелое и холодное, подняла руку – и с изумлением увидела, что держит в ней пистолет. Тяжелый черный пистолет с удобной ребристой рукояткой. Она даже определила его марку – «беретта». Точно такой пистолет давал ей в свое время Николай, когда они были в тире.
   Но откуда сейчас в ее руке взялся этот пистолет?
   В нескольких шагах от нее послышался новый звук.
   Это был скрип двери, шаги…
   Полина подняла глаза и увидела Илью Борисовича. Хозяин ресторана стоял в проеме двери, ведущей в кухню, и лицо его было вытянуто от ужаса и изумления.
   Их глаза встретились – и Илья Борисович побелел, как полотно. Он посмотрел на Полину, на пистолет в ее руке – и, с трудом выдавив трясущимися губами «не надо!», бросился прочь, в спасительную жару кухни.
   – Стойте! – крикнула Полина ему вслед. – Что вы подумали?
   Но дверь уже захлопнулась, и из кухни понеслись возбужденные голоса.
   Мысли тяжело ворочались в голове Полины, затылок ломило.
   «Он решил, что это я… – думала она отстраненно, – что я убила всех этих людей… а что еще он мог решить, увидев это кошмарное побоище и меня с дымящимся пистолетом в руке? Кто угодно подумал бы то же самое…»
   Она увидела себя со стороны – растрепанную, с перекошенным лицом и безумными глазами, с «береттой» в руке…
   И тут с улицы донесся вой сирены, скрип тормозов, и за окном ресторана появились черные фигуры в бронежилетах. Ну еще бы, хозяин небось сразу же вызвал полицию, как только услышал выстрелы, но не удержался и вышел из кухни посмотреть, что же случилось. И увидел Полину с пистолетом.
   Внезапно оцепенение ее оставило, и время, которое только что ползло, как машина в час пик, понеслось в бешеном темпе голливудского триллера.
   Полина отбросила пистолет, развернулась на пятках, стрелой пролетела знакомый коридор и влетела в туалет, где только что замывала пятно на юбке. Она одним движением подтолкнула мусорный бачок к окну, дернула шпингалет, подтянулась и втиснулась в форточку. Перекувырнувшись в воздухе, приземлилась на тротуар и бросилась бежать по безлюдному переулку.
   И только вылетев на улицу, замедлила шаги, перевела дыхание и с изумлением прислушалась к себе.
   Как ей это удалось? Как она смогла так ловко проделать все эти немыслимые вещи – подтянуться, протиснуться в окно, выпрыгнуть, ничего себе не переломав? Ведь она не суперагент вроде «ангелов Чарли», она обычная журналистка, и даже пишет не о спорте, а о ресторанах – что может быть более мирным?
   Оно-то так, но все же семь лет занятий спортом не прошли даром. Реакция у нее всегда была отменная!
   Но тут на место первой мысли пришла вторая, точнее, она никуда и не уходила.
   Ее неожиданная ловкость – дело десятое, а вот что вообще с ней происходит? Что случилось в ресторане? Все эти трупы… и пистолет в ее руке… неужели действительно это она в помрачении рассудка убила этих людей?
   Да нет, чепуха, бред!
   Полина попыталась рассуждать здраво.
   Она и правда на какое-то время потеряла сознание, но возникает целый ряд вопросов.
   Во-первых, откуда у нее взялся пистолет?
   Во-вторых, когда она вышла из туалета, еще до того, как провалиться в темноту беспамятства, она увидела мертвую официантку.
   В-третьих, кто-то напал на нее в коридоре, возле трупа Алисы, она видела тень на стекле. Очевидно, и тут сработала ее реакция, она инстинктивно сумела втянуть голову в плечи, и удар по голове получился скользящим, ее только оглушило, потому так быстро и пришла в себя.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация