А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Две могилы" (страница 34)

   49

   Одного взгляда на закусочную Кори хватило, чтобы спросить себя, не угодила ли она случайно в провал во времени. Ни один голливудский ретро-фильм не смог бы добиться такого эффекта. Это было подлинное прошлое: сломанные музыкальные автоматы в каждом углу, пузырящийся линолеум на полу пластиковые столики, украшенные персиковыми и бирюзовыми треугольниками, засиженное мухами меню и официантки – крашеные блондинки, передающие утренние заказы поварам на кухню.
   Зато кофе здесь заваривали крепкий.
   Кори зашла в дамскую комнату, достала из кармана и выбросила скомканные латексные перчатки, в которых пробиралась в офис. Что скажет Рикко-старший, когда обнаружит, что у него похитили документы? В крайнем случае можно взять выходной, чтобы не выслушивать его гневные тирады. Она вернулась в зал и допила свой кофе. Тем временем Фут заговорил, с каждой минутой все больше раздражаясь:
   – Меня просто бесит, что эти парни не умеют и не хотят честно зарабатывать деньги. Я лучше всех в фирме продаю машины, а знаете почему? Потому что клиенты чувствуют, что я не жулик. Мне не нужно обсчитывать покупателя на десять центов, чтобы заработать приличные деньги.
   – Я уверена, что они подставили моего отца.
   – Чем больше я об этом думаю, тем отчетливее понимаю, что вы, скорее всего, правы. Джек – отличный парень. Не очень ловкий продавец, зато честный. Трудно представить, что он способен ограбить банк.
   Кори предпочла вернуться к прежней теме:
   – Как же тогда вы зарабатываете, если клиент не желает приплачивать сверх счета больше двухсот долларов?
   Фут отпил пару глотков кофе:
   – Есть множество способов честно заработать на продаже автомобиля. Возьмем, к примеру, машину ценой в семьдесят тысяч. Прежде всего, вы как продавец имеете право на трехпроцентную дилерскую скидку. Она не снижает цену автомобиля, только увеличивает ваш доход – и это уже две тысячи сто долларов. Кроме того, вы получаете процент от продажи – это еще тысяча или две. И какой-то процент вы еще заработаете при честном кредитовании. Так что нет никакой необходимости поднимать ставку.
   Он с хрустом надкусил свой тост и старательно заработал челюстями.
   – Как бы там ни было, – продолжил он, отпив еще кофе, – кредитное мошенничество – это не единственная афера, которой они занимаются. Иногда, если клиент очень стар или неопытен, они оформляют сделку на одну машину, а когда покупатель возвращается, чтобы ее забрать, подделывают документы и подсовывают ему другую. Похожую на первую, но стоящую намного дешевле. Несколько раз я видел, как эти ребята, отремонтировав поврежденный на тест-драйве автомобиль, продавали его как новый. И семейка Рикко поощряет такое жульничество. Не то чтобы в открытую – они все-таки не настолько глупы, – просто, как говорится, смотрят на это сквозь пальцы.
   Фут подозвал официантку и заказал себе вторую порцию яичницы. У него был зверский аппетит.
   – Вы готовы поручиться, что ваш отец не грабил банк? – спросил он, с сомнением посмотрев на Кори.
   – Да, готова, – вспыхнула она. – Черт побери, он просто не мог это сделать!
   – Хорошо-хорошо, я вам верю.
   – Может быть, нам удастся заманить их в ловушку, – предположила Кори, немного помолчав.
   – Я уже думал об этом. – Фут допил кофе, снова подозвал официантку и показал на пустую чашку. – Знаете, возможно, у нас получится не только восстановить честное имя вашего отца, но и поймать на махинациях всю эту гнилую контору.
   – Каким образом?
   Фут задумался:
   – Мы приводим фиктивного покупателя. Со спрятанным микрофоном. Затем устраиваем так, чтобы клиентом занялся сам Рикко. Тогда мы получим доказательства, и полиция сможет начать расследование. Если у нас все получится, они с большим доверием отнесутся к вашим словам о невиновности отца.
   Кори припомнила учебу в колледже Джона Джея.
   – Микрофон? По-моему, без санкции прокурора этого делать нельзя. Полицейские даже не смогут использовать запись.
   – А что у вашего отца с алиби? Где он был в тот момент, когда ограбили банк?
   Кори покраснела:
   – Я не спрашивала его об этом. Мне казалось, что это… неправильно.
   – Наверное, он считает, что у него слабое алиби. Иначе бы не пустился в бега. Но возможно, он ошибается. Если Джек пользовался сотовым телефоном, то будет несложно определить, где он находился. Может быть, кто-то видел его или его автомобиль. А еще он мог расплачиваться кредитной картой в момент ограбления. Или сидел дома за компьютером и заходил в Интернет. В наше время существует миллион способов определить местоположение человека. Не исключено, что Джек имеет железное алиби, но даже не подозревает об этом.
   Кори задумалась. В словах Фута был здравый смысл.
   – Можно как-нибудь связаться с вашим отцом? – спросил он.
   – Нет. Мне придется самой зайти к нему.
   – У меня есть автомобиль. Мы могли бы поехать вместе.
   Кори посмотрела на Фута. Он казался серьезным, надежным человеком. Но даже ему она не собиралась показывать убежище отца.
   – Спасибо, но это как-то неудобно. Я возьму завтра отгул и поеду навестить его. А потом позвоню вам.
   – Отлично. А я тем временем поговорю со своим другом, который, я уверен, не откажется прицепить микрофон и поймать за руку этих ублюдков. Он профессиональный актер, да и просто любит такие истории. Это я беру на себя. Возможно, вы правы и полицейские не смогут использовать запись, но она, безусловно, их заинтересует. Если прокурор услышит этот разговор, он обязательно даст санкцию.
   – Спасибо.
   – Послушайте, мне нравится Джек. Я хотел бы помочь ему. Но я вовсе не рыцарь в сверкающих доспехах. Избавившись от мошенников, я получу много новых клиентов или даже смогу открыть собственное дело. – Он улыбнулся. – Но вы должны выяснить, где находился ваш отец в момент преступления, и рассказать мне. Клянусь вам, что какой-нибудь способ доказать его невиновность обязательно найдется.

   50

   Пенелопа Ваксман с надменным видом сидела на неудобном стуле с прямой спинкой в просторной приемной отделения военной полиции бразильского городка Альсдорф. В открытые окна поддувал приятый ветерок, на покрашенной желтой краской стене висел портрет президента, а рядом – распятие, как это часто бывает в здешних муниципальных учреждениях. Невысокая деревянная перегородка с калиткой отделяла места для посетителей от рабочего помещения, где служащие деловито заполняли бумаги или стучали по клавиатуре компьютера. Иногда какой-нибудь полицейский в синей рубашке и красном берете проходил через комнату и скрывался за дверью.
   Госпожа Ваксман вздохнула и беспокойно заерзала на стуле. Ее муж занимался поставками текстиля, и она уже два года жила в столице Бразилии, в прекрасной квартире с двумя спальнями, но так и не привыкла к неторопливости, с какой здесь ведутся дела. Она прождала полчаса, но все еще не смогла подать заявление. Единственная возможность ускорить процесс – помахать перед носом у чиновника крупной купюрой, но госпожа Ваксман слишком себя уважала, чтобы опускаться до подобных трюков. Она посмотрела на часы: было уже около трех. Чем, спрашивается, они там занимаются столько времени? Кроме нее, в приемной был только один посетитель, но очень шумный.
   Конечно же, ее муж совершил оплошность. Он услышал о городе Блуменау в южном штате Сайта-Катарина – почти полной копии баварского города с таким же названием – и вытащил ее туда из столицы отдохнуть на выходные. Следует признать, что Блуменау действительно замечательный город. Он и в самом деле удивительно похож на немецкий городок, каким-то чудом занесенный во влажные леса и горы Бразилии: пивные и магазины, украшенные яркими вывесками, темное дерево и белая штукатурка домов в готическом стиле, массивные черепичные крыши почти такой же высоты, как и сами фасады, с двумя, а то и тремя рядами чердачных окон. Большинство жителей здесь были светловолосыми, голубоглазыми и розовощекими. И говорили они чаще на немецком языке, чем на португальском. Господин Ваксман, гордившийся своими германскими корнями, был очарован.
   А дальше начались проблемы. Муж не позаботился заранее зарезервировать гостиничный номер, и они оказались в городе в разгар большого фольклорного фестиваля. Все места в отелях были разобраны, так что Ваксманам пришлось поселиться в близлежащем Альсдорфе – уменьшенной и упрощенной копии Блуменау, пытающейся извлечь свой гешефт за счет привлекательного соседа, но, как выяснилось, без особого успеха. Его обитатели были беднее и внешне больше походили на туземцев, чем на европейцев. И уровень преступности здесь тоже оказался намного выше. Тем же утром у Ваксманов прямо из гостиничного номера украли дорожные чеки. Подумать только, украли чеки! И теперь муж отправился в Блуменау, чтобы попытаться получить новые, а она сама сидит в полицейском участке Альсдорфа, дожидаясь своей очереди, чтобы подать заявление о краже.
   Ее мысли прервал – в который уже раз – сидящий в приемной мужчина. Он опять начал перечислять свои горести несчастной женщине-секретарю, работающей за ближайшим столом. Госпожа Ваксман искоса неодобрительно посмотрела на него. Он был одет в яркую и безвкусную гавайку, белые полотняные брюки, бесформенные и помятые, и широкополую соломенную шляпу, которая смотрелась бы более уместно на голове какого-нибудь шулера из тех, что обыгрывают в карты случайных попутчиков на речных теплоходах. Судя по бледному, даже несколько нездоровому цвету лица, он тоже был туристом – короче говоря, типичный отвратительный янки, нарочито громко болтающий по-английски и полагающий, что все вокруг должны заискивать перед ним и с радостью исполнять любое его пожелание. А сейчас он надоедал этой женщине, отвечающей ему на хорошем английском.
   – Ну сколько же можно ждать! – заявил он визгливым, раздраженным голосом. – Неужели нельзя быстрее?
   – Как только кто-то из сотрудников отдела освободится, он тут же примет вас, – ответила секретарь. – Если бы у вас был при себе паспорт, сэр, было бы гораздо проще…
   – Я ведь уже объяснил вам. Мой паспорт украли. Вместе с бумажником, со всеми деньгами, кредитными картами и всем остальным, что было у меня в кармане. – Он впал в состояние какой-то вялой и апатичной, но по-прежнему шумной задумчивости. – Бог мой, это прямо что-то из Кафки. Вероятно, я никогда не выберусь отсюда. Я состарюсь и умру в этом участке, как жертва чудовищной бюрократии.
   – Весьма сожалею, сэр, – сказала женщина с поистине ангельским терпением, – но все сотрудники сейчас заняты. Сегодня очень напряженный день.
   – Еще бы не напряженный! – воскликнул мужчина. – Держу пари, что мелкое воровство – основное занятие жителей Альсдорфа. Не нужно мне было уезжать из Рио.
   Из дальней комнаты вышел офицер военной полиции и зашагал через приемную. Турист вскочил со стула:
   – Эй! Послушайте, эй!
   Полицейский не обратил на него никакого внимания и исчез за входной дверью. Американец вернулся к секретарю:
   – Он что, глухой?
   – Он просто отправился на вызов, сэр, – объяснила она.
   – Разумеется. Вероятно, еще одна карманная кража. Наверняка тот парень, что выудил у меня бумажник, ограбил еще какого-нибудь американца.
   – Нет, это не карманная кража.
   – А что же тогда? Что такого важного могло случиться, чтобы меня в упор не замечали? Мне бы очень хотелось это узнать.
   Женщина за столом не ответила. «И правильно сделала, – решила госпожа Ваксман. – Этому скандалисту не помешало бы одолжить у нее хоть немножко ума».
   Турист уставился на входную дверь, пытаясь определить, в какую сторону направился полицейский.
   – Может, я еще смогу его догнать, – сказал он скорее себе самому, чем кому-либо еще. – Я остановлю его и объясню свои проблемы. Он не может не помочь мне.
   Секретарь покачала головой:
   – Он слишком занят.
   – Чем? Пьет кофе и ест пончики?
   Женщина наконец вышла из себя и ответила жестче:
   – Расследует убийства.
   Госпожа Ваксман едва не подпрыгнула от удивления.
   – Убийства? – повторил скандальный турист. – Что за убийства?
   Но секретарь и так сказала больше, чем собиралась. Она лишь снова молча покачала головой.
   Турист откинулся на спинку стула и закатил глаза:
   – Несомненно, какая-нибудь драка в баре. А я, оставшись в чужой стране без документов, вынужден торчать здесь и ждать неизвестно чего. Боже мой. – Он озадаченно посмотрел на секретаря. – Вы сказали «убийства»? Не одно, а несколько?
   Женщина кивнула.
   – Разгуливающий на свободе серийный убийца или что-то в этом роде?
   Секретарь опять промолчала, лишь крепче сжав губы. Внезапно пропажа дорожных чеков показалась госпоже Ваксман не такой уж и важной проблемой. Убийства? Может быть, лучше забыть об этом заявлении, разыскать мужа и поскорей вернуться в столицу?
   Пока она обдумывала эту мысль, скандального американца, видимо, тоже осенила какая-то идея. Он вскочил, выудил из кармана бесформенных льняных брюк несколько скомканных банкнот и перегнулся через барьер к секретарю.
   – Вот, – произнес он театральным шепотом, который был прекрасно слышен госпоже Ваксман. – Карманник до них не добрался. Передайте двадцать реалов тому сотруднику, который должен заняться моим делом. Возможно, они смажут колесо правосудия.
   Все находящиеся в зале сотрудники дружно обернулись.
   – Я не могу это сделать, сэр, – сказала женщина, нахмурив брови.
   – Этого мало, да? Хорошо, давайте продолжим игру. – Мужчина вынул из кармана еще несколько купюр. – Дайте ему пятьдесят реалов.
   Женщина решительно затрясла головой:
   – Мы не берем взятки.
   – Не берете взятки? Кого вы пытаетесь обмануть? Это ведь Бразилия, верно? Я не вчера родился, леди.
   – Полиция Альсдорфа не берет взятки, сэр, – повторила женщина твердым, официальным тоном, но не без гордости. – Полковник категорически запретил это.
   – Полковник? – скептически переспросил турист. – Что еще за полковник?
   – Полковник Соуза.
   – Я вам не верю, – заявил турист. – Вы просто хотите получить больше! Чтобы хватило не только ему, но и вам. – Он ухмыльнулся. – Правильно, о себе нельзя забывать.
   – Уберите ваши деньги, сэр. – Терпение секретаря в конце концов лопнуло. – Послушайте, я могу провести вас в служебное помещение, но лишь при одном условии: если вы будете сидеть тихо и ждать, пока вас не вызовут.
   Турист подозрительно посмотрел на нее:
   – И тогда меня вызовут быстрее?
   – Возможно.
   Американец пожал плечами:
   – Хорошо. Проводите меня.
   Он поднялся, и женщина провела его через турникет мимо столов с работающими сотрудниками к отрытой двери у дальней стены. В приемной установилась долгожданная тишина. Госпожа Ваксман тоже встала со стула и, даже не пытаясь с кем-нибудь переговорить, вышла на улицу, чтобы поймать такси, разыскать мужа и как можно скорее уехать из Альсдорфа.
   Турист в цветастой гавайке и полотняных брюках занял стул, на который указала секретарь. Как только ее шаги удалились, он проскользнул в дверь и аккуратно закрыл ее за собой. Затем осмотрел кабинет. Здесь стоял лишь один стол, окруженный четырьмя стульями. Вдоль стены тянулись шкафы для хранения документов. Турист оценил их протяженность и слабо улыбнулся.
   Несколько убийств. Начальник полиции, не берущий взятки. Это выглядело многообещающе.
   – Превосходно, – произнес мужчина с приятным южным акцентом, заметно отличающимся от того, как он разговаривал в приемной. – Просто великолепно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация