А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Две могилы" (страница 16)

   15

   «Роллс-Ройс-Силвер-Рейт» 1959 года выпуска с ревом несся по северной части Риверсайд-драйв, отражая в своем полированном корпусе уличные фонари и огни светофоров. Миновав Сто тридцать седьмую улицу, он сбросил скорость и свернул на дорогу, идущую вдоль высокой кованой ограды с открытыми настежь воротами. Проехав мимо чахлых айлантов и кустов сумаха, автомобиль остановился возле роскошного большого особняка. Верхняя часть четырехэтажного здания из мрамора и кирпича терялась в темноте, прогулочную площадку на крыше мансарды ограждала зубчатая стена. В небе сверкнула молния, вслед за ней донеслись раскаты грома. С Гудзона дул холодный ветер. Было всего шесть часов вечера, но в начале декабря к этому времени на Нью-Йорк уже опускается ночь.
   Агент Пендергаст вышел из машины. Несмотря на мороз, его бледное лицо покрывали бисеринки пота, едва заметные в полутьме. Как только он подошел к дубовой двери украшенного колоннами крыльца, кусты на дальней стороне дороги громко зашуршали. Он обернулся на звук и увидел возникшую из темноты Кори Свенсон – в измятой грязной одежде, с пятнами сажи на лице и со спутанными волосами. На ее плече висел изодранный рюкзак. Она посмотрела в одну сторону дороги, затем в другую, крутя головой, как норовистый жеребец, и бросилась к Пендергасту.
   – Агент Пендергаст! – хрипло прошептала она. – Где же вы пропадали? Я всю задницу себе отморозила, дожидаясь вас. У меня большие неприятности.
   Не дожидаясь дальнейших разъяснений, он отпер замок и пригласил ее войти. Захлопнул тяжелую дверь и включил свет в прихожей с мраморным полом и стенами, обитыми темным бархатом. Через большой обеденный зал готического стиля провел Кори в такую же просторную гостиную, отделенную зеркальной стеной от кабинета. Проктор, шофер Пендергаста, вероятно разбуженный шумом в прихожей и едва успевший набросить халат, поджидал босса, прислонясь к стене.
   – Проктор, будьте добры, попросите миссис Траск, чтобы она приготовила ванну для мисс Свенсон, – сказал Пендергаст. – А еще постирала и выгладила ее одежду.
   Кори повернулась к нему:
   – А как же…
   – Я буду ждать вас в библиотеке.

   Полтора часа спустя, чувствуя себя заново родившейся, Кори вошла в библиотеку. В комнате было темно, ни единого огонька. Ей едва удалось разглядеть Пендергаста, сидевшего возле дальней стены в кресле с подголовником. Было в его позе что-то странное – какая-то тревожная неподвижность, если можно так выразиться.
   Она устроилась в кресле напротив. Пендергаст сложил пальцы домиком и прикрыл глаза. Кори внезапно занервничала и торопливо начала рассказывать. О Беттертоне и его подозрениях в отношении Пендергаста, о яхте и о своем безумном решении проникнуть в упомянутый им дом на Ист-Энд.
   Пендергаст сидел с отсутствующим лицом и, казалось, не слушал ее. Но как только речь зашла о доме, сразу оживился.
   – Вы совершили кражу со взломом, – заметил он.
   – Знаю, знаю. – Кори покраснела. – Да, я дура, но ведь это для вас не новость…
   Она попыталась рассмеяться, но не дождалась ни ответной улыбки, ни какого-либо другого отклика. Пендергаст был совсем не похож на себя прежнего. Она глубоко вздохнула и продолжила:
   – Дом выглядел заброшенным, покинутым много лет назад. И я решила забраться внутрь. Вы не поверите, что я там нашла. Это что-то вроде конспиративной квартиры нацистов. Штабеля «Майн кампф» в подвале, старая радиостанция и даже пыточная камера. Судя по беспорядку на верхнем этаже, они собирались переезжать. Я нашла комнату с кучей документации, подготовленной к уничтожению.
   Кори сделала паузу, но опять не дождалась никакой реакции.
   – Я бегло просмотрела бумаги, полагая, что в них может быть что-то важное. Часть из них оказалась бланками со свастикой, датированными еще периодом войны. На некоторых стоял штамп «Streng Geheim» – позже я выяснила, что по-немецки это означает «Строго секретно». А затем я наткнулась на имя Эстерхази.
   Пендергаст мгновенно очнулся:
   – Эстерхази?
   – Это ведь девичья фамилия вашей покойной супруги, правильно? Я узнала об этом из Сети.
   Агент утвердительно наклонил голову. Боже, как же ужасно он все-таки выглядел!
   – Как бы там ни было, – продолжила Кори, – я забрала с собой документы, сколько поместилось в рюкзак. Но тут… – Она осеклась, память об этом ужасе была еще слишком свежа. – Тут меня поймал один из нацистов. И хотел застрелить. Но мне удалось прыснуть ему в лицо «Капсикумом»[39] и убежать. Я страшно перепугалась и с тех пор скрываюсь от них, ночуя в подвалах и скитаясь по Брайант-парку. Я ни разу не заходила ни в свою квартиру ни в колледж. И все это время пыталась разыскать вас! – Она вдруг почувствовала, что готова расплакаться, но сдержала слезы. – У меня не получилось пробраться в «Дакоту». Там такие швейцары – будто только вчера из КГБ.
   Она достала из рюкзака пачку документов и положила на журнальный столик:
   – Вот они.
   Пендергаст даже не взглянул на бумаги. Казалось, его мысли были где-то далеко-далеко. Кори встревожилась и пристально посмотрела на него. Агент стал безобразно худым, почти изможденным, и даже в полумраке она различила темные круги у него под глазами и неестественно бледную кожу. Но больше всего пугала его вялость. Он и раньше иногда казался медлительным, но было понятно, что это неторопливость хищного зверя, готового в любой момент прыгнуть на врага. Теперь у Кори не возникло подобного ощущения. Агент был рассеянным, отстраненным и лишь на мгновение заинтересовался ее рассказом. Его как будто вовсе не волновало, что ради него Кори угодила в опасность.
   – Пендергаст, – позвала она, – с вами все в порядке? У вас такой вид… как у душевнобольного. Извините, но это правда.
   Он отмахнулся от ее расспросов, словно от мухи.
   – Эти так называемые нацисты. Они знают ваше имя?
   – Нет.
   – Не могли вы оставить у них что-нибудь, по чему вас легко будет опознать?
   – Думаю, что нет. Все, что при мне было, находится здесь. – Она слегка подтолкнула ногой рюкзак.
   – И вы не заметили за собой слежки?
   – Не заметила. Я пряталась в подвалах. Это очень страшные люди.
   – А какой адрес у этой конспиративной квартиры?
   – Ист-Энд-авеню, четыреста двадцать восемь.
   Агент надолго замолчал.
   – Они не знают, кто вы. Они не смогут вас отыскать, если только случайно не встретят на улице. Это, конечно, маловероятно, но необходимо свести шансы к нулю. – Он обернулся к Кори. – У вас есть где спрятаться? Может быть, друзья? Где-нибудь за пределами города.
   Его слова потрясли девушку. Она так надеялась, что Пендергаст приютит ее, защитит, поможет справиться с ситуацией.
   – А почему нельзя спрятаться здесь?
   Опять тишина вместо ответа. Затем Пендергаст глубоко, прерывисто вздохнул:
   – Не вдаваясь в детали, проблема в том, что в настоящий момент я не могу позаботиться о вашей безопасности. Я так занят, что фактически сам представляю для вас угрозу. Надеясь на мою защиту, вы сильно рискуете. К тому же, оставаясь в Нью-Йорке, вы увеличиваете вероятность случайной встречи с этими людьми. Так что подумайте, есть ли такое место, куда вы можете уехать. Я гарантирую, что вы благополучно туда доберетесь и не будете иметь финансовых проблем. А дальше вы сможете рассчитывать только на себя.
   Это было настолько неожиданно, что она оцепенела. Куда ей, черт побери, деваться? Ее мать все еще жила в Медсин-Крике, штат Канзас, но Кори дала себе слово, что никогда не вернется в эту навозную кучу.
   – Мой отец живет неподалеку от Аллентауна, – нерешительно произнесла она.
   Пендергаст, успевший снова принять отсутствующий вид, обернулся к ней:
   – Припоминаю, вы что-то о нем говорили. У вас есть его точный адрес?
   Кори уже пожалела, что вспомнила об отце.
   – Да, есть. Но я не видела его с тех пор, как он бросил мою мать пятнадцать лет назад.
   Пендергаст нажал маленькую кнопку на внутренней поверхности стола. Спустя минуту в дверях библиотеки появился Проктор. Даже с костылем он выглядел весьма внушительно.
   – Проктор, – обратился к нему Пендергаст, – будьте добры, позвоните в нашу прокатную контору. Я хочу, чтобы вы доставили мисс Свенсон в Аллентаун, штат Пенсильвания, по тому адресу, который она укажет. Снабдите ее тремя тысячами долларов и новым телефоном.
   – Будет сделано, сэр, – кивнул Проктор.
   Кори растерянно перевела взгляд с Пендергаста на Проктора и обратно.
   – Не могу поверить. Вы предлагаете мне просто поджать хвост и удрать?
   – Я же объяснил, что это необходимо. У отца вы будете в полной безопасности, тем более что вы с ним так давно не встречались. Вы должны оставаться там по крайней мере месяц, а то и два. Расплачивайтесь только наличными – никаких кредитных карт. Раздавите свою сим-карту, выбросьте телефон и по возможности ни с кем не общайтесь. Свяжитесь со мной, то есть с Проктором, когда захотите вернуться.
   – А если я не поеду к своему папаше-неудачнику? – вспылила Кори.
   – Боюсь, вы недооцениваете тех парней, у которых вы украли важные документы. Я не хочу, чтобы они вас нашли.
   – Но… – Ей совсем не нравилось это предложение, и она начала выходить из себя. – А как же колледж?
   – Зачем мертвецу знания? – холодно возразил Пендергаст.
   Кори рывком поднялась с кресла.
   – Тысяча чертей, да что же все-таки с вами происходит? – Она вдруг замолчала и снова внимательно посмотрела на него. – Может быть, вы больны?
   – Да.
   От этих слов холодный пот выступил на лбу Кори. Господи, он действительно болен. Это все объясняло. Она попыталась справиться с раздражением. Последние несколько недель ей столько всего пришлось пережить, и, возможно, Пендергаст был прав, предлагая ей спрятаться.
   – Простите меня. – Она так же порывисто села на место. – Просто мне очень не понравилась идея спасаться бегством. Но кто эти люди и какого черта они здесь забыли?
   – Боюсь, что эта информация еще сильнее повредит вашей безопасности.
   – Позвольте мне остаться и помочь вам. – Кори попыталась улыбнуться. – Однажды у нас неплохо получилось работать вместе.
   Пендергаст немного оживился – впервые с начала разговора.
   – Спасибо, я тронут, – произнес он тихо. – В самом деле тронут. Но мне не нужна помощь. Сейчас мне требуется только полное одиночество.
   Кори ошеломленно замерла в кресле. Она совсем забыла, какой занозой в заднице способен быть Пендергаст.
   – Проктор ждет вас.
   Еще мгновение она просто смотрела на него. Потом встрепенулась, закинула на плечо рюкзак и вышла из библиотеки.
   Пендергаст остался сидеть в темной комнате. Спустя десять минут он услышал, как захлопнулась дверь, поднялся, подошел к одной из книжных полок и снял с нее очень толстый старинный том. Послышался глухой щелчок, и полка отъехала в сторону. За ней оказались латунные створчатые ворота, открыв которые Пендергаст подошел к массивной кленовой двери секретного лифта. Он зашел в кабину, нажал кнопку и спустился в подвал особняка. Затем проследовал по длинному коридору к вырубленной в скале старинной лестнице, ступени которой терялись во мраке. Агент прошел по ней до самого низа и очутился в огромном подземелье. Миновав череду слабо освещенных залов и галерей, пропитанных ароматом древности, он добрался до комнаты, заставленной столами с современным лабораторным оборудованием. Зажег свет и шагнул к устройству, напоминающему гибрид телефакса с кассовым аппаратом. Сел на стул и нажал кнопку на боковой стенке агрегата. Из него выдвинулся широкий лоток с целым набором коротких и толстых пробирок. Пендергаст зажал одну из них между большим и указательным пальцем. Вытащив из нагрудного кармана скальпель, уколол им большой палец другой руки, собрал кровь в пробирку, поставил ее обратно в гнездо аппарата, нажал несколько кнопок и стал ждать результатов анализа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация