А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Брачная ошибка" (страница 4)

   – Ты где была? Мне нужен обновленный отчет по поставкам, чтобы заняться новой кондитерской.
   Ее густые волосы были стянуты тугим узлом на затылке, эта прическа открывала грациозный изгиб шеи и линию щеки. Карина бросила пакет на стол и со стуком поставила портфель. На лбу у нее блестели капельки пота.
   – Извини. Уэйн звонил, сказал, что болен, я ему пообещала, что прикрою.
   – Опять? – Макс взглянул на календарь. – Черт побери, Карина, сегодня же «Янки» открывают сезон. Вот брехун! Набери-ка его номер, я с ним поговорю.
   Ее пухлая нижняя губа дрогнула в улыбке.
   – Да ладно, пусть уж посмотрит матч, не будь таким злюкой. Через час отчеты прибудут. Вот, может быть, это поднимет тебе настроение.
   Она вытащила из пакета толстый кусок пиццы с кружочками помидоров, пахнущей чесноком так, что это навевало тоску по дому. У него заурчало в животе. Когда же он ел последний раз?
   Словно подслушав его мысли, Карина сказала:
   – Ты сегодня опять не завтракал. Сделай перерыв, а я пока отчет составлю.
   – А ты сама-то ела?
   – Нет аппетита, – махнула рукой Карина и направилась к двери.
   – Стой! – Услышав эту команду, она остановилась. Макс взял пластмассовый нож и отрезал кусок от своей пиццы. – Никуда не пойдешь, пока не поешь со мной.
   – Мне не надо.
   – Садись, а то уволю.
   Карина рассмеялась, но послушалась. Отодвинула стул и, обхватив кусок пиццы салфеткой, откусила. Какое-то время они молча жевали и наслаждались едой, пробуждавшей в них общие детские воспоминания. Ему стало веселее, даже усталость немного отпустила. Забавно: большинство женщин, с которыми он встречался, смотрели на еду как на простую необходимость или как на воплощенное зло, заставляющее набирать вес. Сколько раз бывало так: матушка Конте готовила, а за столом оставались только он с Кариной? Он скучал по этой их любимой привычке – есть и молчать вдвоем. Майкл и старшие сестры глотали все в один присест, стараясь поскорее вернуться к своим делам. Но когда дело касалось хорошей еды, Макс любил есть не спеша, смакуя каждый кусок. Карина тоже относилась к еде почтительно и наслаждалась ею точно так же, как наслаждалась жизнью вообще.
   Он украдкой покосился на нее. Чертова юбка поднялась, открывая бедра. А эти ее вечные туфли на шпильках следовало бы вообще запретить в офисе – они годятся только для ночного клуба. Очень уж сексуально выглядят эти ремешки на ногах. И почему она не пользуется обыкновенными духами? Макс привык к тяжелым мускусным и сложным цветочным ароматам. А от Карины шел чистый и свежий запах масла какао с оттенком лимона. Он снова перевел взгляд на свою пиццу.
   – Как справляешься? Я на тебя в последнее время уйму работы навалил, сам знаю.
   – Ничего. – Карина провела языком по губе, слизывая остатки оливкового масла. Он отвел взгляд. – Я теперь по-новому зауважала Майкла с Джульеттой. В детстве думала: что там, подумаешь – пеки себе сладости да продавай.
   – Я и сам так думал, – рассмеялся Макс. – Когда Майкл только-только взял меня на работу, я ничего не смыслил в этом деле, но мы учились вместе и в конце концов выстроили империю. Но мне нравится самому вникать в работу каждого отдела. Должно быть, я диктатор по натуре.
   – Определенно, – закатила глаза Карина. – В детстве ты нас всех до белого каления доводил. Только и знал, что командовать, да еще и дулся, когда мы не слушались.
   – Ничего я не дулся.
   – Ого, еще как! А когда это не действовало, строил свои раскрасивые глазки первой попавшейся особе женского пола, и та не могла устоять. Да ты и сейчас так делаешь.
   Он уставился на нее – удивленно и немного растерянно.
   – Глупости. Тебя послушать, так я какой-то жиголо, добиваюсь всего за счет внешности.
   Карина откусила еще кусок пиццы и пожала плечами:
   – Ну, тут дело не только в твоей фигуре. Еще и в обаянии.
   – Прекрати. Ты меня нарочно достаешь. – Макс чуть не заерзал в кресле. Неужели она и правда считает, будто он достиг положения за счет своей внешности? – Если бы у меня совсем не было мозгов, я бы не помог построить эту империю.
   – Мозги-то у тебя есть, еще бы. В этом-то и секрет твоего неотразимого обаяния – ты знаешь, когда его использовать. Были бы у тебя одни мозги, еще можно было бы устоять.
   И зачем только он ввязался в этот дурацкий разговор? Он хотел было вообще не отвечать, но рот сам открылся против воли.
   – Я отношусь к женщинам с должным уважением. И всегда относился.
   Карина вытерла рот салфеткой и села, скрестив руки. От этого жеста ее старомодная блузка натянулась на полной груди.
   – А помнишь, Анжелине подарили новую видеоигру, а ты уговорил ее одолжить эту игру тебе на целый месяц?
   – Она же просто по-дружески! – сердито фыркнул Макс.
   – Ну да, конечно. Майкл говорил, она в школе ходила за тобой по пятам, как собачонка. А ты наигрался, отдал ей игру и больше с ней почти не разговаривал.
   Макс сунул бумажную тарелку в пакет и смял. При этом напоминании в нем поднялось раздражение. Он ведь ничего подобного и в мыслях не держал. Он всегда был вежлив с Анжелиной, просто встречаться с ней не хотел.
   – А помнишь, как Тереза тебе доклад по естествознанию готовила? Майкл рассказывал, стоило тебе один раз подсесть к ней за обедом – и она все за тебя написала.
   – И что это Майкл про меня сплетни распускает? – проворчал он. – Ничего подобного не было.
   – А сегодня утром? – Карина победно вздернула подбородок.
   – А что сегодня утром?
   – Ты разве не должен был в субботу идти на вечеринку к Уолтеру? – усмехнулась она.
   Макс вытер стол, не глядя на нее, но в животе что-то неприятно екнуло.
   – Да, и что?
   – Ты сказал Бонни, что устал, что у тебя слишком много работы и хорошо бы кто-то пошел вместо тебя. Она тут же вызвалась тебя заменить в качестве представителя «Милой Мэгги».
   – И каким образом это делает из меня негодяя? – проворчал он.
   – А помнишь, – улыбнулась Карина, – она потом спросила, не пойдешь ли ты с ней в оперу? У нее был лишний билетик. А ты похлопал ее по плечу, сказал, что некогда, поблагодарил за то, что согласилась пойти вместо тебя на вечеринку, и отошел, а она осталась стоять столбом. Признай уж правду, Макс. Когда дело касается женщин, от тебя ничего хорошего ждать не приходится.
   Макс онемел от изумления. А Карина с победным видом поднялась с кресла и выбросила остатки своего обеда.
   – Мне было некогда, – объяснил он. – И по плечу я ее не хлопал. С женщинами я себе такого не позволяю.
   Она почему-то страшно обрадовалась, услышав это возражение.
   – Позволяешь, позволяешь. Ты их тешишь надеждой, что тебя можно завоевать. А потом окатываешь холодным душем. Классическая тактика Макса, я уже сколько лет ее наблюдаю.
   Ну все, хватит. Он не из таких, пора ей это усвоить.
   – Карина, не знаю уж, за кого ты меня принимаешь, но так по-свински я с людьми не поступаю. Что бы там твой брат тебе ни наговорил…
   – Да Майкл мог мне вообще ничего не говорить. Я сама уже сколько лет замечаю. Ты и со мной точно так же обращался.
   – Что?! – Возмущенный рык вырвался у Макса прежде, чем он успел совладать со своими эмоциями. Он чувствовал, как дрожит от негодования каждый его мускул. – Я никогда не позволял себе по отношению к тебе ничего неподобающего.
   На ее лице мелькнуло какое-то странное выражение и тут же исчезло.
   – Нет, конечно не позволял. Это у тебя само собой получается, Макс. Ты флиртуешь, очаровываешь, заставляешь женщину чувствовать себя богиней твоей души. Мы попадаемся в ловушку, а потом хлопаем глазами, когда ты начинаешь ухаживать за новой женщиной. – Карина пожала плечами. – Я была молодой. Была когда-то в тебя влюблена. Это осталось в прошлом. Ничего особенного. Я возьму твой отчет и вернусь через час.
   Карина вышла, а у Макса голова пошла кру́гом, как у персонажа из мультфильма, когда его стукнут хорошенько по затылку. Ее небрежное признание выбило у него почву из-под ног. Конечно же, это все неправда. Он не ведет себя так с женщинами. Ведь нет же?
   При воспоминании о той вечеринке его царапнула совесть, и тихий голос шепнул: «Лжец». Он все помнил, хоть и пытался забыть. Когда Карина приехала на каникулы после третьего курса, вся воплощение юной жизненной силы и страсти, у него захватило дух. Он помнил то маленькое черное платье, сменившее прежние мешковатые футболки. При взгляде на нее в этом платье у него во рту сохло. Вспомнил ее смех, и обожающие взгляды, и дерзкую манеру разговора, которая всегда привлекала его и помогала почувствовать себя свободно. Макс убеждал себя, что всего лишь хотел немного присмотреть за ней – она ведь ему как сестра, – вот только тело реагировало совсем не по-родственному. Он ощущал эрекцию в самый неподходящий момент и рисовал в своем воображении непристойные картинки. С ней наедине. Без маленького черного платья.
   От этих мыслей Максу стало нехорошо. Он понял, что во время того ужина обращался с Кариной как с женщиной – с женщиной, пробудившей его интерес. Когда блондинка в саду подошла к нему, он не колебался. Она была из тех, кто знает, чего хочет, и готова на все.
   Поцелуй был чувственным, но каким-то пресным. Максу было все равно, пока он не услышал за спиной тихий изумленный вздох. Глаза Карины преследовали его до сих пор. Их темная глубина, полная боли – боли предательства.
   Он думал, она расплачется и убежит. Ожидал сцены. Вместо этого Карина подошла к нему с высоко поднятой головой – а во взгляде ее читалось: «Прощай!» – и протянула им бокалы с вином, хотя пальцы у нее дрожали. И ушла. Он сам удивился тому, как горько ему стало от ее ухода, но тут же подавил в себе это чувство и снова перевел взгляд на блондинку. И ни разу не оглянулся назад.
   До сегодняшнего дня.
   На душе скребли кошки. Макс задумался: а может, Карина права? Может, он и правда обращался с женщинами как с объектами, которые нужно завоевать, чтобы получить желаемое? Он-то предпочитал думать, что старается доставить им удовольствие. Он любил ухаживать, защищать, баловать. Правда, остерегался заходить слишком далеко, но только потому, что не хотел разбивать им сердце. Он человек чести, совсем не то что его отец. Эмоционально Макс ни к кому не привязывался, зато готов был исполнить любое желание и всегда был честен.
   Во всяком случае, до разрыва. Лучше сразу оборвать отношения, чем тянуть. Конечно, честность иногда бывает суровой, но все-таки Карина неправа, в корне неправа. Забавно, ведь это она сейчас в первый раз призналась в своих чувствах к нему. Легкость, с какой она вычеркнула из жизни эту ошибку юности, царапнула его самолюбие, но ничего, все к лучшему. Значит, прихлопнула его, словно надоедливого комара, и тут же забыла… Неужели его так легко забыть?
   Да какой смысл теперь-то об этом думать? Они навсегда останутся друзьями. Разве этого мало? Все просто отлично!
   Макс отшвырнул от себя беспокойные мысли и на целый час с головой ушел в работу. Его отвлек негромкий стук в дверь.
   – Не помешаю?
   В кабинет заглянула Лора Уэллс. Директор известной компании-поставщика. Несколько недель назад они с Максом нашли общий язык и отлично провели время за беседой. За первым свиданием последовало второе, и Макс уже чувствовал, что Лора просто находка. Красавица с длинными светлыми вьющимися волосами, зелеными глазами, стройным телом, длинными ногами, почти с него ростом, ко всему прочему еще и умна и разбирается в бизнесе.
   Он махнул ей рукой:
   – Не помешаешь, мне как раз пора сделать перерыв. Рад тебя видеть.
   Лора подошла к нему легкой, грациозной походкой. Ее костюм был подобран под цвет глаз и выгодно подчеркивал стройные ноги.
   – Зашла узнать, не хочешь ли спасти меня от смертной скуки на одном мероприятии. Мне придется пойти на вечеринку к Уолтеру. Ты идешь?
   Макс виновато вспомнил, что свалил эту обязанность на Бонни.
   – Не планировал.
   – Ну пожалуйста, Макс, пойдем со мной. – Она кокетливо надула губы. – У меня в последнее время сумасшедший график, нужно же хоть иногда совмещать бизнес с удовольствием. – В ее глазах было написано, каков будет исход вечера.
   Еще одна победа.
   Как раз то, что ему нужно: вечер в компании с красивой женщиной, которая знает правила игры. А в перспективе, возможно, и что-то большее. Во всяком случае, это возможность неплохо провести время.
   – Сочту за честь сопровождать тебя. Заеду за тобой в семь.
   – Отлично.
   Макс встал, чтобы проводить ее до двери, и чуть не столкнулся с Кариной. Ее рубиново-красные губы округлились маленькой буквой «о», и в голове у него сразу замелькали непристойные картинки: что еще она могла бы делать таким ртом. Он отшатнулся и выругался про себя.
   – Ты меня до смерти перепугала.
   – Что-то ты сегодня не в себе. – Она склонила голову набок. – О, здравствуйте! Я Карина Конте.
   Лора улыбнулась и пожала ей руку. Макс был доволен. Наконец-то он покажет Карине, что относится к своим женщинам серьезно и обращается с ними безупречно. Он представил девушек друг другу.
   – Мы с Лорой сегодня вместе идем на вечеринку к Уолтеру.
   – Как мило. – Карина все так же безмятежно улыбалась. – Вы непременно должны как-нибудь зайти на ужин к моему брату. Друзья Макса у нас всегда желанные гости.
   Ему стало не по себе. Лора, кажется, как-то слишком воодушевилась. Он переступил с ноги на ногу и постарался изобразить энтузиазм:
   – Э-э-э, разумеется. Мы как-нибудь зайдем к вам.
   – В пятницу вечером, – оживленно сказала Карина.
   – С удовольствием. – Макс кашлянул. – Большое спасибо.
   Что она делает? Он еще не готов приводить Лору на семейные вечера.
   – Тебе что-нибудь нужно? – нахмурился он.
   Карина протянула ему бумаги:
   – Вот отчеты. «Янки» выиграли. На втором этаже смотрели игру, Уэйн засветился на фото.
   – Придется тебе сделать ему выговор.
   – Я с ним завтра поговорю.
   – В следующий раз, когда он скажется больным, проверь сначала программу бейсбольных матчей. И узнай, не с похмелья ли он хворает.
   – Поняла.
   Эта деловитость удивляла не меньше, чем ее холодная выдержка. Сколько бы дел Макс на нее ни взваливал, Карина никогда не жаловалась. За считаные недели она очаровала весь персонал своим добрым сердцем и чувством юмора.
   – Я слышал, ты и Тому сегодня позволила уйти пораньше. А мне нужны данные по продажам. Какая у него нашлась отговорка?
   – Не хотел пропустить концерт у сына в школе. – Она даже глазом не моргнула. – Я говорила с Эдвардом, он поможет мне с данными, они будут у тебя не позже чем через час.
   – Хорошо. Сегодня тебе опять придется задержаться.
   – Конечно.
   Дверь снова открылась, и вошел Эдвард. Кабинет Макса уже начинал походить на Большой Центральный вокзал.
   – Привет, босс. Слышал, тебе нужны отчеты по продажам.
   – Они были нужны еще несколько часов назад.
   – Мы с Кариной как раз сейчас над этим работаем. – Эдвард улыбнулся Лоре, и Карина представила их друг другу, не дожидаясь, пока это сделает Макс. Они болтали, словно не в офисе, а за чаем в семейном кругу.
   – Я так понимаю, увидимся на вечеринке. Давайте постараемся сесть рядом, – предложил Эдвард.
   – Рядом? – приподнял бровь Макс. – А ты что, тоже идешь?
   – Конечно, – усмехнулся Эдвард. – И не один, а с Кариной.
   Макс увидел, как его ассистентка интимно улыбается его специалисту по продажам. Можно подумать, она тоже собирается на этой вечеринке совместить бизнес с удовольствием. Он представил себе, что Карина спит с Эдвардом, и в нем шевельнулось раздражение. Черт побери, она его вообще слушает или нет? Макс еле сдерживал гнев. Пора с ней еще раз хорошенько поговорить. И на этот раз понастойчивее. Макс проводил Лору с Эдвардом и сделал Карине знак остаться.
   – Эта Лора, кажется, очень милая.
   – Милая, да. – Он пытался пробить взглядом ее вежливую броню, но безуспешно. – Я удивлен, что ты собираешься на вечеринку с деловым партнером.
   – Многие сотрудники идут на эту вечеринку вместе.
   Ее равнодушный тон задел Макса, и он продолжал:
   – Ты ясно дала понять, что я не должен встревать в твои личные дела. Но меня беспокоит твоя репутация в «Милой Мэгги».
   – Чем же?
   Хм! Легкая дрожь в ее руках наконец унялась. Эта ее новая способность владеть своими эмоциями пробуждала в нем инстинкт доминирования.
   – Ты одна из учредителей компании. Нельзя допускать, чтобы в офисе о тебе пошли слухи как о… доступной женщине.
   Щеки у Карины вспыхнули, но она осталась невозмутимой.
   – Доступной? Одно свидание – и я уже стала шлюхой, которая спит со всем офисом, так?
   Макса чуть не передернуло, но он удержался.
   – Сплетни расползаются быстро. Я вижу, Итан из бухгалтерии уже ходит за тобой по пятам, как дрессированный щенок. Ты что, и с ним тоже встречаешься?
   Ее медленная улыбка обескуражила его.
   – Непременно хочешь знать?
   Макс пристально вглядывался в эту женщину, обернувшуюся незнакомкой.
   – Я забочусь о твоей карьере. Я тебе много раз повторял: в Америке мужчины совсем другие. Я хочу, чтобы ты была осторожна. Capisce?
   – Макс, ты проявляешь ко мне больше неуважения, чем любой мужчина, который хотел бы затащить меня в постель. – Карина едва заметно задыхалась, но по-прежнему владела собой. Ни один локон не выбился из ее убийственно аккуратной прически. В миндалевидных глазах угадывался скрытый огонь, с которым ему так не терпелось поиграть. – Когда у мужчины только физиологические потребности, с ним все просто. А ты со своим изощренным мозгом манипулируешь людьми. Подстраиваешь женщинам ловушки, как на охоте. Ты любишь все контролировать, чтобы никто не пострадал, так ведь? Но бедная Лора уже влюбилась в тебя, а ты ее даже на ужин не хочешь пригласить.
   Merda![8] И когда она успела стать такой ехидной?
   – Лора знает правила игры. А ты не знаешь.
   Карина невесело рассмеялась и подошла ближе. Ее пальцы с вишнево-красными ногтями ухватили Макса за галстук предельно пренебрежительным жестом.
   – Я теперь сама устанавливаю правила. И я честнее тебя. – (От ее запаха ему захотелось закружиться волчком, как собаке, которая ловит собственный хвост.) – Сам-то ты на серьезные отношения не решишься даже под страхом смерти, вот и цепляешься ко мне. Хороший способ развлечься, но в этот раз не сработает.
   – Ты ничего не знаешь обо мне и о моих отношениях с женщинами. Я всего лишь стараюсь вразумить молодую девушку, которая еще только учится. Как Майкл меня и просил.
   Последний выстрел попал в цель. Карина вся так и ощетинилась от злости. Она уже балансировала на грани своего знаменитого взрывного темперамента, Макс приготовился к сцене – и почти с радостью ждал ее. Такую Карину он знал и мог с ней справиться.
   Но она удержалась на грани и взглянула на него почти с жалостью. Отступила на несколько шагов назад. Прямой покрой ее черного пиджака только подчеркивал чувственные линии бедер и груди – соблазнительный контраст, при виде которого у Макса твердело в паху и шла кру́гом голова.
   – Если тебе так хочется в это поверить, чтобы спокойно спать по ночам, на здоровье. Тешься какими хочешь иллюзиями, но знай одно. Меня больше не интересуют твои дела, Макс. Меня волнуют не твои отношения с женщинами, а мои с мужчинами. И если я захочу трахнуться с кем угодно в свободное от работы время, не лезь в это. Потому что я-то не хочу спокойно спать по ночам. – Она улыбнулась. – Больше не хочу. – Ее каблуки зацокали по полированному дереву. – Если понадоблюсь, я в бухгалтерии.
   Какое-то время Макс неподвижно смотрел на захлопнувшуюся дверь. Это уже не просто девушка, это настоящая Ева. Выходит, у него проблема посерьезнее, чем ему казалось. Он снова взял себя в руки и подумал: откуда это ощущение пустоты внутри? Не зная, как от него отделаться, Макс жадно выпил воды и переключился на другие заботы.
   Ему ведь не привыкать.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация